Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Крещение




Крещение – первое христианское таинство.

Таинство крещения - священное действие, в котором верующий во Христа, через троекратное погружение тела в воду, с призыванием имени Пресвятой Троицы - Отца и Сына и Святого Духа, омывается от первородного греха, а также и от всех грехов, совершенных им самим до крещения, возрождается благодатью Святого Духа в новую духовную жизнь (духовно рождается) и делается членом Церкви, т. е. благодатного Царства Христова.

Для принятия крещения необходимы вера в Бога и покаяние, желание человека очистить себя от греха, исцелить свою душу.

Так как крещение есть духовное рождение, а родится человек однажды, то и таинство крещения над человеком совершается однажды. "Один Господь, одна вера, одно крещение" (Ефес. 4, 4).

1. Установление таинства крещения
2. Значение таинства
3. Способ совершения таинства
4. Необходимость крещения для спасения
5. Крещение младенцев
6. Семя новой жизни
7. Кто может быть восприемником
8. Крещение в случае смертной опасности
9. Таинства еретиков


1. Установление таинства крещения

Таинство крещения установил Сам Господь наш Иисус Христос. Он освятил крещение Своим собственным примером, крестившись у св. Иоанна Крестителя. Потом, по воскресении Своем, Иисус Христос дал апостолам повеление: "Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Мф. 28, 19) - и к этому прибавил: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16, 16).

2. Значение таинства

Крещение -  само по себе начало и источник божественных даров, очищающий и уничтожающий собой все греховные скверны и сообщающий новую жизнь. В нём омываются все грехи, первородный и личные; им открывается путь для новой жизни,  возможность получения Божиих даров.

Таинственная благодатная сторона крещения указана уже в приведенных местах Священного Писания: крещение есть "новое рождение", оно совершается для спасения людей (Мк. 16, 16). Кроме того, раскрывая благодатное значение крещения, апостолы в своих посланиях указывают, что мы в нем "омываемся, очищаемся, оправдываемся", что в крещении умираем для греха, чтобы ходить в обновленной жизни, "спогребаемся Христу" - и воскресаем в Нем.

Послание Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о Православной вере (1723 г.):

"Действия крещения вкратце суть следующие:

во-первых, чрез него даруется отпущение в прародительском грехе и во всех других грехах, соделанных крещаемым.

Во-вторых, крещаемый освобождается от вечного наказания, которому подлежит каждый как за прирожденный грех, так и за собственные смертные грехи. —

В-третьих, крещение дарует блаженное бессмертие, ибо, освобождая людей от прежде бывших грехов, соделывает их храмами Божиими.

Нельзя говорить, что крещение не разрешает от всех прежних грехов, но что они хотя и остаются, однако же не имеют уже силы. Учить таким образом есть крайнее нечестие, есть опровержение веры, а не исповедание ее. Напротив, всякий грех, существующий или существовавший прежде крещения, уничтожается и считается как бы не существующим или никогда не существовавшим".

Уже при самом принятии Святого Крещения в крестившемся совершаются неизгладимые перемены: он освобождается от власти первородного греха, и сатана изгоняется из его сердца. Хотя возможность искушать его диаволом остается, но он становится как бы внешним человеку. Некрещеный человек в силу первородного греха не может не грешить, а крещеный, хотя и может грешить, но властен и не грешить.

Что касается стороны субъективной, относящейся к душевному настроению самого крещаемого, то ее указывает апостол Петр, называя крещение "обещанием Богу доброй совести" (1 Петр. 3, 21).

Через крещение происходит присоединение к Церкви, и человек становится достойным принимать дары благодати и чрез другие Таинства.


Св. Феофан Затворник пишет о значении таинства крещения:

«Аще кто во Христе, нова тварь, - учит Апостол (2 Кор.5, 17). Сею новою тварию христианин становится в крещении. Из купели человек выходит совсем не таким, каким туда входит. Как свет тьме, как жизнь смерти, так крещеный противоположен некрещеному. Зачатый в беззакониях и рожденный во грехах, человек до крещения носит в себе весь яд греха, со всею тяготою его последствий. Он состоит в немилости Божией, есть естеством чадо гнева; поврежден, расстроен сам в себе, в соотношении частей и сил и в их направлении преимущественно на размножение греха; подчинен влиянию сатаны, который действует в нем властно, по причине греха, живущего в нем. Вследствие всего этого он, по смерти, неминуемо есть оброчник ада, где должен мучиться вместе с своим князем и его клевретами и слугами.

Крещение избавляет нас от всех сих зол. Оно снимает клятву силою Креста Христова и возвращает благословение: крещеные суть чада Божии, как именоваться и быть дал им область Сам Господь. «Аще же чада, то и наследницы, — наследницы убо Богу, сонаследницы же Христу...» (Рим.8, 17). Царство Небесное принадлежит крещаемому уже по самому крещению. Он изъемлется из-под владычества сатаны, который теперь теряет власть над ним и силу самовольно действовать в нем. Вступлением в Церковь, — дом прибежища — сатане заграждаются входы к новокрещеному. Он здесь как в безопасной ограде.

Все это — духовно-внешние преимущества и дарования. Что происходит внутри? — Исцеление греховной болезни и повреждения. Сила благодати проникает внутрь и восстановляет здесь Божественный порядок во всей его красоте, врачует расстройство как в составе и отношении сил и частей, так и в главном направлении от себя к Богу — на богоугождение и умножение добрых дел. Почему крещение и есть возрождение или новое рождение, поставляющее человека в обновленное состояние. Апостол Павел всех крещеных сравнивает с воскресшим Спасителем, давая разуметь, что и у них такое же светлое в обновлении существо, каким явилось человечество в Господе Иисусе, чрез воскресение Его в славе (см.: Рим.6, 4). Что и направление деятельности в крещеном изменяется — это видно из слов того же Апостола, который говорит в другом месте, что они уже не ктому себе живут, но умершему за них и воскресшему (2 Кор.5, 15). … Мы спогребаемся Ему крещением в смерть (Рим.6, 4), и: ветхий наш человек с Ним распинается... яко ктому не работати нам греху (Рим.6, 6). Так вся деятельность человека силою крещения обращается от себя и греха к Богу и правде.

Замечательно слово Апостола: Яко ктому не работати нам греху... и другое: Грех вами да не обладает (Рим.6,14). Это дает нам разуметь, что то, что в расстроенной падшей природе составляет силу, влекущую ко греху, не истребляется вконец в крещении, а только поставляется в такое состояние, в коем не имеет над нами власти, не обладает нами, и мы не работаем ему. Оно в нас же находится, живет и действует, только не как господин. Главенство с сих пор принадлежит уже благодати Божией и духу, сознательно себя ей предающему. Святой Диадох, объясняя силу крещения, говорит, что до крещения грех живет в сердце, а благодать извне действует; после же сего благодать вселяется в сердце, а грех влечет извне. Он изгоняется из сердца, как враг из укрепления, и поселяется вне, в частях тела, откуда и действует раздробленно набегами. Почему и есть непрестанный искуситель, соблазнитель, но уже не властелин: беспокоит и тревожит, но не повелевает».


Фото с официального сайта протоиерея Георгия Саломатова

Св. Игнатий (Брянчанинов) пишет об изменениях, которые совершаются в человеке в таинстве крещения:

«Искуплением обновлено человеческое естество. Богочеловек обновил его Собою и в Себе. Такое обновленное Господом естество человеческое прививается, так сказать, к естеству падшему посредством Крещения. Крещение, не уничтожая естества, уничтожает его состояние падения, не делая естества иным, изменяет его состояние, приобщив человеческое естество естеству Божию (2 Пет. 1, 4).

Святой Дух, приняв в купель Крещения плотского человека, каким человек сделался по падении, извлекает из купели того же человека, но уже духовным, умертвив в нем греховное плотское состояние и родив духовное. При крещении человеку прощается первородный грех, заимствованный от праотцев, и собственные грехи, соделанные до крещения. При крещении человеку даруется духовная свобода, он уже не насилуется грехом, но по произволу может избирать добро или зло. При крещении, сатана, жительствующий в каждом человеке падшего естества, изгоняется из человека; предоставляется произволу крещенного человека или пребывать храмом Божиим и быть свободным от сатаны, или удалить из себя Бога и снова сделаться жилищем сатаны (Мф. 12, 43-45). При крещении человек облекается во Христа (Гал. 3, 27). …При крещении изливается на человека обильно благодать Всесвятого Духа, которая отступила от преступившего заповедь Божию в раю, от последовавшего греховному разуму и воле падшего ангела. Благодать снова приступает к искупленному кровью Богочеловека, к примиряющемуся с Богом…

При согрешении праотцов смерть немедленно поразила душу, немедленно отступил от души Святой Дух, составлявший Собой истинную жизнь души и тела, немедленно вступило в душу зло, составляющее собой истинную смерть души и тела. Угроза Творца сбылась буквально: “от древа, еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него: а воньже аще день снесте от него, смертию умрете” (Быт. 2, 17). Смерть в одно мгновение сделала духовного человека плотским и душевным, святого - грешным, нетленного - тленным; сообщила телу дебелость, болезненность, нечистые похотения; окончательно же поразила тело по прошествии нескольких столетий [Прп. Макарий великий, Слово 7. гл. 26]. Святое Крещение, напротив того, доставляет воскресение душе, плотского и грешного человека претворяет в духовного и святого, умерщвляет тело греха, то есть плотское состояние человека, освящает не только душу человека, но и его тело, доставляет ему способность воскреснуть во славе, самое же воскресение совершится впоследствии, в определенное Богом время. …

Что душа для тела, то Святой Дух для всего человека, для его души и тела. Как тело умирает той смертью, которой умирают все животные, когда оставить его душа, так умирает весь человек, и телом и душой, в отношении к истинной жизни, к Богу, когда оставит человека Святой Дух. Как тело оживает и воскресает, когда возвратится в него душа, так весь человек, и телом и душой, оживает и воскресает духовно, когда возвратится в него Святой Дух. Это-то оживление и воскресение человека совершаются в таинстве св. Крещения. Оживает и воскресает посредством святого Крещения сын первозданного Адама, но уже не в том состоянии непорочности и святости, в котором был создан Адам; оживает и воскресает он в состоянии несравненно высшем, в состоянии, доставленном человечеству Богом, принявшим человечество. Обновляемые Крещением человеки облекаются не в первоначальный, непорочный образ первозданного человека, но в образ человека небесного, Богочеловека ["Через Крещение крещаемый изменяется в уме, в слове и деле и, по данной ему силе, делается тем же, что Родивший его". 20 нравственное правило св. Василия Великого]. Второй образ столько превосходнее первого, сколько Богочеловек превосходнее первого человека в его состоянии непорочности.

Изменение, производимое святым Крещением в человеке вполне ясно, вполне ощущается, однако это изменение остается для большей части христиан неизвестным: мы крещаемся в младенчестве, с детства предаемся занятиям, принадлежащим преходящему миру и падшему естеству, помрачаем в себе Духовный Дар, преподанный святым Крещением, как помрачается сияние солнца густыми тучами. Но дар не уничтожается, он продолжает пребывать в нас во все время земной жизни нашей. … Лишь крещеный человек оставит деятельность падшего естества, начнет омывать свои согрешения слезами покаяния… - дар Духа снова начинает обнаруживать свое присутствие в крещеном, развиваться, преобладать».


Фото с официального сайта протоиерея Георгия Саломатова

Св. Иоанн Златоуст:

«Почему же нужна вода? Скажу, наконец, и об этом и открою вам сокровенное таинство. Есть несколько сокровенных причин для этого, но из многих я скажу вам пока одну. Какая же это причина? Та, что в воде символически изображается гроб и смерть, воскресение и жизнь, и все это происходит совместно. Когда мы погружаем свои головы в воду, как бы в гроб, вместе с тем погребается ветхий человек и, погрузившись долу, весь совершенно скрывается. Потом, когда мы восклоняемся, - выходит человек новый. Как легко для нас погрузиться и подняться, так для Бога легко погребсти ветхого человека и явить нового. Но это совершается трижды, чтобы ты знал, что все это совершается силою Отца и Сына и Святого Духа. А что сказанное мною не гадание, послушай только, что говорит Павел: "мы погреблись с Ним крещением в смерть" (Рим. 6, 4); также: "ветхий наш человек распят с Ним" (ст.6); или: "мы соединены с Ним подобием смерти Его" (ст. 5)».

"Когда крещаемся, - говорит святой Иоанн 3латоуст, - тогда душа, очищаемая Духом, сияет светлее солнца, и не только зрим Славу Божию, но и из нее заимствуем некоторое сияние. Как чистое серебро, положенное против солнечных лучей, само также испускает лучи, не только по своему естеству, но и от сияния солнечного, таким же образом душа, будучи очищена и сделана светлее серебра, приемлет от Духа луч славы и взаимно испускает его".

Преп. Симеон Новый Богослов:

“В Божественном Крещении мы получаем отпущение прегрешений и освобождаемся от первоначального проклятия и освящаемся пришествием Святого Духа”.

“Мы были крещены как нечувствующие младенцы, как несовершенные, получая разрешение первого преступления. ... И только сего ради Ты повелел, Владыка, совершать это Божественное купание. Крещаемые им входят внутрь виноградника, избавляемые от тьмы и ада, и освобождаются всецело от смерти и тления ... и каковым был тогда Адам перед согрешением, таковыми и все становятся”.

Св. Игнатий (Брянчанинов) наставляет, что приступающий ко святому Крещению должен достойно приготовиться к нему:

«…то неизреченное изменение, то совершенное перерождение, ту новую жизнь, которые ощущаются от таинства Крещения крестившимися достойно, приуготовившимися к Крещению должным образом, и потому ощутившими и познавшими всю его силу. …

Необходимо тщательное приготовление перед принятием святого Крещения. В тщательном приготовлении заключается неотъемлемое условие того, чтобы великое таинство принесло обильно плод свой, чтобы оно послужило во спасение, а не в большее осуждение. Это говорится для объяснения таинства и в особенности для приступающих к нему не в младенческом возрасте, в котором по обстоятельствам настоящего времени почти все мы принимаем Крещение. Приготовление к святому Крещению есть истинное покаяние. Истинное покаяние сеть неотъемлемое условие для того, чтобы святое Крещение было принято достойным образом, во спасение души. Такое покаяние состоит в признании своих грехов грехами, в сожалении о них, в исповедании их, в оставлении греховной жизни. Иначе: покаяние есть сознание падения, сознание необходимости в Искупителе, покаяние есть осуждение своего падшего естества и отречение от него для естества обновленного. Необходимо, чтобы наш сосуд - сосудом называю ум, сердце и тело человеческие по отношению к Божественной благодати - был очищен для принятия и сохранения Духовного Дара, преподаваемого святым Крещением».


3. Способ совершения таинства

Сравнение крещения с баней водной или гробом указывают, что это таинство должно совершаться посредством погружения. Само греческое слово babtizo значит "погружаю". О крещении евнуха Филиппом читаем в кн. Деяний: "сошли оба в воду, Филипп и евнух, и крестил его. Когда же они вышли из воды, Дух Святой сошел на евнуха" (гл. 8, 38). Погружение в воду бывает троекратное с произнесением слов: крещается раб Божий во имя Отца и Сына и Святого Духа, согласно заповеди, данной Самим Христом (Мф. 28, 19).

В древней Церкви признавалась и другая форма крещения - через окропление, или обливание, но как исключительная, она допускалась при крещении больных, умирающих или при крещении оглашенных, заключенных в темницы во время гонений, когда было невозможно крестить через погружение. Так, в Мамертинской темнице (в Риме) апостол Петр крестил заключенных обливанием, для чего по его молитве там чудесным образом появился источник воды, который течет до сего дня.

Константинопольский Собор на вопрос Феогноста, как поступать, если пожелает креститься какой-либо татарин, а сосуда большого для погружения его не будет, отвечал: в таком случае можно крестить его и чрез троекратное обливание.

Обливательный образ крещения допускался, как вынужденный обстоятельствами, и в практике древней русской церкви, допускается и теперь.

Совершает Таинство Крещения епископ или священник. Однако, если случится, что некрещеный человек или младенец опасно болен, а священника поблизости нет, то всякий христианин или христианка могут совершить крещение в воде с произнесением слов:
«Крещается раб (раба) Божий (имя) во имя Отца - Аминь, и Сына - Аминь, и Святаго Духа – Аминь».

При произнесении имени каждого лица Святой Троицы надо погружать крещаемого в воду или возлить воду на его тело. В этом случае Крещение будет неполным, оно дополняется священником в Таинстве Миропомазания.

4. Необходимость крещения для спасения

Господь Иисус Христос в Своей беседе с Никодимом указал на безусловную необходимость таинства крещения для спасения. Когда Никодим выразил недоумение, "как может человек родиться, будучи стар", то Спаситель ответил, что новое рождение будет совершаться водой и Духом: «Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа не может войти в Царствие Божие: Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух» (Ин. 3, 5-6).

Св. Иоанн Златоуст, объясняя эти слова Спасителя, говорит:

«Вот что этим Он дает разуметь: ты считаешь это невозможным; а Я говорю, что это очень возможно, даже и необходимо, и иначе спастись невозможно. …рождение от Духа, удобно отверзает нам небесные врата. Слышите вы все, чуждые просвещения: ужаснитесь, возрыдайте! Страшна эта угроза, страшно определение! Невозможно, говорит Христос, тому, кто не родится водою и духом, войти в царствие небесное, потому что он еще носит одежду смерти, одежду проклятия, одежду тления, - еще не получил знамения Господнего, он еще не свой, а чужой; не имеет условленного в царстве знака.  "Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие".

Св. Кирилл Иерусалимский пишет:

"Тот, кто хотя бы был добр по делам, но не получил запечатления водою, не войдет в царство небесное. Слово дерзновенно, но не мое; ибо так определил Иисус!"

Об этом свидетельствует апостол Павел:

Он [Бог] спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения [так называли апостолы и святые отцы Крещение] и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию сделались наследниками вечной жизни (Тит. 3, 5-7).

Преп. Симеон Новый Богослов:

«Мы исповедуем, что невозможно спастись никому, кто не крестится водою и Духом».

Св. Василий Великий:

"Почему мы христиане? Всякий скажет: по вере. А каким образом спасаемся? Таким, что возрождаемся, именно благодатью, подаваемой в Крещении. Ибо чем спастись?"

Святитель Григорий Богослов рассказывает, что, когда  во время путешествия из Адександрии в Афины корабль, на котором он плыл, попал в сильную бурю и всем угрожала гибель, он больше всего скорбел о том, что не успел принять святого крещения.

Он пишет:
"Когда же боялись смерти обыкновенной; для меня еще ужаснее была смерть внутренняя. Негостеприимно убийственные воды лишали меня вод очистительных, которые соединили бы меня с Богом. Об этом проливал я слезы; в этом состояло мое несчастье; об этом я, несчастный, простирая руки, возносил вопли, которые заглушали сильный шум волн, терзал свою одежду и, ниц распростершись, лежал подавленный горестью. Все плывшие на корабле, забыв о собственном бедствии и, в общем несчастии став благочестивыми, со мной соединяли молитвенные вопли. Столько были они сострадательны к моим мучениям!"

Спутники св. Григория Богослова, которым угрожала близкая гибель, понимали, что над ним нависла куда более страшная опасность, - опасность, которая несравненно хуже телесной смерти, - разлучение с Богом, или, по его словам: «немалая опасность, если умрешь, родившись для одного тления, и не облекшись в нетление", - и скорбели о нём больше, чем о самих себе.

Об участи некрещеных младенцев учитель Церкви св. Григорий Богослов говорит:

"Они не будут у Праведного Судьи ни прославлены, ни наказаны. Ибо всякий недостойный наказаний достоин и чести. Равно как не всякий недостойный чести достоин уже наказания".

Ветхозаветных праведников из ада вывел Сам Христос накануне Своего Воскресения:

"Он сошел во ад, чтобы исторгнуть оттуда содержавшихся там святых" (Толедский Собор 625г. см. Bruns H.D.Canones Apostolorum et Conciliorum Veterum Selecti. Berlin,1839. T.1.P. 221).

Свмч. Ириней Лионский свидетельствует об освобождении Христом уповавших на Него праведников:

"Господь нисшел в преисподняя земли, благовествуя и здесь о Своем пришествии и объявляя отпущение грехов верующим в Него. Веровали же в Него все уповавшие на Него, т. е. предвозвещавшие Его пришествие и служившие Его распоряжениям праведники, пророки и патриархи, которым так же как нам, отпустил грехи, которых мы не должны вменять им, если мы не презираем благодати Божией".

Св. Кирилл Иерусалимский:

«Он сошел в преисподнюю, чтобы и оттуда освободить праведных».
«Сбежались святые пророки и Моисей законодатель, и Авраам, и Исаак, и Иаков, Давид и Самуил и Исаия, и креститель Иоанн… Искуплены все праведные, которых поглотила смерть. Ибо подобало проповеданному Царю стать искупителем добрых проповедников. Тогда каждый из праведников сказал: “Смерть, где твоя победа? Ад, где твое жало? Ибо Победитель искупил нас”».

Иеромонах Иов (Гумеров):

"Когда Господь наш Иисус Христос пришел на Иордан креститься, св. Иоанн Предтеча Ему сказал: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? (Мф. 3,14). Исследователи видят в этих словах не только выражение великого смирения, но и желание принять новозаветное крещение. Спаситель ответил: оставь теперь (Мф. 3, 15). Здесь ясно видится предсказание: придет время, и Предтеча Господень сподобится крещения. Свят. Иоанн Златоуст, блаж. Иероним и др. святые отцы считают, что это исполнилось через святое мученичество, которого сподобился великий Пророк (Мф.14:3-12; Мк.6:24-30). Крещение кровью Церковь признает таким же действительным, как и крещение водное".

Апостолы и Божия Матерь были крещены в день Пятидесятницы, как сказал Господь:

"Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым" (Деян. 1, 5).

«…на сошествие Святого Духа на апостолов в виде огненных языков: тогда они были крещены Духом Святым и огнем...», - пишет в Толковании Евангелия от Матфея Евфимий Зигабен.

Остаётся ещё вопрос о том, был ли крещён благоразумный разбойник, которому Сам Иисус Христос обетовал: "истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю" (Лк. 43, 23).

Преп. Ефрем Сирин пишет:

"Так как Иудеи избрали разбойника и отринули Христа, то Бог избрал разбойника и отринул их. Но где же то (сказанное): "если кто не примет плоти Моей, не имеет жизни" (ср.: Ин. 6, 53)? Слово апостола: "все мы, крестившиеся во Христа, в смерть Его крестились" (Рим. 6, 3), – объясняет, что разбойник получил окропление отпущения грехов через таинство воды и Крови, истекших из бока Христа. "Со Мною, – говорит, – будешь в раю желания".

Св. Иоанн Златоуст также говорит, что разбойник крещен  Самим Господом из Его раны Господа:

"Итак, не сомневайся возлюбленный: благодать Божия совершенна; место не препятствует, здесь  ли  ты крестился, или на корабле, или на пути. Филипп  крестил  во время пути, Павел - в узах; Христос  крестил   разбойника  на кресте из своей раны, и он тотчас удостоился отверзть двери рая. Итак, ничто не омрачает моей радости и восхищения при возвращении к вам".

"Разбойнику  было обещано Спасителем спасение; между тем  ему  времени не было и не удалось осуществить свою веру и просветиться (крещением), а ведь было сказано: "кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие" (Ин. 3, 5), Не было ни случая, ни возможности, не было для  разбойника  и времени креститься, потому что  он  висел тогда на кресте. Спаситель однако нашел выход из этого безвыходного положения.

Так как уверовал в Спасителя человек, оскверненный грехами, и нужно было  ему  очиститься, то Христос устроил так, что после страданий один из воинов копьем пронзил  ребро   Господа  и из  него  истекла  кровь  и вода;  из   ребра   Его , говорит евангелист, "тотчас истекла  кровь  и вода" (Ин. 19, 34), в подтверждение истинности  Его  смерти и в прообразование таинств.

И вышла  кровь  и вода – не просто вытекла, но с шумом, так что брызнула на тело  разбойника ; ведь, когда вода выходит с шумом, она производит брызги, а когда вытекает медленно, то идет тихо и спокойно. Но  из   ребра   кровь  и вода вышли с шумом, так что брызнули на  разбойника  и этим окроплением  он  был  крещен , как говорит и апостол: мы приступили к "к горе Сиону и к  Крови  кропления, говорящей лучше, нежели Авелева" (Евр. 12, 22,24)".

Св. Димитрий Ростовский в слове на Богоявление Господне говорит о благоразумном  разбойнике:

"Откуда же  были  призваны эти духовные птенцы к зерну любви? Не от воды ли крещения, в которой они в смерть его крестились? Послушаем святого  Анастасия Синаита, который о благоразумном  разбойнике , для коего вода истекшая из ребер Христовых стала водою крещения, говорит: "к оным птицам (т. е. к небесным духам) отлетел из животворной воды, истекшей из всех птиц святой  разбойник , воспаряя по воздуху в рое птиц вместе с царем — Христом".


5. Крещение младенцев

Из сказанного ясно, что крещение необходимо и для младенцев. Младенцы, так же как и взрослые, причастны первородному греху и имеют нужду в крещении для очищении от него и для единения со Христом.

Сам Господь сказал: "Пустите детей приходить ко Мне, и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Божие" (Лк. 18, 16).


В апостольских писаниях неоднократно упоминается о крещении целых семейств (дом Лидии, дом темничного стража, дом Стефанов, и нигде не упоминается об исключении отсюда младенцев. Отцы Церкви, в своих поучениях верующим, настаивают на крещении детей. Св. Григорий Богослов, обращаясь к матерям христианкам, говорит: "У тебя есть младенец? Не давай времени усилиться повреждению; пусть будет освящен в младенчестве и от юности посвящен Духу". "Оградиться им [младенцам] Крещением без сомнения гораздо полезнее, по причине внезапно встречающихся с ними, и никакими способами не предотвращаемых, опасностей".

У св. Иустина Философа имеется ясное свидетельство о крещении младенцев. Он пишет об этом как о естественном и распространенном явлении: "Младенцы удостаиваются благ, даруемых через Крещение, по вере тех, которые приносят их к Крещению".

Аналогичные суждения о необходимости крещения младенцев имеются у св. Иринея Лионского. Он пишет, что Христос "пришел спасти через Себя всех, — всех, говорю, которые возрождаются через Него для Бога: младенцев, и детей, и отроков, и юношей, и старцев". Для св. Иринея как и для всех святых отцов возрождение для Бога — это принятие таинства крещения. Оно потому необходимо всем, в том числе и младенцам, что посредством него верующие омываются от первородного греха: "Человек, по плотскому рождению от Адама сделавшись преступным, нуждался в бане возрождения".

На поместном Карфагенском Соборе 252 г., проходившем под председательством св. Киприана Карфагенского было дано важное догматическое разъяснение, обосновывающее необходимость Крещения младенцев:

«Что касается младенцев, ... то все мы [участники Собора 252 г.] за лучшее признали не отказывать ни одному рожденному в милосердии и благодати Божией. ...И самая благодать, сообщаемая крещаемым, не изливается в большей или меньшей мере, смотря по возрасту принимающих.... Если и тяжким грешникам, которые прежде много грешили Богу, когда после этого уверуют, даруется отпущение грехов, и никому не возбраняется благодать Крещения; то тем более не должно возбранять ее младенцу, который, недавно родившись, ни в чем не согрешил, кроме того, что происшедши от плоти Адама, принял  заразу древней смерти через самое рождение. Для него тем удобнее приступать к принятию отпущения грехов, поскольку ему отпущаются не свои, а чужие грехи".

Отцы Карфагенского Собора (418 г.) в 110 (124) правиле также засвидетельствовали, что крещение младенцам необходимо:

"Кто отвергает нужду крещения малых и новорожденных от матерней утробы детей, или говорит, что хотя они и крещаются во отпущение грехов, но от прародительского Адамова греха не заимствуют ничего, что надлежало бы омыти банею пакибытия (из чего следовало бы, что образ Крещения во отпущение грехов употребляется над ними не в истинном, но в ложном значении), тот да будет анафема… Ибо …и младенцы, никаких грехов сами собою содевати еще не могущие, крещаются истинно во отпущение грехов, да чрез пакирождение очистится в них то, что они заняли от ветхого рождения".

Правила Карфагенского Собора имеют непререкаемый церковный авторитет, поскольку они были подтверждены позднейшими постановлениями VI-го (2 правило) и VII-го (1 правило) Вселенских Соборов, как общезначимые для всей полноты Православной Церкви.

Православная Церковь крестит младенцев по вере их родителей и восприемников. Когда он подрастет, они обязаны научить его вере и позаботиться о том, чтобы их крестник стал истинным христианином. Это священный долг восприемников и они тяжко грешат, если пренебрегают этим долгом.

Наставление об этом читаем, например, в сочинении св. Дионисия Ареопагита «О церковной иерархии»:

«Божественным нашим наставникам угодно было допускать к крещению и младенцев, под тем священным условием, чтобы родители дитяти поручали его кому-нибудь из верующих, который бы их хорошо наставил в божественных предметах, и потом заботился о дитяти, как отец, указанный свыше, и как страж его вечного спасения. Этого-то человека, когда он дает обещание руководить отрока к благочестивой жизни, заставляет иерарх произносить отречения и священное исповедание. …Он… как бы так говорит: я даю обещание преподать этому младенцу Божественные наставления, когда он, пришедши в возраст, в состоянии будет понимать священное, чтобы он отвергся противника, и принял и исполнял Божественные повеления. ...Думаю, что нет ничего странного в том, что младенец допускается ко Крещению, имея такого вождя и руководителя, который преподаст ему наставление в божественных предметах и сохранит его безопасным от противных сил».

А то, что благодатные дарования даются по вере других, нам дано указание в Евангелии, при исцелении расслабленного: "Иисус видя веру их (принесших больного), говорит расслабленному: чадо, прощаются тебе грехи твои" (Мк. 2, 5).

При крещении детей, хотя они еще не имеют сознательной веры, в них тоже всевается семя благодатной жизни, приводящее впоследствии к полному перерождению крещенного, при условии надлежащего христианского воспитания.

Св. Феофан Затворник пишет о действии благодати в крещеных детях:

«Благодать нисходит на младенческую душу и производит в ней все одна, так как бы при сем участвовала и свобода, на том единственно основании, что в будущем сей, не сознающий себя и не действующий лично, младенец, когда придет в сознание, сам охотно посвятит себя Богу, желательно восприимет благодать, нашедши в себе ее действия, рад будет, что она есть, возблагодарит, что так сделано для него, и исповедует, что, если бы в минуту крещения даны были ему смысл и свобода, он не иначе поступил бы, как поступлено, и не захотел бы иного. Ради такого будущего свободного посвящения себя Богу и сочетания свободы с благодатию, Божественная благодать вся подается младенцу и без него все в нем производит, что производить ей свойственно, по одному уверению, что требуемое желание и предание себя Богу будет несомненно, — уверению, какое дают восприемники, поручаясь Богу пред Церковью, что сей младенец, пришедши в сознание, явит именно такое употребление свободы, какое требуется для благодати, приемля на себя обязанность самым делом довесть до того младенца восприемлемого.

Таким образом, чрез крещение в младенце полагается семя жизни о Христе и есть в нем; но она еще как бы не его, — действует как образующая его сила. Жизнь духовная, зарожденная благодатию крещения в младенце, станет собственною человеку, явится в полном своем виде, сообразною не только с благодатию, но и с свойством разумной твари с того времени, когда он, возникши к сознанию, свободным произволением посвятит себя Богу и желательным, радостным и благодарным восприятием усвоит себе обретенную в себе благодатную силу. И до сего времени в нем действует жизнь истинно христианская, но как бы без его ведома, действует в нем, а есть еще как бы не его; с минуты же сознания и избрания она становится его собственною, не благодатною только, но и свободною.     … младенец зреет и образуется в христианина в Святой Церкви среди христиан, как прежде телесно образовался в утробе матери».

Старец Паисий Святогорец:

«Сколько же тысяч человеческих зародышей ежедневно убивают! Аборт — это страшный грех. Аборт — это убийство, и не просто убийство, а убийство очень тяжкое, потому что убивают некрещёных детей. Родители должны уразуметь, что жизнь человека начинается с момента его зачатия.

Однажды ночью по произволению Божию мне довелось пережить страшное видение. После этого я понял, что такое аборты! Была ночь на вторник Светлой Седмицы. Как обычно, я зажёг две свечи и поставил их в две консервные баночки. Обычно эти свечи горят и в то время, когда я сплю. Я ставлю их за тех, кто страдает душевно и телесно — я отношу к ним и живых, и усопших. И вот в двенадцать часов ночи, творя Иисусову молитву, я увидел большое, огороженное каменной изгородью поле. Поле было засеяно пшеницей, всходы едва-едва начали подрастать. Стоя за изгородью, я зажигал свечи за усопших и ставил их на каменную стену. Слева виднелась безводная, бесплодная местность — одни скалы и каменистые обрывы. Эта местность не переставая тряслась от сильного гула, в который сливались тысячи душераздирающих, разрывающих сердце криков. Даже самый чёрствый человек, услышав это, не мог бы остаться равнодушным. Страдая от этих криков и не понимая, что происходит, я услышал голос, говорящий мне: "Поле, засеянное ещё не начавшей колоситься пшеницей, — это усыпальница душ умерших, которые воскреснут. В месте, сотрясающемся и дрожащем от душераздирающих криков, находятся души детей, убитых абортами". Пережив такое, я уже не мог прийти в себя от той великой боли, которую испытал за души этих детей. И лечь отдыхать тоже не мог, несмотря на то что очень устал...»


6. Семя новой жизни

Христианину важно помнить, что данный в таинстве крещения талант, залог новой жизни, приумножается путем личных усилий, подвигом всей жизни.

Св. Григорий Палама пишет:

«Хотя чрез божественное крещение Господь нас и возродил и чрез благодать Святаго Духа запечатлел в день Искупления, однако оставил еще иметь смертное и страстное тело, и хотя Он изгнал начальника зла из душ человеческих, однако допускает ему нападать изовне, чтобы человек, обновленный, согласно Новому Завету, т.е. Евангелию Христову, живя в доброделании и покаянии, и презирая удовольствия жизни, перенося же страдания и закаляясь в нападениях врага, - уготовал себя в сем веке к вмещению нетления и оных будущих благ, которые будут соответствовать будущему веку».

Преп. Иоанн Дамаскин:

«Оставление грехов через крещение дается, таким образом, всем равно, но благодать Духа — по мере веры и предварительного очищения. Итак, теперь через крещение мы получаем начаток Духа Святаго, и возрождение делается для нас началом другой жизни, печатью, охраною и просвещением».

Св. Феофан Затворник объясняет, что "грех как грехолюбие" упраздняется в нас крещением, но склонность ко греху остаётся, и с ней христианин борется в аскетическом подвиге всю последующую жизнь, очищая сердце от страстей:

"Но как же это: ветхий человек уже распят, то есть лукавое расположение уже умерщвлено, а между тем предлежит еще упразднять тело греховное, или разные виды порока? На это скажем: грех, как и добродетель, является в трех видах: грех, как дело, и обнимает всю совокупность грешных дел; грех, как склонность, и обнимает все виды грешных наклонностей, страстей, пороков; грех, как грехолюбие вообще, означает коренную падкость человека на грех вообще. Грех в последнем значении есть собственно ветхий человек. Он умирает и распинается в крещении; потому что в нем мы воспринимаем смертельную ненависть ко греху и любовь к правде и добру; а это и есть смерть грехолюбия, то есть распятие ветхого человека. Но тогда как воспринято такое доброе расположение, настроение, решение, частные виды грешности и лукавства — страсти остаются еще, и их надо побеждать и доводить до бездействия или упразднять, особыми против них направленными трудами и подвигами. Труды и подвиги, не позволяя им действовать, истощают их, измождают, замаривают; они и делаются недейственными. Поднимать эти подвиги против страстей нет нравственной возможности, пока в сердце качествует грехолюбие, или ветхий человек. Почему Апостол и сказал, — что для того, чтоб упразднилось тело греховное, или истреблены были пороки и страсти, распят прежде ветхий человек, — восприняты возненавидение греха и возлюбление добра. Это изменение на добро, благодатию Божиею укрепленное в крещении, является мощным к побеждению страстей и упразднению их".

Св. Игнатий (Брянчанинов):

“В падшем естестве нашем не уничтожено святым крещением свойство рождать из себя смешанные зло с добром”.

"…благодатное состояние обновления и пакибытия, доставляемое святым крещением, нуждается в поддержании жительством по евангельским заповедям. «Аще заповеди Моя соблюдете», сказал Господь, «пребудете в любви Моей. Будете во мне и Аз в вас. Яко же розга не может плода сотворити о себе, аще не будет на лозе: такой вы, аще во Мне не пребудете. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, яко же розга, и изсышет, и собирают ю, и во огнь влагают, и сгарает» [Ин. 15, 10, 4, 6]. Не поддерживающий приобретений, дарованных святым крещением, жизнью по заповедям, утрачивает приобретенное. “Неизреченная и страшная слава, - говорит святой Иоанн Златоуст, - доставляемая крещением, пребывает в нас один или два дня; потом мы ее погашаем, наводя на нее бурю житейских попечений и закрывая лучи густыми облаками” [Каллиста и Игнатия Ксанфопулов, гл. 5. Доброт. ч. 2]. Ожив в пакибытие крещением, мы снова умерщвляем себя жизнью по плоти, жизнью для греха, для земных наслаждений и приобретений. Святой апостол Павел сказал: «Должны есмы не плоти, еже по плоти жити. Сущии же во плоти Богу угодити не могут. Мудрование бо плотское смерть есть» [Рим. 8, 12, 8, 7, 6]. Благодать крещения остается без действия, как светлое солнце, закрытое тучами, как драгоценный талант, закопанный в землю. Грех начинает действовать в нас со всей силой или и еще сильнее нежели до принятия крещения, сообразно тому, в какой степени мы предаемся греховности. Но данное нам сокровище духовное не отнимается от нас окончательно до самой смерти, и мы можем раскрыть его снова во всей силе и славе покаянием [Каллиста и Игнатия, гл. 6]. Раскаяние в греховной жизни, печаль о грехах произвольных и невольных, борьба с греховными навыками, усилие победить их и печаль о насильном побеждении ими, принуждение себя к исполнению всех евангельских заповедей - вот наша доля. Нам предлежит испросить прощение у Бога, примириться с Ним, верностью к Нему загладить неверность, дружество со грехом заменить ненавистью ко греху. Примирившимся свойственна святая любовь".

Преп. Ефрем Сирин:

“Крещение есть только предначатие воскресения из ада”.

Преп. Симеон Новый Богослов объясняет:

“Уверовавший в Сына Божия… кается… в прежних своих грехах и очищается от них в таинстве крещения. Тогда Бог Слово входит в крещеного, как в утробу Приснодевы, и пребывает в нем как семя”.

Теперь от последующей жизни крещенного зависит или возрастить это семя в древо вечной жизни, исполняя заповеди Божии, или погубить его в земле своего сердца.

Духовный рост невозможен без борьбы; помощь в этой внутренней борьбе человек получает во всей благодатной жизни Церкви. Духовная жизнь в Церкви после крещения совершается через церковные таинства: покаяния, причащения и другие, – без этого истинная христианская жизнь невозможна, и христианину грозит отторжение от церковного тела.

Так, 80-е правило  Шестого Вселенскаго Собора  (Трулльскаго) гласит:

«Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или кто либо из сопричисленных к клиру, или мирянин, не имея никакой настоятельной нужды, или препятствия, которым бы надолго устранен был от своея церкви, но пребывая во граде, в три воскресные дни в продолжении трех седмиц, не приидет в церковное собрание: то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет удален от общения».

Епископ Никодим (Милош) поясняет это правило:

"Произвольным удалением от Церкви, они сами себя отлучают от нее, и церковное отлучение, определяемое для них правилами отцов, служит только справедливым объявлением таких людей чуждыми церкви, от которой они уже заранее сами себя отчуждили, а вместе с тем лишает их и всех тех благ, каких они сами не желали себе в общении церкви".


7. Кто может быть восприемником

Крестные отцы и крестные матери принимающих крещение должны быть православными,  знающими основы православной веры, молитвы «Отче наш» и «Символ Веры».

Не могут быть восприемниками:

- родители для своих детей (в соответствии с 53 правилом VI Вселенского Собора),
- малолетние,
- некрещённые, неверующие, иноверные и т.п. 


Между ребенком и восприемником возникает особое отношение – отношение духовного родства. Духовное родство основывается на понятии о новом рождении крещеного младенца и на отношениях, в какие он вступает с своим духовным отцом, с восприемником, который посредствует при его новом рождении.

Церковь считает духовное родство столь же реальным, сколь и родство природное. Поэтому во взаимоотношениях духовных родственников существуют такие же особенности, как и в отношении родственников природных. В настоящее время Русская Православная Церковь в вопросе о браках духовных родственников придерживается только 53-го правила VI Вселенского собора: невозможны браки между восприемниками и их крестниками, восприемниками и физическими родителями крестника и восприемников между собой. При этом мужу и жене разрешается быть восприемниками разных детей в одной и той же семье. Брат и сестра, отец и дочь, мать и сын могут быть крестными одного и того же ребенка.

Правило 53
Шестого Вселенскаго Собора, Трулльскаго (иначе Пято-Шестого Собора):

Понеже сродство по духу есть важнее союза по телу, а мы уведали, что в некиих местах, некоторые восприемлющие детей от святаго и спасительнаго крещения, после сего вступают в брачное сожительство с матерями их, вдовствующими: то определяем, дабы от настоящаго времени ничто таковое не было творимо. Аще же которые, по настоящем правиле, усмотрены будут творящими сие: таковые, во первых, да отступят от сего незаконнаго супружества, потом да будут подвергнуты епитимии любодействующих.

Епископ Никодим (Милош) поясняет:

 «…мысль о родстве духовном, которое, по словам этого правила, важнее, чем родство по крови. Мысль эта выражена была в церкви с древнейших времен. На основании этой мысли возникло и брачное препятствие между восприемником и его духовной дочерью и препятствие постольку большее, поскольку духовное родство, как мы уже видели, важнее родства по крови…  Трулльский Собор этим правилом предписывает, под угрозой наказания, чтобы восприемник не смел вступать в брак и с вдовой матерью крещеного ребенка; этим положено каноническое основание духовному родству, как препятствию к браку. Воспрещается, таким образом, канонически брак в духовном родстве между восприемником и его дочерью (первая степень), равно брак между восприемником и вдовой матерью крещеных детей (вторая степень)». 

Протоиерей Владислав Цыпин пишет в книге «Церковное право»:

"Препятствием к браку является также и наличие духовного родства. Духовное родство возникает вследствие восприятия новокрещенного от купели Крещения. После того, как установилась практика иметь восприемника и восприемницу при Крещении, император Юстиниан запретил брак между восприемником и воспринятой, мотивировав это тем, что "ничто не может в такой мере возбуждать отеческой любви и установить столь правомерного препятствия к браку, как это". Отцы Трулльского Собора в 53-м правиле запретили браки между восприемниками и родителями воспринятых. В "Базилике" запрещение браков между лицами, состоящими в духовном родстве, распространено и на 3 степень; воспринявший кого-либо от Святого Крещения не должен жениться на этой особе, потому что она ему дочь, ни на ее матери или дочери. Не может также жениться на перечисленных лицах и сын восприемника. Определением Константинопольского Синода, имевшим место при патриархе Николае III Грамматике (1084-1111 гг.), наличие духовного родства до 7 степени включительно, подобно кровному родству, признано препятствием к браку. Но степени эти определены только по нисходящей линии от восприемника и воспринятого, а по восходящей линии лишь в первой степени — мать воспринятого и восприемника. Однако в указе Святейшего Синода Русской Православной Церкви от 19 января 1810 г. отрицаются отношения духовного родства между детьми восприемника и воспринятым... Между тем, по законам Греческой Церкви, не только "духовные брат и сестра", т. е. лица, воспринятые одним и тем же восприемником, но их потомки до 7 степени духовного родства не могут вступать в брак".


8. Крещение в случае смертной опасности

Епископ Никодим (Милош) пишет в толковании на 49 Апостольское правило:

"Правило упоминает епископов и пресвитеров, как совершителей таинства крещения, что отвечает данной Христом заповеди (Мф. 28:19; Мк. 16:16). В Апостольских постановлениях (III, 11) сказано подобно этой заповеди: “Мы не даем власти крестить другим клирикам, как чтецам, певцам и привратникам, но только епископам и пресвитерам с помощью диакона”. Также учат св. отцы и учители церкви. Диакон не имеет права крестить и может делать это только в случае нужды, как может в случае нужды крестить и каждый мирянин, и даже женщина".

Правило 45 святого Никифора Исповедника:

Если в каком либо месте нельзя будет найти священника, то некрещенных младенцев может крестить всякий, кто тут окажется налицо. Нет греха: крестит ли отец, или кто бы то ни был, лишь бы только был христианин.

Протоиерей Владислав Цыпин:

«Совершителем Таинства Крещения могут быть епископы и священники (Апост. 46, 47). Но безусловная необходимость Крещения для спасения человека, а также принадлежность всякому христианину высокого достоинства "царского священства" является основанием для признания действительным крещения, совершенного в случае смертельной опасности для крещаемого мирянином, и даже женщиной. При этом однако от совершителя Таинства требуется сознательное отношение к своему поступку ("Православное Исповедание", ч. I, вопр. 103; "Номоканон" при Большом Требнике, ст. 204; "Книга о должностях пресвитеров приходских", § 84; Послание Восточных Патриархов, 16 член).

Патриарх Константинопольский Фотий в ответ на вопрос Калабрийского епископа Льва о действительности крещения, совершенного мирянином, писал: "Если в свободной стране, где христиане наслаждаются миром и где много священников, кто-либо из мирян, презирая порядок церковных священнодействий и надмеваясь гордостью, дерзнет совершить это дело, то есть крещение, таковые, после строгой епитимии за свой проступок, совершенно устраняются от получения священства… Ибо кто презрел благодать до ее получения, тот не усомнится попрать и полученную. Тех же, которые крещены ими, мы никак не признаем приявшими благодать Духа, а поэтому и определяем, что они должны быть крещены водою и помазаны миром… Но если святое крещение совершают (простые) христиане, живущие под варварским владычеством и не имеющие довольно священников, то совершенное по нужде заслуживает снисхождения, и требующие благодати не должны быть лишаемы ее вследствие тирании неверных. Поэтому крестившие, хотя бы они и не имели рукоположения, не подлежат суду и наказанию. О крещенных же определяем, чтобы они были помазуемы миром, хотя бы уже и получили миропомазание от неосвященных. Но крещение, совершенное по нужде (мирянином), да не устраняется. Ибо хотя оно и несовершенно (по недействительности прежнего миропомазания), однако почтено призыванием Всесвятой Троицы, благочестивым намерением призывающих и верою воспринимающих… Ибо Церковь Божия издревле допускала очень многие случаи крещения, правильно совершаемого, по нужде времени и места, мирянином"».
(В. А. Цыпин. Церковное право. Таинство Крещения)

При смертной опасности даже мать или отец  могут крестить собственное дитя, и они тогда не почитаются вошедшими в духовное родство.

"Книга должностей" говорит об этом крещении мирянами так: "В случае опасной слабости младенца, буди священника нет, может и мирянин крестить, то есть, погрузив в воде, выговорить форму: крещается раб (или раба) Божий во имя Отца, и проч. Чего для должен пресвитер прихожан, да и самых жен при рождении служащих научать, как в том случае поступать, притом ихже увещевать, дабы в таких случаях немедленно ему давали знать. Чиим бо нерадением младенец некрещен умрет, того правило 68 номоканона отлучает от причастия на три лета с поклонами на всяк день по сто, и постом в понедельник, среду и пяток, на всякую седмицу".

(То есть, священник, по небрежности которого кто-либо умер некрещенным, подлежит церковному наказанию, равно как и родители, из-за нерадения которых ребенок умирает вне Церкви (ст. 68 "Номоканона при Большом Требнике")).

В Требнике об этом сказано: «Аще тамо будет священник, он да крестит, а не диакон; аще же диакон, он, а не иподиакон; аще же кой-либо буди от клирик, он, а не простец; аще муж, он, а не жена.
Разве точию студа ради, достоит жене паче, неже мужу, крестити младенца, или аще жена лучше умети будет изрещи форму крещения и водою облияти».

То есть совершать крещение в отсутствии священника может любой из присутствующих православных христиан: диакон, иподиакон, церковный чтец (клирик), простой мирянин-мужчина. В самом крайнем случае крестить дозволено и женщине. При этом требуется только:

1) чтобы крещающий был православный  и осознавал важность совершения таинства;

2) чтобы он точно произносил формулу Крещения при троекратном погружении или обливании водой - таиносовершительные слова: «Крещается раб Божий (раба Божия) (имя) во имя Отца (первое погружение или окропление водой), аминь, и Сына (второе погружение или окропление водой), аминь, и Святаго Духа (третье погружение или окропление водой), аминь».

Если крещеный таким образом человек останется жив, то священник должен восполнить Крещение положенными в чинопоследовании молитвами и священнодействиями, а если умрет, то его можно отпевать, заказывать панихиды, писать его имя в церковных записках.

В безбожные советские годы родственники крестили младенцев тайно. Именно по причине гонений многие невоцерковленные люди не помнят и не знают доподлинно, крещены ли они в детстве. Свидетелей, подтверждающих факт крещения, часто уже не найти, или их нет в живых.

Во избежание повторного крещения в таких случаях, если есть основание предполагать, что человек уже воспринял таинство крещения, но полной уверенности в этом нет, принято совершать крещение в условной форме: "Крещается раб Божий имя рек, аще не крещен".

Воду после крещения нужно вылить в реку или в такое место, которое не попирается ногами.

Прот. Владислав Цыпин:

В Православной Церкви, однако, отвергается католическая практика признавать на основании учения об "ex opera operatum" действительным крещение, совершенное лицом некрещенным, не принадлежащим к Христианской Церкви. Безусловно недопустимо, ничтожно и всякое самокрещение.

9. Таинства еретиков

Правила святых Апостолов

Правило 47

Епископ или пресвитер, аще по истине имеющего крещение вновь окрестит, или аще от нечестивых оскверненного не окрестит: да будет извержен, яко посмеивающийся кресту и смерти Господней, и не различающий священников от лжесвященников.

(Ап. 46, 49, 50; I Всел. 8, 19; II Всел. 7; Трул. 84, 95; Лаод. 32; Карф. 48, 72; Василия Вел. 1, 47, 91).

 Правило 68

Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, приемлет от кого-либо второе рукоположение: да будет извержен от священного чина, и он, и рукоположивый; разве аще достоверно известно будет, что от еретиков имеет рукоположение. Ибо крещеным, или рукоположенным от таковых, ни верными, ни служителями церкви быти не возможно.

(Ап. 46, 47; I Всел. 8, 19; II Всел. 4; III Всел. 5; Лаод. 8, 32; Карф. 36, 48, 57, 68; Василия Вел. 1, 3).

Второго Вселенского Собора, Константинопольского

Правило 7

Присоединяющихся к православию, и к части спасаемых из еретиков приемлем, по следующему чиноположению и обычаю. Ариан, македониан, савватиан, и наватиан, именующих себя чистыми и лучшими, четыренадесятидневников, или тетрадитов, и аполинаристов, когда они дают рукописания и проклинают всякую ересь, не мудрствующую, как мудрствует святая Божия кафолическая и апостольская церковь, приемлем, запечатлевая, то есть, помазуя святым миром во первых чело, потом очи, и ноздри, и уста, и уши, и запечатлевая их глаголом: печать дара Духа Святаго. Евномиан же, единократным погружением крещающихся и монтанистов, именуемых здесь фригами, и савеллиан, держащихся мнения о сыноотчестве, и иное нетерпимое творящих, и всех прочих еретиков (ибо много здесь таковых, наипаче выходящих из галатския страны), всех, которые из них желают присоединены быти к православию, приемлем, якоже язычников. В первый день делаем их христианами, во вторый оглашенными, потом в третий заклинаем их, с троекратным дуновением в лице, и во уши: и тако оглашаем их, и заставляем пребывати в церкви, и слушати писания, и тогда уже крещаем их.

Из толкования еп. Никодима (Милоша): "Было достаточно уже того, что их крещение признано правильным, потому что по учению православной церкви есть и было, что правильным и действительным считается всякое крещение, совершенное во имя Святой Троицы, кем бы оно ни было совершено. Всякий, совершающий крещение, является лишь орудием, которое избирает Христос для приобретения человека в Свое царство. Это орудие совершает обряд, благодать же нисходит от Бога. Только благодаря такому взгляду, церковь могла признать и признавала крещение таких еретиков, какими были ариане и македониане...

…Вопрос о крещении еретиков и возникшая по этому поводу борьба между отцами востока и запада в первые века христианства представляет важный момент в развитии идеи православной церкви и её таинств. Как только церковь сознала свое единство и вселенскость, а следовательно, и свою, в отношении различных ересей, непогрешимость, когда она почувствовала себя единственной хранительницей Откровенной истины, то, естественно, в ее борьбе с еретиками тотчас же должен был выдвинуться вопрос о правильности таинств и особенно таинства крещения. Последовательность православной точки зрения могла привести лишь к одному единственному заключению, а именно: если еретики лишены участия в спасении, то тем самым они непосредственно лишены возможности быть посредниками в спасении людей. Крещение еретиков не есть крещение; оно не только не очищает, но, наоборот, оскверняет, точно так же, как оскверняет сама ересь, в которую человек вступает посредством такого ложного крещения. В силу этого, все крещеные еретиками должны считаться как бы некрещеными и, при переходе в православную церковь, должны быть крещены снова. Великое множество отцов и учителей церкви в первой половине III века со всею строгостью придерживалось этого взгляда. Климент Александрийский называет негодным крещение еретиков, а что подобное воззрение имело значение для всей египетской церкви, доказывает, между прочим, Дионисий Александрийский в повествовании о своем предшественнике Ираклии, не крестившем лишь тех еретиков, которые были раньше православными, потом перешли в ересь и впоследствии опять возвращались в православие. Тертуллиан признает только одно крещение и одну церковь, совершенно отрицая значение еретического крещения: "во-первых потому, - говорит он, - что они вне церкви, во-вторых, что они не признают ни того Бога, ни того Христа, которого признают православные". Киприан упоминает об этом соборе, под председательством Агриппина, созванном в начале III века в Карфагене и единогласно провозгласившем недействительность еретического крещения. Евсевий упоминает о двух соборах в Малой Азии из первой половины III века, на которых было сделано то же заключение. Насколько уже в то время постановление это было древне, видно из слов Фирмилиана, утверждающего, что никто и не запомнит, имело ли оно когда-либо начало: "они всегда признавали только одну церковь и одно крещение, которое может быть совершено только этою церковью". … Вообще все считали крещение еретиков нечистым и требовали, согласно данному правилу, чтобы они до привития в церковь были крещены снова. Совершенно иного взгляда придерживалась в данном вопросе римская церковь. В Риме смотрели на еретиков, хотя и крещенных вне церкви, только как на отпавших от христианства, и принимали их в церковь просто через возложение на них рук, как и всяких других грешников. … Это привело к заблуждению многих нумидийских епископов, начавших сомневаться в правильности действий египетских епископов, разделявших в вопросе о еретическом крещении взгляд римской церкви; поэтому они, в количестве восемнадцати, обратились к Киприану, бывшему тогда вместе со своими епископами на соборе в Карфагене, умоляя его разъяснить их сомнение. По рассмотрении данного вопроса, собор единогласно провозгласил недействительность еретического крещения. В том же смысле Киприан ответил на подобный вопрос мавританскому епископу Квинту. Второй собор того же года, на котором собрались семьдесят один епископ, подтвердил прежнее решение и отправил свое послание римскому епископу Стефану, находившемуся тогда по этому вопросу в распре с восточными епископами. На нескольких соборах Малой Азии вновь был принят принцип недействительности еретического крещения… Стефан, всеми способами добивавшийся того, чтобы склонить на свою сторону епископов Малой Азии, зашел так далеко, что начал даже угрожать им отлучением от церковного общения. … Гонение при императоре Валериане в 257 году положило конец этой борьбе…

Распря между востоком и западом вновь возникла по вопросу о крещении донатистов… Вопрос о донатистах был решен на Карфагенском Соборе 348 года и тут уже обнаружилась некоторая уступчивость по сравнению с учением Киприана, причем 1-м правилом было установлено, что не должно считать необходимым вторичное крещение для каждого еретика без различия. Из заключительных слов председателя собора, епископа Грата, видно, что собор считал чрезмерною крайностью как направление востока, представителем которого являлся Киприан, так и направление запада, представителем которого был Стефан. Для мира и единства церкви необходимо было найти середину этих двух направлений, что и было сделано. Никейский Собор первый показал в данном случае разумную снисходительность, издав свое известное 8-е правило. …пример Никейского Собора встретил сочувствие всей церкви, став для нее впоследствии общим правилом. Лучшим доказательством этого является правило Второго Константинопольского Собора, которое впоследствии, с небольшими добавлениями, возобновлено было на Трулльском Соборе.

Поэтому, руководствуясь в вопросе о крещении, совершенном в неправославном обществе, общими предписаниями соборов и отцов, принцип православной церкви можно начертать следующим образом: крещение, как установление Иисуса Христа, может совершаться только в Его церкви и, следовательно, только в церкви может быть правильно и спасительно; но если и другие христианские общества, находящиеся вне православной церкви, имеют сознательное намерение ввести новокрещеного в Христову церковь, т.е. имеют намерение сообщить ему через крещение божественную благодать для того, чтобы он силою Святаго Духа сделался истинным членом тела Христова и возрожденным чадом Божиим, тогда и крещение, полученное в таком обществе, будет считаться настолько действительным, насколько оно совершено на основании веры в Святую Троицу, во имя Отца и Сына и Духа Святаго, потому что, где с верою дано и принято такое крещение, там оно должно действовать благодатно и там не преминет явиться помощь Христова. Всякое общество, искажающее учение о Боге и не признающее троичности святых Лиц в Божестве, не может совершать правильного крещения, и крещение, совершенное в нем, не есть крещение, потому что подобное общество стоит вне христианства. В силу этого православная церковь признает действительным и спасительным крещение всякого христианского общества, находящегося вне ее ограды, будь оно еретическое или раскольническое, если крещение это совершено истинно во имя Отца и Сына и Святаго Духа". 

Правила Святого Василия Великого. Первое Каноническое Послание к Амфилохию Иконийскому:

1. Итак, относительно вопроса о кафарах, и речено прежде, и ты благорассудительно упомянул, что подобает последовать обычаю каждой страны, потому что о их крещении различно думали рассуждавшие о сем предмете в свое время. Крещение пепузиан, по моему мнению, не имеет ничего в свое защищение; и я удивился, как не приметил сего великий Дионисий, будучи искусен в правилах. Ибо древние положили принимать Крещение, ни в чем не отступающее от веры; поэтому иное насказали они ересью, иное расколом, а иное самочинным сборищем. Еретиками назвали они совершенно отторгшихся и в самой вере отчуждившихся; раскольниками - разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных и о вопросах, допускающих уврачевание; а самочинными сборищами - собрания, составляемые непокорными пресвитерами или епископами и ненаученным народом. Например, если кто, быв обличен во грехе, удален от священнослужения, не покорился правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив Кафолическую Церковь, - это есть самочинное сборище. О покаянии мыслить иначе, нежели как сущие в Церкви - есть раскол. Ереси же суть, например: манихейская, валентинианская, маркионитская и сих самых пепузиан. Ибо здесь есть явная разность в самой вере в Бога. Вот почему от начала бывшим Отцам угодно было крещение еретиков совсем отметать; Крещение раскольников, как еще не чуждых Церкви, принимать; а находящихся в самочинных сборищах - исправлять приличным покаянием и обращением, и вновь присоединять к Церкви.  …Пепузиане же явно суть еретики. Ибо они восхулили на Духа Святаго, нечестиво и бесстыдно присвоив наименование Утешителя Монтану и Прискилле. Посему, боготворят ли они человеков, подлежат за это осуждению; оскорбляют ли Духа Святаго, сравнивая Его с людьми, - и в сем случае повинны вечному осуждению, ибо хула на Духа Святаго не прощается. Какая же была бы сообразность признать крещение тех, которые крестят во Отца, и Сына, и в Монтана или Прискиллу?... Ибо хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от Церкви уже не имели на себе благодати Святого Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от Отцов и, чрез возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, сделавшись мирянами, не имели власти ни крестить, ни рукополагать, и не могли преподать другим благодать Святого Духа, от которой сами отпали. Вот почему приходящих от них к Церкви, как крещенных мирянами, древние повелевали вновь очищать истинным церковным Крещением. …прилично нам отвергать их крещение; и если бы кто принял от них оное, такового, приходящего к Церкви, крестить. Но если это становится препятствием общему благосозиданию, то вновь подобает держаться обычая и следовать Отцам, благоусмотрительно устроившим дела наши. Ибо я опасаюсь, чтобы нам тогда, как хотим удержать их от поспешного крещения, не оттолкнуть, спасаемых строгостью отлагательства. Если же они сохраняют наше крещение, это да не устыжает нас, ибо мы обязаны не воздавать им за то благодарность, но покоряться правилам с точностью. Всемерно же да будет установлено, чтобы, после их крещения приходящие к Церкви, были помазуемы от верных и так приступали к таинствам. Впрочем, знаю, что братий Зоина и Саторнина, бывших в их обществе, мы приняли на кафедру епископскую, почему соединенных с их обществом уже не можем строгим судом отчуждать от Церкви, постановив принятием епископов как бы некое правило общения с ними».

Епископ Никодим (Милош) объясняет часть правила св. Василия Великого "Ибо, хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от церкви уже не имели на себе благодати Святого Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от отцев, и, чрез возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, соделавшись мирянами, не имели власти ни крестити, ни рукополагати, и не могли преподати другим благодать Святого Духа, от которой сами отпали":

«Таким образом, власть епископа — рукополагать других, сообщать им благодать священства, зависит от преемства, т.е. от того, насколько он, подлежащий епископ, принял, унаследовал эту власть от лиц, могущих передать ему оную законно, и поскольку он эту унаследованную власть умеет хранить и, в свою очередь, другим в наследство передать. Раз епископ потеряет эту власть, вследствие ли раскола или ереси, тогда, само собой понятно, он не в состоянии и другим ее передать, так что в этом епископе преемство прекратилось, т.е. он потерял наследство, соучастником которого он стал чрез хиротонию, наравне с прочими православными епископами. Эта каноническая мысль о священной иерархии в церкви, затронутая Василием Великим в настоящем правиле, есть не иное что, как кратко формулированное учение об этом Священного Писания, святых отцов и учителей церкви».

Учения о том, что вне Церкви не может быть благодатных таинств, придерживались св. Василий Великий, св. Киприан Карфагенский, св. Иоанн Златоуст, преп. Феодор Студит, св. Макарий Коринфский, составитель Добротолюбия, св. Афанасий Париос, преп. Никифор Хиосский, преп. Арсений Новый и прочие отцы паламисты, жившие в XVIII веке, преп. Никодим Святогорец, святитель Игнатий (Брянчанинов), священномученик Иларион (Троицкий), священномученик Онуфрий (Гагалюк), преподобный Иустин (Попович). Все они считали католиков еретиками и принимали их через Крещение. «Латиняне – еретики, и мы отвращаемся от них как от еретиков, подобных арианам, савеллианам или духоборцам македонианам», – писал преп. Никодим Святогорец.

Св. Афанасий Александрийский пишет о безблагодатности крещения ариан и других еретиков:

«Если тайноводство [крещение] преподается … по собственному их вымышлению… то не совершенно ли пусто и бесполезно преподаваемое ими крещение, имеющее только мнимый вид, в действительности же ни мало не вспомоществующее благочестию?

Не тот преподает, кто говорит только: Господи! Но кто с этим именем и соединяет правую веру. Посему и Спаситель не просто заповедал крестить, но говорит прежде: «научите»; а потом уже: крестите «во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28, 19), чтобы от научения произошла правая вера, а с верою соединялось тайноводство крещения.

И другие многие ереси, произнося только имена, но мудрствуя неправо, а потому, как сказано, не имея здравой веры, бесполезною имеют преподаваемую ими воду как скудную благочестием; почему окропляемый [крещаемый] ими боле осквернится нечестием, нежели омывается…

Мудрствующие по ариеву, хотя читают написанное и произносят имена, но вводят в обман принимающих от них крещение: потому что сами нечестивее прочих еретиков и постепенно преуспевают пред ними в нечестии. Принимая по-видимому, крещение во имя несущего, ничего не примут они» (т. 2, «На ариан слово второе», гл. 42, 43).

Св. Иоанн Златоуст:


«Ничто так не оскорбляет Бога, как разделения в Церкви. Хотя бы мы совершили тысячу добрых дел, подвергнемся осуждению не меньше тех, которые терзали Тело Его, если будем расторгать целость Церкви... Сказанное мною относится не к начальствующим только, но и к подчиненным. Один святой муж сказал нечто такое, что могло бы показаться дерзким, если бы не им было сказано. Что же именно? Он сказал, что такого греха не может загладить даже кровь мученическая. В самом деле, скажи мне, для чего ты принимаешь мучения? Не для славы ли Христовой? Итак, будучи готов положить свою душу за Христа, как решаешься ты разорять Церковь, за которую положил душу Христос?... Если эти последние содержат противные (нам) догматы, то потому самому не должно с ними иметь общения; если же они мыслят одинаково с нами, то еще больше (должно избегать их)... "Что говоришь ты? У них та же самая вера, и они также православны". Если так, отчего же они не с нами? "Един Господь, едина вера, едино крещение". Если у них хорошо, то у нас худо; а если у нас хорошо, то у них худо... Скажи мне: ужели вы считаете достаточным то, что их называют православными, тогда как у них оскудела и погибла благодать рукоположения? Что же пользы во всем прочем, если у них не соблюдена эта последняя? Надобно одинаково стоять как за веру, так и за нее (благодать священства). А если всякому позволительно, по древней пословице, наполнять свои руки, быть священником, то пусть приступят все, и напрасно устроен этот жертвенник, напрасно (установлен) церковный чин, напрасно лик иереев: ниспровергнем и уничтожим это. Этого, говорят, не должно быть. Но не вы ли делаете это, а потом говорите: так не должно быть? Что еще говоришь ты: не должно быть, когда так на самом деле?»

Св. Феофан Затворник:

«Надо тебе истину знать и веровать в нее: где ты ее возьмешь помимо Церкви, которая есть… столп и утверждение истины (1 Тим. 3, 15)? Надо тебе благодать приять: где ты обретешь ее, кроме Церкви, хранительницы таинств, без которых не подается благодать? Надо тебе руководство верное иметь, и в деле ведения, и в деле жизни; где ты его встретишь, помимо Церкви, в коей единой есть богоучрежденное и Богом поставляемое пастырство? Надо тебе с Господом Иисусом Христом сочетаться: где ты его сподобишься, если не в Церкви, коей Глава есть Христос Господь?»

«Необходимо потому всякому стяжать благодать Св. Духа. Но непосредственно Дух Святый сошел только на апостолов; после же них благодать Св. Духа сообщается верующим уже не иначе, как чрез особые посредства, или таинства, по указанию Господа Духом Святым чрез апостолов учрежденные. И таинства сии вверены св. православной Церкви и суть в ней единой».

«Св. Церковь православная есть сокровищница благ спасения. Что бы тебе ни нужно было для спасения – все то найдешь в ней, и только в ней. Помимо ее и сам Господь не дает сих благ. Так благоволил устроить сам Он. Став Главой Церкви, Он не иначе действует во спасение наше, как чрез сие тело Свое. И не ищи к Его сокровищам спасения другого доступа. Его нет».

«Кто в Церкви истинной, тот избавлен от греха, проклятия и смерти, тот сын и наследник Богу и сонаследник Христу, тому принадлежат все дары благодатные здесь и все блага наследия на небесах. Так есть из-за чего позаботиться о том, чтоб не отпасть от св. Церкви. Кто отпадет, тот лишается всех сих неоцененных благ ее и губит душу свою. В св. Церкви, и только в ней одной, все устроено к нашему спасению - почему отпадающий от нее не имеет чем спасать себя. Для спасения нужна благодать: где возьмешь ее вне Церкви? Благодать подается чрез св. таинства, а Таинства хранятся во св. Церкви. Для совершения таинств нужно священство, а истинное священство есть только в Церкви. Стало, кто вне Церкви, тот без священства, без Таинств и без благодати. Чем же спасать ему душу свою?! Вот он и гибнет вне Церкви».

"Разве сто истин? Одна истина. Разве сто путей? Один путь. Разве сто Богов? Един Бог, едина вера, едино крещение... Так как же это все равно?.. И то будто равно с нами, где нет священства, нет Св. причащения и покаяния? Как же разрешатся грехи наши?.. И чем напитается дух наш?.. Ни на что не похожа вся эта филантропия. Не умеют решить вопроса: да что ж такое другия исповедания? Но из-за того, что мы не можем, как следует решить его, не следует нам криво толковать и понимать решительно верное".

Святитель Игнатий (Брянчанинов):

«Папизм – так называется ересь, объявшая Запад, от которой произошли, как от древа ветви, различные протестантские учения. Папизм присваивает папе свойства Христа и тем отвергает Христа. Некоторые западные писатели почти явно произнесли это отречение, сказав, что гораздо менее грех – отречение от Христа, нежели грех отречения от папы. Папа есть идол папистов; он – божество их. По причине этого ужасного заблуждения благодать Божия отступила от папистов; они преданы самим себе и сатане – изобретателю и отцу всех ересей, в числе прочих и папизма. В этом состоянии омрачения они исказили некоторые догматы и таинства, а Божественную Литургию лишили ее существенного значения, выкинув из нее призывание Святаго Духа и благословение предложенных хлеба и вина, при котором они пресуществляются в Тело и Кровь Христовы... Никакая ересь не выражает так открыто и нагло непомерной гордости своей, жестокого презрения к человекам и ненависти к ним».

Святитель Филарет Московский пишет:

«Всякий, во имя Троицы крещеный, есть христианин, к какому бы он не принадлежал исповеданию. Истинная Вера одна – Православная; но и все христианские верования – по долготерпению Вседержителя – держатся. Евангелие везде у всех одно; да не всеми одинаково понимается и изъясняется. Заблуждения отпавших от Вселенской Церкви – не упрек от рождения воспитанным в том или другом исповедании. Простые души – в простоте и веруют по учению, им заповеданному, не смущаясь религиозными прениями, для них и недоступными. За них ответ дадут Богу их духовные руководители. Благочестивые люди бывали и будут как в Православной Церкви, так и в Римо-католической».

Свящ. Георгий Максимов:

«Нередко вопрос о спасении еретиков увязывают с вопросом о признании Церковью таинств в тех или иных неправославных сообществах. Что касается вопроса о действительности или недействительности их таинств, то в Предании Православной Церкви он окончательно не решён. Некоторые святые отцы говорили, что таинств у еретиков нет, а некоторые говорили, что они есть. Это расхождение зафиксировано ещё в III веке между священномучеником Киприаном Карфагенским и святым Стефаном Римским.

Святой Киприан полагал, что вне Церкви не может быть никаких таинств, и потому обращающихся к ней лиц, крещеных еретиками или раскольниками, нужно крестить снова, а святой Стефан полагал, что Церковь может принять их без этого, признав совершенное ранее как таинство, если оно было совершено правильно.

То, что на Вселенских соборах Церковь постановила принимать некоторых еретиков без прекрещивания, может быть расценено как признание взгляда, выраженного святым Стефаном. Однако это не столь однозначный вывод, если учесть мнение священномученика Илариона (Троицкого), который говорил, что таинство крещения не производится над обратившимся еретиком не потому, что Церковь признает совершенные еретиками таинства, а потому что Господь при соединении еретика с Православной Церковью невидимым образом восполняет благодать крещения и других таинств (хиротонии, если речь идет о клирике сообщества, в котором сохранилось апостольское преемство).

Мнение о том, что вне Церкви не может быть никаких таинств, высказывали, помимо св. Киприана, прп. Феодор Студит, прп. Никодим Святогорец, святитель Игнатий (Брянчанинов), священномученик Иларион (Троицкий), священномученик Онуфрий (Гагалюк), преподобный Иустин (Попович). А признавали существование таинств у еретиков, помимо св. Стефана, такие святые отцы как блж. Августин, прп. Викентий Лиринский, свт. Тарасий Константинопольский, блж. Феофилакт Болгарский, свт. Филарет Московский, свт. Николай Японский.

Однако все святые отцы, как признававшие, так и не признававшие действенность таинств, совершаемых вне Церкви, были согласны в том, что еретики (равно как и раскольники) не могут спастись».

См. тж.:

Таинство крещения. – Прот. Серафим Слободской. Закон Божий

Таинство крещения. - Прот. Михаил Помазанский. Догматическое богословие

О крещении. - Пространный христианский катехизис. Составлен Святителем Филаретом, Митрополитом Московским

Послание Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о Православной вере (1723г.)

Таинство крещения. - Таинства Православной Церкви.Справочник православного человека

Патриарх Павел Сербский. Может ли женщина приходить в храм на молитву, целовать иконы и причащаться, когда она «нечиста» (во время месячных)?

Богослужение таинств крещения и миропомазания. - Протоиерей Геннадий Нефедов. Таинства и обряды Православной Церкви

Св. Иоанн (Максимович). 950-летие крещения Руси

Иеромонах Иов (Гумеров) о крещении Руси

О крещении. - Блаж. Феодорит Киррский. Сокращенное изложение Божественных догматов

О крещении. - Св. Николай Сербский. Миссионерские письма

Св. Григорий Богослов. Песнопения таинственные. Стихотворение, в котором Святой Григорий пересказывает жизнь свою

Таинство нерушимо

Возрождение благодатью

Сила Крещения

Св. Тихон Задонский:
    О святом Крещении
    Об усыновлении нашем Богу
    Об отречениях и обетах наших, сделанных при Крещении
    О нашем обновлении святым Крещением
    О бедствии христианина, беззаконно живущего после святого Крещения

Священномученик Иларион (Троицкий). Христианства нет без Церкви

Священномученик Иларион (Троицкий). Единство Церкви и всемирная конференция христианства

Протоиерей Владислав Цыпин. Присоединение инославных. К вопросу о границах Церкви

Священник Николай Баринов. О духовном родстве и браке между восприемниками



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика