Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Иконопочитание



Иконопочитание — почитание святых икон, догмат православия, существовавший с первых веков христианства и окончательно сформулированный на Седьмом Вселенском соборе.

Слово "икона" – греческое, в переводе на русский язык означает "образ". Святые образа берут свое начало в Священной истории Ветхого Завета.

Важно понимать, что поклонение пред образом не выражает его обоготворения, потому что мы молимся не самой иконе, а Богу и Его святым, изображённым на иконе. «Честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней» (орос VII Вселенского Собора).

1. Доказательство о святых иконах из Ветхаго Завета
2. Иконы существовали с первого века христианства
3. Ересь иконоборчества
     а) Причины возникновения ереси иконоборчества
     б) Сопротивление иконоборчеству. Гонения на православных
4. Аргументы православия против иконоборчества
5. Седьмой Вселенский собор. Догмат иконопочитания
6. Значение почитания икон
7. Молитва перед иконами
8. Возжигание лампад и свечей перед иконами

1. Доказательство о святых иконах из Ветхаго Завета

Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Вениамин (Краснопевков):

«В начале, в древнем законе, Сам Бог повелел Моисею, ради чести и славы Своей, сотворить в скинии образы, сказав ему: «И да сотвориши дщицу злату чисту, и изобразиши на ней образ печати, святыня Господня» (Исх. 28, 36). Господь, повелевая Моисею сотворить образы, сказал не о идолах греческих и языческих богов, но повелел сотворить образы для славы Своей. Потом Бог повелел Моисею сделать кивот завета и двух херувимов, говоря: «сотвориши два херувима злата изваянна, и возложиши я от обеих стран очистилища; и ниже: на опонах множество херувимов сотвориши» (Исх. 25,18-19). Затем Господь Бог повелел Моисею сделать меднаго змея: «сотвори себе змию (медяну) и положи ю на знамя: и будет, аще угрызет змия человека, всяк угрызенный видев ю, жив будет» (Чис. 21, 8). Затем Господь Бог повелел Моисею сделать две каменныя скрижали (таблицы). И «рече Господь к Моисею: истеши себе две скрижали каменны якоже и первыя, и взыди ко Мне на гору: и напишу на скрижалях словеса» (Исх. 34, 1). Эти две скрижали, стамну, заключавшую в себе манну, и жезл Ааронов Моисей с великою честию положил в ковчеге. «Еще повелел Бог Моисею: и да помажеши (святым елеем) скинию свидения, и кивот скинии свидения, и все сосуды ея, и алтарь кадильный. И освятиши я и будут святая святых: всяк прикасайся к ним, освятится» (Исх. 30). Соломон же премудрый сотвори на дверях изваянныя херувимы... объятыя златом свещенным на изображение (3 Цар. 6,35). Провидев все это, пророк Давид возгласил: «Господи, возлюбих благолепие дому Твоего, и место селения славы Твоея» (Пс. 25). И еще: «вниду в дом Твой, поклонюся ко храму святому Твоему в страсе Твоем» (Псал. 5). «Возносите Господа Бога нашего, и поклоняйтеся подножию ногу Его, яко свято есть». Все эти свидетельства не противоречат заповеди, данной Богом людям израилевым:  «слыши, Израилю: Господь Бог наш Господь един есть» (Втор. 6). «Да не будут тебе бози иныи пред лицем Моим, да не сотвориши себе кумира, ни всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земле низу, и елика в водах, и под землею: да не поклонишися им, ниже послужиши им» (Втор.5,7). Здесь Бог ясно запрещает делать образы богов греческих и языческих, потому что греки и другие языческие народы, как например египтяне, почитали своих истуканов за богов и покланялись им. Но чтоб к сему не привык и народ Божий, Господь Бог строго запретил им делать такия подобия. Однако они слили себе тельца в пустыне и вопияли пред ним: «се бози твои, Израилю», и сделались идолослужителями. Но Господь не только не запретил делать образы, но и для Своего прославления повелел сделать доску с изображением херувиимов, меднаго змия, и другия украшения, имевшия быть при кивоте. И этих украшений ни Моисей, ни израильтяне не только не уничтожали, но и почитали и покланялись им, и в сем случае почитали не дерево и не краски, но Того, в честь и хвалу Котораго они были сделаны».

Преп. Иоанн Дамаскин:

«Но те, которые не исследуют смысла Писания, говорят, что Бог сказал через законодателя Моисея: "Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу" (Исх. 20, 4), и через пророка Давида: "Да постыдятся все служащие истуканам, хвалящиеся идолами" (Пс. 96, 7), и многое другое такое же. Ибо то, что представили они как из Божественного Писания, так и из святых отцов, следует понимать должным образом. ...Находившимся еще в детском возрасте и изнемогавшим от болезни идолослужения, и считавшим идолов богами, и поклонявшимся им, как богам, и отвергавшим поклонение Богу, и воздавшим славу Его твари Врач душ запретил делать это. Ибо невозможно делать изображение Бога бестелесного, и невидимого, и невещественного, и не имеющего ни внешнего вида, ни очертания, и непостижимого. Ибо как будет изображено то, что недоступно зрению? "Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил" (Ин. 1, 18). "Человек не может увидеть Меня и остаться в живых",- говорил Бог (Исх. 33, 20).

А о том, что идолам поклонялись, как богам, послушай, что говорит Писание в Исходе сынов Израиля, когда Моисей взошел на гору Синай, и на долгое время остался там с Богом, и получил Закон. А неблагодарный народ восстал на Аарона, слугу Божия, говоря: "сделай нам бога, который бы шел перед нами, ибо с этим человеком, с Моисеем... не знаем, что сделалось"; потом сняли с женщин украшения и слили из металла тельца, и ели, и пили, и упились как вином, так и заблуждением, и начали играть, говоря в безумии: "вот бог твой, Израиль" (Исх. 32, 1-9). Видишь, что богами они считали идолов, которые были жилищами демонов? И служили твари вместо Творца, подобно тому, как говорит божественный апостол: "и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся... и поклонялись, и служили твари вместо Творца" (Рим. 1, 23, 25). Поэтому Бог запретил делать всякое подобие, как Моисей говорит во Второзаконии: "И говорил Господь к вам на горе из среды огня; глас слов Его вы слышали, но образа не видели, а только глас". И после немногих слов: "Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Господь на горе Хориве из среды огня, дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира, представляющих мужчину или женщину, изображения какого-либо скота, который на земле, изображения какой-либо птицы крылатой..." И так далее. И после небольшого промежутка: "И дабы ты, взглянув на небо и увидев солнце, луну и звезды и все воинство небесное, не прельстился и не поклонился им и не служил им" (Втор. 4, 12; 15-17; 19). Замечай, что одна цель: чтобы не послужили твари вместо Творца и не воздавали служебного поклонения никому, кроме одного Творца. Поэтому с поклонением повсюду в Писании соединяется служение. И после немногих слов: "Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения" (Втор. 5, 7-8) и опять: "Не делай себе богов литых" (Исх. 34, 17). Видишь, что из-за идолослужения Писание запрещает изображения и что невозможно, чтобы Бог - бестелесный и невидимый, и неописуемый - был изображаем. Ибо "образа не видели" Его, говорит Писание (Втор. 4, 12), как говорит и [апостол] Павел, стоя посреди Ареопага: "Итак мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого" (Деян. 17, 29). И что это так, слушай: "Не делай себе кумира,- говорит Писание,- и никакого изображения" (Исх. 20, 4). Когда Бог повелел это: сделай,- говорит оно [Писание],- завесу дверям скинии свидения из голубой, пурпуровой и червленой шерсти, и херувимов сделай на них искусною работою" (Исх. 26, 1). "И сделал крышку из чистого золота... и сделал двух херувимов" (Исх. 37, 6-7). Что ты делаешь, о Моисей? Ты говоришь: "Не делай себе кумира и никакого изображения" и ты же устраиваешь завесу с херувимами и двух херувимов из чистого золота? Но слушай, что отвечает тебе слуга Божий Моисей. О, слепые и безумные... я не сказал: не сделай изображения херувимов, как рабов, предстоящих очистилищу, но: "Не делай себе богов литых", и: "не делай... никакого изображения", как бога, и не послужи "твари вместо Творца" (Рим. 1, 25). Итак, подобия Бога я не сделал, не сделал, конечно, и подобия кого-либо другого, как Бога, и не послужил "твари вместо Творца".

...Таким образом, и в деле, касающемся изображений, должно отыскивать как истину, так и цель тех, кто их создает. И если она истинна и права и если изображения делаются для славы Божией и Его святых, и для соревнования добродетели, и избежания порока, и спасения душ, то должно принимать их с радостью и почитать, как образы и подражания, и подобия, и книги для неграмотных, и поклоняться, и целовать, и приветствовать глазами и устами, и сердцем, как подобие Воплотившегося Бога и его Матери, или святых, соучастников страданий и славы Христа, и победителей, и истребителей диавола и демонов, и заблуждения их».

2. Иконы существовали с первого века христианства

Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Вениамин (Краснопевков):

«Обращаясь к Новому Завету, мы видим, что и здесь образа получили начало от Самаго Иисуса Христа. Ибо когда Авгарь, царь Едесский, послал в Иудею живописца снять с Господа нашего образ, и когда живописец не мог ничего сделать, по причине блистающей светлости лица Иисусова: тогда Сам Господь приложив убрус к Своему Божественному и животворящему лицу и отпечатлев на нем Свое изображение, послал его к ожидавшему Авгарю. Об этой иконе подробнее читай Четьи - Минеи августа 16 дня. Кровоточивая жена в Кесарии, где она и родилась, сделала медный образ Господа Иисуса Христа, и у ног этого образа выросло дерево, которое исцеляло всякие болезни. "Этот образ, - пишет Евсевий (кн. 7, гл. 18), - сохранился и до наших дней, и мы, когда ни приходили в город, всегда его видели". Тот же Евсевий в той же главе пишет о себе: "иконы апостолов Петра и Павла, изображенных на досках, мы видели сохранившимися и до наших дней". Что иконы были и во времена святых апостолов, об этом в слове на неделю православия свидетельствует святой Иоанн Дамаскин: "прими (во свидетели) и благовестника Луку. Как апостолы повелели евангелисту Луке написать образ Спасителя, так и авва Иосиф написал честную икону Пречистой Девы Марии, и послал ее к Феофилу". И ниже: "святой апостол Лука прежде написал на иконе образ Господа нашего Иисуса Христа и пречистой Его Матери, а потом изображения святых апостолов и пророков". Древние писатели говорят, что когда "образа, написанные евангелистом Лукою, были принесены к Пречистой Деве Марии, она благословила их, сказав: благодать Сына Моего и Моя да будет с ними. И тотчас вследствие благословления Богоматери от этих образов стали совершаться многия чудеса и доныне совершаются". А что касается до того, что об этом не написано в Евангелии, или в посланиях апостольских (почему иконоборцы и не веруют), то на это нужно сказать, что не все написано в Евангелии, что и само Евангелие свидетельствует: «многа же ина знамения сотвори Иисус пред ученики Своими, яже не суть писана в книгах сих» (Иоан. 20, 30). В деяниях апостольских пишется: «предаяше им хранити уставы сужденныя от апостол и старец, иже во Иерусалиме» (Деян. 16, 4). И в другом месте: «тем же убо, братие, стойте и держите предания, имже научистеся или словом, или посланием нашим» (2 Фес. 2, 15). Отсюда видно, что чего не написали апостолы, то после них, когда христианство распространилось и служение демонам престало, написали и преподали словесно ученики их. Ученик святаго апостола Павла, святой Дионисий Ареопагит, в книге о небесной иерархии, спрашивает: "почему пишут ангела в образе человеческом? и для чего евангелистов пишут в четверовидных изображениях?" Отсюда видно, что образы были в употреблении и во времена апостольския. В конце перваго столетия по Рождестве Христовом Евстафию Плакиде явился образ распятия Христова, о чем смотри в Четьи - Минеи 20 сентябоя. В греческой хронике пишется, что во втором столетии по Рождестве Христовом, когда на христиан было воздвигнуто гонение, они не смели явно показывать образа. Внук Едесскаго царя Авгаря был идолопоклонник, и поэтому нерукотворный образ хотел снять с ворот, где Авгарь поставил его с честию; но епископ Едесский, будучи наставлен откровением Божиим, ночью положил сей образ в стену и, закрыв его, поставил пред ним горящую свечу. И он находился так до прихода Хозроя, царя Персидскаго; тогда он чудесным образом был обретен и перенесен в Константинополь. О сем смотри Четьи Минеи августа 16 дня. Сильвестр, папа Римский, показывал великому царю Константину образ святых первоверховных апостолов, говоря: "вот изображения тех, которые явились тебе в ночном видении". Святой Афанасий Великий, бывший на первом вселенском соборе, пишет: "в городе Вирите, в области Антиохийской, жиды поругались над иконами распятия Христова. Но когда из иконы истекла кровь и вода, то совершились многие чудеса и исцеления больных, и многие из жидов уверовали и крестились". У святаго Иоанна Златоустаго были образа, потому что святой Прокл, ученик его, увидевши апостола Павла, указал на образ его. О чем смотри в житии его. Созомен, один из древних и славных историков (в книге 1, гл. 21), пишет "об образе Христове, который сокрушил Юлиан Отступник, но вскоре и сам погиб". В особенности же было много икон в пятом столетии: потому что, по повелению царя Константина Великаго, воздвигнуто было много церквей, которыя украшаемы были святыми иконами. Мария Египетская, помолившись пред образом Пречистыя Богородицы, ушла в пустыню: а образ этот был в притворе церковном; посему, если в притворе были иконы, то тем более были оне в самой церкви.

В течении многих лет, с самаго Рождества Христова, святые отцы имели святыя иконы в великом почтении. И если бы оне были устроены без соизволения Божия, то на соборах святые отцы конечно не приняли бы их. И если бы они допустили это на первом соборе, то на втором, на третьем, на четвертом или пятом они упомянули бы об этом».

Отцы Седьмого Вселенского Собора свидетельствуют:

«…предание делать живописные изображения икон …существовало еще во время апостольской проповеди, как мы научаемся этому повсюду из самого вида святых храмов. И святые отцы свидетельствуют это, и исторические повествователи, сочинения которых доселе сохранились, подтверждают».

Святитель Димитрий Ростовский пишет «О чудотворной иконе Пресвятой Богородицы Лидской, или Римской»:

«Святой верховный Апостол Петр и святой Апостол Иоанн Богослов, прежде чем отойти им, как прочим Апостолам, в разные концы земли с проповедью Евангелия, сначала проповедовали Христа в ближайших к Иерусалиму окрестных городах. И когда они были в городе Лидде, который назывался потом Диосполем, и обратили в нем многих ко Христу, то создали там церковь во имя Пречистой Девы Богородицы. Обстоятельства благоприятствовали построению храма. В то время для церкви Христовой наступили мир и спокойствие, так как вскоре же после убиения первомученика Стефана гонение на христиан прекратилось в Иудее. Этому способствовало то обстоятельство, что римский император Тиверий, который много слышал о Христе Господе нашем, повелел не преследовать христиан. Об этом спокойном для Христианской Церкви времени в книге Деяний Апостольских говорится так: "церкви же по всей Иудее, Галилее и Самарии были в покое, назидаясь и ходя в страхе Господнем" (Деян. 9:31). Создав церковь в Лидде, Апостолы Петр и Иоанн отправились в Иерусалим и умоляли Пречистую Деву Богородицу прийти в Лидду посмотреть созданный во имя Ее храм, благословить его и освятить своим пришествием, чтобы моления в нем к Рожденному от Пречистой Богу доходили до Его престола. На такую просьбу апостолов Пречистая сказала: "С радостью возвращайтесь в Лидду: Я буду там с вами". Пришедши снова в Лидду, они увидели в церкви на одном из каменных столбов, утверждающих здание, не рукописанный, но начертанный по Божьему изволению образ Пречистой, представляющий прекрасное изображение лика Ее и всех честных одежд, какие она носила обычно. Увидев это, Апостолы поклонились этому чудотворному и нерукописному образу и воздали благодарение воплотившемуся от Приснодевы Богу Слову. Потом пришла в Лидду и Пресвятая Богородица; увидев образ Свой, а также множество почитателей Своих, по вере во Христа Иисуса, Она возвеселилась духом и подала образу Своему благодать и силу чудотворения.

Прошло после того много лет, на престол римских кесарей вступил Юлиан Отступник [4], который воздвиг на церковь Христову жестокое гонение. Зная о существовании в Лидде чудотворного образа Пречистой, он послал туда сродника своего, по имени тоже Юлиана, с повелением стереть тот образ. И тогда совершилось предивное чудо. По мере того как каменщики каменотесными орудиями старались стереть образ, - краски и штрихи проникали в глубь каменного столба, и изображение оставалось невредимым, несмотря на все старание каменотесов. Потрудившись долго и ничего не достигнув, они отошли, не будучи в состоянии изгладить священное изображение. Слух о таком дивном чуде распространился во все концы вселенной - и с этого времени множество верующих стало стекаться в Лидду на поклонение чудотворному образу Пречистой».

Из жизнеописания св. Иоанна Златоуста:

«Блаженный Иоанн очень возлюбил послания мудрейшего Павла. И после небольшого промежутка: Имел же он и изображение того же самого Апостола на иконе [в том месте], где он по причине слабости тела отдыхал на короткое время. Ибо он по природе расположен был много бодрствовать. И когда он прочитывал его послания, то, не сводя глаз, смотрел на изображение, и с таким вниманием взирал на него, как если бы Апостол был живой, — прославляя его и, представляя себе, к нему направляя все свое размышление, и чрез созерцание [изображения] беседовал с ним.

…Когда Прокл перестал говорить, то, пристально посмотревши на изображение этого Апостола и увидев фигуру, подобную той, которую он видел раньше, сказал, наклонением своего тела отдавши приветствие Иоанну и своим пальцем показывая на изображение: прости мне, отец! Тот, кого я видел говорившим с тобою, подобен этому, и даже, как думаю, этот самый он и есть».

Святой Амвросий Медиоланский:

«На третью же ночь, когда тело мое было уже изнурено вследствие поста, ко мне, не спавшему, но пребывающему в состоянии восхищения [ума], явились с некоторым лицом, которое было похоже на Апостола — блаженного Павла, как [именно] с ясностью выражается образ его иконною живописью…»

Преп. Максим Исповедник:

«И затем все с радостью и слезами покаялись и вознесли молитвы, и каждый из них целовал святые Евангелия и честный крест, и изображение Бога м Спасителя нашего — Иисуса Христа, и Госпожи нашей, родившей Его, пресвятой Богородицы, при чем возложили [на них] и свои собственные руки для подтверждения того, что было сказано».

82-е правило Шестого Вселенского Собора:

«На некоторых живописях честных икон изображается агнец, указуемый перстом Предтечи, который был принят за образ благодати, потому что посредством закона предуказал нам истинного Агнца, Христа Бога нашего. Мы же, уважая древние образы и тени, преданные Церкви в качестве символов и предначертаний истины, отдаем предпочтение благодати и истине, принявши ее, как исполнение закона. Посему, чтобы и в живописных произведениях представлялось взорам всех совершенное, определяем, чтобы на будущее время и на иконах начертывали вместо ветхого агнца образ Агнца, вземлющего грех мира, Христа Бога нашего в человеческом облике; усматривая чрез этот образ высоту смирения Бога Слова и приводя себе на память Его житие во плоти, страдание, спасительную смерть и происшедшее отсюда искупление мира».

В письме св. Василия Великого, отправленном к Юлиану Отступнику, говорится: «Исповедую нашу непорочную христианскую веру так, как мы наследовали ее от Бога. Приемлю и святых апостолов, пророков и мучеников, которые возносят молитвы к Богу, и верую, что по их ходатайству человеколюбивый Бог изливает Свое милосердие на меня и дарует оставление грехов. Поэтому и почитаю изображения их на иконах, и открыто поклоняюсь им, потому что это предано святыми апостолами и не должно быть воспрещаемо. Поэтому во всех церквах своих мы изображаем историю их».

«Оказанные в бранях доблести нередко изображали исторические писатели и живописцы, одни украшая их словом, а другие начертывая на картинах, а сим те и другие многих возбудили к мужеству. Что повествовательное слово передает через слух, то живопись показывает молча через подражание».

3. Ересь иконоборчества

а) Причины возникновения ереси иконоборчества

В Византийской империи в VIII — начале IX веков возникает ересь иконоборчества, направленная против почитания икон.

Епископ Иоанн Аксайский пишет о причинах возникновения ереси:

«…при изыскании причин к объяснению того, от чего возникло иконоборство, нельзя, по моему мнению, не допустить, что самой главной причиной сему было ошибочное понимание в иконоборцах истинной религиозности, ее свойств и потребностей: смешивали подлинное религиозное чувство со служением суеверным. Там, где действовала потребность религиозная, подозревали гнездо суеверия и, под предлогом его уничтожения, подавляли существенные проявления истинной веры.

Значительную помощь к уразумению этой исходной точки окажет нам воспоминание о происшествии с Анной, матерью св. пророка Самуила. Могло же составиться у Илия столь ошибочное и столь обидное для благочестивой женщины представление о ней в то время, как она находилась под влиянием молитвенного возбуждения! Таковые же излияния религиозного чувства могли встречать и иконоборческие императоры, и так как в них, при ошибочности представления об источниках религиозной настроенности молящихся, было немало грубости и воинственной жестокости, то ясным становится, как могла собраться такая буря, какая собралась.

…Император Лев Исавр, более 10 лет уже правивший государством и остававшийся во все это время покорным сыном Церкви, под влиянием разных соображений, вроде тех, о коих мы только перед сим предположительно предрассуждали, пришел к мысли уничтожить в Церкви почитание святых икон».

В.В. Болотов:

«…иконоборческое движение скорее навязано было извне, чем возникло в недрах самой церкви.

…A) Чем руководствовался Лев Исавриец с преемниками в борьбе против икон?

1) Её нельзя объяснять исключительно — а) ни вандальскою грубостью этих императоров-полуварваров, лишенных образования. Сведения о том, что иконоборцы гнали просвещение, неточны. Если они жгли святоотеческие книги, то это была иконоборческая борьба с книгами не иконоборческого направления, а не с книгами вообще. …

б) Ни обязательством уничтожить иконы, которое будто бы дал Лев Исавриец еврею-волхву, предсказавшему ему царство: гонение на иудеев (принуждение их к крещению) в 722 г. говорит ясно, склонен ли был Лев к каким бы то ни было обязательствами евреям. …

в) Ни увлечением мусульманским примером. Подражание и увлечение мусульманским примером было бы очень плохою политическою программою со стороны государя, насущною задачею которого была оборона своего государства от нападения мусульманских халифов. …

г) Ни даже миссионерскими расчетами: уничтожением икон устранить весьма важное препятствие к обращению мусульман в христианство. Известно, что мусульманам крест был ненавистен не менее икон, а от креста и поклонения ему иконоборцы никогда не отрекались. Притом, различие христианства от мусульманства не в иконопочитании только, a более принципиальное. В воззрениях же на Магомета — важнейший вопрос для мусульманства — христианство совершенно противоположно мусульманству, и никаких уступок здесь и нельзя было ожидать.

д) Ни желанием усилить средства государства, принудив византийцев крепко подумать о защите государства, отняв у них иконы; на которые они нередко суеверно возлагали все свое упование. Это «суеверное упование» византийцы могли возложить и на св. крест, которого отнимать у них иконоборцы не покушались. Притом здесь противоречие: Лев представляется таким тонким политиком, каким не мог быть необразованный солдат, как представляют его с другой стороны.

Эти мотивы (а, в, г, д) могли иметь лишь второстепенное значение в истории иконоборчества.

…Гонение на иконы несколько более понятно, если рассматривать его не как самую сущность, но как один из моментов целой и сложной политической программы иконоборцев, программы новой, развитой в противоположность той, которая до сих пор держалась в Византии.

В лице Льва на византийский престол взошел исавриец, чего давно уже не было (со времени Зинона). С восшествием на престол человека нового, естественно, могло явиться или подняться новое направление. Господствовавшее до иконоборцев политическое направление можно назвать в условном смысле церковным, или вернее клерикальным, понимая под этим словом такую политику, которая интересы духовенства, как известного класса общества, уважает более, чем требования и задачи самой церкви. При Юстиниане II духовенство стояло в Византии высоко и занимало даже высшие государственные должности.

…Естественно, что новое и противоположное политическое направление стремилось вытеснить духовенство из занятой им позиции и выступило с программой антиклерикальной.

Иконоборство в программе императоров этого направления имело такой смысл: они хотели направить по новому пути (наряду с другим) и религиозную жизнь народа; порывая с традициями прежнего времени, они выступили на борьбу против иконопочитания, потому что и оно являлось характеристичным для прежнего церковного направления. Не отрекаясь от христианства и церкви, они хотели довести обрядность, внешние формы благочестия до minimum'а: чествовали св. крест и отметали св. иконы.

Но чем руководствовались представители иерархии, ставшие на сторону иконоборчества?

… в Византии физические бедствия пробуждали мысль о перемене вероисповедания. В десятый год царствования Льва Исавра, летом 726 г., было сильное вулканическое извержение в Средиземном море... В Византии увидели в этом гнев Божий, занялись вопросом о том, что́ его вызвало, и в политических сферах нашли, что византийцы прогневали Бога своим иконопочитанием. При этих совещаниях, по-видимому, обошлись без участия патриарха Германа. Издан был немедленно указ против иконопочитания».

б) Сопротивление иконоборчеству. Гонения на православных

Епископ Иоанн Аксайский излагает историю иконоборчества:

«Император Лев Исавр, более 10 лет уже правивший государством и остававшийся во все это время покорным сыном Церкви, под влиянием разных соображений, вроде тех, о коих мы только перед сим предположительно предрассуждали, пришел к мысли уничтожить в Церкви почитание святых икон.

… Патриарх Герман начал разубеждать иконоборца в правдивости его суждений, начал защищать употребление святых икон, говоря, что этот обычай церковный ведет начало свое от самих апостолов. Раздраженный противоречием патриарха, Лев низвергает его с престола и возводит на место Германа человека, по сердцу своему, — Анастасия. Анастасий почел для себя делом более спокойным и безопасным войти в соглашение с видами императора, и святые иконы, даже по соглашению с властями церковными, повелено выносить из церквей, домов, приносить на площади и сжигать; священные изображения на стенах храмов уничтожать; изображения Спасителя, Божией Матери, святых угодников, кои были поставлены в городах на открытых местах, разрушать.

…… Ни первое, ни второе послание папы Григория II к императору Льву Исавру не склонило того к отступлению от принятого им отношения к святым иконам и их почитателям. Лев Исавр продолжал свое, и еще с большим свирепством: почитателей икон подвергали пыткам, ссылали в ссылку, заключали в темницу, казнили смертию.

… Как, однако же, ни свирепствовал Лев Исавр против святых икон, цели своей он не мог достигнуть с таким успехом, с каким желалось ему: ближайшие его подданные или решались на страдание, или вдавались в бегство, или уступали ему, по лицемерию. Что же касается истинно верующих в других местах, удаленных от Константинополя, то император отовсюду встречал резкое противоречие себе: из Сирии, из Дамаска против Исавра резко писал св. Иоанн Дамаскин, из Рима, как уже знаем, римские папы Григорий II и преемник его Григорий III. Другие места отвечали даже восстанием и возмущением против власти императора: так, например, в собственной Греции и на Цикладских островах, как скоро там получено было уведомление об иконоборстве, все христиане произвели возмущение; в Италии при первых известиях об иконоборстве императора начали бросать портреты его на землю и топтать ногами. Папа Григорий с римлянами и со всею Италией отложился от подданства Льву. … Да и что за власть могла быть у императора в Риме, когда папа подверг его проклятию за ниспровержение святых икон.

… Сын и преемник Льва Исавра Константин V Копроним, не желая отступать от отношения к почитанию святых икон, принятого отцом его, но и не будучи в силах устранить то противодействие иконоборцам, какое повсюду, где только было можно, представляли истинные члены Церкви православной, особенно епископы и монахи, пришел к мысли повоздействовать, сначала особенно, на духовенство, а потом и на народ. Только на народ не так воздействовать, как действовали доселе, т. е. не посредством распоряжений воинских, а чрез духовенство: Константин Копроним … решился созвать Вселенский Собор, чтобы самый Собор объявил, что икон почитать не должно. План, на первый раз, казался удачным: за льстивыми душами не было надобности ходить далеко; для начала дела нужных человекоугодников в достаточном количестве нашли под руками, а при посредстве подручных приобрели и с окружности.

Собрался «Собор», очень сложный по количеству; одних епископов было 338, и все они объявили себя за иконоборство.

Для того чтобы не остаться при одном удивлении и не отказать в вероятности вышеобъявленному происшествию, надобно принять во внимание, что в Византии епископы находились под сильнейшим давлением власти императорской. Будучи в таких обстоятельствах, что им приходилось избирать или смерть, или уступку императору, очень многие, щадя свою жизнь, соглашались с волею императора, хотя, как окажется после, и не искренно. Притом же и епископы оказались очень далекими от тех высоких образцов пастырства, какие выставляла Церковь, более древняя. …

Итак, вот основоположения на которых лжеименный «вселенский» иконоборческий собор построил свои, приведенные нами выше, анафематизмы против святых икон, и их изготовителей, и их почитателей.

…Ближайшим следствием лжесобора было то, что иконы повсюду из церквей были выброшены, некоторые из них сожжены; живопись на стенах храмов и мозаические священные изображения затерты известью. Не избег этой участи и великолепный храм Богородицы Влахернский в Константинополе, на стенах которого лучшими художниками изображена была вся земная жизнь Богочеловека, все Его чудеса, все события из Евангельской Истории, оканчивая сошествием Святого Духа на апостолов.

Чтобы стены храмов не оставались голыми, приказано было изображать на них обыкновенные ландшафты, также разукрашивать оные, то есть стены храмов, изображениями птиц и разного сорта деревьев. И превратились, как выражается тогдашний очевидец, храмы в птичники и фруктовые лабазы. …Иконоборческая ревность простиралась так далеко, что враги икон дозволяли себе жечь книги, украшенные священными изображениями, и рвать те (т. е. книги), в которых говорилось о почитании икон.

…Но как ни свирепствовала жестокость императора против святых икон и их почитателей, цели своей он не мог достигнуть безусловно и беспрепятственно: истинные сыны Церкви Христовой не преклонились ни пред какими угрозами и мучениями. Особенно смелыми и решительными противниками безумным планам императора были монашествующие. … Так как и по другим местам Константинопольского патриархата главными защитниками иконопочитания были монахи, то император решился во чтобы то ни стало уничтожить самое учреждение монашества как особого класса людей, ревнующих о благочестии. …он решился закрыть монастыри. …некоторые монастыри были обращены в казармы, как, например, знаменитый в Византии монастырь Далматский; иные монастыри в столице были разрушены до основания. От самих монахов Копроним требовал, чтобы они носили мирское платье и вступали в брак; послушным обещаны были милости, деньги, почетные должности в военном и гражданском управлении. Как и во всякой семье не без урода, так и здесь из числа монахов нашлись некоторые, которые соблазнились льстивыми обещаниями императора; но большинство пребыли твердыми, и эти-то твердые должны были переносить всевозможные оскорбления и муки. …До чего доходила жестокость мер против монахов, можно судить по тому, что монахам разбивали головы на тех самых иконах, на защиту которых они выступали. …Монахам выкалывали глаза, иных секли, иным намазывали бороды горючими веществами и потом зажигали. Из лиц светского звания более ревностные в защищении святых икон тоже подвергаемы были истязаниям: их водили по цирку для посрамления и там подвергали оплеванию и насмешкам выкалывали глаза, отрезали носы, секли розгами и т. п.

…однако же, что все эти свирепства Копронима имели место лишь в патриархате Константинопольском. Три остальные патриархата, находившиеся под владычеством мусульманским, не только не подчинились распоряжениям императора, но и собирали Соборы для противодействия иконоборческим распоряжениям Копронима.

Об оппозиции Западных Церквей безумным распоряжениям Копронима нечего и думать: там, как говорится, и ухом не вели слушаться безумий императора. Папа Стефан III собрал в 769 году обширный Латеранский Собор, где подтверждено было во всей силе православное учение об иконопочитании.

Однако и в самом Константинополе иконоборчество сильно было не потому, чтобы в большинстве душ христианских пошатнулось убеждение в необходимости иконопочитания, а главным и даже, можно сказать, исключительным образом из-за страха пред властью императорскою».

В.В. Болотов:

«…сильным обличителем иконоборцев был живший вне пределов Империи, во владениях арабского халифа, известный Иоанн Дамаскин. В 726–727 г.г. написано было его первое защитительное слово, вскоре после 730 г. — второе, несколько позже — третье. Вместе с ним и восточные патриархи предали иконоборцев анафеме.

…святыня христианских храмов была отдана на поругание грубой солдатской силе (когда верующие летом 727 года молились в древнем храме в осажденной арабами Никее, один солдат — στράτωρ — бросил камнем в икону Богоматери, разбил ее и растоптал ногами) и произвол своекорыстных правителей…

…в 754 году [императором Константином Копронимом] сделан был решительный шаг против иконопочитателей. В этом году умер патриарх Анастасий. Оставляя вселенский престол не замещенным и тем, так сказать, предлагая его в иконоборческом смысле «достойнейшему», Константин созвал «вселенский собор», который должен был дать иконоборческому движению церковную санкцию, которой ему все еще недоставало. Рим, Александрия, Антиохия и Иерусалим не имели на соборе представителей; присутствовало 338 епископов. Председательствовал «беззаконный сын Апсимара» Феодосий ефесский; выдавались, как знаменитости иконоборческого лагеря, Василий Трикакав, митрополит Антиохии Писидийской, Сисинтий Пастилла, митрополит Перги в Памфилии ІІ. …27 августа вслух всего народа на форуме был прочитан όρος собора …и провозглашена анафема поборникам иконопочитания…

Заручившись церковною санкциею …имп. Константин принялся проводить в жизнь иконоборческие начала с энергиею и грубостию, отличавшей его натуру. … Мероприятия Константина были следующие:

1) … всеобщая присяга над телом и кровию Христовою, крестом и евангелием, которую «он потребовал у всех находившихся под его властию, чтобы никто не поклонялся иконе»…

2) Гонение против иконопочитателей и особенно монашества.

3) Представители иерархии приняли определение копронимовского собора, по-видимому, без (заметного) сопротивления. Тем рельефнее выделился тот энергичный отпор, который иконоборцы встретили со стороны монашества. Поэтому и мл. Константин относился к монахам с нарочитою ненавистью …требовал, чтобы никто не смел поддерживать дружественных отношений с монахами, приветствовать их обычным «χαίρε», напротив, преданные государю должны преследовать монахов бранью и каменьями. Этим император достиг того, что «и следа монашеского облачения нельзя было увидеть» в Константинополе; но он, по-видимому, хотел большего: полной отмены монашества.

… О том, как значительна была эмиграция иконопочитателей (в этот и следующий период), можно составить представление по численности выселившихся в южную Италию. До 200 греческих монастырей основано было в Калабрии от начала иконоборчества до X в. В 733 г. около. Бари поселилось до 1000 монахов из Греции. Весьма радушно принимали эмигрантов и папы.

…Предшествующие преследования на православных являли только исповедников. Но суд над св. Мартином, Максимом, Анастасиями, показывает, в какие формы начинает облекаться византийское преследование за религиозные убеждения. Иконоборцы подняли кровавое гонение на иконопочитателей, явились мученики...

…Во главе монашества и иконопочитателей в это время стоял высокочтимый подвижник …Стефан (названный впоследствии «новым»)… [он] был сослан императором в Приконис. Но так как подвижник и здесь остался проповедником чествования икон, то, по доносу, был снова вызван на допрос к самому императору и здесь наглядно показал ему (на номисме), как честь и бесчестие от образа восходит к первообразу. Император сдержал ярость своих слуг, хотевших убить Стефана, и отправил его в темницу, где он провел одиннадцать месяцев в обществе других 342 монахов, пострадавших за иконопочитание. У одних из них были отрезаны носы, уши или руки, у других бороды были насильно обриты или облиты смолой и опалены огнем. Наконец, утром 28 ноября 765 г. был отдан императором окончательный приказ о казни Стефана. Солдаты и чернь потащили Стефана по улице, привязав веревкою за ногу, осыпая его побоями. Мученик поражен был смертельным ударом; но поругания продолжались и над его бездыханным телом: мужчины, женщины, дети, оставившие по приказанию императора классные занятия… бежали позади с каменьями. Озверевшая толпа хотела родную сестру Стефана, монахиню, принудить к участию в этом побиении камнями тела мученика, но та спаслась от этой нравственной пытки, спрятавшись в одной гробнице. …

…Андрей столпник в 768 г. … открывает собою ряд казненных и изувеченных за св. иконы.

…В самом Константинополе были мученики за иконы и до Стефана. Еще в 762 году… «Константин гонитель, на ипподроме св. Маманта, засек до смерти бичами знаменитого монаха Андрея (= Петра), называемого Каливитом, во Влахернах, который обличал его за нечестие, называя новым Валентом и Юлианом». Казнен был Константином и Иоанн, игумен Монагрии (около Кизика), отказавшийся наступить на икону Богоматери. … 25 авг. 766 г. последовала казнь «19 архонтов» — высокопоставленных сановников и военных… с Константином Ποδοπάγουρος  во главе, заявивших себя сочувствием Стефану.

…Между тем как Антоний … Петр μάγιστρος и выдрессированная чернь свирепствовали против иконопочитателей в столице, в провинции они терпели стеснения от областных начальников. Впереди всех их стоит στρατηγός фракисийской фемы Михаил Лаханодраконт. Еще до 765 г. он напал на страстной неделе на монастырь Пелекиты, подверг монахов побоям и увечьям и выжег монастырь, начиная от конюшен и до церквей … 38 избранных из братии заключены были за Ефесом под сводами древних бань и здесь засыпаны были землею… Монахов Лаханодраконт истязал, увечил, ослеплял и ссылал. «И, в конце концов, не оставил ни одного человека, облеченного в монашеский образ, во всей подчиненной ему феме. … Подражая ему, и остальные делали то же». Таковы были в особенности стратиги Μιχαήλ ό Μελισσηνός εν τω θεματι τών ανατολικών, Μάνης εις Βουκελλαριους и Феодор Лардотир, еще до 765 г. сжегший в Крите подвижника Павла.

…8 сентября 780 г. Лев (неожиданно…) умер, и его супруга иконопочитательница Ирина … «благочестивейшая с сыном своим Константином неожиданно свыше получает царство…»

Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Вениамин (Краснопевков):

«…когда возникло иконоборство, святые отцы, не только писанием, но и самим делом мужественно сопротивлялись этой ереси. В сочинении об иконах… а в особенности в слове на неделю Православия, святой Иоанн Дамаскин писал против иконоборцев, за что, по клевете ему отсекли руку; но он получил исцеление от иконы Пречистыя Богородицы. Святой Андрей Критский за иконы был обнажен, без милости бит, и от отсечения ноги скончался. Святой Герман, патриарх Царьграда, за иконы безчестно был изгнан из патриаршаго дома. Святой Никифор, патриарх Цареградский, из-за них же отошел на вечный покой ко Господу в изгнании и крайней нужде. Святой Тарасий, Константинопольский патриарх, при котором был седьмый вселенский собор, потерпел за иконы оскорбления, и много разных бедствий. Святой Мефодий, патриарх Цареградский, за иконы скончался в нищите и в глубоком рве (о чем смотри жития их). Если же самые православные патриархи столько страдали за святые иконы: то какия муки должны были вынести клирики церковные, и сколько велико должно быть число сих мучеников? В житии святаго Андрея Кристкаго пишется: "многие, твердо держась предания святых отец, дерзновенно сопротивлялись иконоборцам и были различно мучены; и повсюду видны были оковы, темницы и глубокие рвы, наполненные не разбойниками, не ворами или другими какими нибудь злодеями, но епископами, священниками, иноками и другими благочестивыми людьми".

4. Аргументы православия против иконоборчества

Преп. Иоанн Дамаскин:

«Господь, ублажая Своих учеников, сказал: "Многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали", "ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат" (Мф. 13, 17, 16). Итак, апостолы телесным образом видели Христа и Его страдания, и чудеса, и слышали Его слова. Сильно желаем и мы видеть и слышать Спасителя, чтобы быть блаженными, подобно апостолам. Те видели "лицем к лицу" (1 Кор. 13, 12), так как Он телесно присутствовал. Мы же, потому что Он не присутствует телесно, как бы через посредство книг слушаем Его слова и освящаем свой слух и через него душу, и считаем себя блаженными, и благоговейно почитаем книги, из которых слышим Его слова. Так и созерцая на иконах Его изображение и чудеса, и страдания Его, мы освящаемся и утверждаемся в вере, и исполняемся радости, делаемся блаженными и благоговейно почитаем и поклоняемся Его телесному образу. А созерцая Его образ, мы представляем себе, насколько возможно, также и славу Его Божества. Так как мы состоим из двух частей, из души и тела, и душа наша не обнажена, но покрывается телом, как бы завесой, то нам невозможно, помимо телесного, прийти к духовному. Следовательно, подобно тому как через слова, которые мы слышим ушами, мы также понимаем и духовное, так и через телесное созерцание приходим к созерцанию духовному. Поэтому Христос воспринял тело и душу, так как тело и душу имеет и человек. Поэтому из двух частей состоят и Крещение - из воды и Духа, и Святая Трапеза, то есть Причащение Тела и Крови Христовых, и молитва, и псалмопение - все двояко: телесно и духовно...»

«Ибо если бы мы делали изображение невидимого Бога, то действительно погрешали бы, потому что невозможно, чтобы было изображено бестелесное и невидимое, и неописуемое, и не имеющее формы. И опять: если бы мы делали изображения людей и их считали богами и служили им как богам, то действительно поступали бы нечестиво. Но мы не делаем ничего из этого. Ибо после того, как Бог, по неизреченной Своей благости, воплотившись, "явился на земле и обращался между людьми" (Вар. 3, 38), и воспринял природу и величину, и образ, и цвет плоти, мы, делая Его изображение, не погрешаем».

«Рассказывается же и такая история: когда царствовавший в Эдесском городе Авгарь послал живописца, чтобы он нарисовал похожий образ Господа, и когда живописец был не в состоянии сделать это из-за сияния Его Лица, то Господь Сам, приложив кусок материи к Своему Божественному и Животворящему Лицу, напечатлел на куске материи Свой образ и послал его сильно желавшему этого Авгарю. А о том, что и апостолы весьма многое передали, не записав этого, пишет апостол язычников Павел: "Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим" (2 Фес. 2, 15)».

Св. Василий Великий учит, что честь, воздаваемая изображению, переходит на Первообраз:

«Потому, что царем называется и изображение царя, [хотя это] и не два царя. Ибо ни власть не рассекается, и слава не разделяется. Ибо как правящее нами начальство и власть — одна, так и идущее с нашей стороны славословие – одно, а не многие, потому что честь, воздаваемая изображению, переходит на первообраз. И так, чем здесь подражательно является изображение, этим там по природе является Сын; и как в том, что сделано художественно, подобие состоит в [самой] форме, так и в божественной и несложной природе единение заключается в общности Божества».

Преподобный Иоанн Дамаскин пишет то же:

«Так как некоторые порицают нас, и поклоняющихся, и почитающих как изображение Спасителя и Госпожи нашей, так и сверх того остальных святых и слуг Христовых, то да слышат, что Бог искони сотворил человека по образу Своему (Быт. 1, 26-27). Итак, из-за чего мы кланяемся друг другу, если не потому, что мы сотворены по образу Божию? Ибо, как говорит богоглаголивый и сильный в толковании божественных предметов [святитель] Василий [Великий], "честь, воздаваемая изображению, переходит на Первообраз". А первообраз есть то, чей образ отпечатлевается, то, с чего получается снимок. Для чего Моисеев народ со всех сторон поклонялся скинии, имевшей образ и вид небесных вещей, преимущественнее же - всего творения? Действительно, Бог говорит Моисею: "смотри, сделай их по тому образцу, какой показан тебе на горе" (Исх. 25, 40; Евр. 8, 4-5). А также и херувимы, осенявшие очистилище, разве не были делами человеческих рук? А иерусалимский храм? Не рукотворенный ли он и не был ли сооружен искусством людей?

Божественное же Писание порицает тех, которые поклоняются вырезанным из металла или камня предметам, а также и тех, которые приносят жертвы бесам. Приносили, конечно, жертвы эллины, а также совершали жертвоприношения иудеи, но эллины - демонам, а иудеи - Богу. И жертвоприношение эллинов было, конечно, отвергнуто и осуждено, жертва же праведных была совершенно угодна Богу. Ибо Ной принес жертву, "и обонял Господь приятное благоухание" (Быт. 8, 21), одобряя благоухание доброй воли и расположения к Нему.

...А сверх этого, кто может сотворить подобие невидимого и бестелесного, и неописуемого, и не имеющего формы Бога? Поэтому изображать Божество - дело крайнего безумия и нечестия. Поэтому в Ветхом Завете иконы не были в употреблении. А так как Бог, вследствие Своего милосердия, поистине сделался человеком ради нашего спасения, не только явился в виде человеческом, как являлся Аврааму и пророкам, но существенно и истинно стал человеком, жил на земле и вступил в единение с людьми, творил чудеса, пострадал, был распят, воскрес, вознесся на Небо; и все это происходило поистине и было видимо людьми, было записано для напоминания нам и наставления тех, которых тогда не было, чтобы мы, не увидев, а услышав и уверовав, достигли блаженства Господня; но так как не все знают грамоту и не все имеют свободное время для чтения, то Отцы усмотрели, чтобы это, как и некоторые подвиги, изображать на иконах для краткого напоминания. Без всякого сомнения, часто случается, что мы и не думаем о страданиях Господа, но, увидев изображение распятия Христова, вспоминаем это спасительное страдание, и припадаем, и поклоняемся, не веществу, но Тому, Кто изображен, подобно тому как поклоняемся не веществу, из которого сделаны Евангелие или крест, но тому, что ими изображается. Ибо иначе - чем отличается крест, не имеющий изображения Господня, от имеющего? Таким же образом должно думать и о Богоматери. Ибо честь, воздаваемая Ей, возводится на Того, Кто от Нее воплотился. Подобным же образом и доблестные подвиги святых мужей возбуждают нас к мужеству, к ревности, к подражанию их добродетели и прославлению Бога. Ибо, как мы говорили, честь, воздаваемая наиболее усердным нашим сослужителям, является доказательством любви к общему Господу, и честь, воздаваемая изображению, переходит на первообраз. Это же предание - из числа не записанных в Священном Писании, как и то, что касается поклонения на восток и поклонения Кресту, и многого другого, подобного этому».

Первое послание святого отца нашего Григория, папы Римского, к императору Льву Исаврянину о святых иконах:

«…Ты пишешь, что не должно покланяться творению рук и всякому подобию, «елика на небеси горе, и елика на земли низу», как сказал Господь (Исх. 20, 4), и говоришь: укажи мне, кто повелел нам почитать творения рук и покланяться им. И я исповедую, что это есть законоположение Божие.

…Бог говорил по поводу идолопоклонников, занимавших землю обетования. Они покланялись золотым, серебряным и деревянным животным; покланялись всей твари и всем пернатым и говорили: вот наши боги и нет другого Бога. Следовательно, Бог говорил, что не следует покланяться рукотворенным дьявольским образам, — образам, приносящим вред и достойным проклятия. А есть рукотворенные образы, которые назначаются на служение Богу и во славу Его.

…Господь предупреждал и предограждал народ Свой, чтобы он не впал в их идолопоклонство. В самом же народе израильском Бог избрал двух мужей и благословил их и освятил на делание рукотворенных образов, но во славу и на служение Богу и на память потомству. Я разумею Веселеила и Элиава из колен Иудина и Данова (Исх. 31). Бог говорит Моисею: «Истеши две скрижали каменны» (Исх. 34, 2) и принеси ко Мне. И Моисей истесал и принес. И написал Бог собственным перстом десять животворящих и бессмертных заповедей. Далее Бог говорит (Исх. 25, 18 и след.): сделай херувимов и серафимов, и сделай трапезу, и позолоти ее внутри и снаружи; сделай кивот из дерев негниющих и на память вашим поколениям положи в него свои свидетельства, т. е. скрижали, стамну, жезл и манну. Те ли это рукотворенные образы и подобия, о которых говорит Бог или нет? Нет, это — образы во славу Божию и на служение Богу.

…Видевшие Господа, в своих повествованиях о Нем, изобразили Его таким, каким видели; видевшие далее первомученика Стефана, в своих повествованиях о нем, также изобразили его таким, каким видели; наконец, одним словом: видевшие в лицо мучеников, проливших за Христа кровь свою, изобразили и их. Увидев, наконец, эти изображения, люди повсюду стали оставлять поклонение диаволу и принимать это новое поклонение, поклонение не безумно-рабское, но разумно-свободное, какое поклонение покажется тебе, император, справедливым: поклонение этим иконам или поклонение диавольскому обольщению? В бытность Христа во Иерусалиме Авгарь, тогдашний князь и владыка Едесский, услышав о чудесах Христа, написал к Нему послание, и Христос послал ему собственноручный ответ и святое славное изображение лица Своего. Пошли же за этим Нерукотворенным образом и посмотри.

…Почему мы не описываем Отца Господа Иисуса Христа? Потому что мы не видели Его, да и невозможно наглядно представить и живописно изобразить естество Божие. И если бы мы увидели и познали Его так же, как и Сына Его, то постарались бы описать и живописно изобразить и Его (Отца)…

…Ты говоришь, что мы покланяемся камням, стенам и доскам. Это не так, император, как ты говоришь: иконы служат нам только средством для напоминания; они пробуждают и возносят наш ленивый, неискусный и грубый ум в горний мир, предметам которого мы не можем не давать имен, названий и образов. Мы почитаем иконы не как богов, как ты говоришь, да не будет! Мы не на них возлагаем надежды. Если пред нами находится икона Господа, мы говорим: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помоги нам и спаси нас! А если пред нами икона Святой Его Матери, то мы говорим: Святая Богородице, Мати Господа, будь (нашей) заступницей пред Сыном Твоим, истинным Богом нашим, во спасение душ наших! Если же икона мученика, например, Стефана, то говорим: святый Стефане, изливший кровь свою за Христа и имеющий пред Богом дерзновение, как первомученик, будь нашим заступником! Так мы обращаемся и ко всякому другому святому мученику. Вот куда воссылаем мы молитвы при посредстве икон. Это не то, что ты говоришь, император, т. е. будто мы называем мучеников богами».

Св. Стефан, епископа Бострский:

«А относительно икон святых исповедуем, что они, как и всякое дело во имя Божие, дело благое и святое, потому что иное дело икона и иное дело идол или статуя. Всякое изображение, сделанное во имя Господа, или ангелов, или пророков, или апостолов, или мучеников, или праведников, — свято, потому что поклонение воздается не дереву, но тому, что созерцается на дереве и что воспоминается. Все мы почитаем начальников и с любовию приемлем их, хотя они и грешники. Отчего же не должны мы почитать святых рабов Божиих? Почему в память их не устроять изображений, чтобы они не были преданы забвению? Но ты говоришь, что Сам Бог запретил поклоняться рукотворенному. Скажи же, иудей, что есть на земле нерукотворенного с самого сотворения Богом мира? Что? Не кивот ли Божий, сделанный из дерева сефим? Разве он не руками сделан? И жертвенник, и очистилище, и стамна, где находилась манна, и трапеза, и священник, и скиния внутренняя и внешняя, — разве все это не дело рук человеческих? И почему сотворенное руками называется Святая Святых? Что же? Херувимы и шестокрылатые, поставленные вокруг жертвенника, не были ли образы ангелов? Но в то же время они не дело ли рук человеческих? Почему же они не отринуты? Так как эти образы ангелов сделаны по повелению Божию, то они и святы. А так как идолы языческие были образы демонов, то Бог и отринул их и осудил. Мы же в воспоминание о святых пишем иконы их; так, пишем иконы Авраама, Моисея, Илии, Исайи, Захарии и прочих пророков, апостолов и мучеников святых, за Христа умерщвленных, чтобы всякий, видя их на иконе, воспоминал об них и прославлял Господа, прославившего их.

Им мы должны воздавать честь и поклонение и оказывать им почитание согласно с их заслугами, чтобы, взирая на них, всякий и сам поспешил стать подражателем их дел, потому что в чем иначе и состоит поклонение, как не в том, чтобы поклоняться, как и мы грешные кланяемся друг другу по любви друг к другу и по взаимному уважению? Так и образу Господа мы поклоняемся и прославляем Его и трепещем пред Ним потому именно, что это есть образ Его, что Сам Господь на нем написан. Иконы пишутся для воспоминания о святых, которым воздается почтение и поклонение, как рабам Божиим, усердно молящимся и ходатайствующим за нас пред Богом, потому что воспоминать о наших ходатаях и благодарить за них Бога требует долг справедливости».

Блаж. Иероним, пресвитер Иерусалимский:

«Как иудеям Господь благоволил дать скрижали, высеченные Моисеем из камня, и двух золотых херувимов, тогда как прочие народы кланялись рукотворенному, так и нам, христианам, Он даровал крест и изображения святых событий для поклонения и назидания».

Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Вениамин:

«…все, сделанное в Ветхом Завете для почитания и хваления истиннаго Бога, все это народ Божий имел в чести и благоговейно хранил в дому Божием. Взирая на сие, евреи покланялись Творцу Богу, и в Нем полагали свою надежду. Так поступаем и мы, христиане. Образа, которые мы поставляем в честь истиннаго Бога, Господа нашего Иисуса Христа, Пречистыя Богородицы и всех святых, почитаем благоговейно; взирая на них, вспоминаем все смотрение Избавителя, ради нас соделанное, и воздавая Ему хвалу, покланяемся Ему и на Него полагаем всю надежду свою. И святых тоже благоговейно почитаем, потому что об них Иисус Христос сказал: «и Аз славу, юже дал еси Мне, дах им, да будут едино, якоже Мы едино есмы. Аз в них, и Ты во Мне» (Иоан. 17, 22-23). Посему, когда взираем на иконы, изображающия Христа Господа, Пречистую Богородицу или святых: то мы как бы читаем историю Ветхаго и Новаго Завета, припоминаем таким образом их и возгараемся к ним большею любовию. Но мы покланяемя не доскам, но лицам тех, которые на них изображены; взирая телесными очами на иконы, сердечныя очи обращаем к тому, чей образ созерцаем; целуем их устнами, в том смысле, как и блаженный патриарх Иаков целовал окровавленную ризу возлюбленнаго сына своего Иосифа; почитаем и любим священныя изображения, как некогда народ ветхозаветный благочестиво почитал ковчег Моисеев, воздавая честь не дереву и почитая не краски, но Того Самаго, в честь и славу Котораго ковчег был устроен».

5. Седьмой Вселенский собор. Догмат иконопочитания

Еп. Иоанн Аксайский:

«Уже при преемнике Копронима Льве IV, который не был заинтересован в борьбе с иконопочитателями, приверженцы икон приобретают больше и больше значения, а иконоборцы постепенно теряют свою силу. Но что было всего важнее в дальнейшем ходе обстоятельств, так это то, что супруга императора Льва IV Ирина была ревностная иконопочитательница. …император Лев IV скончался (в 780 г.), и правительницею империи, за малолетством сына его Константина, назначена была благочестивая Ирина.

… Днем открытия Собора назначено 24 сентября [787г.]; местом занятий — храм святой Софии. Членов Собора было более 300; по крайней мере подписей под актами Собора имеется 307. Из светских членов, присутствовавших на Соборе, поименованы в актах: Петрона, консул, патриций и начальник императорской свиты; Иоанн, императорский остиарий (первый придворный чиновник) и военный логофет.

…Для того чтобы совершенно в надлежащей мере приложить к делу свое всеоружие истинно-богословской учености, Собор нашел нужным разобрать по мельчайшим частичкам все то, что было наговорено и определено относительно святых икон на прежде бывшем лже-вселенском соборе.

Отцы Седьмого Вселенского собора, подробно разбирая все разбирая заблуждения иконоборцев, утверждали:

«Устремим взоры к истине …христиане честных икон не называют богами, не служат им, как богам, и не возлагают на них надежды спасения своего. Правда, они с любовию лобызают иконы и поклоняются им, но только для напоминания себе и запоминания первообразов их и по чувству сильного стремления к ним, а не служат им, как богам, не воздают Божеского почитания ни им, ни чему-либо другому, сопричисляемому к творению».

В доказательство из Священного Писания к опровержению иконопочитания лжесобор приводил изречение: «Дух есть Бог и иже кланяется Ему духом и истиною, достоит кланятися. Бога никто же виде нигде же, ни гласа Его слышасте, ни видения Его видесте; блажени не видевшие и веровавше».

Отцы Седьмого Вселенского собора отвечали:

«То, что говорится о невидимом и непостижимом Божестве относят к домостроительству воплощения единого от Святые Троицы. О Боге невидимом говорится: «ни гласа Его слышасте»; но о Воплотившемся говорится: «рече Господь; отверз уста Свои учаше». Так как Бог Слово соделался совершенным Человеком, то мы и голос Его слышали и образ Его видели даже и после Воскресения».

«Божественное служение и поклонение, которое христиане совершают с истинною и чистою верою, они уподобили подобострастному и чувственному поклонению; они говорят, что христиане подобающее Богу служение и поклонение относят к честным иконам и описывают непостижимое существо. О, какое низвращение смысла. Христиане не приносят поклонения духом и истиною ни иконам, ни Божественному образу Креста, а также они никогда не делали иконы невидимого и непостижимого естества; но так как Слово соделалось плотию и обитало с нами, то христиане и описывают и изображают на иконах дела Его человеческого домостроительства. Христиане знают, что Дух есть Бог и что кланяющиеся Ему должны покланяться духом и истиною, и потому на всяком месте приносят Ему Единому над всеми Богу, в Троице воспеваемому, согласное с верою служение и поклонение. Божественный образ Креста и честные иконы мы с любовию принимаем и почтительно поклоняемся им, будучи побуждаемы к тому сильною любовию и усердием к их первообразам».

Из Писания ветхозаветного иконоборцы указывали на запрещение десятословия: «Не сотвори себе кумира» и проч. Истинный Собор ответил, что «изречения, сказанные народу израильскому, который служил тельцу и вкусил египетского заблуждения, нельзя переносить на Божественное собрание христиан. Бог, намереваясь ввести иудеев в землю обетования, потому и дал им заповедь: «Не сотвори себе кумира», что там обитали идолопоклонники, поклонявшиеся и демонам, и солнцу, и луне, и звездам, и другим тварям, и даже птицам, и четвероногим, и гадам, и только не поклонявшиеся Богу Живому и Истинному. Когда же по повелению Господа верный раб Его Моисей созидал скинию свидения, тогда он, показывая, что все служит Богу, приготовил из золота человекообразных херувимов, представлявших собою образ херувимов разумных. Они осеняли очистилище, пред'изображавшее собою Христа, ибо Он есть очищение грехов наших. Итак, двумя способами Бог привел их к боговедению: с одной стороны, говоря: «Господу Богу твоему поклонишися и Тому Единому послужиши», а с другой — сделав вылитых из золота херувимов, осенявших очистилище, то есть поклонявшихся Ему. Таким образом, Он и чрез зрение, и чрез слух наводит иудеев на мысль, что они должны поклоняться Господу Богу и Ему Единому служить».

Седьмой Вселенский собор также установил, что изречение апостола: «верою ходим, а не видением» не может служить в пользу иконоборцам. Апостол сими словами говорит: «Мы здесь не видим Бога, но веруем в Него. Видя стройное движение всего, мы приходим к мысли о Создавшем все премудром Боге; но относить сии слова апостола к изготовлению святых икон — значит искажать мысль апостольскую».

Седьмой Вселенский Собор, наставляемый Духом Святым, живущим в Церкви, установил догмат иконопочитания. Иконе надлежит воздавать почитательное поклонение, не то истинное служение, которое приличествует одному только Богу, а именно почитание, которое воздается Кресту и Евангелию, то есть почитание образа видимого, наравне с образом словесным и прочими святынями.

13 октября на 7-й сессии Собора епископом Таврианским (Южная Италия) Феодором был прочитан орос VII Вселенского Собора:

«И кратко сказать, мы храним ненововводно все церковные предания, установленные для нас письменно или без писания. Одно из них есть изображение иконной живописью, как согласное с рассказом о евангельской проповеди, служащее нам удостоверением подлинного, а не призрачного воплощения Бога Слова; ибо вещи, которые указывают взаимно друг на друга, без сомнения, уясняют друг друга.

Поэтому мы, шествуя как бы царским путем и следуя богоглаголивому учению свв. отцов и преданию кафолической Церкви и Духу Святому, в ней живущему, со всяким тщанием и осмотрительностью определяем: подобно изображению Честного и Животворящего Креста, полагать во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях, честные и светлые иконы, написанные красками и сделанные из мозаики и из другого пригодного к этому вещества, иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, непорочной Владычицы нашей Святой Богородицы, также и честных ангелов и всех святых и преподобных мужей.

Ибо чем чаще через изображение на иконах они бывают видимы, тем более взирающие на них побуждаются к воспоминанию о самих первообразах и к любви к ним, и к тому, чтобы чествовать их лобызанием и почитательным поклонением (τιμητικην προσκύνησιν),

не тем, истинным по нашей вере служением (λατρείαν), которое приличествует одному только Божественному естеству, но почитанием по тому же образцу, как оно воздается изображению Честного и Животворящего Креста и св. Евангелию и прочим святыням, фимиамом и поставлением свечей, как делалось это по благочестивому обычаю древними.

Ибо честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней.

Вот таково учение свв. отец наших, т.е. предание кафолической Церкви, от конец до конец земли, приявшей Евангелие.

Осмеливающиеся же иначе думать или учить, или согласно с нечестивыми еретиками отвергать церковные предания и измышлять какое-то нововведение, или отвергать что-нибудь из священного Церкви, Евангелие, или изображение креста, или иконное живописание, или св. останки мученика, или замышлять что-либо с хитростью и коварством для ниспровержения какого-либо из принятых в кафолической Церкви преданий, или давать пространное употребление священным сосудам или святым монастырям, постановляем,

если это будут епископы или клирики, извергать из сана, если же монахи или миряне - отлучать от общения».

Л. Успенский:

«Таким образом, в оросе указаны:

1) основание для почитания икон - предание Церкви;

2) бесспорный образец иконопочитания, который не оспаривали и иконоборцы, - почитание Креста;

3) места, где полагается изображать иконы;

4) материалы для изготовления икон (интересно, что о резных иконах в оросе ничего не говорится);

5) объекты изображения;

6) нравственный смысл почитания икон;

7) его догматические нормы;

8) и, наконец, церковные прещения на непослушных.

Седьмой Собоp об иконе: есть поклонение как всецелое слyжение - и оно надлежит только Богy, и есть поклонение как почитание, как воздание чести - и оно возможно по отношению к обpазy. Иначе четвеpтая заповедь Моисея войдет в пpямое пpотивоpечие с пятой: "Чти отца твоего и матеpь твою". И в четвеpтой заповеди - "чти день сyбботний". Итак, все, что вышло из pyк Бога и все, что напоминает нам о Hем - достойно благодаpения и почитания. И если человек твоpит себе памятные знаки, обpазы, для того, чтобы свой yм чаще обpащать к Единомy Твоpцy - где же здесь язычество? То же ли самое - Бог и те заповеди, котоpые Он дал Моисею? Hет. Hо как же пpоpок Исаия восклицает: "И на закон Его бyдy yповать" (Ис.42,4). Hе язычник ли Исайя, pаз yповает на Закон Божий, а не на Бога? А вот Давид пpизнается: "как люблю закон Твой" (Пс.118,97). Как же смеет он pелигиозно любить что-то, помимо Бога? И yж не наpyшает ли заповедь "Богy одномy поклоняйся" тот же Давид, когда говоpит: "Поклонюсь святомy хpамy Твоемy" (Пс.5,8)? Конечно, нет, ибо все, что напоминает о Боге, достойно благоговейного отношения.

Согласно православному догмату иконопочитания, утвержденному VII Вселенским Собором, "честь, воздаваемая иконе, относится к ее первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней." Собор особенно подчеркивает, что мы воздаем иконам почитание, а не поклонение, подобающее одному только Богу. "Икона таинственно содержит в себе присутствие того, кого она изображает, и это присутствие тем теснее, благодатнее и сильнее, чем более икона соответствует церковному канону"».

Окончательное восстановление иконопочитания в Византии произошло в 843 году при императрице Феодоре (Торжество Православия).

6. Значение почитания икон

Св. Иоанн Златоуст:

«Если бы ты надругался над императорскою одеждою, то тем самым не сделал ли бы то оскорбления тому, кто надевает ее? Разве ты не знаешь, что если кто-либо бесчестит императорское изображение, то тем самым причиняет оскорбление самому императору, самому первообразу и его сану? Разве не знаешь, что кто злословит изображение, состоящее из дерева и красок, тот судится не за то, что дерзко отнесся к предмету неодушевленному, но за то, что он восстал против императора? Он нанес двойное оскорбление императору».

Послание восточных патриархов:

«Еще от апостольских времен святые иконы употреблялись в храмах, и верующие поклонялись им. Об этом повествуют весьма многие. Вместе с ними и Седьмой Вселенский Собор постыжает всякое еретическое кощунство. Этот собор яснейшим образом разъясняет, как должно поклоняться святым иконам, и предает проклятию и отлучению и тех, которые воздают иконам поклонение как Богу, и тех, кто называет православных, поклоняющихся иконам, идолослужителями. Вместе с ним и мы предаем анафеме тех которые или святому, или иконе, или Кресту, или мощам святых, или священным сосудам, или Евангелию, или чему бы то ни было другому на небе, на земле или в море воздают такую честь, какая прилична только Единому в Троице Богу. Равно анафематствуем и тех, которые поклонение иконам называют идолослужением и потому не поклоняются им, не чтут Креста или святых, как заповедала Церковь».

Св. Кирилл Иерусалимский во втором своем огласительном слове пишет:

«Какого ты мнения о Навуходоносоре? Не слышал ли в Писании, что он был кровожаден, свиреп, имел львиный нрав? Не слышал ли, что он кости царей изнес из гробов? Не слышал ли, что он в плен отвел народ Божий? Не слышал ли, что он сокрушил херувимов? Не говорю херувимов, умосозерцаемых и небесных, но херувимов, которые были устроены во храме и осеняли очистилище, от среды которого глаголал глас Божий». По поводу сей выдержки святой Тарасий, Константинопольский патриарх, на Седьмом Вселенском соборе заметил: «Припомним, как осужден был Навуходоносор, низвергший тех херувимов, и какое понес он наказание! Всякий, извергающий из церкви и ниспровергающий что-либо священное, подлежит тому же наказанию».

Афонский Патерик:

В годовую память святого Симеона Мироточивого, во время великой вечерни, вошел в храм один брат из обители Дионисия на Олимпе, желая приложиться к лику святого, но, заметив, что икона слишком мала, счел ее недостойной поклонения. Когда этот инок удалился из храма и заснул в келлии, он увидел, как будто открылся верх келлии и страшный змий, дыша пламенем и испуская дым и смрад, разинул пасть, чтобы поглотить его. "Тебе не нравится малый образ святого,- сказал змий,- и ты с негодованием вышел из храма, не дождавшись конца службы, так знай: ты мой, и я поглощу тебя" - и с ужасным шумом бросился на инока. Несчастный в ужасе возопил: "Преподобный Симеоне, помоги мне!" В то же мгновение пробудившись, инок с трепетом направился в храм и, пав на колени перед образом преподобного, с любовью лобызал его. Тогда же он рассказал всем, как за свое невежество пострадал от сатаны. "Малый образ, брат мой,- заметил один из старцев, - при теплоте веры и благоговении, при чистоте ума и непорочности тела, ничем не отличается от большого, потому будь внимателен, воздавай достойную честь святым и их священным ликам, малые они или большие".

Луг духовный:

Одна христолюбивая женщина копала колодезь. Много она издержала денег и докопала до большой глубины, но воды не нашла. На нее напало уныние: жаль было трудов и средств. Однажды подошел незнакомец и сказал ей: "Попроси принести изображение аввы Феодосия из монастыря в Скопеле, и Бог по его молитве даст тебе воду". Женщина немедленно отрядила двоих и, приняв из их рук образ святого, опустила его в колодезь. Тотчас показалась вода, наполнившая колодезь до половины, и все единодушно прославили Бога.

Святитель Афанасий Синайский:

Недалеко от Дамаска есть храм святого Феодора. Сарацины поселились в этом храме с женщинами, детьми и животными, наполнив его всякой грязью и нечистотой. Когда однажды они сидели и беседовали, один из них бросил стрелу в икону святого Феодора и ранил правое его плечо, из которого тотчас потекла кровь. Все сарацины смотрели на это знамение, на вонзенную в плечо стрелу и на текшую кровь, но не образумились, бросивший стрелу не раскаялся. Ни один из них не смутился, они не удалились из храма, не перестали осквернять его. И понесли величайшее наказание: все они в продолжение немногих дней погибли жестокой смертью, между тем как в той же самой местности в эти дни никто более не умер.

Св. Прав. Иоанн Кронштадтский:

"Если бы вас кто спросил, зачем вы молитесь иконам бездушным, какая вам от них польза? - скажите, что от икон наших мы несравненно более получаем пользы, чем от самого доброго и благотворительного человека; скажите, что от икон приходит всегда благодатная сила и помощь душам вашим, избавляющая вас от грехов, скорбей и болезней, особенно же от икон Спаса и Богоматери; что одно сердечное с верою воззрение на них, как на живых и близ нас находящихся, спасает от лютых скорбей, страстей и мраков душевных; что если прикосновение к ризам Спасителя и платкам Апостолов делало больных здоровыми, то тем более лики Спасителя и Богоматери сильны исцелить верующих от всякой скорби, по вере в Господа и Богоматерь".

Молясь перед иконой, надо также понимать, что икона чудотворна не сама по себе, а действием Божиим, проявляющимся через неё, в ответ на молитву веры человека, надеющегося на ниспослание через икону Божественной благодати.

Об этом говорит и чин освящения иконы: "И силу чудотворения подаждь ей (иконе) для всякого с верою к ней притекающего". Чудодейственная сила исходит не от иконы, а через икону от Бога, и благодать этой силы приемлет только верующий.

Святитель Феофан, Затворник
писал об этом своей духовной дочери:
 
«О св. иконах вы добре рассуждаете. И о чудотворных иконах вы попали на настоящую мысль. Иконы сии не содержат чудодейственной силы, а Господу угодно являть чудо от них, или в присутствии их, или для возбуждения веры, или в силу веры кем-либо проявляемой, или для того и другого вместе. Затем, высокое чествование сих икон уже последует естественно, как ради того, что Господу угодно было чрез эту икону явить милость Свою, так и потому, что чают и себе сподобиться подобной же милости пред сею иконою».

7. Молитва перед иконами

Св. Игнатий (Брянчанинов):

Стой перед иконой Спасителя, как перед Самим Господом Иисусом Христом, невидимо вездесущим и иконою Своею присутствующим в том месте, где она находится. Стой перед иконой Божией Матери, как перед Самой Пресвятой Девой, но ум твой храни безвидным. Величайшая разница быть в присутствии Господа и предстоять Господу или воображать Господа. Ощущение присутствия Господня наводит на душу спасительный страх, вводит в нее спасительное чувство благоговения, а воображение Господа и святых Его сообщает уму как бы вещественность, приводит его к ложному, гордому мнению о себе, душу приводит в ложное состояние - состояние самообольщения.

Св. праведный Иоанн Кронштадтский:

«По той мере, как ты начинаешь молиться духом и истиною пред св. иконою, например Спасителя, по той мере к иконе привлекается дух того, кто изображен на иконе, - так что, если вера твоя в присутствие лица, написанного на иконе, дошла до того, что ты видишь живым то лицо, то оно действительно благодатью своею бывает тут. Пример - чудотворные иконы, говорившие, источавшие слезы, кровь и проч., потому именно все они смотрят необыкновенно живо и выразительно. Что невозможного для Бога, Который может оживотворить камень и образовать из него человека? - Также чудесно Он может сделать это с живописным образом. «Вся возможна верующему» [Мрк. 9, 23], и к верующему чудесно сходит Вышний. - Соединяется же Он с знамением Креста Животворящего и чудодействует.

Вы смотрите на икону Спасителя и видите, что Он взирает на вас пресветлейшими очами, - это взирание и есть образ того, что Он действительно взирает на вас яснейшими солнца очами Своими и видит все ваши мысли, слышит все ваши сердечные желания и вздохи. Образ - образ и есть, в чертах и знаках он представляет то, что неначертаемо и неозначаемо, а постижимо только верою. Верьте же, что Спаситель всегда на вас призирает и видит вас всех - со всеми вашими думами, скорбями, воздыханиями, со всеми вашими обстоятельствами, как на ладони, «Се на руках Моих написах стены твоя, и предо Мною еси присно», говорит Господь [Исаии 49, 16]. Как много утешения, жизни в этих словах Вседержавного Промыслителя! Итак, молитесь пред иконою Спасителя, как бы пред Ним Самим, Человеколюбец присущ ей благодатью Своею и очами, на ней написанными, точно взирает на вас: «на всяком месте очи Его сматряют» [Претч. 15, 3], значит, и на иконе, и слухом, на ней изображенным, слушает вас. Но помните, что очи Его - очи Божеские, и уши Его - уши Бога вездесущего.

Чудотворные иконы Божией Матери и других святых научают нас взирать на всякую икону, как на самого того святого или святую, которым молимся, как на живые и собеседующие с нами лица, ибо они близки к нам так же и еще больше, чем иконы, только бы с верою и сердечным расположением мы молились им. Так же о Кресте Животворящем должно говорить. Где крест или крестное знамение, там Христос и сила Его, и спасение Его, только с верою изображай его или поклоняйся ему.

Иконы мы держим у себя в домах и поклоняемся им, между прочим, в показание того, что очи Господа Бога и всех небожителей постоянно устремлены на нас и зрят не только все дела наши, но и слова, и помышления, и желания».

«Лицом к лицу, уста к устам – беседуем мы, христиане православные, с Господом, Богоматерью, святыми ангелами и всеми святыми. Вот что значит по православно-христианскому обычаю благоговейно перед иконами святыми молиться духом и истиною. Вот для чего мы поставляем их в храмах и в молитвенных домах (часовнях), и у себя в жилищах. Мы веруем в близость к нам Господа и святых Его и в то, что мы – одно духовное тело с ними, одна Церковь, как и едина Глава их и наш Господь Иисус Христос. При такой нашей вере в святые иконы и в Церковь будете ли вы, иконоборцы-еретики, бросать в них камнями осуждения клеветнического? Мы правы, а вы – неправы и фальшивы». (Св. Иоанн Кронштадтский. Дневник. Последние записи. М., 2003, с. 28)

Старец Паисий Святогорец:

Геронда, когда меня одолевает печаль, как найти утешение?

- Ищи спасения в молитве. Даже если просто головой прикоснуться к иконе, почувствуешь облегчение. Пусть келья у тебя будет как маленькая церковь с иконами, которые тебе нравятся, и вот увидишь, всегда будешь там находить утешений.

8. Возжигание лампад и свечей перед иконами

Свечи и лампады, которые верующие затепливают перед иконами, имеют несколько духовных значений.

Пламя свечи символически обозначает горение нашей души перед Богом.

Свеча выражает теплоту и пламень нашей любви к Богу, Матери Божией, Ангелу или святому, у ликов которых мы ставим свою свечу.

Толкователь литургии блаженный Симеон Солунский так объясняет значение свечи: чистый воск означает  чистоту и искренность, его приносящих; мягкость и податливость воска показывают «наше послушание и готовность покаяться в своей греховной жизни, воск, собираемый с благоуханных цветов, означает благодать  Святого Духа,  воск, составленный из множества цветов, означает приношение, делаемое всеми христианами»; огонь свечи «означает обожение наше (то есть естество наше, очищаемое Божественным огнём)».

Поэтому нужно помнить о том, что возжигать свечу и затепливать лампаду надо не формально, не с холодным сердцем, а с молитвой - пусть даже простой, изложенной самыми обычными словами.

Св. прав. Иоанн Кронштадтский:

«Молясь, делайте все разумно. Когда подливаете масла в лампаду, тогда представляйте, что Жизнодавец каждый день и час, каждую минуту вашей жизни поддерживает вашу жизнь Духом Своим, и как бы ежедневно чрез сон в телесном, а чрез молитву и Слово Божие в духовном отношении вливает в вас елей жизни, которыми горит ваша душа и тело. Когда ставите свечу пред иконою, вспомните, что жизнь ваша есть как бы горящая свеча; догорит и потухнет; или что иные заставляют ее гореть скорее, чем следует, страстями, многоядением, вином и другими удовольствиями».


«Приношу Господу, Владычице или Ангелу и святому свет вещественный, да свет благодатный, духовный, Владыка подаст мне молитвами их, да от тьмы греховной во свет познания Божьего и добродетели возведет меня; приношу огонь вещественный, да огнь благодати Духа Святого возжжет он в сердце моем и да огнь страстей истощит в сердце моем окаянном; приношу светильник с желанием, да и сам буду светильник горящий и светящий всем, иже в храмине Церкви суть. Вот для чего я ставлю свечки пред иконами, вот что я помышляю, когда ставлю светильник на свещнице. Признаюсь, я ставлю свечи пред иконами с надеждою восприятия благ духовных от тех святых и всесвятых лиц, кои написаны на иконах, признаюсь в своем духовном корыстолюбии. Впрочем, таков закон взаимности - ожидать дара за дар: «в тоже меру мерите, сказано, возмерится и вам» [Мф. 7, 2]. Я человек немощный, плотский, грешный, чем богат, тем и рад; не всегда будучи в состоянии принести моему Господу, или Пречистой Его Матери, или Ангелу Божию, или святому горящее верою и любовью сердце, принесу по крайней мере, как человек плотский, вещественный, в дар небесам и дар вещественный - свещу горящую. Да призрит Владыка с небес на малый дар моего усердия и да подаст мне взаимно больше: Он един богат и обогатяяй всех, а я скуден; Он богат, я нищ и беден; Он во свете неприступном, я во тьме; я маловерен: да подаст мне дар веры; я нищ любовью: пусть обогатит мое сердце этим бесценным сокровищем небесным; я бессилен для всякого добра: да подаст мне силу. - С моей стороны есть желание небесных благ и есть вещественный залог; да подаст же мне Великодаровитый Господь, молитвами Пречистыя Матери Своея, Ангелов и святых Своих, «вся яже ко спасению прошения»».

В послании Германа, патриарха Константинопольского, служившем одним из обоснований решений 7 Вселенского Собора, говорится:

«Пусть не соблазняет кого-либо и то, что пред иконами святых мы делаем освещение и благовонное курение. Совершать это в честь святых придумано в символическом смысле, потому что они упокоение свое имеют во Христе, и честь, оказываемая им, относится к Нему. Чувственные огни суть символ невещественного и Божественного светодаяния, а ароматическое курение — символ чистейшего всецелого вдохновения и преисполнения Духа Святого».

Житие святой праведной Марфы повествует:

«Святая праведная Марфа, мать святого Симеона Дивногорца, умирая, завещала, дабы тело ее было погребено на том месте, на котором хоронят странников и нищих. Но преподобный сын ее Симеон, имея откровение от Бога о преставлении своей матери и послав некоторых из своих учеников, перенес тело ее к себе на Дивную гору, дабы похоронить его при своем столпе.

…После погребения преподобной братия установили обычай возжигать над ее гробницею лампаду, дабы она, ради почтения святой, горела день и ночь. Спустя некоторое время братия перестали по нерадению возжигать лампаду. Между тем, замечая сие, преподобный Симеон молчал, не приказывая ничего относительно лампады, дабы не подумали о нем ученики его, что он безмерно почитает свою мать после смерти. В то время тяжко заболел эконом обители, так что находился почти при смерти.

В полночь больному явилась святая Марфа, говоря: «По какой причине не возжигаете вы моего светильника? Знайте, что я не нуждаюсь в возжжении мне свечей, будучи сподоблена от Бога моего небесного вечного света; но тем не менее, когда вы возжигаете при моем гробе светильник, то сие делаете для собственного спасения, ибо вы тогда возбуждаете меня к ходатайству за вас пред Господом». При сих словах святая держала в правой руке как бы пресветлый бисер — частицу животворящего Тела Христова; прикоснувшись этой частицей к больному, она сказала: «Будь жив и здоров от сего».

Произнесши сие, она стала невидима. Больной же немедленно встал здоровым и отправился к гробнице святой; припавши к ней, орошал землю слезами, с одной стороны, испрашивая прощения за свое нерадение, а с другой, благодаря за исцеление.

После сего он устроил так, чтобы перед гробницею святой горел неугасимый светильник. При гробе святой совершалось также много и других чудес: прозирали слепые, изгонялись бесы из людей и подавались скорые исцеления от всяких недугов по молитвам святой праведной Марфы и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава со Отцом и Святым Духом ныне и в бесконечные веки. Аминь».

См. тж.: Красный уголНельзя при молитве воображать образы, ум надо сохранять безвидным

Протопресвитер Михаил Помазанский. Православное Догматическое Богословие:
О внешних сторонах молитвы:
Телесное богопоклонение
Иконопочитание

Архиепископ Вениамин. Новая скрижаль. О святом кресте

Архиепископ Вениамин. Новая скрижаль. О святых иконах

Чудотворные иконы Божией Матери, упомянутые в месяцеслове

Евгений Поселянин. Богоматерь. Полное иллюстрированное описание Ее земной жизни и посвящённых Её имени чудотворных икон

Л.А.Успенский. Богословие иконы Православной Церкви

История развития формы креста

Почитание св. икон. - В. Д. Сарычев. Учение о Боге Спасителе

Святой Иоанн Дамаскин. Первое защитительное слово против порицающих святые иконы

Преп. Иоанн Дамаскин. Второе защитительное слово против порицающих святые иконы

Преп. Иоанн Дамаскин. Третье защитительное слово против порицающих святые иконы

Об иконах.- Преподобный Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры

Седьмой Вселенский Собор. - Иоанн, епископ Аксайский. История Вселенских Соборов

Иконоборческая ересь и Седьмой Вселенский Собор. - Н. Д. Тальберг. История Церкви

Как должно думать о святых иконах и о поклонении Святым? - Послание Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о Православной вере (1723 г.)


Иконоборческий спор . – В.В. Болотов. Лекции по истории Древней Церкви. История церкви в период вселенских соборов

Что означает свеча, которую мы ставим в храме?

Зачем нужно возжигать свечи и лампады

Житие преп. Иоанна Дамаскина

Житие святого отца нашего Тарасия, архиепископа Константинопольского

Житие святого отца нашего Мефодия, патриарха Константинопольского 

Житие и страдание святого преподобномученика и исповедника Феодора и брата его преподобного Феофана  начертанных

Страдание святого преподобномученика Андрея Критского

Страдание святого преподобномученика Стефана Нового

Чудотворные иконы Божией Матери, упомянутые в месяцеслове

Икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша»

Иверская Монреальская икона Божией Матери

Икона Божией Матери «Умиление» Серафимо-Дивеевская

«Державная» икона Божией Матери

Икона Божией Матери «Умиление» Опочецкая (Себежская)

Икона Божией Матери «Всецарица»

Чёлнская икона Божией Матери

Волынская икона Божией Матери

С. Липатова. «Вертоград заключенный» Никиты Павловца

Сергей Михайлов. Икона

Казанская Коробейниковская икона Божией Матери




При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика