Обожение

Обóжение – понятие святоотеческого богословия, обозначающее соединение человека с Богом, богоподобие, озарение Божественным светом, приобретение христианином по благодати свойств, которые присущи Богу по естеству.

1. Обожение – смысл и цель жизни человека
2. Священное Писание об обожении
3. Почему возможно обожение человека?
4. Обожение человека возможно только в Церкви
5. Обожение – это приобщение Божией благодати. Нетварные энергии
6. Дар подвизающемуся
7. Реальное приобщение к Богу всего человеческого естества
8. Степени обожения
9. Опасность прельщения. «Благодать приходит неощутительно»

1. Обожение – смысл и цель жизни человека

По учению святых отцов (св. Афанасия Великого, св. Григория Богослова, св. Григория Нисского, преп. Максима Исповедника, преп. Серафима Саровского и др.), смысл жизни человека заключается в обожении — в стяжании богоподобия, в единении с Божеством. Спасение для них также есть обожение.

Преподобный Антоний Великий:

"Цель жизни - восхождение человека к богоподобию".

Преп. Максим Исповедник:


«Для того создал нас Бог, чтобы мы стали причастниками Божеского естества (2 Пет. 1, 4) и причастниками Его присносущности и являлись подобными Ему (ср. 1 Ин. 3, 2) по благодатному обожению, ради которого все устроено и пребывает».

Св. Дионисий Ареопагит говорит о сущности спасения:

«Наше спасение возможно только через обожение. А обожение есть, насколько возможно, уподобление Богу и соединение с Ним».

Св. прав. Иоанн Кронштадтский:

«Христианину, волею или неволею согрешающему, напоминай чаще о его достоинстве, что он обожен и что наше естество посажено на престоле с Богом Отцом, Сыном и Духом Святым. Еврею, магометанину, язычнику при случае скажи, чего они лишаются чрез свое коснение в неверии, скажи им, как возвышено наше естество Сыном Божиим, как облагорожено, облагодатствовано; христиан увещевай оставить грехи ради такого благородства их природы, неверующих привлекай к вере Христовой».

«Святые Божии велики по своему душевному расположению, по своей вере, по своему твердому упованию на Бога и горячей любви к Богу, для Которого презрели все земное. О, как мы пред ними ничтожны, как на них не похожи! Велики они по своим подвигам воздержания, бдения, поста, непрестанной молитвы, упражнения в слове Божием, в богомыслии. О, как мы на них не похожи! Как же мы должны по крайней мере почитать их! Как просить их молитв за себя с благоговением! Но ни в каком случае не относиться к ним легкомысленно, неблагоговейно, памятуя их обожение, единение с Божеством».

Архим. Георгий (Капсанис) пишет:

«Дерзкой может показаться даже сама мысль, что цель нашей жизни заключается в том, чтобы стать богами по благодати. И однако ни Священное Писание, ни отцы Церкви не скрывают от нас этой цели.

Но многие – вне Церкви и даже внутри её – остаются равнодушными. Они полагают свою цель, в лучшем случае, в нравственном исправлении, чтобы стать лучшими людьми. Но не эту цель указывают нам Евангелие, церковное Предание и святые отцы. Мало только усовершать себя, становиться совестливее, справедливее, целомудреннее, мудрее. Всё это, безусловно, необходимо, но не в этом глубочайший смысл нашей жизни, та конечная цель, для которой наш Творец создал нас. А в чём же? В единении с Богом, в обожении, как истинном единении; не нравственно-внешнем и не сентиментально-надуманном».

2. Священное Писание об обожении

В Священном Писании само слово «обожение» отсутствует. Но смысл, который святые отцы вкладывают в этот термин, выражен однозначно. 

«Я сказал: вы - боги, и сыны Всевышнего - все вы» (Пс. 81, 6)

«Дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества»  (2 Петр. 1, 4).

Блаж. Феофилакт Болгарский:

«…силой Христовой получив бесчисленные блага, мы можем и сделаться причастниками Божественного естества и достигнуть жизни и благочестия; посему должны жить так, чтобы к вере присовокупить добродетель и чрез добродетель преуспевать в благочестии, доколе достигнем совершеннейшего блага, которое есть любовь. Причастниками же Божественного естества мы сделались чрез явление Господа и Бога, который начаток нашего естества соединил в Самом Себе и чрез восприятие освятил; если же начаток свят, то и целое свято».

«Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, [так] и они да будут в Нас едино» (Ин. 17, 21)

"Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его" (Мф. 6, 33).

"Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть" (Лук. 17, 21).

«Мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1 Ин. 3, 2)

«Будьте святы, потому что Я свят» (1 Пет. 1, 16).

О дарах Святого Духа, которые получает человек по мере стяжания подобия Божия, обожения, Апостол говорит: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5, 22-24).

3. Почему возможно обожение человека?

Святые отцы утверждают, что обожение возможно для человека потому, что он изначально создан по образу и подобию Божию. Обожение – это то состояние, ради которого Бог и сотворил человека.

Преп. Максим Исповедник видел в обожении предназначение и призвание человека:

«Сделаемся богами через Господа, потому что именно для этого человек получил существование — бог и господин по природе».

Святитель Василий Великий, по свидетельству святителя Григория Богослова, сказал префекту Кесарии Каппадокийской, который требовал от него подчиниться императору и принять арианское учение о Троице:

«Не могу поклоняться твари, будучи сам Божия тварь и имея повеление быть богом».

Но после грехопадения первых людей образ Божий был искажён, подобие утрачено, духовная и телесная смерть стала уделом падшего человечества – и обожение сделалось невозможным. Однако жажда единения с Богом, заложенная в природе, всегда ощущалась человеческой душой.

«Душа человека, созданного по образу и подобию Бога, - пишет архимандрит Георгий (Капсанис), - стремится к Нему, тоскует по единению с Ним. И нет ей покоя, пока не найдет человек Бога и не соединится с Ним, сколь бы высока ни была его жизнь и многочисленны добрые дела его – потому что Сам Бог Святой вложил в него эту святую жажду, этот божественный эрос, это священное вожделение обожения, единения с Богом. Внутрь человека насаждена сила вожделения, данная Создателем для того, чтобы любить истинно, сильно, самозабвенно – как Сам Святой Творец, влюблённый в творение, в мир Свой. Человеку дана сила влюбиться в Бога, возжелать Его всей крепостью святого вожделения. Не имей он в себе образа Божия, его поиск Первообраза был бы бесплоден. Каждый из нас облечён образом Божиим, имеет Первообразом Бога. Образ стремится к Первообразу, и только когда находит Его, упокоивается в Нём».

Только благодаря воплощению Господа Иисуса Христа единение человека с Богом, обожение снова стало возможно для христиан.

Протопресвитер Михаил Помазанский (Православное Догматическое Богословие):

"Человеческая природа Господа Иисуса Христа через соединение с Божеством приобщилась свойств божественных и обогатилась ими, иначе говоря, обожена. Обожилась не только человеческая природа Самого Господа. Через Него и в Нем обожено и наше человечество, ибо Он истинно воспринял нашу плоть и кровь (Евр. 2, 14), теснейшим образом соединил Себя с человеческим родом, а следовательно соединил его с Божеством. Так как Господь Иисус Христос воспринял плоть от Приснодевы Марии, то церковные книги очень часто именуют Ее источником нашего обожения: "Ею же мы обожихомся". Обоживаемся мы также чрез достойное принятие Тела и Крови Христовых. Однако, нужно знать границы в содержании этого термина, так как в философско-религиозной литературе нового времени, начиная с Владимира Соловьева, есть тенденция к неправильному расширению смысла Халкидонского догмата. Термин "обожение" не однозначен с термином "богочеловечество", и "обоженный" во Христе не поставлен на путь к личному богочеловеку. Если Церковь Христова называется Богочеловеческим организмом, то потому, что ее Глава есть Христос Бог, и ее тело — человечество, возрожденное во Христе. Само же по себе человечество в совокупности, а равно и человек индивидуально, остаются в той природе, в какой и для какой они сотворены. Ибо и в лице Христа тело и душа человеческая не перешли в Божескую природу, а только соединились с ней, соединились "неслиянно и неизменно". "Ибо и не было, и нет, и никогда не будет другого Христа, состоящего как из Божества, так и из человечества, пребывающего в Божестве и в человечестве", говорит преп. Иоанн Дамаскин)".

Архимандрит Георгий (Капсанис):

«Отцы Церкви говорят, что Бог стал человеком для того, чтобы человек стал богом. Человек не достиг бы обожения, если бы Бог не воплотился.

…лишь с Воплощением Бога, Слова Божия, стало возможным и достижимым безусловное единение с Богом, обожение.

…Известно, что Адам и Ева были обмануты диаволом и захотели стать богами – только не с Божия содействия, не через послушание с любовью, а опираясь на свои силы и волю, эгоистично и автономно. Иными словами, в основе падения лежала самость. Соглашаясь с самодостаточностью, прародители отделили себя от Бога и, вместо обожения, обрели противное ему: духовную смерть. …

Последствия падения явны. Отделение от Бога низвело человека к плотской, животной, демонической жизни. Великолепное творение Божие впало в тяжкую болезнь, болезнь к смерти. Образ Божий исказился. В падении человек потерял свойства, необходимые, чтобы идти к обожению. В этом состоянии тяжелейшей болезни, болезни к смерти, человек уже не может вернуться к Богу. Его естество нуждается в новом корне. Нужен новый человек, «здоровый» – способный вернуть человеческой воле обращённость к Богу.

Новым корнем человеческого естества, Новым Человеком стал Богочеловек Иисус Христос…

Великий богослов нашей Церкви святой Иоанн Дамаскин богословствует, что Воплощением Слова второе единение Бога с человеком вошло в мир. Первое, бывшее в Раю, было потеряно отпадением человека от Бога. Все покрывающая любовь Божия устраивает теперь другое, второе единение между Богом и человеком, единение, которое уже не может быть расторгнуто – поскольку оно осуществилось в Личности Христа.

Богочеловек Иисус Христос, Сын и Слово Бога Отца, имеет две совершенные природы: божественную и человеческую. Обе эти совершенные природы соединены «неслитно, неизменно, нераздельно и неразлучно» в одном Лице Бога-Слова Христа – согласно известному определению Четвёртого (Халкидонского) Вселенского Собора. В этой краткой и точной богодухновенной формулировке Церковь получила богословское оружие против всех христологических ересей на все времена. Итак, мы исповедуем единого Христа в двух природах: божественной и человеческой.

Теперь человеческая природа через ипостасное единение двух естеств во Христе навсегда соединена с божеством, ибо Христос – вечно Богочеловек. Как Богочеловек, Христос вознесся на небеса. Как Богочеловек воссел Он одесную Отца. И как Богочеловек Он придет судить мир во Втором Своём пришествии. Отселе человеческая природа принята в самую жизнь Пресвятой Троицы. Ничто не может отлучить её от Бога. Вот почему теперь, после Воплощения Господня – сколько бы мы ни согрешали как люди, сколько бы мы ни отдалялись от Бога – если мы хотим вернуться к Нему покаянием, это возможно. Мы можем вернуться в единение с Ним, стать богами по Благодати.

…Мы следуем за Христом не в том смысле, как последователи какого – либо философа или религиозного учителя. Мы составляем Его Тело, Его Церковь. Церковь Христова есть Его Тело в смысле самом прямом, а вовсе не переносном, как ошибочно мудрствуют некоторые богословы, не потрудившись глубоко вникнуть в дух Святой Церкви. Христос приемлет нас, христиан, в Своё собственное Тело, несмотря на наше недостоинство и греховность. Он делает нас действительно частями Самого Себя, и мы в самом прямом смысле становимся членами Его живого Тела. Как и апостол Павел говорит: «Мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Ефес. 5, 30)».

Св. Афанасий Великий:


«Божие Слово вочеловечилось, чтобы мы обожились».

«Ибо сделался Он человеком, чтобы в Себе нас обожить».

«Мы, восприятые Словом, обожаемся ради плоти Его. Ибо, не с одним каким-либо человеком соединилось Слово в рождении от Девы, но с человеческим естеством. Все совершающееся в человечестве Христовом непосредственно (но не принудительно) распространяется на всех людей, как «сродников» и «сотелесников» Его, в силу не только подобия, но и действительного сопричастия всех людей в человечестве Слова. Посему, чрез восприятие плоти Словом человеческое естество становится «духоприемным» и действительно принимает Духа, становится «храмом Божиим».

Святые каппадокийцы (святители Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский) в своем учении о спасении прямо следуют за святым Афанасием. Спасение для них - это обожение.

Св. Григорий Богослов учит:

«Отдалим Образу сотворенное по образу, познаем свое достоинство, почтим Первообраз, уразумеем силу таинства и то, за кого Христос умер. Станем, как Христос, ибо и Он стал, как мы: станем богами благодаря Ему, ибо и Он — человек ради нас. Он воспринял худшее, чтобы дать нам лучшее; обнищал, чтобы мы обогатились Его нищетой; принял образ раба, чтобы мы получили свободу; снисшел, чтобы мы вознеслись; был искушен, чтобы мы победили; был обесславлен, чтобы мы прославились; умер, чтобы мы были спасены...

Будучи Богом, Ты стал человеком, смешавшись со смертными; Богом был Ты от начала, человеком же стал впоследствии, чтобы сделать меня богом после того, как Ты стал человеком.

(Слово) было Богом, но стало человеком, как мы, чтобы, смешавшись с земными, соединить с нами Бога.

Как человек, (Слово) ходатайствует о моем спасении... пока не сделает меня богом силою Своего вочеловечения».

Св. Григорий Нисский:


Бог «смешался с нашей природой, чтобы, благодаря этому смешению с божественным, наша природа обожилась».

Св. Ириней Лионский:

"Сын Божий становится сыном человеческим, чтобы сын человеческий стал сыном Божиим".

Преп. Марк Подвижник говорит:

«Бог... стал тем, что мы есть, чтобы нам сделаться тем, что Он есть».

Святитель Григорий Палама:

"Слово Божие... очистило наше естество чудесным и неприступным огнем Своего Божества... И не только то смешение, которое Он за нас принял, но и каждого из удостоенных Его общения Он богосоделал причастием огня, который Господь пришел низвести на землю".

"В воскресении и вознесении нашего Спасителя мы все участвуем и будем участвовать, так как Он есть воскресение и вознесение человеческого естества, и не просто человеческого естества, но и каждого верующего во Христа и показывающего свою веру".

"В обожении, начинающем таким образом осуществляться уже здесь, на земле, но имеющем быть завершенным только в Царствии Небесном, исполняется замысел Божий о человеке. Создавший сердца всех и Явившийся нам во плоти, желает теперь возсоздать в нас погибшие сердца такими, какие Он первоначально при создании всадил в наши души".

Преп. Симеон Новый Богослов:


«Христос... для того сошел на землю и стал человеком, восприняв на Себя и нашу земную плоть, чтобы нас сделать сущностно причастными Его Божеству».

Преп. Максим Исповедник:

«Твердое и верное основание надежды на обожение для естества человеческого есть вочеловечение Бога».

Св. прав. Иоанн Кронштадтский:

«Во Христе все мы получили бесконечно великие блага, все обожены, все соделались наследниками неизреченных и вечных благ Царствия Небесного…

…представь высокое достоинство христианина, обоженного во Христе Иисусе, что члены наши - члены Христовы…

…Поститься и потому христианину необходимо, что с вочеловечением Сына Божия природа человеческая одуховлена, обожена, и мы поспешаем к горнему царствию, которое несть брашно и питие, но правда, мир и радость о Дусе Святе (Рим. 14, 17); брашна чреву, и чрево брашном: Бог же и сие и сия упразднит (1 Кор. 6, 13). Есть и пить, т.е. иметь пристрастие к чувственным удовольствиям, свойственно только язычеству, которое, не зная духовных, небесных наслаждений, поставляет всю жизнь в удовольствие чрева, в многоядении и многопитии. Оттого Господь часто обличает в Евангелии эту пагубную страсть.

…С благоговением произноси и имя Пречистой Матери Господа Иисуса Христа, Приснодевы Марии, породившей нам Его во спасение наше; чрез Нее мы сподобились от благости Господней бесчисленных благ: прощения грехов, освящения, просвещения, обновления, избавления от вечной смерти, возведения на небеса, усыновления Богу, обожения и вечной жизни».

Неллас Панайотис:

"Цель, поставленная перед первым человеком, остается неизменной. Созданный по образу Божию, человек призван стать во Христе образом Божиим. "Преобразуем в образ то, что по образу" - пишет св. Григорий Богослов. Христос открыл путь к этой цели. Значение и плоды Воплощения Слова не исчерпываются Искуплением, избавлением от последствий адамова падения. Господь не только искупил человека от работы греху, диаволу и смерти, но и осуществил то, чего не выполнил Адам. Соединив его с Богом, Он дал ему в Боге его подлинное бытие, соделав новой тварью. Христос совершает спасение не только "негативно", освобождая человека от последствий первородного греха, но и "позитивно", дополняя его первозданное иконичное бытие. Он больше чем Врач для человека - и Спасение больше Искупления, совпадая с обожением".

4. Обожение человека возможно только в Церкви

Обожение христианина совершается только в Церкви, где всё ведёт к обожению: Божественная литургия, таинства, молитва, проповедь Евангелия, посты.

Участие в таинствах Церкви усвояет нас Христу, делая нас той же плоти и той же крови, что Он, и имеет своей целью обожение и подготовку к будущей, вечной жизни с Богом. Поэтому святые отцы единогласно утверждают, что вне Православной Церкви спасения нет.

Св. Григорий Богослов учит, что в лоне Церкви каждый верующий христианин призван «со Христом похоронить себя, со Христом воскреснуть, Христу сонаследовать, стать сыном Божиим и называться богом».

Св. прав. Иоанн Кронштадтский
пишет:

«Господь Бог поделился, так сказать, Своею бесконечною жизнью с нами: мы все обожены Его Пречистою Плотью и Кровью, соединенными с Божеством. Аз рех: бози есте и сынове Вышняго вси (Пс. 81, 6). (Отче наш, Иже еси на небесех)».

«Богослужением своим Православная Церковь воспитывает нас в граждан небесных чрез научение нас всякой добродетели, представляемой жизнью Богоматери и всех святых, чрез очищение, освящение и обожение нас в таинствах, чрез дарование сил к животу и благочестию (2 Пет. 1, 3). Потому надо неотложно посещать разумно, благоговейно и охотно Богослужение, наипаче в праздничные дни, участвовать в таинствах покаяния и причащения. А удаляющиеся от Церкви и Богослужения делаются жертвою своих страстей и погибают.

…Господи! исповедую пред Тобою, что не на даче, не в лесу жизнь и здравие и крепость духовных и телесных сил, а у Тебя во храме, наипаче в литургии и в животворящих Твоих Тайнах! О, величайшее блаженство Св. Тайны! О, живот дающие Св. Тайны! О, любовь неизглаголанная Божественные Тайны! О, помышление чудное и непрестанное Господа Бога о спасении и обожении нашем Божественные Тайны! О, предображение вечной жизни Божественные Тайны!»

Святитель Симеон архиепископ Солунский пишет о литургии:

"Здесь великая тайна: Бог посреди людей и Бог посреди богов, получивших обожение благодатью от Истинного Бога, воплотившегося ради них. Здесь – будущее Царство и откровение Вечной Жизни».

Архим. Георгий (Капсанис)
пишет, что Церковь – это место обожения, где «божественная жизнь Спасителя становится нашей жизнью»:

«Конечно, в зависимости от личного духовного состояния каждого, христиане бывают по временам либо живыми, либо мёртвыми членами Тела Христова. Но и в качестве омертвевших они не прекращают быть Его членами. Крестившийся становится частью Христова Тела. Но если он не исповедуется, не причащается и не живёт духовно, он пока мёртв.

Тем не менее, если он покается, он тут же наполняется божественной жизнью и становится живым членом Тела Христова. Его не нужно перекрещивать. Некрещёный же не является со-телесным Христу, как бы достойно он ни жил. Ему необходимо крещение, чтобы стать Христовым, быть воспринятым в Его Тело.

А что до тех, кто в Теле Его, то нам предлагается Его жизнь – Его божественная жизнь становится нашей. Мы приемлем жизнь, спасение и обожение: дело немыслимое, если б Сам Бог не сделал нас членами Своего святого Тела.

Святоотеческая традиция утверждает, что наше спасение невозможно без Святых Таинств Церкви, которые усвояют нас Христу, делая нас той же плоти и той же крови, что Он.

…Так, крещённые, миропомазанные и покаявшиеся, мы причащаемся Тела и Крови Господних и становимся богами по благодати. Мы соединяемся Богу так, что мы уже не чужие, а Свои Ему.

…В Церкви всё ведёт к обожению: Божественная литургия, таинства, молитва, проповедь Евангелия, посты – всё. Это единственное место обожения.

Церковь не есть общественное, культурное или историческое учреждение, подобно прочим человеческим организациям. Она не сравнима ни с каким мирским институтом. В мире много замечательных институтов, обществ и организаций – и однако Православная Церковь всегда останется единственным местом единения с Богом, уникальным местом обожения. Нигде больше не станет человек богом».

5. Обожение – это приобщение Божией благодати. Нетварные энергии

Святые отцы учат, что обожение – это приобщение Божией благодати, а не изменение естества человека, и богом человек может стать не по естеству, а по благодати, «по усыновлению».

Душа человека – это сотворённый Богом дух, подобный по природе ангелам, ограниченный пространством и временем и отнюдь не являющийся частью Божества. Человек может достигнуть обожения во Христе Иисусе и стать богом по благодати. Обожение возможно для него по причастию Божественного озарения, благодати, а не путём претворения в Божию Сущность. Душа - создание, и нет никакого подобия между её естеством и естеством, сущностью Бога.

Преп. Иоанн Дамаскин:

«Господь Своим рождением или воплощением, крещением, страданием и воскресением освободил естество (наше) от прародительского греха, от смерти и тления; соделался начатком воскресения и показал в Самом Себе путь, образ и пример, чтобы и мы, последуя стопам Его, сделались по усыновлению тем же, чем Он есть по естеству, то есть сынами и наследниками Божиими, а Его сонаследниками».

Преподобный Симеон Новый Богослов:

«Так как Ты соделался человеком, будучи Богом по естеству, неизменно и неслиянно, пребыв тем и другим, то и меня, человека по природе, сделал богом по усыновлению и по благодати Твоей чрез Духа Твоего чудным образом, как Бог, соединив разделенное».

По учению святых отцов обожение возможно для человека благодаря нетварным Божиим энергиям. Сущность Божия неприступна и невыносима для человека: «Лица Моего не можно тебе увидеть: потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33, 20). Энергии Божии божественны, хотя они и не сущность Его. Если бы эти энергии не были божественны, нетварны, то они не были бы способны дать нам обожение, соединить с Богом.

В письме Священного Кинота Святой Горы Афон от 25 мая 2016 года говорится о том, что вопросе возможности обожения «центральное место занимает различие между сущностью и нетварными энергиями Бога»:

«Необходимым условием для этого служат личное совершенство, общение с Богом и Его откровение, которые возможны только в лоне Церкви. Аскетический подвиг в своей совокупности осуществляется только по благодати Божией, а не в независимости от нее (т.е. путем применения различных техник, встречающихся в различных древних и современных мистических течениях или независимым развитием человеческого мышления и знания).

Бог не остается недоступным для человека, но, благодаря Своим нетварным энергиям, вступает в непосредственную с ним связь и личное общение. Таким образом, человек становится причастником божественной жизни и богом по благодати. Энергия Божия не есть какая-то неопределенная сила или сверхсила: это Живой, Личный Бог в Троице, Который для человека становится доступным и причастным, Он входит в его историю и жизнь, чтобы сей стал «причастником божеского естества», нося в себе «образ  Божий», и через аскезу, добродетельную жизнь и бесстрастие следуя по пути достижения «подобия».

Этим боготворящим путем, описанным выше, в сердце человека входит мир Христов, «мир свыше»».

Св. Василий Великий, проводя различие между сущностью Бога и Его энергиями, учит, что сущность Бога совершенно недоступна для человека, и Бог познается нами только в Своих энергиях или действиях:

«Энергии многочисленны, а Божья сущность проста, и, говоря о Боге, на самом деле мы познаем Его энергии. Мы не дерзаем приблизиться к Его сущности. Его энергии нисходят к нам, но сущность остается недостижимой».

Преп. Иоанн Дамаскин
пишет:

«Бог сотворил человека … что составляет предел тайне — в силу свойственного ему тяготения к Богу, превращающимся в бога по причастию к божественному озарению [свету], но не переходящим в божественную сущность».

Св. Марк Эфесский
учит, что дар обожения – дар нетварной божественной благодати:

«Не может быть тварным этот дар. Если бы обожение было посевом естественного семени, то нам не нужно было бы ни возрождение (во св. Крещении), ни иных таинств, в которых действует Божественная благодать».

Святитель Григорий Палама пишет, что Бог обоживает человека, соединяя его с Собой присущей Ему энергией, благодатью, а не тварными средствами и не Своей сущностью. Он учит, что свет Божественной благодати нетварен, это божественная энергия:

"Бога называют светом не по Его существу, но по Его энергии".

Он утверждает, что сподобившиеся обожения действительно видят Нетварный свет, и сами зримы бывают в Божественном свете, и это есть истиннейшее и высочайшее переживание обожения. Это слава Божия, сияние Божества, Свет Фаворский, свет Христова Воскресения и Пятидесятницы и Облако, осенявшее ветхозаветную Скинию.

Предсмертными словами святителя Григория Паламы были: "в горняя... в горняя... к Свету".

Преподобный Макарий Египетский
говорит о действии благодати в сердце христианина:

"...огонь благодати, возженный Святым Духом в сердцах христиан, заставляет их сиять, как светильники, пред Сыном Божиим. Этот божественный огонь, соразмерный воле человеческой, то оживляется и сияет ярким светом, то уменьшается и не дает больше света в сердцах, омраченных страстями. Огонь сей прогоняет бесов, истребляет грех, он есть сила воскресения, действенность безсмертия, просвещение святых душ, утверждение умных сил".

Преп. Симеон Новый Богослов рассказывает:

"Я часто видел свет и иной раз он являлся внутрь меня, когда душа моя имела мир и тишину, а иной раз являлся он мне вдали или даже совсем скрывался и, когда скрывался, причинял мне чрезмерную скорбь. Но когда я начинал проливать слезы и показывать смирение, тогда он являлся опять, как солнце, когда оно разгоняет густоту облака и мало-помалу выказывается радостотворное...»

"Не обманывайте себя, – говорит св. Симеон Новый Богослов, – Бог есть огонь, и когда Он пришел в мир и стал Человеком, огонь этот излился на землю, как Сам Он говорит об этом; этот огонь ищет вещества – то есть нашего благого произволения, чтобы, соединившись с ним, воспламениться; и в тех, в ком этот огонь зажжется, он разгорается в великое пламя, достигающее Небес... это пламя сначала очищает нас от страстей, а затем оно становится в нас пищей, и питьем, и светом, и радостью и делает нас самих светлыми, поскольку мы соединяемся с Его светом".

Архимандрит Георгий (Капсанис):

«Бог исполнен божественной любви, божественного эроса к Своим созданиям. По этой Своей бесконечной экстатической любви, Он исходит из Своей Сущности ради общения со Своим творением. Это находит выражение и исполнение в Его энергии, или точнее, энергиях.

Своими нетварными энергиями Бог сотворил мир и продолжает творить его. Его творческие энергии дают сущность и ипостась этому миру. Сохраняющими энергиями Он всегда присущ всему и промышляет о всей вселенной. Просвещающие энергии Божии научают человека, и освящающие – освящают его. Наконец, Божии обожающие энергии совершают его обожение. Своими нетварными энергиями Святой Бог входит в одушевлённую и неодушевлённую природу, человеческую историю и в жизнь каждого человека.

Энергии Божии божественны. Они суть Сам Бог, хотя и не сущность Его. Они тоже Бог – и только поэтому они могут обожить человека. Если бы эти энергии не были божественны, нетварны, то они не были бы Самим Богом. И они не были бы способны дать нам обожение, соединить с Ним. Между нами и Богом лежала бы непроходимая пропасть. Благодаря божественным несотворённым энергиям, которыми Бог соединяется с нами, мы можем общаться с Ним и соединяться с Его благодатью – не отождествляясь с Ним, как было бы, если бы нам предлежало входить в общение с Его сущностью.

Поэтому, мы соединяемся с нетварными божественными энергиями Божиими, а не с Сущностью Его. И это Таинство нашей Православной веры и жизни».

6. Дар подвизающемуся

Обожение – это всегда дар Бога. Оно недостижимо одними только человеческими усилиями.

Преп. Максим Исповедник
пишет об этом:

«Мы испытываем обожение, как выше естественное, а не совершаем его».

Архим. Георгий (Капсанис):

«…нам надо помнить, что это дар Божий, а не то, чего можно добиться одним своим усилием. Естественно, необходимо наше желание, наше борение и готовность, чтобы принять и с ревностью сохранить это удивительное дарование, ибо Бог ничего не хочет делать без нашего согласия. И всё же, дар остаётся даром. Вот почему святые отцы говорят, что мы «испытываем» обожение, в то время как Бог «соделывает» его в нас».

При этом, чтобы человеку получить этот великий дар, ему необходимо ревностно подвизаться в борьбе с грехом и в стяжании добродетелей, в покаянии, молитве, смирении, трезвении, воздержании, любви.

Преп. Симеон Новый Богослов
пишет:

"Если не сделаем душ своих очищенными покаянием и преисполненными света, то никакой не принесут нам пользы все другие дела".

Св. прав. Иоанн Кронштадтский:

Надежда христианская есть надежда наша на соединение с Богом в будущем веке. В настоящем нашем христианском положении все ответствует и направлено к этому соединению: и вещественные блага, и духовные: благодать Божия в Церкви, Богослужение, таинства, совесть, внутреннее Божие испытание и очищение, молитвы, плоды молитв, скорби, очищающие сердце, болезни (возьмет крест свой [Мф. 16, 24; Мрк. 8, 34]). К небесному соединению подготовляет нынешнее соединение в усердной молитве, в таинстве причащения: в этом уверяет залог Духа Святого в сердцах христиан. По этой же причине всякое другое соединение сердца, кроме Бога и не для Бога, строго нам запрещается. По этой же причине должны мы оберегаться от плотских похотей, от всякого греха.

Преп. Макарий Великий
говорит:

"Если человек не обращается к Богу по собственной своей воле и желанию, если он с полной верой не прибегает к Нему в молитве и покаянии, он не может исцелиться".

Святитель Григорий Палама называет молитву «обоживающей» добродетелью и пишет:

"Сила молитвы совершает таинство нашего единения с Богом, ибо молитва есть связь разумной твари с её Создателем".

Св. прав. Иоанн Кронштадтский:

Молитва - доказательство моей разумной личности, моей богообразности, залога моего будущего обожения и блаженства. Я из ничего создан, я ничто пред Богом, как ничего своего не имеющий, но я, по милости Его, есмь лице, имею разум, сердце, волю свободную и при своем разуме и свободе могу сердечным обращением к Нему постепенно увеличивать в себе Его бесконечное Царствие, постепенно, все больше и больше умножать в себе Его дарования, почерпать из Него, как из приснотекущего, неисчерпаемого Источника, всякое благо духовное и телесное, особенно духовное. Молитва внушает мне, что я образ Божий, что при смиренном и благодарном расположении своей души пред Богом, при своей свободной воле, я, бесконечно умножая духовные дары Божии, могу, таким образом, в бесконечность усовершаться и до бесконечности увеличивать мое богоподобие, мое небесное блаженство, к которому я предопределен! О! молитва есть знак моего великого достоинства, которым почтил меня Создатель. - Но она, в одно и то же время, напоминает мне о моем ничтожестве (из ничего я и ничего своего не имею - потому и прошу Бога о всем), как и о моем высочайшем достоинстве (я образ Божий, обоженный, я могу другом Божиим назваться, как Авраам, отец верующих, только бы веровал я несомненно в бытие, благость и всемогущество Бога моего и уподоблялся Ему в сей жизни делами любви и милосердия).

Архим. Георгий (Капсанис) перечисляет «необходимые «предпосылки», которые ставят нас на путь» обожения:

«а) Смирение

Это первейшее условие для обожения, согласно святоотеческой традиции. Невозможно встать на путь обожения, принять божественную Благодать, сделаться другом Божиим без святого смирения. Даже для того, чтобы просто осознать, что смыслом жизни является ни что иное как обожение, нужна известная доля смирения. А как иначе мы согласимся увидеть свою жизненную цель вне нас самих – не в себе, а в Боге?

...Смирение окажется необходимым и для того, чтобы увидеть, что мы больны, повреждены страстями и слабостями.

Оно окажется необходимым непрестанно на протяжении всего пути к обожению…

Только на помощь Божией благодати опирается тот, кто надеется удержаться на пути обожения.

Вот почему в житиях святых так поражает их скромность. Они были очень близки Богу, осиявались Его Светом, творили чудеса, источали миро – и при всём этом ставили себя ниже всех, считали себя далёкими от Бога и худшими из людей. И именно это смирение делало их богами по Благодати.

б) Аскетическое делание

Отцы отмечают, что обожение имеет свои ступени, от самых начальных и до самых высоких. Научившись смирению, мы начинаем труд по исполнению святых Христовых Заповедей в нашей повседневной жизни, с покаянием и великим терпением, ради очищения от страстей. А святые отцы указывают нам и на большее: они говорят, что Бог Сам сокровен в Своих заповедях, и когда христианин исполняет их по любви ко Христу, он обретает Его своим Другом.

Согласно святым отцам, это первая ступень к обожению, именуемая делание. Это – аскетическое руководство, начало пути.

…Святые отцы разработали глубочайшее и точнейшее учение об устроении души и человеческих страстях.

…Если эти три силы души – умная, раздражительная и желательная – не будут очищены, человек не сможет вместить в себя благодать Божию, не сможет быть обожен. Умная сила очищается трезвением, которое есть непрестанное внимание к своему уму и рассуждение помыслов, т.е. отсекание мыслей и чувств, внушаемых врагом, и взращивание других, приходящих от Бога. Раздражительную силу врачует любовь. И, наконец, сила желания очищается воздержанием. Для очищения и освящения всех их служит молитва.

в) Церковные Таинства и молитва

Христос вселяется в человеческое сердце через церковные таинства – святое крещение, миропомазание, исповедь, Божественную евхаристию. Те, кто Христовы, носят в себе Бога и имеют в сердцах своих Его Благодать, будучи крещены и приступая к исповеди и святому причащению».

7. Реальное приобщение к Богу всего человеческого естества

Божия благодать освящает всего человека, всё его естество, все силы его души, ум, сердце, волю, тело.

Неллас Панайотис:

"Настоящее антропологическое значение обожения, единения с Богом - единение со Христом. Не случайно св. Апостол в том же Послании, в котором он воспевает Христа как "образ Бога невидимого, рожденного прежде всякой твари" (Кол. 1, 15), призывает "всякого человека" становиться "совершенным во Христе Иисусе" (Кол. 1, 28) и добавляет, что верные "имеют полноту в Нем" (Кол. 2, 10). Когда он побуждает верных возрастать в познании Сына Божия "в мужа совершенна, в меру полного возраста Христова" (Еф. 4, 13), стяжать "ум Христов" (1Кор. 2, 16) и сердце Христово (ср. Еф. 3, 17) и т.п., речь идет об онтологическом единении, а не о нравственном уподоблении во внешнем благочестии. Действительное единение со Христом проповедует Павел, а не попытку подражать чувствам Христовым. Ибо, словами прп. Максима, "Слово Божие и Бог желает содевать таинство Своего воплощения всегда и во всех"".

Иеромонах Иоанн (Булыко) (Учение об обожении в богословии Православной Церкви):

«Обoжение означает личную встречу. Это общение человека с Богом, при котором Божественное присутствие как бы пронизывает всю полноту человеческого существования. Обожение христианина есть реальное приобщение к Богу всего человеческого естества. Это не докетическое, не кажущееся и не в переносном смысле понимаемое причастие всей психофизической природы человека Божеству, ее просветление, прославление, преображение».

Архим. Георгий (Капсанис)
пишет:

«Святой Григорий Палама объясняет, что сперва соединясь с душами подвижников, Божественная благодать затем обитает также и в их телах, освящая их. И не только их, но и их могилы, их иконы и храмы. …

В Церкви не только души, но и тела наши, обильно участвуют в благодати обожения. Участвуя в подвиге вместе с душой, тело, конечно же, и прославляется с ней, как храм Святого Духа, живущего в нем».

Преп. Иустин (Попович),
излагает учение об обожении преподобного Макария Египетского:

«Человеческая личность, благодатно преображенная …постепенно формируется по Христу, пока не станет «христообразной», пока не обожится.

…Господь совоплощается, соединяется со святыми и верными душами, вносит «душу в душу и ипостась в ипостась»…

Усвоение Христа в собственную природу делает людей святыми и обоженными. … Всю природу человеческой личности Христос изменяет, восстанавливает и обожает, «срастворяя со своим Божественным Духом» … Рождаясь из Христа Богочеловека, новорожденный (преподобный) получает богочеловеческий характер и способности… и Сам Христос является возобновителем, воссоздателем, архитектором личности, как «прекрасный Живописатель, Который в тех, кто верит в Него и непрестанно взирает на Него, живописует небесного человека по Своему образу, из самого Духа, из существа Своего несказанного света, рисует небесную икону — и дает душе прекрасного и доброго Жениха». … христиане «внутри исполнены Божеством» … Божество обоживает человека, делает его богоносным и богообразным. «Силою Духа и духовным возрождением человек достигает совершенства первого Адама и становится даже выше его, потому что делается обоженным»...

… Вся бесконечно сложная жизнь настоящего христианина… рождается от Бога горним рождением — рождением от Святого Духа — и тогда носит и содержит в себе Христа, который освящает и успокаивает подвижника, и он всегда водим Духом Святым… а достигнув совершенства, то есть совершенно очистившись от всех страстей и удостоившись соединения с Духом, становится «вся светом, вся оком, вся духом, радостью, покоем, любовью, милостью, добротой и милосердием»… «Христообразные» люди имеют душу, соделанную с помощью добродетелей Святого Духа, и «внутренне они неукоризненны, непорочны и чисты». Они становятся по благодати — тем, чем Бог является по природе… Господь живет в человеке, и человек — в Господе, «и Сам Господь беспрепятственно совершает в нем Свои собственные заповеди, исполняя его плодами Духа» ...[человек становится] обоженным и сущность своей жизни выражает таинственными словами святого и великого Павла: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20).

Невозможно точно, путем логического анализа, составить таинственное, благодатно мистическое соединение человеческой личности со Христом, и через Него — с Отцом и Духом Святым. Взращивание личности … ее формирование по образу Божию Христос таинственно совершает Духом Святым, пока личность не станет обителью Святой Троицы. Обожение, обогочеловечение охватывает всю личность. Богообразность в характере личности преобладает, грех исчезает, и человек возвращается в состояние до падения, состояние безгрешной богообразности.

Обожение души

Таинственное соединение невесты-души с женихом-Христом совершается постепенно. Прежде всего Бог «воскрешает душу от смерти», потом «очищает от нечистоты» и берет к Себе, изменяя ее постепенно… «Расширяет ее и возвышает в бесконечное и неизмеримое возрастание, пока не станет (душа) непорочной и достойной Его невестой. … И тогда душа царствует с Ним бесконечно» веселится и общается со Христом «так, как невеста общается с Женихом».

Обожение ума

Обожение ума достигается через соединение ума человека с умом Богочеловека. …Обоженный, oбогочеловеченный «христообразный» ум — наилучшее определение состояния святых, потому что они «своим умом приобщаются сущности и природе Христа». …Который может лечить «слепоту ума» и очистить от греха его богообразную сущность. … Только таким образом совершенные христиане, которых преподобный Макарий называет «богами», достигают чистоты ума, соединяясь со Христом.

Обожение воли

Воля есть единосущная часть богообразной души и своей природой проходит через все степени развития души. Обожение души происходит и через волю. Соединяясь с благодатью, воля обожается. Человеческая воля освобождается от власти диавола и излечивается только соединением с волей Божией. В воле Божией воля человеческая находит свою целостность, свое здравие.

Обожение сердца


«Очищенное и освященное сердце» созерцает Божество и реально переживает истину слов Христа: «Блажены чистии сердцем, яко тии Бога узрят».

«Действительно, сердце (человека) непостижимая бездна», и достичь «чистоты сердца возможно только через Иисуса». Чистое сердце становится «царской палатой Христа»…

Очевидно, что, по учению преподобного Макария Великого, обожение личности собирает воедино все силы души …целую личность без остатка. Соединяясь с Богочеловеком, человек не теряет своей индивидуальности… Человек совершенен не только когда он «в Бoгe», но и когда Бог «в человеке».

8. Степени обожения

Архим. Георгий (Капсанис) описывает степени обожения:

"Опыт обожения прямо пропорционален степени очищения. Насколько человек очищается от страстей, настолько больший приемлет он опыт Богообщения, зря Бога в соответствии с обетованием: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8).

Когда приступает человек к покаянию, исповеди и плачу о грехах, тогда посещают его первые опыты Божественной благодати. Поначалу это слезы покаяния, которые наполняют душу неизъяснимой радостью и глубочайшим миром впоследствии. Поэтому такой плач называется «радостотворным» – как и Господь говорит в блаженствах: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5, 4).

Затем восходит человек на более высокие ступени, такие как божественное просвещение, озаряясь которым, ум видит вещи, мир и людей уже в совсем другом свете.

От этого умножается любовь христианина к Богу, и приходят другие слезы, высшие первых, слезы от любви к Богу, слезы божественного эроса. Это уже не плач о грехах: поскольку он знает, что Бог всё простил. Эти слезы, приносящие величайшее блаженство, счастье и мир душе, есть тоже переживание обожения.

Далее восходит человек к бесстрастию, жизни, неподверженной насилию страстей и греховных слабостей. Он мирен и неколеблем никакими внешними оскорблениями, свободен от гордости, ненависти, возношения и плотских пожеланий.

Это вторая степень обожения, называемая «созерцанием».

Уже очищенный от страстей, человек просвещается Духом Святым, осиявается и обожается. Святые Отцы обозначают эту степень греческим словом, производным от «видеть». Созерцать Бога значит видеть Бога. Чтобы видеть Бога нужно самому быть обоженым. Поэтому созерцание Бога и есть обожение.

Когда поистине и полностью очистится человек и принесёт всего себя Богу, тогда приемлет он величайший (для человека) опыт Божественной благодати. Согласно святым отцам, это есть опыт Нетварного Божественного Света. Он подаётся уже изрядно преуспевшим во благодати, весьма немногим на каждое поколение. Святые Божии зрят его и зримы бывают в нём, как и изображаются они на святых иконах, окружённые нимбами.

Например, из жития святого Василия Великого мы знаем, что когда он молился в своей келлии, другие (те, конечно, которые могли) видели его и саму келлию наполненными этим Нетварным Светом Божиим, светом Божественной благодати».

Совершенные христиане становятся богами по благодати, достигают состояния первого Адама и становится даже выше его, потому что делаются обоженными (по преп. Макарию Великому). Им подчиняется тварный мир, и одушевленный (животные и бесы), и неодушевлённый, они имеют совершенную любовь, дары прозорливости, чудотворений, исцелений и многие другие.

О высших степенях обожения пишет преп. Максим Исповедник:

«Дивный Павел говорил, как бы отвергая самого себя и не зная, есть ли в нем жизнь: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20). Пусть не смутит вас то, что я скажу: я не имею в виду, что устраняется свобода произволения; напротив, она, скорее, надежно обретает вновь свое естественное состояние… [Человек] находится во власти Божественной энергии или, скорее, он стал богом благодаря обожению, и он радуется о том, что он восхищен за приделы того, что ему известно по естеству, потому что благодать Святого Духа берет над ним верх и становится ясно, что действует в нем один Господь; так, теперь во всех вещах уже есть только одна общая энергия, общая для Бога и тех, кто Его достоин, или, скорее, эта энергия – энергия одного лишь Бога, поскольку Он, по Своей благости, весь целиком пронизывает тех, кто Его достоин».

Преп. Варсонофий Великий:

481. ...Ответ Варсонофия. Те, которые суть чада Божии, несомненно бывают и наследниками Его благости, долготерпения, кротости, человеколюбия и любви, ибо если они чада Божии, то и боги, а если боги, то и Господни, и если «Бог есть свет» (см. 1 Ин. 1, 5), то и они светила...

9. Опасность прельщения. «Благодать приходит неощутительно»

Зная, что человек призван стяжать высокий дар обожения, христианину, тем не менее, надо стремиться не к высоким духовным состояниям, а к исполнению заповедей, покаянию, смиренной молитве, зрению своих грехов и к борьбе с ними. Бог даёт Свои дары не тогда, когда ждёт человек, а только по мере стяжания христианином смирения, когда он готов принять дар благодати без вреда для своего духовного устроения, то есть смиренно. Святые отцы учат, что благодать приходит тайно, неощутительно для человека. Тот же, кто ищет высоких и утешительных состояний, неизбежно бывает обманут бесами и впадает в прелесть.

Преп. Макарий Оптинский даёт об этом мудрые наставления:

«Вижу, что вы читаете книги святых учителей; но писание есть лес, в котором без искусного путеводителя можно заблудиться и быть в опасности; что многие и пострадали по своей самонадеянности: кто принимается за высокое жительство и ищет в себе духовных видений и наслаждений, на того находит гнев Божий, за то, что, не исцелив прежде страстную часть души "деланием терпения досады креста, возмечтал в уме славу креста" (Исаак Сирин, Слово 2); пишет тот же св. Исаак Сирин: "прежде даже не внидеши во град смирения, да не поверуеши, яко почил еси от страстей; подсаду убо некую готовит тебе сопротивный, но по покои оном многа стужения имети будеши" (Слово 74). Вы, читая оные святые книги, не беритесь за высокое жительство или за умную молитву, но держитесь более животворных заповедей Христовых и, зря высоту их и свое недостоинство, погружайте мысль свою во глубине смирения, на которое призрит Господь...»

«Нечто скажу в предостережение, как святые отцы велят опасаться принимать за великое какие-либо ощущаемые действия и слезы. Мы еще далеки от умозрительной молитвы: как же будем думать, что и плоды оной снискали? Нам хотя бы мало знать следы деятельной молитвы, как оною смиренно прогонять восстающие на нас разного рода страстные помыслы, припадая ко Господу со страхом многим. Об оном советую читать книжку преподобного Нила Сорского, а ежели и есть там о плодах молитвы или умного делания, то это относится до людей, достигших высокой меры. Преподобный Нил пишет в 11 Слове, чтобы не искать прежде времени того, что подобает времени, и прочее. Сие умное делание и трезвение требует многого времени, подвига и труда, со многим вниманием и смирением; а "иже безстудне и дерзостне хотяй к Богу внити и беседовати Ему чисте, и стяжати Его в себе нудяся, удобь умерщвляется от бесов; глаголю, аще попущено будет, дерзновенно бо и презориво, паче достоинства своего и устроения, взыскав с кичением, прежде времени, женет того доспети", — пишет Нил Сорский. Прочтите у святого Исаака во 2 Слове: "аще прежде деяния перейдем к видению, на нас приходит гнев Божий, а яже Божия сама о себе приходят, тебе не ощущаюшу, но аще место будет чисто, а не скверно"... и далее. О слезах читайте у св. Лествичника и увидите, какие из них надежны. Вообще надобно видеть всегда свою худость и смиряться, имея брань против сильных и гордых бесов; без смирения скоро низлагаются дерзающие. Читайте главы св. Григория Синаита о прелести; поучайтесь в учениях и прочих святых отцов. Да сохранит вас Господь от лютой прелести вражией. Смирение не падает».

«...Ты, как заметно, стремишься к совершенству, — и с соблюдением (а Царствие Божие с соблюдением не приходит [«не придет Царствие Божие приметным образом»]) (Лк. 17, 20); и оттого предаешься смущению. Высоко не восходи и долу не преклоняйся, но иди средним путем: пекись о стяжании чистоты сердца, знамение чего есть — видеть всех святыми (Исаак Сирин, Слово 21), и "око благо не узрит лукава".

«…благодать приходит неощутительно, и притом, если обрящет в человеке место чистое, а не скверное».

«…о молитве в некоторых местах очень смело сказано, как-то: в сердце иметь ум, и что это всякий может делать, искать в себе теплоту и прочее. Неопытные примутся за это и ничего не найдут, смутятся, а мало-мало кто ощутит, увлечется и впадет в прелесть. Святые отцы говорят, что на это требуется много времени, подвига, труда и наставника непрелестного и что в чистую молитву един от тысячи токмо достигает; а еже по оной един от тмы. Это слова св. Исаака Сирина; он же пишет во 2 Слове: кто прежде обучения в первой части деяния приступает ко второй, видения, которое состоит в духовном поучении и молитве, на того гнев Божий находит; там увидите почему, и далее: "яже Божия, глаголет, сама от себе приходят, тебе не ощущающу. Ей, но аще место будет чисто, а не скверно"».

Архим. Георгий (Капсанис):

«Конечно, я должен отметить, что отнюдь не всё, что испытывают христиане, может расцениваться как подлинный опыт обожения и вообще как нечто духовное. Многие обманулись переживаниями демоническими, или просто душевными. Во избежание как самообмана, так и демонского воздействия, необходимо всё со смирением открывать духовному отцу, которого Бог просветит понять, подлинно ли то, что ему открывают, или нет, чтобы он дал соответствующее наставление исповедающемуся. Вообще говоря, послушание духовному отцу – очень существенная сторона духовной жизни, благодаря которой мы приобретаем церковный дух мученичества во Христе, и которая делает законным наше подвижничество, призванное возвести нас в единение с Богом».

См. тж.: Святые. Старец. Благодать. Прелесть. Церковь. Таинства. Первородный грехСпасение.

Архимандрит Георгий, игумен обители св. Георгия на горе Афон. Обожение как смысл человеческой жизни

Преподобный Иустин (Попович). Христианство по учению преподобного Макария Египетского:

Христианское совершенствование
1. Обожение (τέωσις) личности

2. Обожение души
3. Обожение ума
4. Обожение воли
5. Обожение сердца
Заключение

Симфония по творениям преподобных Варсануфия Великого и Иоанна: Обожение

Неллас Панайотис. Образ Божий

Протопресвитер Михаил Помазанский. Православное Догматическое Богословие: Как понимать "обожение человечества во Христе"?

Иеромонах Варлаам (Горохов). Отцы–каппадокийцы как выразители учения Православной Церкви о спасении




При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика