Святитель Феофан Затворник

Руководство к духовной жизни

(Симфония по творениям святителя Феофана Затворника)


А
Ангел Хранитель
Ангелы падшие
Б
Бедствия
Благодатное состояние души
Благодать Божия
Благотворительность
Бог
Божия епитимья
Болезни телесные
Борьба с земными влечениями
В
Вера
Внешние скорби
Внимание
Внутреннее раздвоение
Внутренняя неурядица
Воля Божия
Воскресение Христово
Вражии приражения
Г
Говение
Голоса

Гомеопатия
Гордость, гнев, осуждение
Горение духа и охлаждение
Горести и радости
Горечь мира сего
Грехи
Грешник

Грусть

Д
Дела
Досада

Духовная брань
Духовная немощь
Духовник
Духовный руководитель
Духовное воздвижение Креста
Духовное охлаждение или сухость
Духовные приёмы против искушений
Дух хулы и сомнения
Душа, обращённая к Богу
Душа человеческая
Душевная тяжесть
Е
Единое на потребу
Ежедневное исповедание грехов и принятие святой воды
Елеосвящение

Епитимья

Ж
Жизнь духовная, душевная и плотская
Жизненная обстановка и Промысл Божий
Житейские дела
З
Забота житейская
Зло
И
Иго Христово, как его нести
Идиоты
Извращённый ум
Изменчивость внутреннего состояния
Изъяснение трудных мест из Евангелия
Иночество
Искусство

Искушение

Исповедь
Испытание от Господа
К
Кладбище
Клевета
Крест жизненный
Курение
Л
Леность
Лечение
Любовь и правосудие
М
Материя

Милосердие
Милостыня
Мир вещественный

Молитва
Молитва домашняя
Молитва Иисусова
Молитва духовная
Молитва о болящих
Молитва святых о нас
Молитва о погибающих
Молитва о смерти
Молитва со вниманием
Молитва церковная и домашняя
Молитвенное правило
Молитвенное трезвение
Молитвенное устроение в начале дня

Мытарства

Н
Неверы и верующие
Недобрые движения внутри
Некрещёные дети
Немощи, духовные слабости, страсти
Неприязнь к людям
Неприятности
Неурядица в помыслах и чувствах
Нечувствие
Ночное осквернение


О

Обидчивость
Образ Божий во время молитвы
Общение с людьми, мало думающими о Боге
Окамененное нечувствие или духовная сухость
Ослабление благонастроенности после говения и причащения

Осуждение

Отлучение от причастия
Отрешение от всего
Отрешение от зла
Охлаждение в духовной жизни


П
Падение
Перемена настроения

Печаль

Пища
Плач о грехах
Позор
Покаяние
Поклоны и Иисусова молитва
Поминовение усопших
Поминовение иноверцев
Помыслы
Пост 

Похвала
Правда
Предзрение Господа всегда
Прельщение внутреннее и внешнее
Приготовление себя к суду Божию
Приспособление к обстоятельствам жизни
Притча о неправедном приставнике
Причащение
Причащение и исповедь
Пришествие Господне и ложные предсказания о нём
Путь жизни, или тесный путь
Путь спасения
Р
Разности в церковных порядках
Расположение души к жизни и смерти 

Рассуждение
Ревность духовная
Руководство к духовной жизни
С
Саможаление
Саможаление и самоугодие
Самоугодие
Самооценка и самомерение
Самоцен и благодать
Самочувствие и самовозвышение
Свобода
Священник
Семейная и гражданская жизнь
Сердечная теплота
Сердечное сокрушение и самообличение
Сердечное томление
Сердце человеческое и Господь
Серчание
Скорби
Скука
Сласти духовные
Слёзы
Смерть малолетних и родных
Смирение
Смоковница
Сны
Совесть
Советчик
Соль евангельская
Сомнение
Спасение души
Спасение души среди семейной жизни 

Спиритизм
Старчество 

Страсти
Страх Божий
Страх смерти
Суетность
Схима
Т
Танцы
Телесные силы
Тело
Теплота духовная и теплота плотская
Терпение
Тесный путь
Тоска и скука
У
Уединение
Умершие в сектантстве или неверии
Умершие грешники
Уныние
Усопшие
Успех в духовной жизни
Утешитель
Х
Хлопоты и правило
Ходатай и ходатаи
Хотения
Храм духовный
Хульные помыслы
Ц
Церковная молитва или молитва в церкви
Церковная служба
Ч
Чистилище
Чтение
Чувство праведности и чувство греховности
Чудотворные иконы
Я
Язык



А

Ангел Хранитель

Ангел ваш хранитель, вас блюдущий, напоминает вам через совесть вашу об усердной молитве и об ярости невидимого врага вашего. Имейте же обращение к св. ангелу хранителю вашему, и он будет вразумлять вас во всяком случае. Это надежнейший руководитель.

Так вот у вас там какие подвиги! …
   Господь близ охраняя всех нас. Враг хитер, но Ангел Божий сильнее его: махнет мечем, и все паутинные сплетения вражии разлетятся как прах возметаемый ветром.

Ангелы падшие

1)    Откуда зло в мире? - Не от Бога; но Богом попущено; потому что цель, для которой мир создан, и со злом может быть достигнута, как и без зла. Источник же зла - в свободе, не хотевшей покориться воле Божией.

2) Падший ангел был ли свободен? - Уж конечно. - В Писании, где говорится об ангелах, везде говорится так, что нельзя не видеть, что говорящий о них признает их свободными.

Говорится еще, что Бог не пощадил ангелов согрешивших. Если не пощадил, - признал их грешными произвольно. - Они же именуются непокорившимися. Следовательно, имели свободу покориться. - Ангелы, соблюдшие свой чин, свободны и пасть; но не захотят этого по причине обилия благ, вкушенных ими от покорности воле Божией. Падшие называются не соблюдшими своего чина, не покорившимися. Следовательно, им явно сказана была воля Божия определенная и определенное указание дел; подобно как Адаму в раю. А какое оно, не видно ни где.

Б

Бедствия

Беда и - избавление! Господь напомнил вам, что и бедами мы окружены, и избавление близко. Слава человеколюбию Божию!

У вас случаев к терпению всегда довольно. Благодушествуйте и терпите. И это милость Божия, что Он устрояет вам путь тесный и прискорбный, ведущий в жизнь, если как следует будете встречать и провожать эти случаи. Даруй вам, Господи, такое к ним отношение!

Благодатное состояние души

Состояние хорошее, которое испытывали вы, есть плод осенившей вас благодати Божией. Оно дается всякому, кто искренне обращается к Господу. Так говорит об этом святой Макарий Египетский. И дается в начале, а потом - скрывается. Господь дает только этим уразуметь, что есть из-за чего трудиться и гнать вслед Его.

Состояние это не может равняться никакому естественному восторгу. Оно исключительно, - и только прикосновением Господа в душе испытывается.

Заметили ли вы место, где чувствовалось? Это надо хорошо заметить, чтоб потом быть в том месте вниманием. Это в сердце. Продлить это состояние не в нашей власти, но некое подобие ему производить трезвением можно. Благослови вас, Господи!

Благодать Божия

Чем возгревать ее в самих себе

Благодать Духа Святого с нами с момента Крещения и Миропомазания. Молитвы церковные, домашние, труды подвижничества и доброделание развивают сей дар и дают ему простор действовать в нас. Лучшее к тому средство - сердечная молитва, которую и самую надо считать плодом Духа и вместе привлекательницею Духа. В этом смысле и церковная о Духе Святом молитва имеется привлекательницею Духа. 

Благодать Божия и греховные нападки

Не подходят ли спереди искушения внутренние или скорби и тяготы внешние? Такова мысль святого Исаака. Ощутишь, говорит, особое действие благодати - смотри строго во все стороны, - не отяготила бы какая напасть. Но ближе скорбных напастей - припадки самовосхваления... Собирайте тогда все из прежней жизни, чего по совести похвалить не можете, и завалите этим восстающие помыслы, как иной раз вспышку огня заваливают землей, чтобы не породился от малого большой пожар. За самовосхвалением и самоценом следуют греховные помыслы и движения, и другое немалое. От этого всего спаси вас, Господи!

Благодать. Ее действие на душу

Что говорит святой Симеон, что благодать заставляет презреть и забыть все земное и небесное, временное и вечное, то под этим разумеет все тварное, всякую тварь. Ибо, когда благодать возгорится, тогда сердце исполняется любовию к Богу, а любовь к Богу истинная делает, что для души ничего нет, кроме ее и Бога. Вот, что говорит Симеон святой.

Благотворительность

У вас труды по благотворению. Помоги вам, Господи. Это самый тяжелый труд и тревожный, хоть всегда сопровождается глубоким утешением. Про какую-то краску говорят, что она так глубоко и цепко входит в окрашиваемое вещество, что остается навеки... Так окрашивает душу благотворительность! В ней больше всего отражается свет Богоподобия. Помоги вам, Господи!

Бог

Как представлять Бога во время молитвы

Бог вида не имеет и есть невидим. Бог Сын видится в человеческом естестве, поскольку приял в Свое лице это естество... Потому Его можно воображать в виде человека во всех случаях, какие описываются в Святом Евангелии. Это будет воображение историческое. Божеское же Его естество невидимо и образа не имеет. Троица Святая есть за пределами твари и как есть - для нас недомыслимо. Молясь Богу, лучше не воображать Его никак, а только веровать, что Он есть - есть близ... и все видит и слышит... О сем молить Его надо.

Богопреданность

Я полагаю, что у вас часто вертится вопрос: что же делать, как быть? Полагаю также, что и ответ на это тоже дается у вас в сердце - что же делать, кроме как душу спасать. И это ответ на все случайности. Когда душа спасается, все прочее будь не будь, или что ни будь, - спасение души со всеми порядками мирится, и не только мирится, но их всех оживляет и освящает.

Жизнь свою надо в руки Божии предать. И Он все устроит наилучшим образом. Да ведь Он уже и строит. И все, доселе бывшее с вами, есть Его Промышления о вас дело... верите ли этому или нет, но если Бог все строит о вас, а вы не верите, не исповедуете, то сами видите, что так держать себя в отношении к Богу есть дело очень неисправное. Все надо принимать от руки Господа и за все благодарить. Извольте это написать в сердце. И первым делом поставить - убедиться в этом. Пересмотрите все случайности жизни вашей - и во всем увидите благодеющий перст Божий, и возблагодарите Господа.

Божие долготерпение

Вам скорбно смотреть на нарушение заповедей Божиих. Но как Бог пречистый, вездесущий, всевидящий сносит наши грехи? Снаружи мы все походим на что-то, а внутри... увы! И вот все же терпит Господь, ожидая, что когда-нибудь опомнимся и начнем исправлять душу свою.

Божие предуставление и ожесточение

Как их понимать

Спрашиваете - как так: предуставленные уверовали?.. Стало быть, которые не уверовали, не предуставлены? Чем же они виноваты? Недоумение ваше стоит на мысли, что одни веруют, потому что предуставлены, а другие не веруют, потому что не предуставлены. Мысль неверна; ибо дело бывает наоборот: предуставление от уверования, а непредуставление от неуверования. Видит Бог наперед жизнь человека в целом... и решает: сему быть в числе верующих и спасенных, а сему не быть... Определение Божие есть вывод из всей жизни человека; сама же жизнь течет и по склонениям произволения, и по воздействию на нее Божеского Промышления и внутри и вовне... Бог все делает, чтоб вразумить человека. Если после всех попечений о нем видит его не хотящим исправляться, то оставляет его, как бы говоря: ну, делать нечего, оставайся. Бог не хочет смерти грешника, но и произволения не насилует, и только все делает для склонения произволения на добро. Все такое Он предвидит о каждом, и как предвидит, так и определяет. Таким же образом решается и то, как Бог уши закрывает, чтобы не слышали... и еще - как ожесточает... Бог все употребляет, чтобы образумить человека: одно не смиряет его, другое делает для него, - другое безуспешно, - третье употребляет... так до конца. Кто покоряется, тот спасается; и кто не слушается, начиная с первого вразумления до последнего, тот все более и более ожестевает и, наконец, делается никуда негожим и неисправимым. Вот этот итог и означают словами: уши закрыл Бог, или ожесточил... Это образ Божия определения такого: больше нечего Мне для тебя сделать, чтобы ты услышал, - не услышишь больше ничего, оставайся, как глухой... То же и об ожесточении...

Возьмите себе за правило - в подобных недоумениях напомнить уму своему, что предопределения Божии, относительно ли отдельно каждого человека, или относительно целых народов, суть сокровенные советы Божии, для нас до ясности непостижимые. В том же, что непостижимо, тотчас надо заставлять ум свой подклоняться под иго веры, или прибегать под кров веры. Несомненно, что Промышления Божии от мыслей человеческих отстоят как небо от земли. Если не можем достать до неба рукою, чтобы осязать тамошние Божеские вещи, нечего и умом своим пялиться туда, чтобы осязательно познать, как что есть. Довольно знать, что так Бог сказал: "Божия никтоже весть, точию Дух Божий живущий в Нем". Нечего и браться за постижение того, что возвещается непостижимым. Ныне удержа нет от совопросничества. Все требуют доводить до ясного разумения. И слушать ничего, не хотят... вынь да положь. Как Бог един и троичен? Как Бог Сын воплотился, будучи беспределен? Как Божия Матерь Приснодева? Как хлеб и вино - Тело и Кровь Господа?.. Да и все устроение нашей веры и Церкви таинственно... и все это подай и объясни... Умишко наш - комар, а все пищит! Спаситель сказал: Никто не знает, что есть Сын, токмо Отец; и никто не знает, что есть Отец, токмо Сын. То же и о Святом Духе разуметь должно. Зачем же и добиваться, как Бог един есть Отец, Сын и Святый Дух? Апостол говорит: Великая благочестия тайна - Бог явися во плоти. Зачем же сюда лезть со своим мудрованием? То же и о всем: надо смиренно подчиняться определениям веры, исшедшим из уст Божиих, хотя то и непостижимо для ума. В чем поклонение ума Богу? - в покорном принятии глаголов Его, яко истиннейших.

Если бы вам кто сказал: упритесь-ка плечом в дом и спихните его под гору. Стали бы вы это делать? Конечно, нет, зная, что это невозможно. А если бы вы стали, не имели ли бы видящие это права подумать, что у вас голова не в порядке? Вот этого приговора заслуживают все, кои пытаются разгадать тайны Божии, о которых Сам Бог сказал, что они непостижимы. Ныне мы верою ходим, а не видением. Стараться приближать к нашему пониманию тайны Божии с покорностию вере нет греха, но блаженнее те, кои, не видя, веруют. Я думаю, что вы в таком состоите настроении.

Божии истины и их действие

Что за победительная мысль? Когда обращается кто к Богу, то происходит борьба, самолюбие и мир, с одной стороны, а Божии истины - с другой. Перебирает человек эти истины, и одолевает самость и мир, но из этих истин не все одинаково на всех действует: на одного одна более действует, на другого другая. Но есть среди них для каждого такая, которая как только вспадает в сознание, тотчас склоняет человека на сторону Божию. Эта истина в первой борьбе оканчивает победу, - и в частных борьбах тоже прогоняет врагов. Какие это истины? Извольте в книге "Путь ко спасению" читать вторую часть - об исповеди и покаянии - и увидите.

Божия епитимья

В чем ее характерная особенность

Молите Господа не лишить прежней милости и помощи. И не лишит. Но будет епитимья. У Господа своя на всякого провинившегося налагается епитимия, которая состоит в том, что Он кающегося тотчас принимает в милость, но прежнего не возвращает ему тотчас, а ждет, как подойдет сокрушение и смирение. Если безжалостно кто помучит себя, то скоро возвращает, а если поблажки себе даст, то не скоро. Вот вам программа. Извольте все это иметь в мысли... и трудитесь... Паче в смирении и в вере и предании себя Господу держите себя. И все придет в свой чин.

Можно бы найти основание для оставления, - предпочтение внутреннего делания сему внешнему, - это очень веский резон: ибо внутреннему деланию цены нет, и ему ничто не должно быть предпочитаемо, но ради его оставить лежащие и налагаемые на вас труды можно бы в таком случае, когда бы труды сии мешали ему и разоряли его. А этого сказать нельзя. У вас теплится непрестанно молитва ко Господу. Не мешали же ей образоваться текущие дела? Надо полагать, что не помешают они, если прибавится к ним малая толика. Дела эти только на вид житейские, а в существе они не земного свойства.

Пребывание души с Господом, в чем все существо внутреннего делания, не от нас зависит. Господь посещает душу, она и бывает с Ним, и играет пред Ним, и согревается Им. Как отойдет Господь, душа пустеет и совсем не в ее власти воротить к себе Благого Посетителя душ. Но отходит Господь, пытая душу, а бывает, что отходит, наказывая не за внешние дела, а за что-нибудь душой внутри принятое. Когда отходит Господь, пытая душу, то, когда она закричит, Он скоро ворочается. А когда отходит, наказывая, то - не скоро, пока не сознает душа греха, и не раскается, и не оплачет, и епитимий не понесет. Теперь, если вы оставите дело и тем пойдете против воли Господа, думаете ли, что Он останется с душой вашей? Если это будет грех пред Ним, и Он прогневится, то отойдет и не воротится. И будет, что сделанное во благо внутреннего делания обратится во вред ему, и даже на совершенное его уничтожение.

Болезни телесные

1. Они служат нам и для спасения, и на погибель. Терпение болезней есть мученичество

Здоровье ваше пошатнулось. Пошатнутое здоровье может пошатнуть и спасение, когда из уст болящего слышатся ропотные речи и возгласы нечаяния. Да поможет вам Бог избавиться от той и другой беды!.. Видите, куда я веду речь-то?! У вас прорываются такие речи, а речи, конечно, от чувств и помышлений, эти же последние суть такого рода, что при них дело спасения не в силе. Извольте внять сему и поправиться... Здоровье и нездоровье в руках Божия Промышления о нас суть средства ко спасению, когда тем и другим пользуются в духе веры... Но они же и пагубу ведут, когда относятся к ним своенравно. Что для вас особенно потребно - есть терпение благодушное и Богу покорное. Как только покажется в вашей душе такое расположение, тотчас вы вступите на путь спасения - в рай. И смотрите, тогда воодушевляйтесь!..

Вам делали операцию. Даруй, Господи, чтобы она сделала дело, для которого была принята. Господь да помилует и спасет вас!..

Другая у вас боль от болезней дочери... Вот что вам скажу... Как вы уже все возможные средства перепробовали, то вам остается одно - помириться с этим горем и нести его с покорностью Богу, веруя, что вся эта болезнь необходима для спасения вашего и дочери вашей.., а также и мужа ее.

Помирившись таким образом, и держите себя спокойно и то же спокойствие одолжите и дочери. Поминайте положение мучеников, которые иногда, будучи измучены, оставляемы были в темнице на несколько лет - на 5, 10, 20. Но покорно терпели и благодушествовали, имея рай пред глазами... за терпение. 

2. Их нравственное значение

Терпите благодушно вашу болезненность и благодарите за нее Бога.., потому что, не будь ее, вы бы, может быть, ходили кверху ногами, а теперь и сидите и ходите все как следует. Другая польза та, что будь вы здоровы, вам следовало бы, если бы вы вздумали деятельно содевать свое спасение, держать строгие посты, бдения, долгие молитвословия, выстаивание общих церковных служб и прочие труды. Теперь же это у вас заменяется терпением болезненности. Терпите же и о прочем не беспокойтесь. Только душу держите, как следует. Духовная сторона у вас цела. Следовательно, ею вы должны служить Богу во всей полноте: трезвиться и бодрствовать, дух сокрушенный и смиренный иметь, в молитве (умно-сердечной, предзрении пред собою Господа) пребывать, помыслы отгонять, смирение питать, не осуждать, с радующимися радоваться, со скорбящими скорбеть, памятовать Бога и смертный час, и прочее подобное.. Вот вам и спасение!

Всем надо держать в мысли закон, по которому Господь размеряет участи наши на земле. Тут все от Господа от мала до велика, и се есть средство в деле приготовления к будущей жизни. Такой же смысл болезней и здоровья; таков смысл и болезни вашей Н. Ей на дороге к будущей блаженной жизни непременно, по Божию премудрому и благому Суду, надо потерпеть, что терпит. Усвойте это воззрение и ей то же самое внушите, и то, что есть тягостного в этой болезни, перестанет тяготить душу и успокоит ее. Вера - целительница души, упованием окрыленная и любовью согретая.

Установясь в сем убеждении, о лечении всю заботу имейте и сердечное попечение, но с душевным спокойствием и преданием всего в волю Божию. Пусть и Н. так расположится. Счастье земное тоже благо в своей мере. Но если Господь находит, что для меня лучше не иметь той части сего счастия, которая зависит от здоровья, - буди воля Божия! Довольно с меня любви мужа, матери, отца, родных. Приношу благодарение Господу и за это, и за то, что дается и что не дается. Да даст только мне Господь благодушие и терпение и такое настроение духа, с каким не стыдно явиться пред Господа. 

3. Причины их появлений

Обратитесь к лекарю, но в то же время паче Господа и святых Его молите, чтобы вразумили его угадать лекарство. И ко святым угодникам прибегайте, и все делайте, что люди благочестивые делают в таких случаях (только знахарок не знайте). Ибо не знаете, где сокрыта для нее помощь Божия. Может быть. Бог судил ей быть таковою, потому что для нее это спасительно. И она во всю жизнь такою останется ради своего спасения. Или послал Бог сию болезнь на время, чтобы испытать веру ее и родителей ее. Бог один все это ведает. Болезнь - не позор и не есть знак отвержения Божия. Напротив, и это милость Божия. От Бога все милость: хоть болезнь, хоть беднота, хоть беда. Пусть молится сестра усерднее Богу, но, молясь, пусть не говорит: "Дай здоровье", а - "Буди воля Твоя, Господи! Слава Тебе, Господи! Если угодно Тебе, Господи, избавь, а не угодно, буди воля Твоя. Верую, что и это (болезнь) хорошо, как хорошо здоровье. Благодарю Тебя милостивого Создателя!"

4. Как их переносить

Все от Бога: и болезни, и здоровье, и все, что от Бога, подается нам во спасение наше. Так и ты принимай свою болезнь и благодари за то Бога, что печется о спасении твоем. Чем именно посылаемое Богом служит во спасение, того можно не доискиваться, потому что и не узнаешь, может быть. Посылает Бог иное в наказание, как епитимию, иное в образумление, чтоб опомнился человек, иное, чтоб избавить от беды, в какую попал бы человек, если бы был здоров; иное, чтоб терпение показал человек и тем большую заслужил награду; иное, чтоб очистить от всякой страсти, и для других причин... Ты же, когда вспомнишь о грехах, говори: "Слава Тебе, Господи, что наложил Ты на меня епитимью в наказание!" Когда вспомнишь, что прежде не всегда помнила Бога, говори: "Слава Тебе, Господи, что Ты дал мне повод и науку почаще вспоминать о Тебе!" Когда придет на мысль, что если бы была здорова, то иное и не доброе сделала бы, говори: "Слава Тебе, Господи, что не допускаешь меня до греха", и так все... Так и благодушествуй!

Лечиться же нет греха, хоть и от Бога болезнь; ибо и разум лечебный Бог дает, и лекарства Бог же создал. Потому, прибегая к лекарю и лекарствам, не будешь прибегать к тому, что находится вне Божиих путей и учреждений. Вот заговоры - те не Божий, туда и нечего ходить.

В болезни учитесь смирению, терпению, благодушию и Богоблагодарению. Что приходит нетерпимость - это дело человеческое. Придет - отгонять надо. На то и чувство тяготы положения, чтобы было что терпеть. Если не чувствуется тяготы, то и терпения нет. Но когда приходит чувство тяготы и сопровождаете желанием ее сбросить, то тут ничего нет грешного. Это естественное чувство! Грех начнется, когда вследствие этого чувства - душа поддается нетерпеливости и начнет склоняться к ропотливости. Пришло чувство, надо его прогнать. Бога же поблагодарить.

«Осмотрись же, и увидишь, может быть, благие о тебе намерения Божии в постигшей тебя скорби: или грех какой-нибудь очистить хочет Господь, или от дела греховного отвести, или дать тебе случай показать свое терпение и верность Ему, или Он Сам желает потом удивить на тебе величие милосердия Своего, - что-нибудь из этого уж верно идет к тебе; ну и приложи то к ране своей, и умалится жгучесть ее. Если же и не усмотришь, что именно хочет даровать тебе Господь через горе твое, возбуди в сердце своем общее, неразмышляющее верование, что все от Бога, и что все, идущее от Него, служит во благо нам, и толкуй мятущейся душе своей: так Богу угодно, терпи и верь, что кого Он наказует, тот у Него как сын. Да и без того, кто может противиться воле Его?»

Бог послал болезнь. Благодарите Господа, потому что все, что от Господа бывает, - к добру.

Если чувствуете и видите, что сами виноваты, то начните с раскаяния и жаления пред Богом, что не поберегли дар здоровья, Им данный. А потом все же сведите к тому, что болезнь от Господа, ибо всякое стеснение обстоятельств - от Господа есть, и случайно ничего не бывает. И вслед за сим опять благодарите Господа.

Болезнь смиряет, умягчает душу и облегчает ее тяжесть обычную от многих забот.

5. Как молиться во время болезней

Молиться о выздоровлении нет греха. Но надо прибавлять: аще волиши, Господи! Полная покорность Господу, с покорным принятием посылаемого, как блага, от Господа Благого, и мир душе дает... и Господа умилостивляет... И Он или оздравит, или утешением исполнит, несмотря на прискорбность положения.

6. Есть такие, на исцеление которых Господь налагает запрет

Есть болезни, на исцеление коих Господь налагает запрет, когда видит, что болезнь нужнее для спасения, чем здоровье.

Борьба с земными влечениями

Дух наш восстановляется благодатию Божиею в силе противостоять влечениям к земле со стороны души и тела. Он и восстановлен уже в христианах. Но невнимание к нему и к делу его делает то, что земное успевает увлекать нас и, как туманом, заслонять небо. Лучший способ, как подкреплять дух наш в его борьбе с душою и телом - при влечении к земному, есть память об исходе и о последующем за ним Суде и предрешении участи нашей. Потрудитесь поставить себя в состояние умирающей - сей час, - и сей час имеющей предстать на Суд, - и вместе с тем возбудить соответственные тому чувства, - смотрите, что будет? Полагаю, что все нити земные этим будут порваны, и в сердце останется одно восприятие: о Господи! спаси же! Ничто так не оживляет страха Божия со всеми плодами его, как поставление себя в это состояние и восчувствование того.

Надо теребить свое сердце разными возбудительными помышлениями. А так оставлять его - оно зарастет тернием и волчцами - нечувствием, нерадением, невниманием.

В

Вера

"Не смотрите на то, что всюду пошла такая шаткость. Есть непреложная истина в вере, - и вот вам доказательство... Как в начале насаждалась вера чрез проповедь, Господу поспешествующу и слово утверждающу последующими знамениями; так после того поддерживалась она и доселе поддерживается осязательным присутствием силы Божией среди верующих, в Святой Церкви, свидетельствуемой знамениями. Сим говорит Господь: "Се Аз с вами есмь", как и обетовал с нами быть до скончания века.

Если же Господь с нами, кто на нас? Древле обетовал Бог: "Вселюсь в них (верующих слову Его), и похожду, и буду им Бог, и тии будут Мне людие". И это исполняющимся на нас видим мы ныне. На памяти нашей сколько уже было удостоверений в этом. Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!

А заблуждающимся внушает Господь: "Что влачетесь всяким ветром учения? Вот где столп и утверждение Моей истины. Как перстом указываю Я вам верную и незаблудную дорогу. Держитесь Церкви, в коей Я являю силу Свою, и избавитесь от пагубы, в которую ввергнут вас пустые ваши мудрования"".

«"Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него". Как же это принимать, как дитя? А вот как: в простоте, полным сердцем, без раздумываний. Рассудочный анализ неприложим в области веры. Он может иметь место только в преддверии ее. Как анатом все тело разлагает о подробности, а жизни не видит, так и рассудок - сколько ни рассуждает, силы веры не постигает. Вера сама дает созерцания, которые в целом представляют веру, всецело удовлетворяющею всем потребностям естества нашего, и обязуют сознание, совесть, сердце принять веру. Они и принимают, и приняв, не хотят уже отстать от нее. Тут происходит то же, что с вкусившим приятной и здоровой пищи. Вкусив однажды, он знает, что она пригодна и принимает ее в ряд питающих его веществ. Химия, ни прежде, ни после, не помощница ему в этом убеждении. Убеждение его основано на личном опыте, непосредственно. Так и верующий знает истинность веры непосредственно. Сама вера вселяет в нем непоколебимое убеждение, что она вера. Как же после того вера будет верою разумною? В том и разумность веры, чтоб непосредственно знать, что она вера. Рассудок только портит дело, охлаждая веру и ослабляя жизнь по вере, а главное кичит, и отгоняет благодать Божию: зло в христианстве первой важности».

«Вы сказали, что вы уже отстали от грехов, и, вероятно, исповедались, и разрешение получили. Враг мучит вас только маловерием и слабонадежием. Рассуждайте и молитесь, возбуждайте свою веру и надежду... Надежду и веру нельзя иметь крепкими без дел и трудов по делу спасения. Извольте приложить сии деятельные труды, и вера с надеждою тотчас начнут оживать. Какие дела и труды?.. 1-е. Отвращение возыметь ко всем грехам - не делам только, но и к мыслям и сочувствиям к ним. 2-е. Определить себя на дела, противоположные им. Это вы сами должны для себя найти и установить, 3-е. Главное плоти угодия бегать... Ее надо строго наказывать - умертвить, 4-е. Молитвенный чин установить домашний и церковный... 5-е. Внешние сношения упорядочить и бегать случаев, могущих возбуждать движения страстей.

Догадываюсь, что у вас сильны гордость и непокорливость. Взыщите смирения и послушливости...

Держите память Божию и память смерти, и не выпускайте из ума мысли, что Бог видит вас, вы под оком Его состоите, и блюдитесь от всего неугодного Ему».

«"Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его?" (Иак. 2, 14). Путь к вере - покаяние. В покаянии же что говорят? Согрешил, не буду. Не буду грешить, следовательно, буду жить по заповедям. Поскольку с принятием веры покаяние не отходит, но, с нею сочетавшись, пребывает до конца, то и решение это - жить по заповедям - пребывает в силе и при вере. Поэтому верующий, если пришел к вере прямым путем, то есть путем покаяния, бывает ревнителем исполнения заповедей и творит добрые дела. Вера дает ему к этому сильнейшие побуждения. Вера дает ему на это силы благодатные через святые таинства. Так вера содействует делам (Иак. 2, 22). А от дел вера становится совершенной: ибо делом не осуществлено то, во что кто уверовал, до тех пор вера будто и не вера. Она проявляется только в делах. И становится не только видимой, но и крепкой. Дела имеют обратное воздействие на веру и ее укрепляют».

«Что не все веруют, не умаляет значения веры. Надо смотреть на тех, которые искренно веруют, и на то, что им дается чрез веру. Вера христианская - не система учения, а образ восстановления падшего в силу смерти Богочеловека, благодати Духа Святого. Возьмите кого-либо из шедших вслед Господа и увидите, как он мало-помалу растет духом и становится великим при всей невзрачности внешней. Вот о.Серафим. Простой, неученый - до чего дошел? Неверам многоученым уста заграждал единым словом. Вот и сила. А жизнь его какова, а нрав? Так и всех переделывает благодать, которые предаются ей. На это и смотрите. А что бывают там и сям премрачности и невзрачности, на это что смотреть?»

Внешние скорби

Для чего они посылаются

Вы всегда свое делайте, а что встречаете со вне, то не от вас. Бог посылает, и Бог посылает это на экзамен. Пославши, смотрит, как вы поступите. Если умно и справедливо поступите. Он ставит вам лучшие баллы, а если иначе как - и баллы ставятся другие. Потом сделан будет свод баллов... И что окажется в итоге, по тому и аттестат вам выдан будет. Аттестат пишется не на бумаге, а на челе. На том свете привратники тотчас увидят, куда вам следует... Вам не сюда... скорбно будет услышать.

Внимание

Внимание себе в условиях семейной жизни

Что не так могли внимать себе, - что делать? Господь видит, что это не столько от небрежения, сколько от обстоятельств ваших... и прощает вам, ради скорби вашей о том. От житейских людей нельзя требовать такой сосредоточенности, какая обязательна для оставивших житейские порядки.

Что тяжело бывает, уж такова земная жизнь! Кто от этого свободен?! Но умудритесь наполнить все часы дня вашими делами, так, чтобы вам все некогда было... и скучанья меньше будет. А то с Господом быть навыкайте... Это высший способ не замечать течения жизни. Господь да устроит ваше внутреннее!

Внимание к внутреннему движению сердца

Благослови вас, Господи, с терпением стоять в избранном порядке жизни. Внимание к тому, что бывает в сердце и исходит из него - есть главное дело в христианской исправной жизни. Этим и внутреннее и внешнее приводится в должный порядок. Но ко вниманию всегда надо прилагать рассуждение, чтобы обследовать, как должно; происходящее внутри и требуемое внешностию. Без рассуждения и внимание ни к чему. Где взять рассуждения? В совести, просвещенной ведением Божественной воли, сказанной в Евангелии и Посланиях апостольских. Этим путем очень удачно определяется, что можно и чего нельзя допускать в поступках, словах и начинаниях. Господь да умудрит вас. 

Внутреннее раздвоение

Отчего оно происходит, и как с ним бороться

Спрашиваете: "Что надо делать, когда внутри раздвоение?" Во-первых, ведайте, что это не худое что, а обычный оборот духовной жизни. Когда дух наш по действию благодати пробуждается, тогда он устремляется к Богу, и все туда устремляет. Эгоистический же нрав и после сего еще остается и выставляет права свои, влеча по старому обычаю к себе и чувство и волю. Оттого все испытывают, как и Апостол: "Хотящу ми творити доброе, вижу, что мне злое прилежит". Вот и раздвоение. Что тут сделать? Всегда принимать сторону духа, а требования эгоистического плотского человека отгонять, подавлять. В сем духовная брань. Она коротка... Как только заметите движение внутри противное духу... отвергайте сердцем, некоею неприязнию поразите сие движение, - и тут же ко Господу обращайтесь молитвенно, и Он поможет. Искреннее отвержение недоброго и искренняя молитва ко Господу всегда побеждают и раздвоение внутреннее пресекают... Вот все, что нужно.

Внутренняя неурядица

Отчего она происходит

"Неурядица внутри". Вы верно определили, что она от самоцена. От самоцена самомнение, ради самомнения благодать отходит; ибо мерзок Господу всяк высокосердый. А без благодати - что мы?! - Вот и неурядица. Она - бич вразумляющий, и не говоря говорит: остановись, куда ты заносишься, ничтожная тварь?! А вы еще спрашиваете: "Неужели смирению можно выучиться только чрез падения?!" Слава Богу, что есть такие вразумительные отступления благодати! Если и при них самодовольничаем и высимся, что было бы без них?

Воля Божия

Как ее узнавать

Воля Божия - и норма жизни, и руководительное начало, и первый возбудитель на дела. Как волю Божию узнавать? Многое в жизни определяется прямыми заповедями. В таком случае нечего раздумывать, а прямо делать. Когда же бывает, что хотя заповедь Божия ясна, а приложение ее неясно, тогда не избежать вопроса: как быть? Иногда это решается бывшими опытами своими, иногда опытами других, иногда спросом у живущих добре, иногда наведениями и умозаключениями от известного из Слова Божия, иногда молитвою, по действию коей Бог полагает на сердце, как поступить. Последнее было бы надежнее всего. Но не всегда наше внутреннее таково, чтобы в нем ясно слышалось сердцем внушение Божие. - У отцев есть правило: помолись до трех раз, и куда склонится сердце, так и делай.

Узнавши волю Божию, надо помолиться о помощи к совершению ее... Избави вас, Господи, от самонадеянности. Самим всеусильно напрягаться надо, но успешного завершения всегда чаять от Господа, помня слово Его: "Без Мене не можете творить ничесоже". Тут же надо опасаться, как бы не прокралась мысль, и тем паче чувство: "несмь якоже прочие..." И еще опасаться надо мечтательных надежд: о, теперь у меня пойдет все... так и так... "чудо, как хорошо". Такие мечтания всегда оканчиваются посрамлением... Остерегайтесь всего сего, так тецыте, да постигнете.

Воскресение Христово

Наше отношение к нему

Сила Воскресения Христова невыразимо велика! Нам не понятие только светлое надо возыметь о нем, но и в сочувствие с ним войти: ибо не для Себя, а для нас воскрес Христос; нас совоскресил. Это совоскресение верою увидеть, и радость от того возыметь, - даруй, Господи!

Вражии приражения

Чем их избежать

"После хорошего дела - тщеславие, после дурного - нечаяние спасения..." Это обычные приражения вражии. Против первого выставляйте на вид свои грехи и погрешности. Против второго - уверенность, что нет греха, побеждающего Божие милосердие. Смерть Господа была ценою за все грехи, никакого исключения... (Вы заметили силу благого воинства с молитвою и извольте их держать и всячески подновлять и усиливать.)

Г

Говение

Часто сопровождается искушением

Что бывает с вами во время говения... страх, волнение... полагать надо, исходит от врага. Он, верно, около вас разживается чем-нибудь. Исповедь же и Причащение опаляет его и прогоняет. Вот он, предвидя сие, и поднимает тревогу. Потрудитесь не отходить от памяти Божией и памяти смертной. Они не только во время говения, но и во всякое - гонят его и опаляют, и приступа к вам не дадут. Сами видите, как душеспасительно для вас говение... и можете сами себе повелеть - чаще говеть. 

Голоса

Им нельзя внимать

Писали вы также о слышимых некими голосах, - мысль отцев древних, - не обращать на это внимания, не углубляясь в причины. Думайте так сами и других учите... Невнимание пристыдит врагов, и они перестанут так чудесить. 

Гомеопатия

«Магнетизм у вас считают делом нечистой силы. Полагая же, что магнетизм участвует в гомеопатии, и сию к тому же разряду относят. Это несправедливо. При составлении гомеопатических лекарств магнетизм не участвует. Тут все делается открыто и просто, и всем видно, как все бывает. Никакой скрытой силы тут предполагать не следует. Можете лечиться и не лечиться гомеопатиею; но так думать о ней не думайте».

«Какова гомеопатия! Где аллопатия в продолжение пяти недель не имела успеха, она ощутительное оказала действие в полдня. Памятник ей надо воздвигнуть. Напишите о сем А.В. Она будет обрадована гомеопатии ради».

«Гомеопатия может помогать во всяких болезнях, но надо угадать подходящее лекарство. Угадать можно по симптомам, или потому, чем проявляется болезнь. - Гомеопатиею можно лечиться не видя доктора, - при посредстве переписки. - Опишите мне все, что бывает при боли головы. Подумавши я, может быть, напишу доктору, и попрошу определить медикаменты. Тогда смелее можно действовать».

«Голова болит! Есть лекаря: спросить их, и полечат. Есть гомеопатия, которая дает самые невинные капельки и крупинки, и к великому удивлению прогоняет болезнь. Попробовали бы что-нибудь из этого».

«Поздравляю с приобретением гомеопатического доктора и с аптечкою. - Теперь всем болезням конец. Особенно для малютки как это будет полезно. Вот увидите».

Спрашиваете о приемах. У меня не одна гомеопатическая книга. И приемы указываются разные. Большею частью одна крупинка на чайную ложку. Есть которые велят три крупинки прямо в рот и запить. А этих, что у вас, - 9 круп, на 6 ложек столовых. Уж вам надо действовать по указанию вашего доктора. - Я указал вам aconit belladon - из другой книги. Теперь берите - nux vomica.
Понемножку присмотритесь и привыкните, - как что употреблять».

«Рецепт гомеопата начинаю приводить в исполнение…»

«Коли у вас биение сердца, возьмите подходящие капли гомеопатические, употребляйте и пройдет».

«Относительно вас одно заняло меня: это ваше замирание сердца. Мне думается, что вы не так выражаетесь. Не перебой ли это, когда перемежается пульс? У меня это бывает по временам, и началось давно. Но я считаю это не важною вещью. Принимаю digitalis гомеопатический две-три крупинки раз, другой, и проходит».

«Я принимаю гомеопатию не каплями, а крупинками прямо в рот, и запиваю, там они скорее расходятся».

«Очень жалко, что вы ушиблись и радуюсь, что гомеопатия добре помогает вам».

«Но вы все болите. Хотите прибегнуть к гомеопатии. Добре! - Слышу, что крупинки многим помогают. - И у меня берут, - и будто получают пользу. - Книг по этой части куча. Вот, думается мне, какие получше:
- Гомеопатический домашний лечебник д-ра Е.К. Шепмеля - цена 1 р. 50 к. с пересылкой. - Но тут не все. - В пополнение Домашний врач-гомеопат д-ра Геринга, - с пересылкой 3 р. Для первой - есть и приспособленная аптека, в 36 пузырьков с крупинками, что стоит, не знаю, кажется - руб. - 15 или более».

«Очень рад, что гомеопатия вам помогла и что вы решились иметь лечебник и аптечку гомеопатическую. Теперь все болезни будут бояться вашего дома, - и держаться поодаль, - если предположить, что у них есть некое чутье».

«Очень жалею о болезни Чернички. Помоги ей Господи справиться. - Хорошо, что скоро захватили. Это должно быть воспаление печени, или другое какое ее поражение.
Опасность тут может быть только от запущения, Но как доктор под рукою, и начато лечение; то дней через 5-ть все пройдет. Терпение только подай Господи. Я посмотрел у Гомеопатов. Они не робеют пред этою болью. Главное у них - Аконит, Белладонна, Колокинт, Хомомилла, Меркурий, но когда доктор указал свои средства- это все одно.
Благодушествуйте!»

Гордость

Осуждение внутреннее и внешние пересуды суть первые порождения гордости, по свойству своему унижающей всякого брата. Потому они постоянно вертятся — одни в мысли, другие на языке. Блюстись от сего и бороться с сим должно постоянно. Нет греха обыкновеннее осуждения, но и нет опаснее. Одному надлежало несколько лет поститься и молиться за одно краткое осуждение мысленное, и это — по особенному Божиему определению. Потому святые Божии решительно говорят: кто не осуждает, тот спасен. Иные и без подвигов одним этим спасались. Напротив, в одном осуждении пагуба, ибо оно предполагает и забвение Бога, и лживость, и коварство бесовское. Каких зол избегаешь, неосуждающий!

Откуда страсти? Ни один человек не рождается со страстию определенною. Каждый из нас приходит в свет сей только с семенем всех страстей — самолюбием. Сие семя потом жизнию и свободною деятельностию развивается, растет и раскрывается в большое дерево, которое ветвями своими покрывает всю греховность нашу, или всю область грехов, потому что всякий грех непременно уже укрывается под ним или висит на какой-нибудь его ветке. Главнейшие ветви самолюбия суть гордость, лихоимание, сластолюбие. От сих отрождаются уже все другие страсти, но между ними не все одинаково важны. Замечательнейшие суть блуд, чревонеистовство, зависть, леность, злопамятование. По силе своей они равняются первым, с которыми вместе составляют семь начальнейших страстей ибо суть возбудители греха и родители всякой другой греховной склонности и страсти. Как и какие страсти далее развиваются из них — смотри «Православное исповедание», ч. 3, вопр. 18-40.

… Никак не должно думать, что страсти образуются естественно, сами собою. Всякая страсть есть дело наше. Позывы на то или другое греховное происходят из растления нашей природы; но удовлетворять ему, тем более неоднократно, до привычки, состоит в нашей воле. Так, гордость утверждается частым гордением, леность — частою недеятельностию, зависть — частым завидованием, сварливость — частою бранью и проч.

…главное расположение, гнездящееся в самой глубине души у человека падшего и еще не восставшего, есть самолюбие, или эгоизм. Это расположение так естественно, всеобще, сильно, неотразимо, что Аристотель (язычник) в своем нравоучении написал: «Даже и добрый человек все делает для себя, потому и должно любить себя». Вот почему заповедуется в самом начале доброй жизни во Христе Иисусе отвергаться себя, потом, во все продолжение хождения вслед Христа, не себе угождать (Рим. 15:1), не своего искать (Флп. 2:4). Когда Макарий Великий советует войти глубоко внутрь себя и убить на самом дне сердца гнездящегося змия, то разумеет под сим змием самолюбие (Сл. 1, гл. 1).

Все порочные расположения или все нравственное зло истекает уже из самолюбия, как говорит Феодор, епископ Едесский (Добротолюбие, т. 3, гл. 93). «Самолюбие есть мать неизобразимых зол. Кто побеждается им, тот входит в союз и со всеми прочими страстями». Нетрудно, впрочем, заметить, что между сими страстями есть начальнейшие и неточные, стоящие во главе других, сами оглавлены будучи самолюбием. Эти первые порождения самости суть гордость, или вообще жажда возвышения, корыстолюбие, или любостяжание, и плотоугодие, или полнее, жажда наслаждений и удовольствий всесторонних. Это подтверждает опыт и простое наведение, что какую ни возьми страсть, всегда, восходя к источнику, придешь к какой-нибудь из показанных страстей начальных. Посему говорит св. Максим Исповедник (О любви сотня 2, гл. 59): «Блюди себе от матери злых — самолюбия. От сего бо рождаются три первых страстных помысла — чревобесие, сребролюбие и тщеславие, от которых потом разрождается и весь злых собор» (то же у Феодора Едесского, гл. 61, 62 и у Григория Синайского в Добротолюбии). Мир есть овеществленное самолюбие или есть совокупность его порождений в лицах и действиях; ибо св. Иоанн Богослов все, что в мире, делит на три класса: похоть плоти, похоть очес и гордость житейскую (1 Ин. 2:16), то есть что там все движется по действию сих трех страстей. Он есть поприще, где развивается во всей своей широте деятельность греховной воли.

Каждая из сих начальных страстей в свою очередь раскрывается множеством других, исполненных ее духом и характером. Они кладут свою печать как на всех силах человека, так и на всей его деятельности и тем осложняют его страстность и размножают страсти.

Гордость есть ненасытимое желание возвышения, или усильное искание предметов, через кои бы можно было стать выше всех других. Самолюбие здесь очевиднее всего. Оно тут как бы своим лицом, ибо тут вся забота о своем я. Первое порождение гордости — внутреннейшее — есть самомнение, по коему все другие считаются ниже нас; даже те, кои высоко превосходят нас, в сравнении с нами не слишком важны. Проторгаясь наружу, она ищет уже и предметов возвышающих и, судя по ним, сама изменяется. Останавливаясь на предметах ничтожных, например, на силе тела, красоте, одежде, родстве и другом чем, она есть тщеславие; обращаясь к степеням чести и славы, она есть властолюбие и честолюбие; услаждаясь молвою, говором и вниманием людей, она есть славолюбие. Во всех, впрочем, этих видах, кроме, может быть, самомнения, гордость сопровождается еще своеволием, непокорливостью, самоуверенностью, самонадеянностью, притязательностью, презрением других, неблагодарностью, завистью, гневливостью до мести и злопамятства. Главнейшими, впрочем, ее отраслями можно почесть зависть с ненавистью и гнев со злопамятством.

В Слове Божием гордые называются еще высокомудрствующими (Рим. 11:20; 12:16; 1 Тим. 6:17; Ис. 14:13), напыщенными (1 Тим. 6:4), высокосердыми (Втор. 8:14; 17:20; Иез. 28:2), презорливыми (Лк. 18: 9, 11; Гал. 5:26).

Возносящий себя над всеми в сердце своем —

В отношении к религии, в богопознании — самый опасный человек. Он способен впасть в самую бездну нечестия. По склонности особиться от других он или сам изобретает, или легко принимает изобретенные мнения новые, отличающиеся некою высотою и странностью. Нередко, чтобы показать свою отличность от простого народа, он отвергает самые очевидные истины, каковы: бытие Бога, бессмертие души и проч. Посему справедливо таковых считают изобретателями ересей (1 Тим. 6: 4-10). Вообще, свойственные ему спорливость и упорство во мнениях принятых очень неблагоприятны истине. В богопочтении внешнем он любит чопорность, блеск, искусственность; во внутреннем — напряженность, высоту, отвлеченность; в молитве — многоглаголивость свысока; в обнаружении благочестия — причудливость: все по-своему, не как другие; он может также принимать все виды богослужения для славы и тщеславия и обращать их в средства к удовлетворению своего властолюбия, как Иеровоам (3 Цар. 12: 28, 29).

Воздержность, работность, бережливость, терпеливость, постоянство дают ему вид строгого исполнителя обязанностей в отношении к себе, но только вид; ибо все это добродетели средственные, а не существенные, и потому их цена зависит от духа, с каким предприемлются и содержатся. Справедливо, что он заботится более об образовании своей души, но для чего и в каком духе? Затем, чтобы блеснуть, или еще для того, чтобы поддержать славу науки или славу свою и своего звания и проч.; от этого занимается более тем, что славится в его время. Но он гневлив, задорен и не дает себе покоя: от сего скоро истощает силы свои и наживает болезни.

В отношении к другим он есть лицо самое несправедливое: все к себе относит, а другим ничего не приписывает; он охотник всегда повелевать и никогда повиноваться. Другие по мыслям его должны быть средствами для его целей, и действительно он так действует на них или насилием, когда уже силен, или хитростью, пока еще не силен. Он политикан, следовательно, препритворный; благодарности не жди от него, потому что он усвояет себе право принимать от других услуги как дань. При случае оскорбить, сделать насилие, оказать презрение, устрашить он не прочь. Ему желательно, чтобы его более боялись, нежели любили. Дружба у него — до соответствия своим целям.

В быту житейском и гражданском все нестроение от таких. Низшие с сим характером не хотят повиноваться, не терпят лежащих на них уз долга, почему всегда готовы к возмущениям. Высшие самовольны, жестокосерды; немилостиво наказывают, неохотно прощают; хотят править словом и взглядом, а не убеждением (1 Пет. 5:3). В обращении любят задавать тон, но к редким уважительны, а искренни — ни к кому. Посему они нетерпимы в обществе, ненавистны людям и Богу, Который им противится и нередко их унижает для вразумления (Мф. 23:12; 1 Пет. 5:5; Иак. 4:6; Иов. 9:13; 40: 6-7; Мф. 11:23). В семействе их нет мира, а брани и свары; дети грубеют; слуги своевольничают; жены то скорбят, то привыкают к упорству.

Вот ближайшие порождения самолюбия: похоть плоти, похоть очес и гордость житейская — с происходящими от них страстями. Есть, впрочем, по замечанию святых отцов, и между происходящими от них тоже начальнейшие, как бы необходимые и всегдашние их спутники. Таковыми признаются пять: гнев, блуд, печаль, леность, тщеславие. Происхождение их из первых очень просто. Так, сластолюбие является преимущественно в двух страстях, чревоугодии и блуде, и сопутствуется расслаблением и леностью; с сребролюбием всегда в связи печаль и зависть, с гордостью — гнев и тщеславие. Сии производные пять ставятся с первыми, по силе их многоплодности, в один разряд, так что начальнейших или неточных считается" прямо восемь или семь, ибо иные тщеславия не отделяют от гордости.

… Отсюда главные расположения воли у христианина суть самоотвержение и ревность о пребывании в сообщении с Богом, или любовь.

Самоотвержение есть отрицание самолюбия. Оно преследует все, на чем есть печать самости, ненавидит ее и отвращается от всех вещей, питающих ее; ставит ни во что все преимущества временные, телесные, внешние; изъемлет из всех вещей сотворенных свое сердце. …Будучи по природе своей отвержением самолюбия, оно и плоды приносит или рождает в нас расположения совершенно противоположные тем, какие производит самость, именно:

Вместо гордости у самоотверженного смирение — такое расположение, по коему он считает себя тварию самою ничтожнейшею, достойною всякого презрения и унижения; приписывая себе одни грехи, все доброе он относит к источнику всякого добра — Богу; он не усвояет себе никаких преимуществ пред другими, а всякого считает высшим себя. Это есть самоуничижение, соединенное с чувством своей бедности и слабости.

(Начертание христианского нравоучения)

То, что вам пришлось выйти замуж повыше своего состояния, не есть гордость. Бог дал. Но этим гордиться можно. Так если гордитесь, перестаньте гордиться. Другой никто этого видеть не может, кроме вас да Бога. Молитесь Богу, чтобы Он дал дух сокрушения и смирения и Он даст. Между тем сами собирайте смирительные мысли, и держите их в душе. Гордость самая пагубная страсть, и тем пагубнее, что чиста со вне. Что вам старцы говорили про гордость еще в детстве, это значит, что Бог хочет, чтоб вы сами смирились и готов дать смирение, если взыщете. Но в том, что вы теперь в высшем положении и богаче, не есть нарушение старческих слов. Гордость в чувствах, а не во внешнем положении. И великие цари есть - смиреннейшие. Св. Давид из пастухов царь, а говорил: аз же есмь червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей.

Умейте смиряться, когда хвалят без оснований, а когда бранят и по делом, - какая трудность смиряться? Панегирик какой вы себе сплели: дурная, лукавая, непостоянная, не благодарная, гордая, сердитая, не умеющая Богу помолиться, очень хорош. Надо прибавить никуда негожесть и ничего нестоимость. Почаще повторяйте его, - и так, чтобы душа говорила, а не ум собирал по памяти. Ведь есть или бывает у нас очень глубоко лежащий самоцен.

Тогда слова означенные, или подобные им, язык или память читает, а на душе держит: "несмь якоже прочие". И то дивно, что этого лукавства нашей души почти нельзя заметить. Так оно таится, пока уже Господь как-нибудь вызовет его наружу и покажет во всем безобразии. Самим нам нужно угадывать присутствие его разве из того, когда укорные речи других, в глаза или за глаза, отзываются неприятностью и досадою на говорящих. Извольте навесть справки о себе, какова бывает душа в таких случаях. При этом большая бывает помеха от самооправдания.

Утешительно читать, как призвал вас Господь в Успенский пост. Видится, что и не перестает повторять призвание, чтоб не позабыли. Внимайте убо, но и дерзайте. Какие у вас учители то были! …

Вы исповедаете свой грех что нетерпелива, обидчива, не мирна, уступчива мыслям смущающим? - Это очень не хорошо. Все от гордости. Если бы было смирение, ничего такого не было бы. Так извольте стараться, уверив себя, что вы ничего не стоите, никакого внимания и почести, - что вы стоите не таких еще оскорблений не словом только, но и делом. - Когда уверите себя в этом и восчувствуете свое ничтожество, тогда все будет проходить для вас мирно.

… Вы слыхали, конечно, что у всякого есть как Ангел-Хранитель, так и враг искуситель. Есть воистину. - Враг непрестанно подсовывает то мысли, то желания по роду своему. Не стань внимать себе и блюстись, - пропадешь. Он затуманит и закружит голову. У всякого особый враг: у иного похотный, у иного корыстный, у иного гордостный - с разными оттенками. У вас - дух хулы и сомнений.

Есть враг около не затем чтобы ему покорствовать, а чтобы с ним бороться, и борьбою вырабатывать в себе противоположное добро: вместо похотности - целомудрие, вместо гордости - смирение, у вас, вместо сомнений - веру искреннюю, твердую и разумную.

В этом задача вашей жизни. Извольте ее выполнить.

Милость Божия буди с вами!

Уже и прияли вы великую милость, когда дал вам Бог образумиться и стать на должную дорогу. Вы неправо думаете, что это было простое дело. Кажется вы хотите этим смирение показать, а между тем приписываете себе дело, которое не может быть иначе совершено, как благодатию Божиею. Это большая гордость. Извольте исповедать, что вас Господь призвал к жизни по Богу, чем показал, что избирает вас для царствия небесного. Исповедуя же сие, благодарите Бога, и со страхом и трепетом совершайте свое спасение, - боясь, как бы, отпадши снова, Духа благодати не укорить и крови Сына Божия не попрать. Вы уже были призываемы путем рождения, крещения и воспитания, - и стояли на добром пути, но уклонились, поправ благодать св. крещения. Теперь снова призваны. Бойтесь опять отступиться от Бога. Благодать двояко действует: совне, когда призывает, - и это всеобщая благодать, никто не исключен: ибо Господь всем хощет спастися и в разум истины приити; когда кто, вняв призванию, обращается, тогда благодать чрез таинство крещения или покаяния, внутрь вселяется, и там созидает спасение, или образует из стихий добра, естественных человеку, нового человека, наследника вечного царствия небесного, не властительски, а руководительно и помогательно, то есть, указывая добро, и помогая совершать его. …

Ваша раздражительность, иногда капризная, пройдет, как только навыкнете ходить в присутствии Божием, под всевидящим оком Божиим. Она от гордости. Смирение прогонит ее, - а также сознание, что вокруг себя должно распространять благостыню.

- Относительно - В. можно удовольствоваться тем, что в душе искренно помирились с ним и желаете мира и в обращении. Искать примирения словом и делом лучше прекратить: иначе ярость его все будет углубляться и сгубит его. Ищите случая сделать ему какое-либо добро, без ведома его. Узнав о нем после совершения, он скорее одумается. Впрочем же делайте как делаете, то есть встречаясь старайтесь мир блюсти на душе, и проходите не затрагивая его, и только молясь о нем…

Догадываюсь, что у вас сильны гордость и непокоривость. Взыщите смирения и послушливости.

Держите память Божию и память смерти, и не выпускайте из ума мысли, что Бог видит вас, вы под оком Его состоите, и блюдитесь от всего не угодного Богу.

В помощь памятования о Боге и о деле спасения, - заучите на память 24 молитовки св. Златоуста, и чаще прочитывайте их. Они находятся в числе молитв на сон грядущим.

Благослови вас Господь! Помните, что того, что потребно для спасения, никто для вас за вас сделать не может. Делать то должны сами вы. Помощь от Господа всегда готова; но она не приходит к тому, кто ничего не делает, а только к тому, кто делает, трудится, но до конца довесть дела не может.

Извольте паче всего остерегаться как бы не попасть на дорогу к гордости и не застрять там. Первый шаг на сей дороге есть самоцен, скрытное чувство, что я нечто, а не ничто; второй - самомнение или самочувствие - чувство, что я не только нечто, но и нечто важное и пред людьми и пред Богом. Из сих двух потом рождается вся куча гордостных мыслей и чувств, кои суть самые противные Богу. Потому всячески старайтесь быть в искреннем чувстве полного самоуничижения. Для того чаще приводите себе на память какие были грешки или ошибки в прежней жизни и осуждайте себя за них. Извольте себе избрать мерное правило в пище и питии, как делали все святые. Пусть будет у вас варево, яичко, икорки клочек и другое что полегче. Ничего ради плотоугодия, а только для здоровья и никогда не есть до сыта: сытость у монахов, тоже что пресыщение у мирян. О сне. И тут тоже меру надо держать. Что к утрени ходите, очень хорошо, а как ложиться? так, чтобы до утрени было не более шести часов.

Благослови вас Господи, прошу молитв ваших. Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 13 августа 1888 года.

Забыл, что писал вам о смирении и простоте. Разверните Исаака Сирианина и пересмотрите все статьи его о смирении. Сколько раз он возвращался к этому предмету?! Вам же паче всего надо пещись о сей добродетели, потому что берете на себя подвиги, которые не спрячешь. Засмотревшись на них, потому что сами лезут в глаза, душа начинает трубить о них пред собою; а это начало гордости и последующих падений. Сохрани вас Матерь Божия Пречистая - превысокая и пресмиренная!

Милость Божия буди с Вами!

Похвалы рождают самовосхваление и самочувствие; - злые чувства передовые проводники к тщеславию и гордости. Боже упаси!

Жалуетесь на гордость, гнев, осуждение. Последние два - от первой. Взыщите смирение, - гнев и осуждение отстанут сами собою. Против гнева, - стиснув зубы, молчать. Это первый, начальный прием. Второй, - когда забирает, - немножко удалиться, чтобы не видеть возбуждающего гнев. Когда от этого не уймется гнев, и придется наговорить глупостей и неправостей, найдите веревку - толстенькую - и идите к сестре. Положив ей поклон земной, скажите: добрая сестрица, сослужи мне службу, вот этою веревкою отдуй меня хорошенько. Можете меру назначить - пять, десять ударов, только бы чувствительно было. Делайте так после каждой вспышки гнева. Этот прием и против гордости хорош. Против осуждения - свои грехи поскорее воспоминайте и держите их пред сознанием, - и осуждение отойдет. Всяко боритесь против этих и других страстей, гоня прочь самые зачатки их и преследуя движения, с молитвою к Господу.

Горение духа и охлаждение

Чем поддерживать первое и не допускать другое

Бог зачинает жизнь, Бог и руководит в ней. К Нему надо потому прибегнуть и прибегать всегда и от Него ждать решения. Уже как Он решит, и как решение Его дойдет до сердца, этого не разберешь, но то несомненно, что всякое дело, Ему угодное, от Него возбуждается и Им приводится в совершение. "Без Мене не можете творить ничесоже", - говорит Господь (Ин. 15, 5). И это так и бывает. И никто из угождающих Ему сам собою угодного Ему не творит. Отношения наши к Богу все знаменуются молитвою. Все дело, стало быть, в молитве. На нее и налегайте. Когда будет ревнование, будет жизнь, а жизнь никогда не стоит на одном месте, следовательно, будет и преуспевание. Но замечать его нельзя, как не замечается рост детей, кои всегда на глазах. Ревнование сие есть плод благодати. Господь призвал вас. Сие всегда исповедуйте с полным благодарением. Если призвал, то не бросит, только сами не отшатывайтесь от Него. Ибо не все от Господа, а есть часть и от нас. Что же от нас? Всеусильное действование в угождение Богу. Оно и будет, пока будет ревнование, оно свидетельствуется заботою о спасении жаркою. Надо бегать всячески охлаждения. Охлаждение бывает вот как: начинается забвением... Забываются благодеяния Божии, и Сам Бог, и свое в Нем спасение, опасность быть без Бога, и память смертная отходит, - словом, закрывается вся духовная область.

Если не хотите в сию попасть пропасть, то берегитесь первого шага - забвения. Потому ходите всегда в памятях Божиих, т.е. о Боге и Божиих вещах. Это будет поддерживать сочувствие к ним, а от того и другого постоянно будет теплиться ревнование. И се жизнь!

Горести и радости

Они посылаются Богом

Горестей на земле более, чем радостей. То и другое посылает Бог: то для возбуждения от нравственного усыпления, то для пресечения неправостей и грехов, то для покаянного их очищения, то для возвышения покорности Богу, все устрояющему для подаяния явить мужество и терпение во славу Божию и другие высокие добродетели. Какое-либо из таковых намерений Божиих и к вам приложимо. Внимайте убо себе и, положив не отступать от того, что судил Бог, успокоиться на воле Божией, всегда премудрой и благой. 

Горечь мира сего

О горьком состоянии мира - что уж и говорить? Исстари он таков и до конца века таким пребудет. Но как он ни хитри, как ни злокознствуй, не может он пресечь верного течения ревнующих искренно о спасении. Ибо Болий есть иже в нас, нежели иже в мире.

Грехи

Что есть грех? Грeшное дело есть преступление повелевающей или запрещающей заповеди Божией, или, как говорит Апостол: «грех есть беззаконие» (1 Ин. 3, 4.). Двe особенно черты тотчас отражаются в грехе от слов: преступление и заповедь. Там он есть злоупотребление свободы, здесь презрение закона.

Грeх всегда есть самовольное уклонение от Бога и святого Его закона в угодность себе.

Смертный грех есть тот, который отнимает у человека нравственно христианскую жизнь его... Потому всякий грех, который погашает ревность, отнимает силу и расслабляет, отдаляет от Бога и лишает Его благодати, так что человек после него не может воззреть на Бога, а чувствует себя отрeваемым от Него; всякий такой грех есть грех смертный. 

В грехе, говорит св. Авва Дорофей, есть две стороны: — одну составляют греховные дела, а другую — греховная страсть. Страсть служит источником и причиною греховных дел, — а дела суть произведение и выражение страсти.

Исповеданные и оплаканные не вспоминаются на Суде

Помните о грешности и почитаете себя достойною наказания за нее. И апостол Павел во всю жизнь не забывал, что был гонитель Церкви, хоть трудами своими для Церкви мог загладить грехи десяти гонителей. Но возьмите у святого Павла в подражание и другую сторону: ту, что и бывшим гонителем Церкви себя сознавая, он не считал себя чуждым спасения и говорил с уверенностию: "Соблюдается мне венец... желаю разрешиться от тела и со Христом быть". Грех исповеданный, орошенный, возненавиденный изглаждается из всех книг, в кои вписывается, - книги правды Божией, из книги естества нашего, из книги соприкосновенностей наших с видимым и невидимым миром. Таким образом, он уже не помянется на Суде. Имея сие в виду, надо, не умаляя чувства грешности, провевать всегда при сем душу свою благонадежием спасения. Грехи наши Господь все вознес в Теле Своем на Древо и там рукописание их разодрал.

Усвояем мы сие благою верою, сокрушенною исповедию, трудами по изглаждению грехов и возненавидением их.

Исповеданные не следует поминать на духу

Поминать ли грехи исповеданные и при Божией благодати оставленные? На духу поминать их нечего, когда уже разрешены...

А на своей молитве поминать их хорошо, так учит святой апостол Павел.

Они оставляют след в душе человека

Вы писали, что ночью встаете и молитесь... Это очень хорошо... Молитесь с сокрушением и плачем. Вот когда плач и слезы пригожи... а в церкви слезы подавляйте и только дух сокрушен держите. Трудиться в делах спасения - всячески трудитесь, но упование спасения все в Господе Спасителе полагайте. Этот пункт очень важен... Коль скоро упованием мало-мало отклонитесь от Господа, все дело тогда покривляется; ибо тогда Господь отступает, говоря как бы: ну, и оставайся с тем, на что упование полагаешь. А это, что бы ни было, совершенно ничтожно.

Вы все оплакиваете грехи... не имея уверенности, что Бог простил их вам. Грехи под действием разрешения духовного отца тотчас прощаются. Но след их остается в душе, и он томит. По мере подвигов в противлении греховным позывам следы сии изглаждаются, а вместе с тем и томление то умаляется. Когда изгладятся совсем следы, - тогда и томлению конец. Душа будет в уверенности отпущения грехов. По сей-то причине - дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно - составляют основу чувств текущего путем спасения. "Чем дальше, тем более открывается во мне недостатков". Скажите: слава Богу! Это признак, что вы добро течете... Коль скоро начнут показываться помыслы, что вы хороши... знайте, что вы сбиваетесь с дороги... И попекитесь, исправьтесь.

Грехи, покаяние и Божие милосердие

Грехи ваши велики, и очень велики. Но нет греха, побеждающего милосердие Божие. Прощение грехов дается не по нашим заслугам, а по милости человеколюбивого Бога, всегда готового прощать, как только кто обратится к Нему с раскаянием. И делает недостойным прощения не великость и множество грехов, а одна нераскаянность. Как только вы сокрушились и раскаялись, прощение уже присуждается вам на небе, а в момент исповедания сие небесное решение объявляется вам.

Рукописание всех грехов людей Господь Спаситель вознес на Теле Своем на Крест и там разодрал его. Приложение к каждому сего действия беспредельного милосердия совершается в Таинстве Покаяния и бывает действительно. Получивший разрешение от духовного отца обезвиненным стоит пред лицем правды Божией.

Слабость веры в сие и скудость упования помилования производятся врагом нашим. Грехи без его внушения не бывают. Из них он устрояет между нами и Богом преграду. Раскаяние и Исповедь разоряют эту преграду. Зная силу сего Таинства, что оно уничтожает все его труды и хлопоты о погибели грешащих, он всячески старается пресекать плодотворность его, - или совсем от него отклоняет, или наводит неверие в силу его и безнадежие получить прощение чрез него. Ваше маловерие и безнадежие - его козни. Вооружитесь против сего и прогоните врага и его внушения.

Господь хочет всем спастись, следовательно, и вам. По устроению нашего спасения чрез воплощенное домостроительство, у Господа теперь одно попечение - всех привлекать к Себе для дарования им спасения. И Он действительно влечет. Ни один грешник не бывает без сего. И нас влечет и зовет. Теперешняя ваша забота о спасении души, что означает? Означает зов Господа: приди ко Мне, обремененный, и Я упокою тебя! Забота сия - ваше ли дело? Нет! Это Господь всеял ее. Если же Господь всеял, то можно ли сомневаться, что Он и даст вам спасение? Он побуждает вас искать прощения грехов у Него Самого, конечно, готов будучи и даровать сие прощение. Идите же к Нему с полною верою и не давайте врагу разорять вашу веру и упование спасения. Святитель Тихон утверждает, что враг, когда склоняет на грех, внушает: не бойся, Бог милосерд, а когда доведет до греха, тогда мутит и крутит душу страхом, внушая: нет тебе спасения.

Такими мыслями и другими подобными трудитесь восставлять свою веру и упование спасения. Чаще приводите на память блудного сына. Не ждал отец, пока сын блудный дойдет до него, но вышел сам навстречу ему и, не дожидаясь слова его, заключил его в объятия свои. Только, выходит, у Бога и есть, что желание спасения всех, сюда направляются все попечения Божии. Отец Небесный уверяет: не хочу смерти грешника; Сын Божий одесную Отца что делает? Всегда ходатайствует о нас. А Дух Святый? И Он тоже ходатайствует о нас воздыханиями неизглаголанными... Так вот как дело есть на небе. А враг хочет уверить вас, что вам нет помилования и спасения у Бога, прогневанного вами. И вы верите ему... Ибо у Бога и помышления нет о непомиловании, а есть одна мысль и одно желание - миловать и миловать... Приходи всякий.

Вы сказали, что вы уже отстали от грехов, и, вероятно, исповедались, и разрешение получили. Враг мучит вас только маловерием и слабонадежием. Рассуждайте и молитесь, возбуждайте свою веру и надежду... Надежду и веру нельзя иметь крепкими без дел и трудов по делу спасения. Извольте приложить сии деятельные труды, и вера с надеждою тотчас начнут оживать. Какие дела и труды?.. 1-е. Отвращение возыметь ко всем грехам - не делам только, но и к мыслям и сочувствиям к ним. 2-е. Определить себя на дела, противоположные им. Это вы сами должны для себя найти и установить, 3-е. Главное плоти угодия бегать... Ее надо строго наказывать - умертвить, 4-е. Молитвенный чин установить домашний и церковный... 5-е. Внешние сношения упорядочить и бегать случаев, могущих возбуждать движения страстей.

Догадываюсь, что у вас сильны гордость и непокорливость. Взыщите смирения и послушливости...

Держите память Божию и память смерти, и не выпускайте из ума мысли, что Бог видит вас, вы под оком Его состоите, и блюдитесь от всего неугодного Ему.

В помощь памятования о Боге и о деле спасения заучите на память 24 молитовки святого Златоуста и чаще прочитывайте их.

Они находятся в числе молитв на сон грядущим.

Благослови вас, Господи! Помните, что того, что потребно для спасения, никто для вас за вас сделать не может. Делать то должны вы сами. Помощь от Господа всегда готова, но она не приходит к тому, кто ничего не делает, а только к тому, кто делает, трудится, но до конца довести дело не может. 


Грешник

Господь милует грешника, когда он приносит покаяние

Вы говорите, что для вас теперь только один Бог - вся надежда. Так и всегда следует чувствовать; ибо без воли Божией и тысячи людских помощников не помогут. А что потом приложили, что грешница, и куда мне дерзнуть молиться, - это грешная речь. Господь от грешников отвращается, когда грешат и пребывают в грехе, не думая исправиться. А когда они обращаются к Нему с покаянием и желанием исправиться и обещанием, и приступают к сему, тогда Господь оставляет всех праведных и обращается к грешникам, обращающимся к Нему, и милует их. По сему порядку и вы действовать положите. Хоть я и не полагаю, ЧТОБЫ были грешница выдающаяся, но как нет никого без греха, то, конечно, и вы не чужды этого общего удела... Потому не извольте отнекиваться от молитвы грешностию и тем прикрывать свою леность. К тому же ведайте, что чужая молитва может только помочь своей, а не заменять ее. Это общий наш предел - самим молиться и других просить о молитве. И Спаситель обещал, что молитвы вдвоем всегда слышатся... 

Грусть

Отчего грустно после долгого с кем-либо разговора? Оттого, что во время разговора вы отходите вниманием от Господа. Господу это неприятно, и Он дает вам о сем знать грустию. Извольте навыкать неотходно быть с Господом, что бы ни делали, и все делать для Него, стараясь соображать то с заповедями Его. И никогда не будете грустны, ибо будете сознавать, что делали Его дела.

Вы чувствовали нападки тоски. Это вражья напасть... Она нападает, когда затмятся пути Божии в устроении наших обстоятельств жизни. Мрак этот где тоску наводит, где страхи, где нечаяния. Молитва разгоняет этот мрак, и свет промышления Божия о нас дает нам ясно видеть все тогда... Отсюда умирение духа и отрада сердца, даже при самом безотрадном положении...

Д

Дела

Добрые дела и греховные. Отношение к ним

Когда бы нас дела спасали, то, конечно, баллы были бы у места, как ответы учеников. Но от дел какое спасение? Если же не от них, какая нужда их записывать и помнить? В деле спасения математические расчеты никуда негожи, и никакого приложения им не должно быть. Относительно того, что есть у нас доброго, или бывает, - один закон: забывать то. Помнит ли кто о том, что дышит? Нет, оттого, что это в порядке вещей. Так и в нравственной жизни. Что делается, как следует, о том что помнить? Это в порядке вещей правильных. Но коль скоро допущено что недоброе, о том помнить и совесть изощрять, чтобы хорошенько замечала, но зачем? Чтобы поскорей исправиться. А это вот как бывает. О смертных грехах нечего говорить: они совсем неуместны у тех, которые ревнуют о спасении. Остаются грехи невзначай, - слово прорвется, мысль проскользнет, чувство пошевелится, - все это так, что совесть после находит то недобрым и недолжным. Об этом вот правило: как только замечены, тотчас очищать их внутренним покаянием пред лицем Господа. Можно этим и ограничиться, и если не сыта совесть, то потом еще на вечерней молитве помянуть о том с сокрушением... и конец.

Все такие грехи сим актом внутреннего покаяния и очищаются.

Как совершать их, чтобы не было суеты

Надо себя так наладить, чтоб не суетясь делать возможное... и, делая одно, не забегать вперед и не нахватывать в голову десятки других дел. Когда дело определено, то от него уже можно отвести внимание и держать его, где должно, пока дело в ходу и идет к концу. Когда кончится и надо другое начинать, тогда его обдумывать... и, обдумавши и пустивши в ход, опять отвлекать от него внимание и держать его у себя дома.

И так далее. Началась утреня... Ну и пусть душа в утрени будет, не пускайте ее за церковь. После утрени обед надо заказать! Заказан, и конец... Так и все.

Осуечение составляют не дела, а образ совершения их. Когда одно дело делается, а сотни толпятся в голове... Надо все те прогнать, а одно делать, и притом руками делать, а умом быть в своем месте. Всяко сему учиться надо и, кажется, можно научиться. 

"Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его?" (Иак. 2, 14). Путь к вере - покаяние. В покаянии же что говорят? Согрешил, не буду. Не буду грешить, следовательно, буду жить по заповедям. Поскольку с принятием веры покаяние не отходит, но, с нею сочетавшись, пребывает до конца, то и решение это - жить по заповедям - пребывает в силе и при вере. Поэтому верующий, если пришел к вере прямым путем, то есть путем покаяния, бывает ревнителем исполнения заповедей и творит добрые дела. Вера дает ему к этому сильнейшие побуждения. Вера дает ему на это силы благодатные через святые таинства. Так вера содействует делам (Иак. 2, 22). А от дел вера становится совершенной: ибо делом не осуществлено то, во что кто уверовал, до тех пор вера будто и не вера. Она проявляется только в делах. И становится не только видимой, но и крепкой. Дела имеют обратное воздействие на веру и ее укрепляют.

«Ныне притчею о мытаре и фарисее говорится каждому из нас: «Не полагайся на свою праведность, подобно фарисею, но всю надежду своего спасения возлагай на беспредельную милость Божию, вопия, подобно мытарю: «Боже, милостив буди мне грешному». Ибо вот фарисей, кажется, и доброго был поведения, а не был оправдан пред Богом».

«Вы боитесь притти к эгоизму от внимания к себе. Я прошлый раз писал вам о практике сего внимания. Примитесь делать так и не бойтесь. Эгоизм образуется от внешних подвигов без внимания к помыслам. Кто же начнет внимать себе истинно, и установится в сем внимании, тот начнет поминутно получать от себя самаго самые убедительные уроки в смирении. Ибо тогда раскроется, сколько нечистоты лежит на дне сердца. Поминутно выникающия из сердца мысли, движения, желания — не всегда правыя — дадут знать, что сердце есть нечто иное, как гнойной струп, издающий отвратительный смрад. Ощущение сие глубоко западет в душу, — и где тут до эгоизма? Путь внимания к себе есть путь истиннаго смирения — и единственный к тому путь. — Вот, вы сами пишите: возникает противное добру. Откуда оно? Из души же. Стало внутри души есть запас противнаго добру. Какою же надобно считать эту душу? Уж конечно не святою. Кто же делает одни внешние подвиги, а себе не внимает, тот как раз попадет в эгоизм. Положит сколько-нибудь поклонов, сидит и мечтает: ну, ныне мы потрудились. Видите, одолжили Бога. Или не поест до сыта — и думает: так и все святые; — т. е., хоть в святцы пиши... и прочее сему подобное.

Существенно необходимы внешние подвиги; но останавливаться на них одних — беда!»

"Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода" (Ин. 12, 24). Итак, если хочешь быть плодоносным,- умри; умри настоящим образом, чтобы в сердце носить чувство, что ты умер. Как мертвый ни на что окружающее не отзывается, так делай и ты: хвалят - молчи, й бранят - молчи, и прибыль получишь - молчи, сыт - молчи, и голоден - молчи. Будь таков ко всему внешнему, внутренне же держи себя там, где бывает всякий умерший, в другой жизни, перед лицом Всеправедного Бога, готовясь услышать последний приговор. Какой же, скажете, плод от этого, когда тут все замрет? Нет, не замрет, а явится энергия, да еще какая! Одна минута осталась, скажешь себе, сейчас приговор; дай поспешу сделать что-нибудь - и сделаешь. Так и в каждую минуту. Вдовица положила в сокровищное хранилище (в церковную кружку) две лепты (примерно полушку), а Господь говорит, что она положила больше всех, когда другие клали рублями и десятками рублей. Что же дало перевес ее двум лептам? Расположение, с каким сделано приношение. Видишь, какая разница добродела ния, бездушного, по обычаю, и доброделания с душою и сердцем? Не результат дает ему цену, а внутреннее расположение. От этого бывает, что дело, выдающееся во всех отношениях, перед Богом не имеет никакой цены, а дело, незначительное по виду, оценивается высоко. Что отсюда следует - очевидно. Но не вздумай кто пренебречь внешним, замышляя ограничиться одним внутренним. И та вдовица не получила бы одобрения, если бы сказала себе: "И я имею желание положить, да что делать? только и есть у меня две лепты; если отдам их, сама ни с чем останусь". Но пожелала отдать и так и сделала, предав свою жизнь в руки Божии. И если бы не положила ничего, никто бы ее не осудил, ни люди, ни Бог. Но тогда она не явила бы и такого расположения, которое ее выделило из ряда других и сделало славной во всем христианском мире.

Пред чудным насыщением пяти тысяч человек ученики Господни хотели, чтобы народ был отпущен; но Господь сказал им: "Не нужно им идти, вы дайте им есть" (Мф. 14, 16). Запомним это слово, и всякий раз, как враг будет внушать нам отказать просящему, будем говорить от лица Господа: "Не нужно им идти, вы дайте им есть" - и дадим что найдется под рукой. Много отбивает враг желание благотворить, внушая, что просящий, может быть, не стоит, чтобы ему было подано. А вот Господь не разбирал достоинства возлежащих: всех одинаково покормил, а, конечно, не все были одинаково Ему преданы; были, может быть, и такие, которые потом кричали: "Распни Его!" (Лк. 23, 21). Таково и общее Божие Промышление о нас: "Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" (Мф. 5, 45). Когда бы Господь помог нам быть хоть мало-мальски милосердными, как и Отец наш Небесный милосерд (Лк. 6, 36).

Непостижимо для нас, как так — творение добрых дел или праведность для нас обязательны, как необходимое условие спасения, а между тем мы не можем основывать на них сей надежды своей; но, сколько бы ни было у нас правых дел, все их должны счесть недостаточными и для восполнения их прибегать к другим средствам. Непостижимо сие для нас; но так есть. Христианин в чреве сердца своего должен носить глубокое убеждение в своем непотребстве при всей праведности, или при всем обилии добрых дел, о которых, однако ж, должен ревновать неусыпно. Так спасались все, которые спаслись и оставили нам в своем примере указание возможности таких чувств и побуждение к возгреванию их в себе самих. Посмотрите на покаянные молитвы, кои суть излияние душ святых Божиих, прославленных Церковию. Как они там осуждают себя пред Господом!.. А между тем все окружавшие их почитали их чистыми и непорочными пред Богом!.. Думаете ли, что тут была неискренность? Нет! Это был искренний вопль души к Богу!

"Можно в субботы делать добро" (Мф. 12, 12). Это сказал Господь после исцеления в синагоге сухорукого в субботу, в укор фарисеям, которые заповедь о субботнем покое довели до того, что даже шаги измерили, сколько их можно сделать в этот день, Но так как и добрых дел нельзя делать без движения, то они скорее соглашались отказываться от добрых дел, чем допустить лишнее движение. Спаситель не раз обличал их за это, потому что суббота требовала покоя от житейских забот, а не от дел благочестия и братолюбия. В христианстве, вместо субботы, празднуется воскресенье, с той же целью - покоя от всех житейских дел и посвящения этого дня исключительно на дела Божии. Христианское здравомыслие никогда не доходило до фарисейской мелочности относительно неделания в воскресенье, но зато позволительное разрешение на делание в этот день заведено далеко за должные пределы. Неделание отдаляло фарисеев от делания добра, а христиан позволяемое ими себе делание отводит от него.

Спасение души - главное. Но спасает души Спаситель, а не мы. Мы только веру свою, свою Ему преданность свидетельствуем, а Он уже по мере нашего прилепления к Нему, подает нам все нужное ко спасению. Не думайте трудами что заслужить, заслуживайте вы верою, сокрушением и преданностию себя Богу.

Досада

Досада и серчание, когда кто нарушает ваше уединение - никуда не гоже... Это плод самомнения: не смей мешать мне. Тут и враг разживается около вас. Положите не поддаваться сему чувству. Неприязнь и серчание дозволительны только тогда, когда предметом их - дурные помыслы и чувства. 

Духовная брань

Начало брани
 
Начинается борьба. Сначала эта борьба ведется с делами, а когда человек отвыкнет от дурных дел, брань начинается уже с дурными мыслями и чувствами.
 
Отступить и отражать
 
Кроме того, что употребление того или другого способа брани соответствует степеням духовного возрастания, сначала лучше всего отступать, то есть укрываться под кров Господа, не противодействуя. Далее, когда опытно уже узнаем врагов и изучим их нападения, не теряя времени, можно отражать их.
 
Отделить себя от врага
 
Поспешите отделить себя от врага и противопоставить себя ему, а его себе. Думаем, что страстное движение, тревожащее нас, — это мы, наша природа, и спешим удовлетворять ей, между тем как оно — не наша природа и не мы, а враг наш. Это заблуждение есть источник всех наших грехопадений и неправых дел. Если бы мы на первых порах успевали отделять страсть от себя, то стремились бы не удовлетворять, а противостоять ей.

Отделив от себя беспокоящую нас страсть и сознав ее врагом своим, начинайте воевать против нее, бороть ее, перебирая одно оружие за другим, пока она не убежит или не спрячется от вас.
 
Великая ошибка, и ошибка всеобщая — почитать все, возникающее в нас, кровною собственностию, за которую должно стоять как за себя. Все греховное есть пришлое к нам; потому его всегда должно отделят от себя, иначе мы будем иметь изменника в себе самих. Кто хочет вести брань с собою, тот должен разделить себя на себя и на врага, кроющегося в нем. Отделив от себя известное порочное движение и сознав его врагом, передай потом это сознание и чувству, возроди в сердце неприязнь к нему. Это — самое спасительное средство к прогнанию греха. Всякое греховное движение держится в душе чрез ощущение некоторой приятности от него; потому, когда возбуждена неприязнь к нему, оно, лишаясь всякой опоры, само собою исчезает.
 
И так надо нам раздвоиться. Себя поставить на одну сторону, а страстного человека оттолкнуть на другую, — поставить его против себя и начать с ним брань и войну.
 
Восставить в душе противоубеждения
 
Началась брань, — храни преимущественно сердце: не давай доходить возникающим движениям до чувства, встречай их у самого входа в душу и старайся поразить здесь. А для сего спеши восставить в душе убеждения, противоположные тем, на коих держится смущающий помысел. Такие противоубеждения суть в мысленной брани не только щит, но и стрелы, — защищают сердце твое и поражают врага в самое сердце. С тех пор в том и будет состоять брань, что возникший грех будет постоянно ограждаться мыслями и представлениями защищающими его, а борющийся будет с своей стороны уничтожать сии оплоты мыслями и представлениями противоположными.
 
Значение молитвы
 
Если и после сего, добросовестного впрочем, действования в защиту себя враг все еще стоит в душе, как привидение, и не хочет уступить места, то это явный знак, что он поддерживается стороннею силою; посему и тебе должно обратиться к сторонней, земной или небесной, помощи, — открыться своему наставнику и в усердной молитве призывать Господа, всех святых и особенно Ангела-Хранителя.
 
К Господу обращаться надо, сходя вниманием ума в сердце и там взывая к Нему. Если бы мы неопустительно исполняли это небольшое правильце: — утвердившись умом в сердце, стоять пред Господом со страхом, благоговеинством и преданостию, то никогда не возникали бы в нас не только страстные пожелания и чувства, но и голые помыслы.
 
Один из отцов уподобляет сердце норе, полной змей. Змеи эти — страсти. Когда показывается что страстное из сердца, это тоже, что — змея голову высовывает из норы. Бей ее по голове именем Господа, и она спрячется. Другая покажется, бей и ее. И всякую бей. Раз десяток придется так нанесть удар такой змее — страсти, забудет высовываться, а то и совсем околеет. Всяко, если завалить нору или не давать пищи змеям, они перемрут. Так я страсти замрут, если не давать им пищи сочувствием к их внушениям, а, напротив, с гневом отревать их, как только появятся.
 
Найти главную страсть
 
Потрудитесь найти свою главную страсть и против нее направьте не мысленную только, но и деятельную борьбу.
 
Главная страсть явится при обращении, во время познания своей греховности и покаяния. Когда дается обет не грешить, — больше всего держится во внимании эта страсть. Потому и после она должна составлять ближайший предмет противодействия живущему в нас греху. Она заслоняет собою все страсти, равно как и связывает их около себя, или дает на себе точку опоры. Другие страсти и открыться могут не иначе, как по ослаблении и одолении этой, и вместе с нею быть распуженными... И к покорению начальных страстей нельзя перейти, не покорив ее. В третьем отношении сам собою виден порядок доброделания. Именно сперва пойдут дела против господствующей страсти, далее против источных страстей, а потом, когда стихнут та и эти, доброделанию остается свобода добивать остатки враждебного полчища, по своему усмотрению, а более по указанию внутреннему. Какая оживет и выкажется страсть; против той и назначать дела. 
 
Врага должно преследовать до тех пор, пока и следов его не останется; иначе даже простой помысл, оставленный в сердце, как злое семя, принесет свой плод, в неприметном склонении к себе души.
 
Не верить погашению страсти
 
Враг прогнан, страсть погашена, душа успокоилась, но это еще не значит, чтобы та или другая страсть была поражена насмерть, нет, она только притаилась, устранилась на время, хотя и пораженная. Новый случай — и она тотчас встанет, хоть и не с тою уже силою... Это значит, что христианину никогда не должно слагать с себя всеоружия; он — бессменный воин, который всегда должен быть готовым на брань. Вот в этом-то смысле и сказано: «претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10. 22.)… Когда же конец? Определить этого нельзя. Можно сказать только то, что чем кто бодреннее борется, не поддаваясь никакому страстному влечению, тем скорее начинают ослабевать в нем страсти, и, по мере того, как длится такая неуступчивая брань, мир и тишина начинают водворяться в душе. С продолжением времени она приходит в тихое и мирное устроение, в котором, как в полночной тишине, начнет царствовать глубокое безмолвие — знак, что враги далеко прогнаны или положены на месте.
 
Не советуется верить погашению страсти, будто ее нет уже, или она умерла. Во всякое время ее лучше сравнивать с прикинувшейся змеею, которая при всяком удобном случае готова уязвить.


Духовная немощь

Чем она врачуется Милость Божия не отходит от тех, кто падает и встает

Духовная немощь очищается исповедию, в коей полагается и начало врачевания ее.

Врачевание же самое продолжается... доканчивается потом подвигами против нее (немощи). Кончится врачевание, когда страсть станет противною и перестанет влечь. Пока сия процедура совершается, борющийся состоит в милости, хотя раны получает чувствительные, падает и встает. Милость сия отступает только тогда, когда пал кто и не встает - валяется. А если пал и тотчас встает и опять берется за оружие, чтоб противоборствовать, милость не отходит. Сим растворяйте совести своей горечь.

Духовник

Не переменяйте духовника... Хоть бы он лежал на смертном одре и был в памяти... и тогда можно исповедоваться и исповедание это ни на йоту не теряет своей силы. Когда сам он не отказывается, зачем отходить от него. Поговорить? Да уж чай все десять раз переговорили... Теперь уж как вам, так и ему довольно по одному слову сказать. Так вы знаете друг друга. Когда же окажется нужда поговорить, тогда он не откажется сказать должное, хоть с роздыхом.

Духовный руководитель

Как руководствоваться, когда его нет

Правду говорит Н., что ныне нет настоящих руководителей. Однакож с одним Писанием и отеческими уроками оставаться не следует. Необходимо вопрошение. Паисий Нямецкий так решил: два или три единомысленных пусть составят союз и друг друга руководят или друг друга вопрошают, ведя жизнь во взаимном послушании, со страхом Божиим и молитвою, в умеренной строгости аскетической.

Духовное отношение к духовным чадам

Что вы смотрите сурово на исповедающихся, это ничего, это в порядке. Но шуточного в обращении ничего не допускайте... Будьте радушны, приветливы - и словом, и взглядом, и обхождением... но без шуток. Иначе они подумают, что даете поблажку.

Любите учеников своих, так должно. Но нет ли плотской любви? Сами смотрите... и не допускайте ей быть. Кажется, это различить не совсем трудно.

Что вечером отворенною имеете дверь для имеющих нужду в вашем слове, это хорошо. Я слышал, что в Оптиной пустыни духовник подолгу двери не закрывает... и к нему прибегают иногда в полночь.

Те послушники, что почти каждый день ходят, если приходят по духовным нуждам - пусть ходят. Но говорите с ними всегда только о духовных вещах и, сказав должное, отпускайте.

Оставшись сами, Богу исповедайтесь во всем, - и испрашивайте Его вразумления на всякие случаи.

Духовное воздвижение Креста

Как оно совершается

А ныне Креста Господня Воздвижение. Тогда воздвигали Крест на возвышение, чтобы весь народ увидел и воздал честь ему. В воспоминание о сем ныне в храмах воздвигается Крест в монастырях. Но все это внешнее. Есть духовное воздвижение креста в сердце. Бывает оно, когда кто твердо решается на самораспятие или страстей своих умерщвление, которое столь существенно в христианах, что, по Апостолу, те только и Христовы суть, кои распяли плоть свою со страстьми и похотьми. Воздвигнув в себе крест сей, христиане и держат его воздвиженным всю жизнь свою. Так ли это, да вопросит себя всякая душа христианская и да внемлет, какой ответ даст совесть ее в сердце. О, не буди нам услышать: "Вы только плоти угодие творите в похотях, - крест у вас не воздвигнут, сброшен в яму страстей, и там гниет в небрежении и презрении!" Когда Господа сняли со Креста, Крест оставался на Голгофе, а потом его сбросили в бывшую там яму, куда бросали сии орудия казни вместе со всяким другим сором. Скоро Иерусалим был разорен и все здания его сравнены с землею. Засыпанною оказалась и яма, где брошен Крест Господень. Когда город восстановляли язычники (иудеям запрещено было приближаться к месту, где он был), случилось так, что на том месте, где скрыт был Крест Господень, они поставили идола Венеры, языческой богини блуда и всяких похотей. Враг так внушил им. Так же бывает с внутренним нашим крестом. Когда враг разорит духовный строй в душе, сей наш мысленный Иерусалим, тогда и крест духовный сбрасывается с Голгофы сердечной и заваливается хламом сластей и похотей, и похотное самоугодие, как башня, возвышается над всем внутренним миром нашим, и все в нас поклоняется ему и его мановению следует, пока не озарит благодать, не воодушевит свергнуть сего идола и воздвигнуть крест самораспятия.

Духовное охлаждение или сухость

Для чего попускается человеку

"Нападает тупое бесчувствие, - бываешь как автомат, - ни мысли, ни чувства".

Такие состояния бывают иногда как наказание за поползновение на что-либо недоброе мыслию или сочувствием, а иногда как обучение, преимущественно, как научение смирению, чтобы человек навык ничего не ожидать от своих сил, а все от одного Бога. Несколько таких опытов подсекают доверие себе, избавление же от тяготы указывает, откуда помощь, и на кого надо во всем полагаться. Состояние это тяжело, но надо переносить его с мыслию, что лучшего не стоим, что оно заслужено. Средств против него нет; минование его - в воле Божией. Надо, однакож, стоять и вопиять ко Господу: буди воля Твоя! Помилуй! Облегчи! Но никак не поддаваться каким-либо послаблениям; ибо это разорительно и пагубно. Вы добре делаете, что скорбите о сем и всячески напрягаетесь освободиться от него. Но гадание ваше, будто таково будет вечное мучение, неверно. Вечные, как блаженства, так и мучения, невообразимы, и ни с чем, бывающим в сей жизни, сравнить их нельзя. То и другое - так безмерно выше здешнего всего. У святых отцов такие состояния называются охлаждением, сухостию, и все считают неизбежными их в жизни по Богу; ибо без них скоро зазнаемся.

Духовные приемы против искушений

Внимание себе или бодрствование

Господь всегда помощник добрым решениям и начинаниям. И тут поможет. Опыт научил, как зло это удовольствие... И нечего учить, что надо вперед держать ухо востро. Оно само собою держится, особенно на первых порах... Разве напомнить не мешает, что новый соблазн - опять появится и потянет... Вот надо сторожить за собою. Враг все устрояет... Потому, когда придет сие, поскорее припомнить надо в самом первом появлении, что тут враг и вражеское предлагает... и с гневом отразить то и к Богу сейчас обратиться... и делу будет конец... Это главный прием против всех искушений.

Дух хулы и сомнения

Как бороться с ним. Самость

Дух хулы и сомнения притаился, но не думайте, что он так скоро оставит вас. Привыкши находить доступ к вам, он все будет подступать, не удастся ли как-нибудь посильнее смутить. Это все испытывают. Потому пишут, что в борьбе с врагом не надо никогда слагать оружия и всегда быть наготове - противостать ему. Пишут старцы, что когда нападет искушение, надо отбивать его от сердца неприязненностью к нему, - и затем или вместе с тем обратиться к Господу с молитвою. Неприязненность - то же, что подать врага в грудь. Это сильное и неприятное врагу средство. К нему надо готовиться в мирном состоянии. Надо настоящую возбудить в себе ненависть против врага и порождения его.

Что вы не понимаете в приеме, каким следует истину проводить в сердце, - поймете, когда испытаете. Вот как делать надо! Берите истину какую-либо и полнее уясните ее в сознании, как она исповедуется, - и затем молитесь Господу, да напишет Он ее в сердце, как она Исповедуется. Это дело простое! Молитвы из истины же составлять тоже не мудрено. Молитвы наши все и исходят из догматов. Пришел Господь на землю ради нашего спасения. Исповедуя сию истину, молитесь: Господи! как тогда ходя по земле, Ты исцелял всякие недуги, прокаженных очищал, слепым даровал прозрение, прииди теперь и ко мне и просвети очи ума моего: и проказу грехов сними с меня.

Так в отношении ко всякой истине. Когда все истины войдут в сердце, тогда всем сомнениям конец. Они сами будут отскакивать, как стрелы от того, кто покрыт латами. Помоги вам, Господи, достигнуть сего.

О свободе

Как ни будь сильны возбуждения, все решение дела принадлежит лицу действующему, и всякий сознает момент, когда он внутри произносит: так и так надо сделать. В этом и есть существо свободы. И этого никакая сила исторгнуть у души не может.

Ваши сны очень утешительны. Они означают, что Господь блюдет вас и ведет дело к тому, чтобы отогнать от вас врага. Что дальше не пропустили, - это или означает степень, какой кто удостаивается, ибо не все одинаковы; или дано сие видеть в побуждение, что не надобно останавливаться на полдороге, а следует искать и искать, или, как Апостол, все гнать вперед. А что видевший сон сей принят в дом Божий, - это очевидно. Если бы не был принят, то от ворот бы отогнали слуги. Итак, милость Божия сретает вас и обнимает. Извольте благодушно стоять в истине и по ее указанию простираться вперед. Благослови вас, Господи. Что сказала вам Матерь Божия - это верх утешения и воодушевления! Она ведь Мать всех нас, христиан. И как Господу, за нас умершему, мы все дороги, так и Ей. Вращайте почаще в уме сии утешительные извещения свыше.

Что у вас другие недостатки есть, что дивного, и у кого их нет? Но дух хулы и сомнений, надо полагать, есть главный. Ибо он мешает заняться другими. Хула и сомнения - то же, что когда почва под ногами колеблется: почувствовавший тотчас падает от головокружения. Когда уже тут до другого чего? Вы этого-то потрудитесь одолеть и прогнать, тогда и прочие подадутся.

Самость - корень грехов. Отпадающий от Бога на чем другом может остановиться, как не на себе? И останавливается. Вот и самость. Может быть, и духу хулы дано так сильно беспокоить вас по той причине, что есть самость - с излишками. Так начинайте зараз и ее бороть. Смирение - корень всего доброго, ибо все доброе от Бога, а Он гордым противится, смиренным же дает благодать.

Вот вам и осязательное удостоверение, что дух хулы в вас есть вражий. С какою неприязнию относится он ко Господу Спасителю?! Ему это натурально, ибо Господь разрушил власть их, так что одно имя Его страшно для них. А нам чего ради внимать этим насеяниям злых зелий вражеских!

Молитесь, да исторгнет Господь из сердца вашего самую возможность таких помышлений.

Душа, обращенная к Богу

С Богом душа просветляется

Когда мы с Господом, то и Господь с нами. И светло все. В комнате, когда все окна открыты и солнце светит, светло-светло бывает. Но закройте одно окно, потемнеет, а когда закроются все, совсем темно станет. Так и с душою. Когда она всеми силами и чувствами обращена к Господу, в ней все светло, радостно и покойно. Когда же обратит на что-либо другое, кроме Господа, свое внимание и чувство, светлость сия умаляется. Больше вещей занимает душу, большая тьма входит... А там и совсем темно. Мысли не столько омрачают, сколько чувства; однократное увлечение чувств - не столько, сколько пристрастие к чему-либо. Больше всего омрачает грех делом.

Душа человеческая

Чем отличается от души животных

Это все ненормальные состояния. Из них ничего нельзя вывести против души. Равно и из того, что у животных есть иное похожее на действия нашей души, а у нас иное, похожее на действия животных, - тоже ничего нельзя выводить. У животных есть душа, но животная. А у человека душа человеческая, высшая, как и сам человек. Животным свой чин, а человеку - свой. Творения Божии так расположены, что всякий высший класс совмещает в себе силы низших классов и, кроме них, имеет свои силы, его классу присвоенные и его характеризующие. В мире или его составе надо различать, кроме стихий, еще систему сил, расположенных лестницею, от низших к высшим идущею. Низшая сила есть та, которая действует в мертвой природе, и которой высшие изделия суть явления химических сочетаний и кристаллизации (например, снежинки-разводы на окнах зимою и под.). Выше этой силы стоит сила растительная, которая в своей власти держит и кристаллизующую силу, и силу химических сочетаний. Выше растительной силы стоит сила животная, которая в своей власти держит и растительную силу, и кристаллизующую, и силу химических сочетаний. Выше животно-душевной силы - сила человеческого естества, которое содержит все силы, низшие его, в своей власти и ими действует.

Что же дивного, что в нас есть нечто схожее с животными? Есть схожее и с растениями; ибо питание и ращение тела есть растительное дело, но что из этого вывести? Ничего нельзя, кроме - что всякому свой чин.

В человеке надо различать душу и дух. Дух содержит чувство Божества - совесть и ничем неудовлетворенность. Он есть та сила, которая вдохнута в лицо человека при сотворении. Душа - низшая сила, или часть той же силы, назначенная на ведение дел земной жизни. Она такого чина, как и душа животных, но возвышена, ради сочетания с нею духа. Дух из Бога, сочетавшись с душой животных, возвел ее на степень души человеческой. И стал человек двояк. Одно тянет его горе, другое - долу. Когда человек в своем чине держится, то он живет духом, т.е. страхом Божиим водится, и совести слушает, и горнего ищет. А когда он поддается влечениям души дольней, то выходит из своего чина, и то, чего хочет дух, думает достать среди тварей. Этого ему не удается, и он томится и крушится. Дух тут, как пленник в узах, находится в услужении у варваров, страстей похотных. Сам он не удовлетворяется и страсти делает неудовлетворимыми, сообщая им безграничный разлив. Отчего животные потребности у животных все в своей мере, а у человека, когда он предается чувственности, чувственные потребности предела и меры не имеют? Эту безмерность сообщает им дух, попавший в плен к ним, а дух этой безмерностию желает затушить свою жажду бесконечного, по образу Коего создан, и в Коем едином благо его.

Так вот видите, что и животные у нас отправления есть, и в самом их движении проявляется нечто совсем животным несвойственное. О чем ни стать рассуждать, всегда придешь к тому заключению, что человек обладает духом, которого истинная жизнь есть жизнь в Боге. Там только он находит покой, там его рай и обетованная земля.

Очень жалею, что вы смутились, и тем паче, что никакого нет основания к смущению. Если бы я говорил, что у вас внутри душа, да и только, и потом прибавил, что она одинакового происхождения с душой животных, то следовало бы смутиться. А я говорю, что у нас внутри душа составляет низшую сторону тамошней внутренней жизни, а высшую составляет дух, иже от Бога, - Богоподобная, равноангельская сила, которая и составляет характеристическую черту человека. Следовательно, тут нечем смущаться, опасаясь низвесть человека в ряд животных. Обычно мы говорим: душа-душа. А по существу дела следовало бы говорить: душа-дух, или дух-душа. Принимая слово душа, яко дух-душа, я никак не скажу, что она одного происхождения с душой животных; ибо дух от Бога, а принимая ее отдельно от духа, говорю так. Когда Бог творил человека, то образовал прежде тело из персти. Это тело что было? Глиняная тетерька или живое тело? Оно было живое тело - было животное в образе человека, с душой животной. Потом Бог вдунул в него дух Свой, и из животного стал человек - ангел в образе человека. Как тогда было, так и теперь происходят люди. Души отрождаются от родителей, или влагаются путем естественного рождения, а дух вдыхается Богом, Который везде есть. И не понимаю, чем тут смущаться?! Да вы, когда говорите, что человек есть животное, мясо ли одно разумеете или всю животную жизнь? Конечно, всю животную жизнь и с душой животной. А прибавляя к сему: разумное, - что означает? То, что хотя человек, с одной стороны, то же, что животное с душой животной, но с другой - он несравненно выше животного, ибо имеет разум, что совершенно соответствует слову - дух. Сказать - животное разумное - есть то же, что сказать: животное одуховленное.

Святые отцы различают дух, душу и тело - Антоний Великий, Исаак Сирианин, Ефрем Сирианин и другие. Они не говорят, какого свойства суть души наши. Но, сопоставляя то, что пишет святой Антоний о родах живых тварей, нахожу, что по его разуму душа наша одной природы с душой животных. Извольте читать его 166-й пункт из числа 170. Вот и свод всего: живых существ четыре вида:

1.      Ангелы...

2.      Люди, кои имеют: ум, душу, дыхание.

3.      Животные, кои имеют душу и дыхание.

4.      Растения имеют дыхание и жизнь. Извольте сводить.

Дыхание, дыхание, жизнь... Это все в разных классах существ: растениях, животных и людях, но есть одного рода и свойства природы. Назовем ее - органическая жизнь.

Душа, душа - тоже одного порядка есть, хотя стоит, находится в разных классах существ - в животных и в людях, но тоже есть одной природы. Затем ум - ангельская сила тоже одной природы. Вывожу, что по святому Антонию душа наша одного ранга с душой животных. Что нас отличает - это есть ум, что я называю дух. Пересмотрите все пункты святого Антония, где он говорит об уме, я отношу к духу... и выражаю то почти теми словами, утверждая вместе с ним, что тот и есть настоящий человек, кто живет по духу, что святой Антоний выражает: по уму. Так совершенно нет никакого основания вам смущаться.

А что сказано: на один градус, так вольно же вам понимать это как черточку на градуснике. Ангелы на сколько выше нас? На градус. Как мы выше животных на градус. Градус замените словом степень, выйдет на одну степень. Кто придирается к словам, упуская из внимания мысль?!

Что говорил вам ученый писатель, будто воспользуются этим словом материалисты и дарвинисты, то это им не удастся. Отчего производят человека от животных (обезьяны)? Оттого, что не различают в человеке души от духа. Замечая, что душа наша схожа с душой животных, они и бредят: "Но душа одна, стало и весь человек от них же выродился". А когда мы настоим на различии духа от души и характеристику человека перенесем в дух, тогда вся теория Дарвина падет сама собою. Ибо в происхождении человека надо объяснить не то одно, как происходит его животная жизнь, но то паче, как происходит он, яко духовное лицо в животном теле, с его животной жизнью и душой.

Душевная тяжесть

"Тяжело на душе". Такова уж доля на земле, что - то погода, то ненастье, то светло, то пасмурно. Этого переменить или отменить никто не в силах. Наше дело - только пользоваться тем и другим в спасение души. Одно терпеть и сокрушаться, другим утешаться с благодарением, не забываясь однакож.

Е

Единое на потребу

Единое на потребу надо водрузить в уме и сердце: веру и жизнь по вере в уповании жизни вечной.

Ежедневное исповедание грехов и принятие святой воды

Мысленно исповедать Господу грехи свои на всякий день надо... и всякую молитву вообще делать покаянною. Просмотрите просительную ектению. Там стоит: прощения и оставления грехов... просим. В ответ и следует припоминать грехи свои, и с сим воспоминанием возглашать: подай, Господи! И воду Богоявленскую можно пить, хоть всякий день. Видел я в обители св. Саввы, что близ Иерусалима, что братия после каждой литургии получает антидор и запивает святою водою, которая в водосвятной вазе всегда стоит в церкви на своем месте.

Елеосвящение

Над кем оно должно совершаться

Об Елеосвящении священник правду говорит... Но я не помню, нет ли каких исключений... Для отходящего не столько потребно Елеосвящение, сколько Исповедь и Причащение. Елеосвящение идет больному, чающему выздоровления. Оно не есть напутствие на тот свет, а врачевание для сей жизни, чтоб пожил в покаянии. 

Епитимья 

Чем показывается, что прощены кому-либо грехи? Тем, что он возненавидел грех... Как узда для коня, так и совершаемая епитимия для души человека. Она не дает ей снова приниматься за порочные дела, от которых кающийся еще только очищается. Епитимия приучает его к трудам и терпению и помогает видеть, до конца ли он возненавидел грех.

Говорят выздоровевшему: “того не ешь, этого не пей, туда не ходи”. Не послушает и раздражит опять болезнь. Так и в духовной жизни. Надо трезвиться, бодрствовать, молиться: болезнь греховная и не воротится. Не станешь внимать себе, все без разбору позволишь себе и видеть, и слышать, и говорить, и действовать, — как тут не раздражиться греху и не взять силу снова? Господь велел прокаженному все исполнить по закону. Это вот что: по исповеди надо брать епитемию и верно ее исполнять; в ней сокрыта великая предохранительная сила. Но отчего иной говорит: одолела меня греховная привычка, не могу с собою сладить. Оттого, что или покаяние и исповедь были неполны, или после предосторожностей слабо держится, или блажь на себя напускает. Хочет без труда и самопринуждения все сделать, и посмеваем бывает от врага. Решись стоять до смерти и делом это покажи: увидишь, какая в этом сила. Правда, что во всякой непреодолимо являющейся страсти, враг овладевает душой, но это не оправдание; ибо он тотчас отбежит, как только произведешь, с Божиею помощию, поворот внутри.

Ж

Жизнь духовная, душевная и плотская

Их противодействие

"Как овладеть собою?" Как владеете в одном, так и во всем старайтесь владеть собою. Ведь не распущены же вы так, что уж ни в чем совладать с собою не можете? Так вот... как владеете в чем-либо собою, так и во всем поступайте... Нудить себя надо. Так Господь сказал, уверяя, что только нудящие себя восхищают Царствие Божие. Желаете Царствия... нудьте себя, т.е. одолевайте себя и насильно тяните в Царствие Божие. Вы себя изобразили такою ленивицею, что из рук вон. Конечно, вы ленивы только на духовное: молиться, себе внимать, памятовать о Боге, смерти и проч. Вы когда-то писали, что прочитываете книжку "Что есть духовная жизнь". Там изображено, что у нас три яруса жизни: духовная жизнь, душевная и плотская... Последние две эгоистичны. Первая требует самоотвержения и в начале, и в продолжении, и в каждом деле.

Отчего душевная и плотская жизнь идет без особых жертв? (Оттого, что потребности их, желания и предметы удовлетворения наглядны, осязательны... Привыкши к этой осязательности, мы становимся неподвижными к предметам отрешенным. К ним душа холодна и тем паче плоть, а к своим предметам они жарки, горят вожделением. Однако же процедура желания одинакова, и в духе как и у них... Душа знает, что доставит ей тот или иной предмет, и тянется к нему, желая вкусить от него сласти... Перенесите это к духовному. Надо узреть и хоть предположительно увериться, что от того или другого духовного предмета или дела будет такое благо, утешение, наслаждение. Если благо сие было испытано хоть однажды, то тут уверенность будет не предположительная, а действительная, истая, на опыте основанная. У вас, я полагаю, эта последняя есть. Извольте теперь становиться на это твердою ногою всякий раз, как одолеет леность, а это то же, что душевного и плотского хотите, а духовного нет, и понапрягитесь немного восставить ощущение испытанного уже блага от духовного дела, от которого теперь отвлекает леность. Как только это успеете сделать, душа уступит, ибо она бессильна стоять против духа. Если вы припомните духовные ощущения, то не можете не сознать, что эти ощущения, как небо от земли стоят выше душевно-телесных. По этому превосходству, уже испытанному, и слабый след духовного ощущения отталкивает всякое душевное и силен увлечь к себе сознание и произволение наше... Вы так изображаете, что у вас низшая сторона берет верх над высшею будто по какой-то необходимости... Если берет, вы виноваты, оттого, что не делаете, что должно, или ничего не делаете, чтобы она не взяла верх, а оставляете тещи вашим расположениям, как текут, без управления (помните басню Крылова "Васька слушает и ест") и более того, оставаясь своими произволениями на их стороне. Вот и возьмите в закон - как только нападет леность на духовное, восстановлять ощущение блага от него и переходить на его сторону произволением решительным, безжалостным к себе в том убеждении, что иначе в Царствие не попадешь. Требуется маленькая борьба, но к ней всякий способен, и вы больше многих... Так не извольте вилять: дух бодр, плоть немощна... Бросьте плоть и идите к бодрому духу... И все пойдет добро... Пожалуйста, возьмите во внимание, что пишу. Если будете все так поступать, как пишете, впадете в равнодушие к делу спасения... О таких душах Господь сказал: имам изблевати... Спаси вас, Господи.

Жизненная обстановка и Промысл Божий

Если верите Промышлению Божию, определяющему участь земную для всякого так, как ему удобнее спастись, то должны верить и тому, что вся ваша житейская обстановка есть самая пригожая вам для устроения вашего спасения. Сколько мне видится, она дает вам полную свободу заниматься своей душой. Это большое преимущество! Уверясь так, Бога благодарите за все, и приятное и неприятное. Благодушно терпя неприятное, немножко приближаетесь к части мучеников. Зато, если роптать будете, не только от этой части далеки будете, - еще и ответ дадите.

Житейские дела

1. Как их направлять на дела духовные

Теперь за дела. Житейским - за житейские, а отказавшимся от житейского - за небесные.

Вы полужитейские и полумирские. Как по средине сей идти? Друг миру - враг Богу. Стало, средины нет. А между тем, без дел житейских и мирских жить нельзя. Как же быть? Надо одной стороны касаться только видимо, без сердца. Какую сторону для этого избрать? Конечно, житейскую и мирскую. И она тогда по духу перестает быть такою.

2. Они могут быть направлены на дела любви

Уж житейские дела без хлопот и сумятицы не бывают. Но они могут быть всегда почти обращены в дела любви, терпения и покорности воле Божией. И молитва может держаться в душе в самом исполнении хлопотливых дел. Внимание к себе и терпение!

Житейские хлопоты

1. Что необходимо делать, чтобы житейские хлопоты не подавляли в нас религиозные чувства

Самая большая опасность от неустанных хлопот есть подавление религиозных чувств. Кажется, вы это испытываете. И очень жаль, совсем охладеть, как вы боитесь, очень можно.

Но это не от природы житейских дел, а от нашей оплошности, по которой попускаем себе погрязнуть и мыслями, и чувствами, и желаниями, и заботами в одно житейское. А ведь этого может и не быть. Начинайте все с молитвою, продолжайте с упованием, кончайте благодарением. Всякое дело и будет окутано Божеским одеянием, а не выбьет Бога из души... Затем, переходя от дела к делу, на переходе выгоняйте из души все житейское и будьте с Богом вниманием и чувством или повторяйте какой-либо стишок из псалмов. Угасание молитвы очень прискорбное дело... Всякий раз, как оно ощущается, не оставляйте сего без внимания. Берите книгу о молитве и читайте, углубляясь. Понемножку и оживет молитвенное к Богу восхождение. Заботу об этом помните и Господа молите, чтобы Он не лишил вас молитвенных утешений. Ничего в человеческих делах без труда не достигается. Духовные же делания требуют напряженнейшего труда, и притом непрерывного.

2. Отношение к ним

Вообще без хлопот как жить? И закона такого нет. Самые большие пустынники заводили у себя огороды для овощей и хлопотали, конечно, около них.

Надобно только вести дела, чтобы хлопоты не поглощали, и вдаваться в них не как в главное дело, а как в приделок.

3. Как при них содержать внутреннюю неразвлеченность

Как блюсти внутреннюю неразвлеченность при хлопотах? Делать дела усердно, внимательно, постоянно и без попыхов. Всякое дело, какое предлежит вам делать, принимайте как Самим Богом порученное, и делайте его как Божие... Мысль и будет с Богом. Этому можно навыкнуть с помощию Божиею.

З

Забота житейская

Сама по себе не греховна, греховна многозаботливость

"Вас тяготит забота житейская до того, что и молиться не дает. Это вражье наваждение. Как нам нужны кров, одежда, пища и другие вещи, то нужно и добывать их: нужно потому и думать об этом, и стараться. И в этом ничего нет грешного. Так Бог благоволил устроить нашу жизнь. Но к этому безгрешному враг, подкравшись, прививает грешное - это непрестанную заботу, которая и голову тяготит, и сердце гложет. Против этой болезни направлены все наставления Спасителя о непопечении: не пецытеся убо на утрей, утренний бо собою печется... и т.д. (Мф. 6, 34). Не то сие значит, чтоб ничего не делать, а то, чтобы, все делая, не томились излишнею заботою, которая ничего не придает, а только томит... Многозаботливость грешна тем, что все хочет сама устроить и добыть без Бога; тем, что после того научает опираться надеждою на добытое и на прочие способы свои исключительно без Божия Промышления, а чрез то и другое настраивает житейские блага почитать главной целью и настоящую жизнь - конечной, не простирая помышлений о будущей жизни. Видите, какой дух богоборный движется в этой многозаботливости! Возьмите же из сего побуждение к тому, чтобы бороться с сим злом, как вы боролись бы, если бы враг, подошедши, внушал вам душегубство. Если не станете бороться, забота совсем вас съест, а станете бороться, она отойдет, как и всякая другая немочь душевная, когда с ней борются. Как бороться? Начинайте и учитесь... Начните прежде всего молитву очищать от сей заботы, а потом очистите и все дела свои, так что и дела будут у вас идти своим чередом, и заботы притом не будет.

Как молитву очищать от заботы? Как только придет забота во время молитвы, гоните ее; опять придет, опять гоните... И так всегда... Никогда не держите заботы при молитве, как только сознаете, что она пришла. В этом борьба! И увидите плод. Еще пред молитвою положите не предаваться заботе, если придет во время молитвы, и оградите сим, утвердите такое намерение разными помышлениями... Увидите плод, только рук не опускайте, а молитесь!"

"Но Спаситель не говорит: ничего не делайте, а не заботьтесь. Не томите себя этою заботою, которая съедает вас и день и ночь и не дает вам покоя ни на минуту. Забота такая — болезнь греховная. Она показывает, что человек на себя оперся, а Бога забыл, что упование на Промысл Божий потерял, все хочет у себя устроить одними своими трудами, добыть все нужное и добытое сохранить своими способами. Сцепился он сердцем с тем, что имеет, и на нем почивать думает, как на прочной основе. Любоимание связало его, и он только и думает, чтоб побольше забрать в свои руки. Мамон этот стал ему вместо Бога. А ты трудиться — трудись, а заботою злою себя не томи. Жди успеха всякого от Бога и в Его руки предай участь свою. Все добываемое принимай, как дар от руки Господа, и в крепком уповании ожидай от Него продолжения щедродательности. Знай, что одна минута — и может ничего не остаться от всего, что имеет многоимущий, если захочет Бог. Все тление и прах. Стоит ли из-за этого томить себя? Итак, не заботьтесь!"


Зло

Вечно ли оно будет существовать

Вечно ли зло или оно будет побеждено? Читайте, что пишется в Евангелии. Приидет Второе Пришествие, Господь и сотворит Суд: праведных введет в вечное блаженство, а грешных выгонит в ад на муку вечную. Добро восторжествует, но зло не превратится в добро и примет должное воздаяние.

Как мы о будущем своим умишком познать ничего не можем, то нечего туда соваться с ним. Один Бог Владыка веков ведает то. Он говорит или скажет: идут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную. Так Бог сказал, нечего потому и голову ломать. Вопрос решен авторитетно. Вопиют: как так, вечные муки для временно согрешивших? Они хотят, быть филантропнее Самого Бога, пострадавшего и умершего на Кресте за грешников. Если бы мы, люди, изобрели учение, уместно было бы возражать. Но когда так положил Сам Бог, умерший за грешников, надо покорно принять то и веровать, как бы умишко наш тут ни ершился.

Свободе дана воля делать и добро, и зло. Решите, может ли сия свобода ожесточиться на зло до того, что ни за что не согласится отстать от него и, зная, что в этом ее пагуба? Что может - пример вам сатана... Решите еще, может ли осатаниться человеческая свобода? Сколько примеров нераскаявшихся грешников?! Что же теперь сделать с этими осатаненными?! В рай злых принять нельзя, а измениться они не хотят. Остается: или переделать их творчески, или уничтожить. Переделывать нужды нет. И без них много святых, к тому же и материал совершенно испорчен. Остается уничтожить. Но дарования Божии несокрушимы. Не умеет Он уничтожать. Прибавлю еще, что Ангел сказал святому Антонию Великому: "Антоний! себе внимай, а это дело Божие!"

И

Иго Христово, как его нести

Взяли иго - тяните, воодушевляясь верною надеждою. Впереди Царствие, дверь в Царствие чистоты; все прописанные труды и дела суть средства к очищению сердца. И выходит, что ближайшая наша цель - очищение сердца, а за ним - Царствие Божие, ибо туда не войдет ничто нечистое. Сие непременно надо держать в мысли, чтобы не губить трудов своих, примешивая к ним что-либо нечистое. Например, - поститься и серчать; молиться и высокоумствовать; делать добро, чтобы выказать гуманность, и подобное.

Поднимаете труды - "не всегда по влечению, а больше по принуждению". Таков уж закон - противиться себе в худом и нудить себя на добро. Сие и означают слова Господа, что Царствие Божие нудится и нужницы восхищают его. От этого и следование за Господом есть иго. Когда бы все делалось по влечению, какое бы было в сем иго? В конце, впрочем, приходит, что все делается охотно и легко.

Идиоты

Идиоты! - да они ведь только для нас идиоты, а не для себя и не для Бога. Дух их своим путем растет. Может статься, что мы, мудрые, окажемся хуже идиотов.

Извращенный ум

Бесполезно вразумлять допустивших извращение ума. Извращенные умом не поддаются вразумлению.

Вполне разделяю скорбь и тугу сердца вашего. Господь да утешит вас. Он Один силен отвратить и то, что так тяготит вас. И молитесь Ему. Это одно остается. Он перенесет тугу вашу в сердца тех, кои причиняют ее вам. И тогда они, если не впадут до того времени в отчаяние, встрепенутся и исправятся. Рассуждать же с ними нечего, потому что у них ум извратился. Пока человек держит еще здравые понятия, на него можно еще действовать, а когда он потеряет их и примет привратные, на них нечем действовать, потому что против здравых понятий у них есть нездравые, которые, однакож, нравятся им больше, потому что потворствуют их чувственным страстям.

Изменчивость внутреннего состояния

Как ее переносить

Вторая у нас неправость - жалоба на изменчивость состояния внутреннего... то хорошо, то не хорошо. Иначе не бывает; все это испытывали и испытывают в разных видах. Надобно смиренно и благодушно переживать это, не опуская, однакож рук и не послабляя усилий в исполнении обычных деланий, сопряженных с духовною жизнию, что вы и делаете. У вас приходит доброе и отходит, находит недоброе и проходит. Этого изменить нельзя. А надо только желанием и исканием всегда быть на стороне добра. Если бы у нас все всегда было хорошо, мы заснули бы.

Изъяснение трудных мест из Евангелия

(Мф. 9,16-17)

Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани... не вливают вина молодого в мехи ветхие... Что этим сравнением хочет сказать Спаситель? Сими сравнениями Господь показал, что строгие подвиги без духа жизни истинной... не пользу приносят для нравственного настроя, а расстройство и пагубу. Кающемуся и дается благодать, которая образует в нем решимость угождать Господу, не щадя жизни. У кого есть такая решимость, тому все подвиги впрок пойдут... А у кого нет, тот, когда иной раз возьмется, например, за строгий пост, потянет-потянет и бросит... И жизнь у него после сего еще хуже бывает. (Вып. 2, пис. 358, стр. 227)

(Мф. 11, 11)

Как понимать слова Спасителя: "Меньший в Царствии Божием больше Иоанна Крестителя"?

Ответ. Все отцы под меньшим разумеют Самого Спасителя; ибо кто же из рожденных женами может быть больше всех, кроме Его? Меньшим же Он назвал Себя по степени уничижения, какое Он подъял по воплощенному домостроительству. Почему Апостол и говорит: Себе умалил...

(Мф. 12,31)

Почему хула на Духа Святого не простится, а на Сына Божия простится?

Ответ. Хулить Бога, яко Бога, невозможно. Бывает сие только по затмению мысли о Боге, яко Боге. Уничижение Бога Сына нашего ради спасения может мешать узревать в Нем Бога и похулить Его не яко Бога, а как всякого человека. Дух же Божий, когда являл Себя, проявлял осязательно божескими деланиями и не видеть в Нем Бога нельзя. Почему кто хулит Его, хулит как Бога и за то не имеет извинения. Слова сии сказал Господь по исцелении глухонемого, в чем явлен перст Божий. И сказавшие о веельзевуле - изгоняет... хулили неизвинительно.

Почему Дух Святый не мог сойти во время пребывания Спасителя на земле, и почему для людей было лучше, чтобы сошел Дух Святый, а Сын Божий вознесся бы (Ин. 16,7)?

Ответ. Это тайна домостроительства нашего спасения. И где нам уразуметь ее? Лучше нам так рассуждать: так сказал Господь, так было, и верно иначе сему быть нельзя. В Евангелии от Иоанна прежде сего сказано было: не убо бе Дух Свят, яко Иисус не убе прославлен (Ин. 7, 39). Сошествие Святого Духа поставляется в зависимость от прославления Сына Божия. Почему? Так положено в совете Бога Триипостасного об устроении нашего спасения. Поклонимся пред Таинством сим! И довольно с нас.

(Мф. 11, 12)

Почему Господь сказал, что со времени Иоанна Крестителя Царствие Божие будет браться силою, а до Иоанна разве оно бралось не силою?

Ответ. Браться силою - перевод не точен. Ибо силою в божественных порядках ничего не возьмешь. Славянский перевод точнее: нудится, с нуждою, с самопринуждением, с напряжением сил ищется. Греческое нудиться то и значит. Мысль же - к Царствию протискиваются, как протискиваются сквозь тесную толпу. На практике так и есть: самопринуждение и самопротивление - неотъемлемые черты искания спасения и Царствия Божия. И только те, кои таковы, достигают Царствия. Льготно оно никому не дается. Почему это со дней Иоанна... или как в другом месте... после закона и пророков... можно не искать, сознавшись в бессилии объяснить это. (Вып. 2, пис. 360, стр. 230-231)

(Мф. 24,40-41)

Будут двое на поле: один берется, а другой оставляется. В каком смысле понимать эти слова?

Ответ. Это будет в конце века... и трудно понять, куда поемлется один и где оставляется другой. Но ныне действия благодати таковы: в одних и тех же обстоятельствах одного поемлет благодать из уз греха, а другого, который сбоку его, оставляет. Припомните Афины и проповедь апостола Павла... Дионисий верует, а другие говорят: "Что толкует суесловный сей?" Применяя сие к концу века... один поемлется, нужно разуметь, в Царствие, а другой оставляется... своей участи. Или вообще сим выражается... будет тогда-то со всяким, чего не ожидает и чего нельзя ожидать. (Вып. 2, пас. 358, стр. 227-228)

(Ин. 5,16-17)

Что есть грех не к смерти?

Ответ. Грех смертный, - который душу убивает, лишая благодати. А грех не к смерти такой есть, который не убивает, а помучает или засоряет душу. Какие именно грехи того и другого рода, точно определить едва ли можно. В жизни так надо: коль скоро совесть обличает, кайся скорее, и сила греха, разрушенная сим, пресечется. И нет греха, который бы противостать мог действию покаяния искреннего... И тем удовольствоваться.

Как понимать слова апостола Павла во 2-й гл. Послания к Колоссянам, ст. 16-23? Не говорится ли тут против монашества?

Ответ. Нет. Это такие были еретики, которые грехом считали есть мясо, жениться. И у нас они есть: беспоповцы, хлысты, скопцы, духоборцы и др.

(Рим. 9,11-16,18)

Господь говорит, что "Царствие Божие нудится и нужницы восхищают е", а у апостола Павла находим, что дело спасения совсем от нас не зависит (ст. 16), и Бог до нашего рождения определил ту или другую участь. В каком отношении находится назначение Божие с нашей свободной волей?

Ответ. Что нудится Царствие Божие - это предполагает собственные усилия. А когда апостол Павел говорит: это не от нас, то значит, свои усилия не дают искомого. Соединить надо то и другое: усиливаться... и всего чаять от благодати. Ни свои усилия не доводят до цели, потому что без благодати недалеко заходят, ни благодать не дает ожидаемого без усилий, потому что благодать действует в нас и для нас через наши усилия. То и другое подвигает человека вперед и приводит к цели. Предопределение непостижимо. Довольно для нас веровать всем сердцем, что оно ни в каком случае не бывает противно Божией благодати и правде и не нарушает свободы человека. Обыкновенно решается так: Бог предвидит, как будет свободно действовать человек, и сообразно с тем определяет, так что Божие определение опирается на жизни человека, а не жизнь на определение.

(Рим. 12,20)

Не будет ли жестоко благотворить врагам, зная, что этим мы собираем им на голову горящие уголья?

Ответ. Благотворим не с той целью, чтоб уголья на голову их собирать, а по заповеди. А уж таково неизбежное последствие сего... Нельзя же во избежание такой неприятности для злотворцев нарушать заповедь Божию и за сие нарушение на свою голову уголья накладывать. (Вып. 2, пис. 361, стр. 231-233)

(Лк. 20,18)

Что значат слова: Всякий, кто упадет на тот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит.

Ответ. Упадет на камень сей невер, хулитель, сомневающийся... Как хулителю Сына человеческого Господь обещал прощение.., то хоть он и крепко расстраивается, но если покается, спасется. Так и все подобные. А на кого камень падет - это, кто достоин полного гнева Божия, тот пропал, нет надежды... Таковы отчаянные, богоборцы, сатанински упорные и подобные.

(Лк. 6,26)

Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! Почему Господь так сказал, тогда как мы знаем, что слава о хороших людях далеко разносится, и есть такие, перед которыми все преклоняются.

Ответ. Потому так сказал, что истинному верующему нельзя сего достигнуть. О таких сказал Господь: избра из мира... сего ради ненавидит вас мир. Чтобы все говорили хорошо, нельзя без человекоугодия и поблажек. Что вы говорите о славности неких... то верно только о многих, т. е. многие добре говорят, или очень многие и премногие.

(Лк. 16,1-12)

Значение притчи о неверном управителе

Наперед утвердите мысль свою в том, что в притчах не всякой черте надо приискивать значение, а держать только главную мысль притчи, которая всегда почти указывается Самим Господом. Например, Господь называет себя татем в том только смысле, что Он придет неожиданно и незаметно. Все прочие черты, отличающие татя, не должны быть принимаемы в счет. Так и в притче этой только одну черту имел в виду Господь указать, именно, как неверный приставник, услышав, что его ожидает отставка, не зевал, а тотчас взялся за дело и обеспечил себя на будущее время. Приложение таково: мы же, зная наверно, что ожидает нас лишение Царствия, и ухом не ведем - живем, как живется, будто не ожидает нас никакая беда. Такую мысль и выразил Господь, сказав: сыны века мудрей сынов света. Сею мыслью и ограничиться надо, не стараясь толковать других черт притчи, хотя можно бы сказать что-нибудь.

"Совсем не могу понять 9-го стиха. Стих сей говорит: Сотворите себе друга от маммоны неправды".

Маммона - бог богатства. Неправедным назван он потому, что в основе его лежит обман и ложь. Обещает благоденствие и увлекающиеся полагаются на него. Но дунул ветер - и все разлетелось.

Сотворить друга... от "сего маммона" - советуется перехитрить его... Обещания его не прочны, не надежны, если употреблять богатство на помпу и утехи. Все прахом пойдет... Начни употреблять богатство во славу Божию,.. тогда здесь истощишься, а в другой жизни получишь вечное благобытие, получишь то, что здесь обещает богатство и не дает, т.е. действуя наперекор тому, к чему увлекает маммона.

Как "творятся други"? Через раздаяние богатства бедным. По ходу притчи дается мысль: бедные приимут в вечные кровы. Понимать надо: Господь приимет в вечные кровы, ибо Он сказал: понеже сотвористе единому сих.., Мне сотвористе.

Можно тут видеть и урок - как быть, когда раскаиваться станешь о несправедливости приобретений. В одобрение Закхея Господь указал: "Возврати..." Но когда нельзя возвратить? - Тогда раздай бедным. (Вып. 6, пис. 962, стр. 71)

(Ин. 20,17)

Отчего Спаситель по воскресении Своем сказал плачущей Марии Магдалине: "Не прикасайся ко Мне"?

Ответ. Как это не указано, то нам позволительно так решить: верно, того требовало настроение Марии или всегдашнее, или в ту минуту бывшее. Ибо само прикосновение не запретно, как показал Господь на других женах. И сим ограничимся. (Вып. 2, пис. 359, стр. 228-229)

Иночество

Следует ли понуждать к нему насильно

Насильно не следует тянуть на эту трудную дорогу. Пусть сама произвольно вступает на нее по самом глубоком убеждении в превосходстве сей дороги и в пригодности ее для нее.

Если хочешь Господу себя посвятить, то незачем тебе водиться с миром, в котором нет духа Христова.

Если же не хочешь, как хочешь. Господь любит доброхотно идущих к Нему невест.

Давно ли подвергалась искушению? И еще не прочахла, - опять в этот одуряющий чад!

Это скажите, и еще что придумаете. Потом, прощайте: как хочешь.

Искусство

Какое искусство полезно для христианина и какое нет

Вы выразили желание пропитаться мыслью, что вы - гражданка Небесного Царства... Помочь в этом вам и всем того желающим лучше всего могут искусства, - очам, слуху и воображению представляя и напоминая небесное...

Все произведения искусства, кои не исполняют сего, и тем паче, кои возбуждают противные тому мысли и чувства, не должны быть почитаемы дельными. Вот вам примеры. Картинка - мальчик на коленях в молитвенном положении, мина лица, глаза... уста выражают молитву. Сидит старушка, пред нею Библия, подле стоит внучка, - и старушка, и дитя, видимо, проникнуты читанным. Эти и подобные - настоящие суть картины... Но вот - три приятеля, товарищи в детстве и юношестве, а теперь уже с проседью, ксендз, военный и статский, сидят за столом; статский что-то читает... сам он смеется, а другие закатываются... Это пустая картина. А вот: красавица сидит за фортепиано, рука на клавишах и... целуется с учителем... Эта страстная, грешная - не должна быть на глазах у христиан. Тоже и в музыке: все страстное и страсти возбуждающее не прекрасно, хотя и благозвучно.

Искушение

"От вражеских нападок, смущений и поражений сердца никто не свободен. Так устроена наша жизнь. Но это не на пагубу нам, а во спасение. В нас кроется зло всякое — вследствие нападения. От этого зла надо очистить сердце. Но чтобы очистить, надо его увидеть; чтобы увидеть, надобно чтобы оно вышло из своей скрытности... Когда же оно выйдет, надобно его посекать — противлением, молитвою и ненавистию. И это всякий раз, как зло выйдет из скрытности. Вот это и делают искушения — от плоти, мира и диавола. Они вызывают наружу скрытое в нас зло. Наше дело — лишь только увидим его вышедшим из сердца, посекать его. И это благо для нас. Как худосочие выходит наружу сыпью, так скрытое в нас зло выходит наружу худыми мыслями, чувствами, и позывами, и порывами... Как сыпь не загоняют внутрь, а счищают; тогда внутренние соки очищаются. Так и в душе, когда худое обнаруживающееся в мыслях, чувствах и позывах, не скрывают внутри, а посекают, тогда душевная чистота утверждается внутри".

"У врага есть будто закон — не вдруг начинать со страсти, а с помысла и часто повторять его. Прогнанный гневом в первый раз снисходительнее может быть принят во второй, в третий, потом родится желание и страсть, и отсюда — один шаг до согласия и дела. Продолжительные помыслы тяжелы, убийственны; им преимущественно принадлежит название искушающих. Знать касательно их надобно то, что они не от природы, хотя и свойственны ей по свойству своему, а всегда от врага; что Господь попущает их с особенным, касательно нашего очищения, намерением, чтоб испытать и утвердить нашу верность, веру, постоянство и уменье созидать внутреннего человека, — потому должно благодушно терпеть их; хотя бы они слишком были оскорбительны для нового благодатного сердца, каковы — хулы, отчаяние, неверие. Главное дело — во все время никак не склоняться на них, не усвоять себе и держать сердце в свободе от них, отделяя их от себя и своей свободы мыслию и верою".

Искушений вокруг много. Подбегите под кров Матери Божией и Святых Божиих! От искушений никому не избежать; но можно избежать падений! Самому нельзя, — а с Богом и помощию небесною. Она готова, окружает всякого, только надо не разделять себя от ней, не отгонять ее. Отгоняется она страстными помыслами, чувствами и желаниями. В сердце смотрит Господь, и каково оно к Нему, таков и Он к нему! 

О значении креста вот краткое общее объяснение: Господь совершил спасение наше крестною смертию своею; на кресте растерзал Он рукописание грехов наших; крестом примирил нас Богу и Отцу; чрез крест низвел на нас дары благодатные и все благословения небесные. Но таков крест Господень в нем самом. Каждый же из нас становится причастным спасительной силы его не иначе, как чрез свой собственный крест. Свой собственный каждого крест, когда соединяется с крестом Христовым, силу и действие сего последнего переносит на нас, становится как бы каналом, чрез который из креста Христова преливается на нас всякое даяние благо и всяк дар совершен. Из этого видно, что собственные каждого кресты в деле спасения столько же необходимы, сколько необходим крест Христов. И вы не найдете ни одного спасенного, который не был бы крестоносцем. ...Можно сказать так: осмотрись около себя и в себе, усмотри крест свой, понеси его, как следует, соединенно со крестом Христовым, – и будешь спасен.

Зачем так устроил Господь, что на земле никого нет без горестей и тяготы? Затем, чтоб не забывал человек, что он изгнанник, и жил бы на земле не как родич на родной стороне, а как странник и пришлец на стране чужой, и искал возвращения в истинное отечество свое. Как только согрешил человек, тотчас изгнан из рая, и вне рая обложен скорбями и лишениями и всякого рода неудобствами, чтоб помнил, что он не на своем месте, а состоит под наказанием и заботился искать помилования и возвращения в свой чин.

Спасительная Божественная благодать для пробуждения грешника от усыпления, направляя свою силу на разорение той опоры, на которой кто утверждается и почивает своею самостию, - вот что делает: Кто связан плотоугодием, того ввергает в болезни и, ослабляя плоть, дает духу свободу и силу прийти в себя и отрезвиться. Кто прельщен своею красотою и силою, того лишает красоты и держит в постоянном изнеможении. Кто упокоевается на своей власти и силе, того подвергает рабству и унижению. Кто много полагается на богатство, у того отнимается оно. Кто высокоумничает, тот посрамляется как малосведущий. Кто опирается на прочность связей, у того они разрываются. Кто положился на вечность установившегося вокруг него порядка, у того он разоряется смертию лиц или потерею вещей нужных.

В горестях благо скрыто под скорбию сердца, оттого не ощущается и не видится, хотя есть не думательно, а действительно.

Когда бьёт Господь, не праведно ли подумать, что верно есть за что. Итак, посмотрите, что такое есть, за что бьют, и исправьте то.

Навыкните видеть в прискорбностях милость Божию и встречайте их спокойно в преданности в волю Божию или даже с радостию. Раскройте око ума и усмотрите венец, сходящих с неба на главу вашу, аще пребудете невозмутимою и спокойною.

По Крещении Господа, когда на Него сошел Дух в виде голубином, Он низводится "в пустыню, для искушения" (Мф. 4, 1). Таков и общий всем путь. Святой Исаак Сирин замечает в одном месте, что коль скоро вкусишь благодатное утешение или получишь от Господа какой дар,- жди искушения. Искушения прикрывают светлость благодати от собственных глаз человека, которые обычно съедают все доброе самомнением и самовозношением. Искушения эти бывают и внешние - скорби, унижения; и внутренние - страстные помышления, которые нарочно спускаются, как звери с цепей. Сколько поэтому нужно внимать себе, и строго разбирать бывающие с нами и в нас, чтобы видеть, почему оно так есть и к чему нас обязывает.

Выбросьте вы из головы, будто можно путем утешной жизни стать тем, чем подобает нам быть во Христе. Утехи если бывают у истинных христиан, то совершенно случайно; отличительнейший же характер жизни их суть страдания и болезнования, внутренние и внешние, произвольные и невольные. Многими скорбьми подобает внити в царствие, и в то, которое внутрь является. ...Можно сказать так: утешность есть свидетельство непрямого пути, а скорбность – свидетельство пути правого.

«Господу угодно было так устроить, чтобы тварная свобода возрастала и крепла в добре через борьбу со злом; зло допущено и в сопредельности со свободой внутри, и в соприкосновении с человеком извне. Оно не определяет, а искушает. Чувствующему искушение необходимо не падать, а вступать в борьбу. Побеждающий освобождается от одного искушения и подвигается вперед и вверх, чтобы там вступить в новое искушение. Так до самого конца жизни. О, когда бы постичь нам это значение искушающего нас зла, чтобы по этому постижению устроить и жизнь свою! Борцы увенчиваются, наконец, переходя в другую жизнь, где нет ни печали, ни болезней извне, и где они изнутри, как ангелы Божии, становятся чистыми, без приражения искусительных движений и мыслей. Так заготовляется торжество света и добра, которое, во всей славе своей, откроется в последний день мира».

«…Окончательная как бы перечистка всего нашего состава, очищение его как в огне, совершается Самим Господом. Именно: совне — скорбьми, извнутрь — слезами. Нельзя сказать, чтоб они являлись лишь в конце, а прежде их не бывало. Нет, они начинаются с первого раза, с самого начала, и сопровождают человека в виде различных неприятностей и сокрушения сердечного, и чем более возрастает человек, тем они более усиливаются. Но так Господь вводит их в нас, попуская и как бы благословляя во благо нам обыкновенное течение дел внешних и внутренних. К концу же Он намеренно устрояет их, дает слезы, наводит скорби — или вместе, или одно за другим, и то одно прежде, то другое, и даже одно у одного, а другое у другого. Скорби — огонь, слезы — вода. Это — крещение водою и огнем. У святого Исаака Сирианина это изображается взытием на крест, или окончательным распятием внешнего человека. Эта минута, как говорят, искусительнейшая, подобная той, какая была у Авраама, приносившего сына в жертву: в уме — мрак, в сердце — безотрадное томление, свыше — чаяние гнева, снизу —готовый ад; человек зрит себя гибнущим, висящим над бездною. Отсюда одни выходят с торжеством, другие падают и возвращаются вспять, чтоб опять взбираться на эту гору. Прошедшие эту ступень, как восшедшие на небо, уже не земны, а небесны, вземлются Духом Божественным и носятся им, подобно колесам в видении Иезекииля. Бог в них есть действуяй. Состояние их непостижимо для мысли.

…Так это в конце. До того же времени наряду с другими способами, как сильнейшее средство очищения, должны быть ощущаемы постоянными скорбности и неприятности, Богом устрояемые и дух сокрушения, Им же подаваемый. По силе оно равняется руководителю и при недостатке его, может довольно его заменять, да и заменяет у человека верующего и смиренного. Ибо в таком случае Сам Бог есть Руководитель, а Он, без сомнения, премудрее человека. У святого Исаака Сирианина подробно изображается, с какою постепенностью Господь вводит очищаемого все более и более в скорби чистительные и как разогревает в нем дух сокрушения. С нашей стороны требуется только вера в благое промышление и готовое, радостное, благодарное приятие от Него всего посылаемого. Недостаток сего отнимает чистительную силу у скорбных случаев, не пропускает ее до сердца и глубин наших. Это — в отношении к скорбям. В отношении же к сокрушению — внимательное познавание своих грехов, своего расстройства, чрез наблюдение за собою и за тем, что бывает в нас, и потом частое исповедание, с искренним раскаянием и болезнованием. Без внешних скорбей трудно устоять человеку против гордости и самомнения, а без слез сокрушения как избавиться от внутреннего эгоизма фарисейской самоправедности..."


Исповедь

1. Можно ли исповедоваться по записке

Чтобы исповедь шла и совершалась более удовлетворительно, попробуйте записывать все, что лежит на совести, и, приступив к духовному отцу, попросите пересказать ему все по записи. После этого, если он пожелает еще о чем-либо спросить вас, спросит, или вы сами предложите ему это сделать. Действуя так, вы всегда будете отходить от аналоя, как скинувшая с себя все вяжущие одежды.

2. Надо ли смущаться, если по нерадению священника не все откроешь на исповеди?

Священник на духу нехорошо поступил. Но и вам можно было попросить его подождать минутку. Однакож не смущайтесь. Что не сказали, не есть утайка греха, потому Господь и те грехи не поставит так, чтоб следовало считать вас недостойно причастившеюся, ради вашего намерения исповедать все. В другой раз не поблажайте священнику и расскажите все; расскажите и то, что хотели сказать, и не могли.

3. Ее нельзя открывать другим

Вы хорошо ответили настоятелю, что не находите удобным сказывать ему о делах кающихся. Сего никто не должен знать, даже и вы сами забывать старайтесь.

4. Строгость и снисходительность

Строгость - хорошее дело... Она отрезвляет. Но бывает, что от исповеди отбивает и в отчаяние ввергает. Снисходительность расслабляет решимость к доброй жизни кающихся, а бывает и обратное действие.

Испытание от Господа

Господь иногда испытывает искренность служения Ему, отъемля духовные утешения, сопровождающие упражнения духовные. И когда увидит, что душа, лишенная сих утешений, не жалея себя служит Богу усердно, возвращает ей утешения те. Старцы говорят, что не надобно пристращаться к сим утешениям, или считать их достоянием своих трудов неотъемлемым, а предать их в волю Божию, принимать их, когда подает Господь, и терпеть лишение их, когда отнимает.

К

Кладбище

Надо ли заботиться о месте своего погребения?

Кладбище!.. Что за нужда о нем хлопотать? Где ни похоронят, все одно. Душе же какая помощь от места похоронения тела? Помните сказание, что из церкви-то выходили... Ну вот! Коли что неладно в душе, не сдобрить того похоронами.

Клевета

Как ее переносить

"Оклеветали вас".., хоть вы и не виноваты. Надо благодушно потерпеть. И пойдет это вместо епитимьи за то, в чем сами себя считаете виновными... Клевета потому для вас - милость Божия... Надо непременно умиротвориться с оклеветавшими, как это ни трудно.

С неприязненными чувствами спастись нельзя, как и с похотными.

Надо стать твердою ногою в самоотвержении и противлении своим недобрым чувствам. Тогда и скорби не будет. А пока поблажаете, скорбь не перестанет.

Я немного знаю, как тяжело терпеть клевету. Она - грязь, но грязь целебная. Терпите, придет срок... Врач душ снимет эту горчицу. И Господа поносили... "ядца и пийца.., друг мытарям и грешникам... беса имать..." Быть причастною поношений Господа - великая слава! Смиряться при сем смиряйтесь, но не теряйте нравственной крепости духа и блюдите сознание, что не будучи осуждены совестию, всегда смело можете воззреть к Господу или дерзновенно стоять пред лицем Его. Что сего дороже?.. Делайте свое, а как другие на вас смотрят, не считайте того важным. Ибо верен суд только Божий. Люди же и себя плохо знают, тем паче других.

Крест жизненный

Он дан каждому

Вашу скорбь о неудобствах жизни в чужом краю я отчасти понимаю. Терпение Иовле слышасте? Ну, - так применяйтеся к нему. Что делать? У всякого есть свой крестик. Этот вам достался, тащите. И ваш труд тот же будет, что и Симона Киринейского! В чем и цель жизни? Чтоб Господь во что-либо поставил несомые нами труды. Слава Тебе, Господи, что есть что понести! Не будь этого, чем бы нам хоть что-нибудь угодное показать Богу?.. Где все по маслицу течет, там трудно спасать душу свою. Воодушевляйтесь!

Курение

1. Как смотреть на него

Курение - дело бестолковое; нравственного тут настолько, насколько есть пустого пристрастия и вреда сознаваемого. Последние две черты трудно сознавать самим курящим и трудно разъяснить их некурящим. Крепко неприлично, но приличие и неприличие, то же что люди, - изменяются. Потерпите дурную привычку, но в грех ее не возводите. Помолиться, чтобы дочь ваша отвыкла, - хорошее дело. Но этого нет нужды облекать в особую форму. При всяком молитвословии взывайте к Богу. И Он устроит, как Его святой воле угодно.

2. Вред от него

Добре бросить курение. Оно не только пусто, но подтачивает понемногу здоровье, портя кровь и засоряя легкие. Это есть постепенное себя оядотворение. Но совета на это никакого нет и не бывает, кроме - решиться покрепче. Иного способа нет. Курить или не курить, есть дело безразличное, по крайней мере, наша и общая совесть считает это таким. Но когда некурение связывается обещанием, тогда оно вступает в нравственный порядок и становится делом совести, неисполнение которого не может не мутить ее. Вот вам враг и подсолил. Верно, вы хорошо поговели. Враг надоумил вас положить решение, а потом сбил к нарушению данного слова. Вот и вся история! Извольте учиться и впредь смотреть в оба. На что вязать себя обетом? Говорить надо: постой, дай-ка попробую бросить. Бог даст, и слажу. Встречали вы у святых старцев совет: не вязать себя обетом? Вот таких именно дел это касается.

Л

Леность

Леность одолевает. Как же быть-то? Ухитритесь взбодривать себя. Эта немощь с кем не случится! Надо поломать себя, а потом, видя, что ничто не берет, перетерпеть это состояние. Даст Господь утешение и движение, оживет душа. Попробуйте какое дело сделать, которое требовало бы труда и жертвы... и, может быть, заиграет душа. А то - терпеть, делать нечего. Временно ведь это. Иногда от телесной немощи, иногда от того, что заждешься.

Оживи нас, Матерь Божия... Как это старцы, на одном месте сидя, в одной келии, никого не видя и ничего не слыша, горели постоянно духом? Благодать Господня была. Когда ослабело умение привлекать Божию благодать, придумали механический способ, прописанный в "Добротолюбии", художественное действие Иисусовой молитвы... Это и пригоже бывает. Но к этому прицепливается много помышлений и уклонений до того запутанных, что иные считают самое художество сие прелестию. Вот и стали мы как рак на мели. Благодати не соблюли... художества сего не знаем, и пошла мертвость во всем, - я понимаю о художестве... ведь то, как мы все обычно творим Иисусову молитву, это совсем не то, что там прописывается. И оно, может быть, точно сильно, только не у кого поучиться.

Лечение

Божественными и человеческими средствами

Про целебность артоса с Богоявленскою водою и я слыхал. Однакож, буди воля Божия. А лекарств разве вы не употребляете?! И то и другое можно употреблять - и Божеское и человеческое... И в человеческих средствах действие целебное от Бога. По сей вере и человеческое переходит в Божеское... или Божеское приходит чрез человеческое.

Погрешительно ли для христианина лечиться медицинскими средствами

Но молитва молитвою, а доктора докторами. И докторов Бог дал, и к ним обращаться Божия есть воля. Господь со Своею помощью приходит, когда естественных средств, Им же нам устроенных, оказывается недостаточно. Потому молиться будем, а естественных средств все же пренебрегать не следует. Ищите и обрящете!

Почему необходимо лечиться

Ваше противление лекарским указаниям едва ли достойно похвалы... И лекаря и лекарства Бог создал не затем, чтоб только они существовали, но затем, чтоб ими пользовались больные. Все от Него; Он попускает болеть, и Он же окружил нас способами врачевательными. Если есть долг блюсти Божий дар жизни, то и лечиться, когда есть болезнь. Можно не лечиться в ожидании, что Бог излечит, но это очень смело. Можно не лечиться для упражнения в терпении, в преданности в волю Божию, но это очень высоко, и при этом всякий "ох!" будет в вину, уместно же только одно благодарное радование... Господь да управит вас наилучшим образом быть настроенною! К тому же у вас есть, что потерпеть?!

Как я писал уже и теперь прописываю, что к лекарствам обращаться нет греха, ибо и лекарь Божий, и лекарства Божии, и рецепты Божии. Спросите у смиренных докторов. Они откровенно скажут, что не знают сами, как пишутся рецепты исцеляющие. Итак, если вы, уповая на Бога и от Него ожидая помощи, а не от доктора и лекарств, обращаетесь к естественным средствам врачевания, то тут нет греха. Когда Богом даны сии средства, то к ним и обращаться должно. Богу угодно было окружить нас, кроме естественных, и сверхъестественными средствами. И никому не закрыт доступ к сим источникам. Ключ к ним - вера. И Бог, когда хочет сим образом исцелить, Сам же влагает и силу веры и влечет туда, где благоволит дать исцеление.

Мы слепы. И не зная, где сокрыто Богом для нас врачевание, ходим по всем Богом данным средствам и естественным и сверхъестественным, все на Него единого уповая и Ему предавая участь свою и тех, о коих заботимся.

Лечение молоком

У меня нет никакой болезни, но я пью молоко и, кроме молока, даже воды в рот не беру. Что-то у меня перемежился пульс. Я спросил знакомого доктора. Он сказал, что не беда, но может быть бедою, и посоветовал пить молоко. Я уже пил его прежде - шесть недель. Молоко снятое, и кроме него - ничего. Начать с двух стаканов в день и довести до шестнадцати.

Первые дни немножко трудновато, а потом... сносно и даже жирно. Плод этого - перечистка крови... Уж и среду с пятницею пить...

Любовь и правосудие

Любовь всем законам и добродетелям не только евангельским, но и человеческим, гражданским есть основа. Следовательно, всякое действие, согласное с законом, согласно и с любовию, и всякая оценка действия, сообразная с законом или правосудная, сообразна и с любовию. Но любовь выше и шире закона. Есть действия любви, не определяемые законом положительным, а они нимало не противозаконны; но действия, определяемые законом и не исполняемые лицом подзаконным, суть беззаконны и любви противны, хотя бы они клонились к благу кого-либо. Особенно это имеет значение в смысле юридическом. Если судья оправдает виновного против закона или наградит недостойного награды, то хотя и доброе, по-видимому, окажет дело виновному и недостойному, но больше сделает зла, чем добра, нарушив любовь к общему благу, власти и правилам.

Хвалится, скажете, милость на суде... Так, похвально поступлю я, если сумею оказать милость без нарушения правды суда, иначе милость мою стоит бить батогами. Милость должна сретаться с истиною. Словом, и основанием, и побуждением, и целью правосудия должна быть любовь. Не лучше ли всего решает этот спорный вопрос Крест Христов?.. Какая бесконечно великая там любовь, а вместе какое бесконечно великое правосудие!

М

Материя

Она ли есть зиждущая сила в мире или же Высший Разум?

Вы предлагаете мне посмотреть, что построите вы относительно решения занимающего вас вопроса об единстве материи и сил на основании химических законов, с целью объяснить все посредством движения. Очень рад посмотреть... Хотя я и не силен в естественных науках, в особенности в химии, но общее можно увидеть. Идет ли оно или нет с точки зрения христианской. И наперед можно сказать, что коль скоро у вас дело пойдет на самообразование мира (тяп-ляп, вышел корабль), то, конечно, это незаконно. Даже и то незаконно, если вы ограничитесь только силами и законами, не показав, откуда взялись силы, и кто преемник и блюститель законов. Ибо и это есть молчаливая теория самообразования мира. Я где-то встречал толки, о единстве материи и сил и о выводе или объяснении всего из движения. Мне показалось там все мечтательным. Что есть материя, мы не знаем. Знаем только элементы или стихии неразложимые. Они слагаются и разлагаются, вследствие чего являются вещи разные. Сложение и разложение - химический процесс. Видимая сторона процесса - движение. Материя - иннерс - недвижима. Для ее движения совершенно законное требование силы. Таким образом, вы забираете все, что неизбежно представляется в вещественном мире.

Но смотрите, что может повести вас к сути дела. Движение совершенно внешнее дело. Оно ни к чему не может привести. И я не понимаю, как выставляют его, как деятеля, когда оно есть действие? Спрашивал некто: "Объясни мне, как мы ходим?" И получил в ответ: "Сам не знает!" - "Переступаем с ноги на ногу и ходим". Тут вся суть движения выражена, т.е. что оно не дает ничего, кроме видимой стороны производства вещей. Не в движении сила, а в движущем. Направление движения - сложение и разложение - химический процесс. Это и в минеральном, и в растительном, и в животном царстве. Но сложение и разложение - тоже внешняя форма. Скажите, кто слагает и разлагает?.. И как? И почему так?.. Это даст настоящее знание формы сложения и разложения. Химия подвела под законы и величается: знай-де нас, вот до чего мы дошли!.. На деле же ни до чего не дошли. Это тоже - переступаем с ноги на ногу и ходим. То, что говорят: вот это с этим сродно и соединяется, а это с этим не сродно и не соединяется, то же выражение есть только в другой форме. Итак, химическое разложение и сложение само тоже ничего не объясняет, а требует объяснения. Сверх того, кроме составления материальных вещей, и вся начальная часть физических явлений выходит из владений химии. То объясняется другими поговорками, больше всего законами тяготения. Но и это не все. Есть еще часть невесомых.., для коей требуется другое.

Как же теперь все объяснить на основании химических процессов?! Разве и вопрос так поставить: в своей области, т.е. в составлении вещей... материальных. Это будет дело. Но и тут самостоятелен ли, независим ли химический процесс? Химический процесс сам по себе везде одинаков. Как же бывает, что в одном случае из него выходит мертвая вещь, а в другом растительная, в третьем животная? Химия внушает, что химический процесс состоит в сторонней высшей его власти, которая, что повелит ему, то он и делает. В образовании вещей мертвой природы химический процесс состоит под одной властью, в растительном царстве - под другой, в животном - под третьей. Следовательно, вам предлежит взойти до сих властей. Иначе у вас все останется по-старому - неясным.

Кто эти власти? Невещественные силы душевного свойства с инстинктом производить то и то по норме, в них вложенной Богом, сопровождаемым неким темным чутьем. Это Лейбницевы монады. Всякой такой силе подчинены: свет, тяжесть, теплота, электричество, магнитность и ваш химизм, посредством которого она приводит в угодное ей движение стихии и строит вещь, которой норму носит в себе. Вот смотрите. На одном дюйме земли - трава, ландыш, сорняк какой-нибудь... Воздух, земля с элементами и прочее все одинаково. Каким же образом выходит, что из них одинаковых, по одинаковому химическому процессу, выделываются разные растения и еще козявочки тут же разные? Не объясните этого, не допустив означенных им сил душевного свойства. Всяко ограничиваясь одним химическим процессом и еще не определенными указаниями на законы естества, вы ничего не объясните.

Недавно какой-то немец в основу явлений всех положил волю. А кто Водящий не указал. И осталась его теория в воздухе. Воля, точно, повсюду видна и воля смыслящая и свое дело хорошо понимающая. Но не указывая, кто Волящий, мы указываем только факт, не объясняя его. И то, что я сказал, тоже предлагает волю. Но тут же есть и Волящий - невидимая, невещественная сила душевного свойства. Но и эта теория, если ее принять, не доводит дела до конца. Откуда эта сила? Бог создал. Их бесчисленное множество. Как всякий человек имеет свою душу, так всякая вещь - свою невещественную силу, которая ее образует и держит, как ей положено Богом при создании ее. Что во всякой вещи - в растении, в животном... есть такая невещественная сила, владеющая естественными силами и стихиями, и посредством их строящая вещи и их держащая до положенного термина, это осязательно видно! Кто эта сила? Или фатум, или Бог, или Богом созданная сила? Фатум - преглупая вещь. У материалистов он царит, ибо у них на вопрос: отчего то и то, так и так, всегда один ответ: "таки-таки"... Выражается это фразой: законы-с такие... Если Бог все - пантеизм не меньше нелепый. Остается последнее. И это есть моя теория. Этих сил много. Как они не самобытны, то им необходимы подставки - субстрат, на коем держатся. Необходим еще и общий правитель. То и Другое может быть отнесено к Богу так: держатся сии силы волею Божиею; хочет Бог, и они существуют и действуют по норме, в них вложенной.

Тою же волею и направляются; ибо, имея способность инстинктуального чутья, они могут воспринимать мановения всеправящей воли Божией и исполнять ее. Но мне думается, гораздо удобнее субстрат им положить душу мира, тоже невещественную, душевного свойства. Она заведует теми малыми силами и направляет их по вложенной в нее норме. Привходит сюда и Бог непосредственно, когда по Его планам сие нужно. И се чудо! Без чуда миру нельзя стоять. Се также закон Промышления. Все идет по предначертанному и под действием созданных Богом сил. Но все Держит Бог - Вседержитель, и всюду входит, когда нужно, Своими действиями и направлением сил.

Вот моя философия!.. Ею я объясняю все, что задает геология, и все, что представляет опыт. Тут мысленно ничего нет. Все фактично, как самое бытие мира.

Прописать все понудило меня желание проложить вам дорогу, чтобы вы шли до конца и не бросали своей теории.., на воздухе висеть... Все это я вам вчера сгоряча наговорил. Ныне думал было бросить в печь, но раздумал, чтоб только сказать вам, что верующие имеют полное право втесняться с духовным в область вещественного, когда материалисты лезут с своей материей без зазрения совести в область духовного. И на нашей стороне разумность, а на их - бестолковость. И это не потому, что всякий кулик свое болото хвалит, но по существу дела. Материальное не может быть ни силою, ни целью. То и другое вне его. Оно лишь средство и поприще для духовных сил, по действиям духовного начала (Творца) всяческих.

Поворотите с земли на небо и легко вашей фаворитке, химии, а то она уткнула нос в землю и роется в ней, как некая тварь пятачком своим. 

Милосердие

Есть дела милосердия и милостивость сердечная. Первые получают цену от последней, но и возможно и без нее, и тогда они настоящей цены не имеют. У Апостола имеется в виду этот последний случай. Приложим ли он к вам, сами смотрите. Увидеть это не мудрено. Из сердца ли идут ваши дела или делаются по каким-либо сторонним движениям, сознание ваше не может ошибиться в определении сего.

Затем посмотрите, милостивость ваша есть ли природное расположение или исходит самодеятельно из любви к Богу и покорности воле Его? И природное расположение доброе удовлетворять богоугодно, потому что оно от Бога, но если им одним руководиться, то такой порядок дел будет меньшей добротности. Чтобы это получило настоящую добротность, надо освятить свое сердоболье боголюбием и покорностию воле Божией или заповедям, делая всякое дело, как бы оно прямо вам самим Богом было поручено.

Милостыня и благочестие в деле нашего спасения

Милостыня как вспомогательное средство, а благочестие как главное и основное

Вы завидовали тем, кои имеют возможность по смерти своей многих расположить к молитве о себе Бога богатою раздачею пособий нуждающимся. Неужели вы это серьезно говорите и думаете так?! На самом деле об этих распоряжениях можно сказать только, что они не ничто, а имеют свою силу, однако не безусловную. Это вспомогательное средство, а не главное, и потому сильно, поскольку в силе главное. Главное же - дела благочестия, правды и любви с самоотвержением и искреннее покаяние, восполняющее все недостающие в сих делах и заглаждающее все противоположное им, при полной вере в Господа Спасителя и во все домостроительство спасения. Когда это главное есть, дело спасения безопасно, а когда нет, оно в опасности крайней, и то, чему вы завидовали, окажется запоздалым средством. Делами такими теперь надо запасаться, или такое лучше стяжать благонастроение, которое обычно выражается в таких делах.

Мир вещественный

Душа животных и человека. Их взаимосвязь и разность

О мире я так думаю. Основа мира вещественного - атомы. Но атомы не все одинаковы, они разные, как разные стихии. Сами, однакож, они не движения, ни соединения взаимного иметь не могут. Все производят в них действующие силы. Какие это силы? Я допускаю лествицу невещественных сил душевного свойства. Взаимное притяжение, химическое сродство, кристаллизация, растения, животные - все производится соответствующими невещественными силами, которые идут, возвышаясь постепенно. Субстрат всех сил - душа мира. Бог, создав сию душу невещественную, вложил в нее идеи всех тварей, и она инстинктивно, как говорится, выделывает их по мановению и возбуждению Божию.

Душа создана вместе со словами "Да будет свет!" Свет сей - эфир, есть оболочка души. Словами "Да будет" творилось нечто новое... Во второй день - твердь. Когда Бог говорил: "Да изведет земля...", то Ему внимала душа мира и исполняла повеленное. Она выделяла из себя всякого рода растительные души, которые и дали разнородные растения и потом стали воспроизводить их по роду своему. «Тоже по слову Божию: "Да изведет земля душу живу всякую", душа выделила душу животных, которые и произвели разные роды животных. Когда надлежало сотворить человека, то не земле дается повеление: "Да изведет", а в тайне Пресвятой Троицы произносится: "Сотворим..." Тело особо творится из персти. Это было не мертвое тело, а живое с душою животною. В сию душу вдунут дух, Божий дух, предназначенный Бога знать, Бога чтить, Бога искать и слушать, и в Нем все свое достоинство иметь, и ни в чем, кроме Его. Сей дух, соединяясь с душою животного, поднял ее над душою животных на целую стадию, и видим в человеке, что до известной степени у него все идет, как у животных... до смышлености, а далее начинается ряд сил, хоть душевного свойства, но выше души.., рассудок, воля, вкус. Еще далее: страх Божий, совесть, недовольство тварным, стремление к Богу. Это совсем отрешенные от души проявления духовные. Можно еще между душою и духом поместить душевно-духовность: идеальничающий ум, перестроивающая все заново воля и творчество (в искусствах). Это гениальность с умовой, практической и художественной стороны. Дух в душе или душа в духе. Это все естественные проявления. Они очень не в настоящем виде являются на опыте, по причине расстройства сил в падении. Благодатные действия являют дух и духовность в настоящем их виде.

Души, низшие духа и человека, погружаются в душу мира. А душа человека не может туда погрузиться, но духом увлекается горе, - это по смерти.

Так вот где вашей химии источник. В некоей химической душе. В этой душе есть инстинктивно чуемый образ того, что надо сделать из стихий. Она их забирает и строит свое. В растении есть и химическая душа. Но она в услужении души растительной. В животном есть они обе, но состоят в услужении у души животной. Или так: душа животных, умея действовать как животное, умеет и то производить, что свойственно душе растительной и химической. Равно растительная душа, умея делать свое, умеет делать и химическое... Тут единство природы. С этим удобно мирится и падение, и искупление.

Мы о материальном мире менее знаем, нежели о духовном. И не дает Бог и не даст, потому что это не нужно для нас. Мы всегда остаемся в этом отношении на поверхности... Владение стихиями и силами, действующими на земле, будет расширяться, но это не ведение, а только умение пользоваться тем, что открывается само собою. Суть дела навсегда сокрыта для нас.

Молитва

Что такое молитва

Молитва, болезненное к Богу припадание в сокрушении и смирении. ...Один Господь есть победитель всех наших немощей, а восприять Его силу можно только молитвою. Она есть источник всего и всякого преуспеяния. ...Действие сие очень просто. Стоять умно пред Богом, как стоят пред Государем, в благоговейном страхе, не отрывая от Него очей ума, - в этом всё.

Значение молитвы

Дело молитвы есть первое дело в христианской жизни. Молитва - дыхание духа. Есть молитва - живет дух; нет молитвы - нет жизни в духе.

Один  Господь есть победитель всех  наших  немощей, а восприять Его силу можно только молитвою. Она есть источник  всего и всякого преуспеяния. Ею испрашивается и приобретается и хождение пред  Господом.

Молитва точно есть главное дело. Она и есть путь наш к Богу; все прочее помогательные к тому средства.

Как ее должно совершать

Действие сие очень просто. Стоять умно пред  Богом, как  стоят  пред  Государем, в  благоговейном  страхе, не отрывая от  Него очей ума, — в  этом  все. Совесть чистая пред  Господом  и людьми есть условие к  тому. И внешний порядок  жизни надобно приспособить, чтоб  не было развлечений. В  церковь Божию ходить; читать писания отцев  о внимании и трезвении; бегать покоя телесного; утрудить немного плоть, но Господа ради. Паче же всего Господа молить, чтоб  даровал  сию силу. С  навыком  ходить пред  Богом, начнется перечистка сердца, чувств, желаний, помышлений, а до того времени в  душе великая сумятица... Бывала ли у вас  молитва теплая, при коей все убегало из  внимания, а оставался только Господь и вопль к  Нему из  сердца?.. Если бывала, то это состояние есть непрестанное состояние ходящих  пред  Богом. Понемногу и степенями доходят... и степеням  тем  конца нет; но доходят  ревнующие о преуспеянии духовном. Только с  ревностию взяться надобно. Трудитесь и не ослабевайте; а в  суету, что пользы пускаться! Одною рукою строить, а другою разорять, что пользы? Один  труд, — и не в  прок. Господь, да вразумит  вас, молитесь!

Стоять перед иконою и класть поклоны - не есть молитва, а только принадлежность молитвы; читать молитвы на память, или по книжке, или слушать их - не есть еще молитва, а только орудие молитвы или способ обнаружения или возбуждения ее. Сама молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу - чувства самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прошения, сокрушения, покорности воле Божией, усердного припадания и прочее.

Вся наша забота здесь должна быть о том, чтобы во время нашей молитвы эти и подобные чувства наполняли душу нашу, чтобы сердце не было пусто. Когда есть в нем все эти чувства или какое-либо одно из них, устремленное к Богу, то молитвословие наше есть молитва, а когда нет, оно не есть еще молитва.

Молитву или устремление сердца к Богу нужно возбудить и возбужденную укрепить, или, что то же, нужно воспитать в себе молитвенный дух.

Первый способ к этому есть читательное или слушательное наше молитвословие. Читай или слушай как следует молитвословие и непременно возбудишь и укрепишь восхождение в сердце твоем к Богу, т.е. войдешь в молитвенный дух. В молитвах святых отцов движется великая молитвенная сила, и кто всем вниманием и усердием проникает в них, тот, в силу закона взаимодействия, непременно вкусит молитвенной силы по мере сближения настроения своего с содержанием молитвы. Чтобы наше молитвословие сделать нам действенным средством к воспитанию молитвы, необходимо совершать его так, чтобы и мысль, и сердце воспринимали содержание молитв, составляющих молитвословие.

Вот для этого три самых простых приема: не приступай к молитвословию без должного приготовления, не совершай его кое-как, а со вниманием и чувством; не тотчас по окончании молитв переходи к обычным занятиям.

Приготовление к молитвословию

Приступая к молитвословию, когда бы то ни было, постой немного, или посиди, или походи и потрудись в это время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, Кто Тот, к Кому обратишься ты в молитве, и кто ты, имеющий начать теперь это молитвенное к Нему обращение, и возбуди в душе своей соответственное тому настроение самоуничиженного и проникновенного благоговейным страхом предстояния Богу в сердце. В этом все малое, но не малозначительное приготовление: благоговейно стать пред Богом в сердце. Здесь - начало молитвы, а доброе начало - половина дела. 

Молитва точно есть главное дело. Она и есть путь наш к Богу; все прочее помогательные к тому средства. Скажу только, что небольшое приготовление нужно чинить пред молитвованием. Не вдруг к Господу приступайте; надобно принарядиться духовно, как делают, когда идут к царю; хоть немного подумать пред тем и о себе, и о Боге. Кто мы и кто Тот, с Коим хотим беседовать? Что нам нужно, и по какому праву смеем просить себе нужного? и подобное сему. Главное же наперед поставить себя самоуничиженно в присутствие Божие и говорить как бы в уши Его, просто, по-детски. Как хорошо творить поклоны, как хорошо стоять в струнку, не распуская лениво и беспечно членов, и держа все их в некоем напряжении.

Самое совершение молитвословия

Установившись так внутренне, стань пред иконами, перекрестись, поклонись и начинай обычное молитвословие. Читай неспешно, вникай во всякое слово; мысль всякого слова доводи до сердца, сопровождая это поклонами с крестом. В этом все дело приятного Богу и плодоносного чтения молитвы. Внимай во всякое слово и мысль слова доводи до сердца, иначе: понимай, что читаешь, и понятое чувствуй. Читаешь: "очисти мя от всякия скверны", - восчувствуй скверну свою, возжелай чистоты и с полною надеждою проси ее у Господа. Читаешь: "да будет воля Твоя", - и в сердце своем совершенно предай участь твою Господу, с полною готовностию благодушно встретить все, что Господь пошлет тебе. Читаешь: "и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим", - и в душе своей всем прости все, и, таким образом, проси себе прощения у Господа. Если так будешь действовать при всяком стихе молитвы твоей, то у тебя будет надлежащее молитвословие. А чтобы тебе успешнее совершать его именно таким образом, вот что нужно сделать:

1)      имей у себя известное молитвенное правило - небольшое, чтобы при своих обычных делах ты мог исполнять его неспешно;

2)      в свободное время вчитывайся в молитвы твоего правила, пойми каждое слово молитвы и прочувствуй его, чтобы наперед знать, что при каком слове у тебя должно быть на душе и в сердце; дабы во время молитвословия легко тебе было понимать и чувствовать;

3)      если твоя летучая мысль во время молитвы будет отбегать на другие предметы, напрягайся сохранять внимание и возвращай мысль свою к предмету молитвы; опять отбегает - опять возврати; повторяй чтение, пока каждое слово молитвы не прочтешь с понятием и чувством. Этим отучишь мысль свою от рассеянности в молитве;

4)      если же какое слово молитвы сильно подействует на душу, остановись на нем и не читай далее, стой на этом месте вниманием и чувством, напитай им душу свою, или теми помыслами, которые оно будет производить, не разоряй этого состояния, пока оно не пройдет само - это знак, что дух молитвы у тебя начинает внедряться, а состояние это - самое надежное средство к воспитанию и укреплению в нас молитвенного духа.

Что делать после молитвы

Когда кончишь свое молитвословие, не тотчас переходи к каким-либо занятиям, но также хоть немного постой и подумай, что это тобою сделано, и к чему это тебя обязывает, сохраняя после молитвы особенно то, что на тебя крепко подействовало. Самое свойство молитвы таково, что если хорошо помолишься, как следует, то не захочешь скоро озабочиваться делами: кто вкусит сладкого, не захочет горького; а вкушение этой сладости молитвы есть цель молитвословия, и чрез это вкушение сладости молитвенной в молитвословии воспитывается молитвенный дух.

Исполняя эти немногие правила, скоро увидишь плоды молитвенного труда. Всякое молитвословие оставит след молитвы в душе - непрерывное продолжение его в том же порядке вкоренит ее, а терпение в этом труде привьет и дух молитвенный.

Вот первый - начальный способ воспитания в нас молитвенного духа! Это сообразное со своим назначением совершение наших молитвословии. Но это еще не все. Здесь полагается только начало молитвенной науке. Надобно идти далее.

Навыкнувши умом и сердцем обращаться к Богу со стороннею помощью, по молитвенникам, необходимо затем делать опыты и своего собственного возношения к Богу - доходить до того, чтоб душа сама, так сказать, своею речью вступала в молитвенную беседу с Богом; сама возносилась к Нему и Ему себя открывала и исповедовала, что в ней есть и чего она желает. И этому надо учить душу. Что должно делать, чтобы успеть в этой науке? И навык с благоговением, вниманием и чувством молиться по молитвенникам к этому же приводит, ибо из сердца посредством молитвословий исполнившегося святых чувств, сама собою начнет исторгаться своя молитва к Богу. Но есть и особые для этого правила, ведущие к должному успеху в молитве.

Первый способ обучения души частому обращению к Богу есть богомыслие, или благоговейное размышление о божественных свойствах и действиях - размышление о благости Божией, правосудии, премудрости, всемогуществе, вездесущии, всеведении, о творении и Промышлении, об устроении спасения в Господе Иисусе Христе; о благодати и слове Божием и о Святых Таинствах, о Царстве Небесном. О каком из этих предметов ни стань размышлять, размышление это непременно исполнит душу благоговейным чувством к Богу - оно прямо устремляет к Богу все существо человека и потому есть самое прямое средство к тому, чтобы приучить душу возноситься к Богу. Окончив молитвословие, особенно утром, сядь и начинай размышлять - ныне об одном, завтра о другом Божием свойстве и действии и производи в душе соответственное тому расположение. Говори со святым Димитрием Ростовским: "Иди, святое богомыслие, и погрузимся в размышление о великих делах Божиих", - растрогивай тем свое сердце и начнешь изливать душу свою в молитве. Труда немного, а плода много. Нужны только желание и решимость. Стань, например, размышлять о благости Божией, увидишь, что ты окружен милостями Божиими и телесно, и духовно, и падешь пред Богом в излиянии чувств благодарности; стань размышлять о вездесущии Божием, уразумеешь, что ты всюду пред Богом, и Бог пред тобою, и не можешь не исполниться благоговейным страхом; стань рассуждать о правде Божией, - уверишься, что ни одно худое дело не останется без наказания, и непременно положишь - очистить все грехи свои сердечным сокрушением пред Богом и покаянием; стань размышлять о всеведении Божием, познаешь, что ничто в тебе не сокрыто от ока Божия, и непременно полюбишь быть строгим к себе и внимательным во всем, чтобы как-нибудь не оскорбить всевидящего Бога.

Второй способ обучения души частому обращению к Богу есть обращение всякого дела, большого и малого, во славу Божию. Ибо, если положим за правило, по заповеди Апостола (1 Кор. 10, 31), все творить, даже есть и пить, во славу Божию, то непременно при каждом деле вспомним о Боге, и вспомним не просто, а с опасением как бы не поступить в каком случае неправо и не оскорбить Бога каким-либо делом. Это и заставит обращаться к Богу со страхом и молитвенно просить помощи и вразумления. А так как мы почти непрестанно что-нибудь делаем, то почти непрестанно будем молитвенно обращаться к Богу, следовательно, почти непрестанно будем проходить науку молитвенного в душе возношения к Богу. Так мы научим душу как можно чаще в продолжение дня обращаться к Богу.

Третий способ обучения души частому обращению к Богу есть частое в продолжение дня взывание из сердца к Богу краткими словами, судя по нуждам души и текущим делам. Начинаешь что, говори: Господи, благослови! Кончаешь дело - не языком только, но чувством сердца говори: слава Тебе, Господи! Страсть какая подымется, говори: спаси, Господи, погибаю! Находит тьма смутительных помышлений, взывай: изведи из темницы душу мою! Предстоят неправые дела, и грех влечет к ним, молись: настави мя, Господи, на путь, или: не даждь во смятение ноги моея. Грехи подавляют и влекут в отчаяние, - возопи мытаревым голосом: Боже, милостив буди ми грешному. Так и во всяком случае. Или просто чаще говори: Господи, помилуй! Владычице Богородице, спаси меня! Ангеле Божий, Хранителю мой святый, защити меня! Или другим каким словом взывай. Только сколько можно чаще делай эти воззвания, всячески стараясь, чтобы они выходили из сердца, как бы выжатые из него. Когда будем так делать, будут у нас совершаться частые умные восхождения из сердца к Богу, частые обращения к Богу, частая молитва, а это учащение сообщит нам навык умного собеседования с Богом.

Итак, кроме молитвенного правила - научать душу молитвенно возноситься к Богу, - существуют еще три способа, вводящие в молитвенный дух. Это посвящать утром несколько времени на богомыслие; всякое дело обращать во славу Божию и часто обращаться к Богу с краткими воззваниями. Когда утром хорошо будет совершено богомыслие, оно оставит глубокое настроение к помышлению о Боге. Помышление о Боге заставит душу всякое действие свое - и внутреннее, и внешнее - осторожно содевать и во славу Божию обращать, а то и другое поставит душу в такое положение, что из него часто будут исторгаться краткие молитвенные воззвания к Богу. Эти три: богомыслие, творение всего во славу Божию и частые воззвания - суть самые действенные орудия умной и сердечной молитвы. Всякое из них возносит душу к Богу. Кто положил упражняться в них, тот скоро приобретет навык полагать восхождения в сердце своем к Богу. Отторгшись от земли, душа вступит в свою область и будет сладостно обитать горе - здесь сердечно и мысленно, а там - и существенно сподобится пребывать пред лицем Бога.

Охлаждение. Причины охлаждения

Охлаждения, о коих говорите, бывают или от утомления душевного, или от того, что душа слишком много напиталась тем, что есть душевное (см. в книге "Что есть духовная жизнь" о сем), или от того, что слишком много дано телу покоя и всякого довольства, или от самомнения и других страстей, волновавших и занимавших душу. Все такое противно духовной жизни (в коей царица - молитва), засаривает и заграждает ключ молитвенный. Но бывает и по Божиему попущению и по отстранению благодати. Когда у вас горит душа усердием, это есть действие благодати, Божия к душе прикосновения. Бывает, что когда долго длится, душа думать станет, какая она мастерица молиться, забывая, что живость молитвенного движения есть не ее дело, а дело благодати Божией, присущей нам. За такое думание благодать отходит и оставляет душу одну.., а она сама по себе неподвижная на духовное.., вот и охлаждение и леность... Как же быть? Главное стараться устранять причины такого состояния. И затем действовать так, как вы действуете: исполнять правило, несмотря на разленение, стараясь и мысли собирать, и чувства к Богу воспроизводить. За терпение и смирение благодать возвратится... и тотчас разгонит разленение, как ветер разгоняет мглу.

Как ее возгревать совершать на всякое время

Молитве, что идет не собранно, и душа холодна, не должно полагать предела и конца. Как падшие, мы охладели, и долго нам надо терпеть себя, чтобы посогреться. Труд, следовательно, неизбежен. И если он продолжается постоянно и разумно, то всегда увенчивается успехом не от нас, от милости Божией, коей нет конца.

Иисусова или другая какая краткая молитва - дело хорошее, если навязнет на языке. Позаботьтесь только при этом не в голове быть вниманием, а в сердце, и будьте так не во время только стояния на молитве, но и во всякое время. Потрудитесь образовывать в сердце будто болячку какую... Труд постоянный скоро сделает это... Тут ничего нет особенного. Это натуральное дело - то, что болячка покажется. Но и от этого собранности более будет. А главное то, что Господь, видя труд, дарует потом и свою благодатную молитву. Тогда пойдут в сердце свои порядки.

Непрестанная молитва

Что значит "непрестанно молиться"? Быть непрестанно в молитвенном настроении. Молитвенное настроение есть мысль о Боге и чувство к Богу совместно. Мысль о Боге - мысль о Его вездесущии, что Он везде есть, все видит и все содержит. Чувство к Богу - страх Божий, любовь к Богу, ревностное желание всем угождать Ему одному, с таким же желанием избегать всего, Ему неугодного, и главное, предание себя в Его святую волю беспрекословно, и принимание всего случающегося, как от руки Его непосредственно. Чувство к Богу может иметь место при всех ваших делах, занятиях и обстоятельствах, если оно не ищется только, но уже водружено в сердце.

Мысль может быть отвлекаема разными предметами, но тут возможен навык не отступать от Бога, а всем заниматься при свете памятования о Боге. Вот об этих двух - о мысли и о чувстве к Богу - всю заботу и иметь надо. Когда они есть, есть и молитва, хотя нет молитвенных слов. 

У св. Василия Великого спрашивали: как непрестанно молиться? Он отвечал: имей в сердце молитвенное расположение и будешь непрестанно молиться. Руками работай, а ум к Богу возноси. Апостолы всю землю обошли, сколько трудов?! А между тем непрестанно молились. И заповедь эту они написали. Дух веры, упования и преданности в волю Божию, - вот что надо возгревать в сердце.

Молитвенное чувство. Его следует разогревать

Когда посетит какое молитвенное чувство, останавливайтесь на нем и разогревайте его, пока держится в душе. Позовите другое, когда оно отойдет. Так весь день. Это будет непрестанная молитва. Чувство иногда само собою приходит, а иногда его надо призвать. Как? Богомыслием или размышлением о всех таинствах веры, особенно о домостроительстве спасения... и конце всего. Проходите почаще мыслию по всем этим предметам и - непременно какой-нибудь падет на душу. Вот и чувство. Благослови вас, Господи.

Как ее должно совершать вечером, когда устанешь телесно, и о чем молиться

С Господом как скучать? И как даже желать каких-либо развлечений?

И не молитесь? Рассерчали, значит, на Господа... или самодовольство обуяло? Сыты! - И не хотите просить.

Когда умариваетесь к вечеру.., начинайте молиться стоя на коленях, или даже сидя, потом стоя. А все надо молиться. Благодарить Господа за день, просить доброй ночи, каяться в худом.

Она должна сопровождаться покаянным чувством

Что у вас бывают покаянные чувства в молитве и слезы, - это настоящее дело. Без покаянных чувств молитва не в молитву. Так и пишите ее как не бывшую. Молитва без сих чувств то же, что выкидыш мертвый. Так у святых отцов. А слезы - раздувайте... Приучитесь голосить над собой, как над мертвым - и с причетами... Ибо главная мысль, или место, где следует держать себя мысленно, есть часть Суда, или тот момент, когда Бог готов произнести: "Приди", или "Отойди"! О Господи, спаси же! И как не плакать, не могши утвердительно сказать, что Он не скажет "Отойди"?!

Поспешность в молитве. Как от нее избавиться

Беспокоит совесть вашу поспешное совершение молитвословий... И праведно. Зачем врага слушаете? Это враг гонит вас... скорей, поскорей... От этого вы и никакого плода от молитвы не ощущаете... Но положите себе законом не спешить... Но так произносить молитвы, чтобы ни одно слово не произносилось без сознания смысла и по возможности чувства... Наложите на себя труд сей с решительностию главнокомандующего, чтобы отнюдь никакого не порождалось возражения против сего... Враг внушает: то надо и другое надо, а вы ответьте: без тебя знаю, поди прочь... Посмотрите, как пойдет молитва... А то у вас молитвословие только есть, а молитвы нет. Питает же душу одна молитва... Вот вы и чувствуете себя неудовлетворенною...

По часам сличите, сколько времени пройдет, если не станете спешить... и увидите, что несколько минут. А ущерб от поспешности... какой!!?

Рассеянность ума на молитве и борьба с нею

В сердце старайся быть вниманием и больше нигде. Что ум после нескольких молитв убегает из сердца и от памяти Божией отстает, это от слабости внимания и от равнодушия к молитве. Не дорожит душа молитвою и спешит отделаться от нее поскорей, бормоча ее кое-как. Взыщи страх Божий и с ним приступай к молитве и молись, внимание держа в смысле слов молитвенных. Затем коротенькие молитовки и молитва Иисусова употребляются, чтобы привить к сердцу чувство к Богу и тем приковать внимание. Но если будем небрежно относиться к молитве, то никогда не преуспеем в ней. Помни также, что молитва одна не бывает в совершенстве, а вместе со всеми добродетелями. По мере усовершения в добродетели совершенствуется и молитва. Главнейшие суть: страх Божий, целомудрие, смирение, сокрушение, плоти умерщвление, терпение, любовь... Когда они будут, явятся и другие все, а с ними и молитва.

"Количеством ли молитв и поклонов себя определить или о внимании больше заботиться?" Без внимания молитва не молитва. Следовательно, это главное. Но при этом надо и правилом определить количество молитв и поклонов. Это для домашнего молитвословия. Лучше всего для успеха в молитве ходить в церковь на все службы и там стараться в благоговейной быть молитве. Посмотри в "Добротолюбии" сказание о Максиме Капсокаливите и подражай ему. Когда получишь, что он получил, тогда будет у тебя молитва настоящая. На боку лежа, ничего не приобретешь...

Навык к молитве

Тяготит мысль, что не все сделано по делу молитвословия. Это бывает от сознания, что оно было исполнено не как следует: мысли отбегали, чувства набегали недолжные, и заботы о чем-либо. В этом тотчас каяться надо, бранить себя и полагать намерение быть исправным. Надо постараться приобрести навык - не считать окончания молитвословия концом молитвы.., а и после того считать долгом быть в молитве. Это исполняется памятованием о Боге неотходным, с благоговением и преданием себя в волю Божию. Тогда у вас будет на душе, что отходя от молитвословия, вы не отходите от молитвы, а только переменяете один ее вид на другой.

Навыкая молиться по готовым молитвам, надо начинать понемногу молиться и своим словом, по своим потребностям - душевным или же внешним. Потребности духовные как только пробудятся, тотчас устремляют к Богу. Позыв - обратиться к Богу - бывает иногда без определенной потребности, а по одной жажде Бога. В какой бы мере и в каком бы виде ни проявлялся сей позыв, никогда не надо оставлять его неудовлетворенным, но тотчас обращаться к молитве и молиться в том положении, в каком застал позыв; если за делом - за ним и молиться; если за чтением, - посреди него и молиться; если во время ходьбы - ходя и молиться. Но, конечно, лучше и плодотворнее стать в молитвенное место и принять молитвенное положение, если можно. Чем усерднее будут исполняемы сии обращения к Богу, тем чаще они будут появляться и больше длиться, и глубже укореняться. Не забудьте сего пунктика. Прием сей самый лучший для усовершенствования молитвы. Молитва же есть главное в нашем деле. 

Всякая молитва - это умная молитва

Захотели учиться умной молитве. Добре! А прежде-то какая же у вас была молитва?! Молитва по существу своему есть действие умное, и если вы не молились умно, то и совсем не молились. А я вам скажу, что нет никого, кто бы не молился умно. Все умно молятся. Все, когда молятся, мысленно Бога представляют присущим и Ему изрекают свои потребы. Хоть и читают молитвы, все стараются мысленно к Богу возноситься. Если что следует сказать, так это то, что делают это несовершенно, не непрерывно, даже и во время молитвословия, и главное, без чувств. Таким образом, ваше желание будет: как дойти до совершенства в молитве, умно к Богу возносимой? Ответ на это: ищите и обрящете.

Как выучились вы писать?! Трудом писания с желанием писать исправно по образцам. Делайте так и в молитве, и выучитесь. Сама не придет, учиться надо.

1)      Навыкайте ходить в присутствии Божием, пред очами Божиими с соответственными тому чувствами.

2)      Как только свобода - кладите поклоны в чувствах сокрушения и смирения.

3)      Читайте книги все о молитве и размышляйте о ней.

4)      Паче же всеми силами старайтесь церковное богослужение проводить в памяти Божией, - и затем и домашнее правило.

Тереть надо душу и согреется. Теплота когда придет, тогда и мысли улягутся, и молитва станет чиста. Все же от благодати Божией. Почему и надо молиться Господу, чтоб дал молитву.

Вы думаете, что напрасно трудитесь над молитвою Иисусовою, приходят такие мысли. Но не думаете ли вы что в словах вся сила? Слова — пособия немощному уму, который неохотно стоит на одном месте, и на одном предмете. А существо сего дела: умное стояние пред лицем Господа, — со страхом и трепетом, непрестанное, неотходное, сопровождаемое теплотою сердца, стягивающею воедино все мысли и чувства и расположения. Когда у вас тепло на сердце, есть благоговение, ум зрит Господа, это и есть существо дела... облеките в форму слова это состояние и будет: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! И обратно, когда нет того состояния, сия молитва будет воспроизводить его; только со вниманием, с мыслию и с сознанием надобно произносить ее. Читать без сознания какая польза? Ведь это не заговор какой. Вам приятнее молитва Богородице, читайте ее... или Отче наш... или другой стишек, который держит ум в порядке. И Отцы так делали, не все одну молитву творили. У Иоанникия Великого было: Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый... А потом всеми признана молитва Иисусова, — по чину Марии, у ног Спасителя приседящей, в чем единое на потребу.

Что делать, когда молитва не идет на ум

Что делать, когда молитва не идет на ум? Если это домашняя молитва, то можно немножко, на несколько минут, отложить ее... Если и после не идет... нудьте себя исполнять молитвенное правило насильственно напрягаясь, и понимать глаголимое, и чувствовать... похоже на то, как когда дитя не хочет поклониться, его берут за чуб и нагибают.

Монастырь и постриг сильно возбуждают, но не сами по себе, а теми помышлениями, какие при сем неизбежны... Для них и то и другое никакого следа не оставляют.

В церкви иной раз ни поемое, ни читаемое или не слышится, или не понимается; в таком случае - стойте пред Господом и творите молитву Иисусову... В церкви каждое действие имеет свой смысл. Кто за сим смыслом следит своим разумением и пониманием, тот непрестанно будет получать питательные для духа влияния из другого мира... и по окончании Богослужения выйдет из церкви, как выходят из-за стола, богато и разнообразно сервированного.

Поклоны при Иисусовой молитве оставляются на произвол и усердие... На малых узлах кладите поясной поклон, а на больших земной. Сколько? Сколько душе угодно, однакоже определив это однажды навсегда... Лучше время определить для сей молитвы: четверть часа, или больше, или меньше.

Ночь - самое лучшее время для молитвы, особенно полночь.

Отказаться от употребления мяса можно, но можно и ограничиться вкушением меньшего количества.

Акафисты и каноны хорошо читать как положено. Посмотрите в Следованной псалтири, в конце. Псаломщик поможет вам. Но не набирайте много. Можно их заменить поклонами с молитвой Иисусовой. И это тоже посмотрите. И это бывает лучше. Можно на правиле молиться коротенькими молитовками св. Златоуста, что стоят в ряду молитв на сон, произнося каждую 5-10-15 и более раз.

Евангелие читать сидя можно, но не умаляя благоговения. Сколько читать Псалтири? Сколько душе угодно... Одну кафизму, две, три... или несколько псалмов...

Петь псалмы - значит читать их нараспев, как, например, в церкви пропевают после "Господи воззвах" на вечерне.

Почаще говеть очень хорошо, но как это устроить, смотрите сами. На какие службы церковные позволяет ходить вам ваша гимназическая служба, ходите, а на какие не можете ходить, за те дома исправляйте поклоны с молитвой Иисусовой, как положено также в Следованной псалтири.

Для чтения выписывайте журнал "Душеполезное чтение". Очень пригодный журнал и дешевый - 4 руб. с пересылкой. Хороши листки Троицкие и Афонские. Из моих книг все, относящиеся к духовной жизни, вы имеете... Читайте почаще "Путь ко спасению", особенно 3-е отделение.

Что значит иметь совесть чистую в отношении к вещам? Не злоупотреблять ими, а пользоваться разумно, храня их как можно долее. Это монастырское правило.

Поговеть в Рождественский пост хорошо. Бог благословит. Побывать в церкви у вечерни, всенощной или у заутрени и затем за обедней причаститься можно... А прочие дни говения можете все службы заменять поклонами с молитвой Иисусовой... Посмотрите в Следованной псалтири и спишите это для себя. Жития святых читайте дневные. Какие грехи уже исповеданы и разрешены, о тех говорите: было, но каялись и получили разрешение.

Богомыслие заменить молитвой Иисусовой можно, но какая в этом нужда? Они одно и то же суть. Богомыслие есть в мысли держание какой-либо истины: воплощения, крестной смерти, воскресения, вездесущия и проч. без всякого направления мысли.

Как ее совершать, чтобы она была угодна Богу. Акафисты

Помните, что не в словах и поклонах дело, а в возношении ума и сердца к Богу. Можно все то, что у вас написано, проговорить и все означенные поклоны положить, а о Боге совсем не вспомнить или кое-как с рассеянною мыслию и блужданием ума. И, следовательно, не молясь, исполнить молитвенное правило. Выйдет - молитва-грех пред Богом. Избави, Господи! Со страхом и трепетом надо совершать дело Божие, это и имейте в уме. Всячески старайтесь, чтоб где слово, там и ум был, или, как говорит святой Лествичник, заключать ум в словах молитвы. Приступая к молитвословию, надо установиться вниманием пред Богом и не отходить от Него.

"Читание" молитв по книжке много рассеивает. Лучше на память заучить их. Равно перелистывание, чтобы найти тот или иной икос и кондак, тоже должно рассеивать внимание. Попробуйте делать так: молитвы утренние и вечерние заучите на память с пониманием их и с чувством того, что в них говорится. Читать их потом так, как бы они шли из сердца. Из Псалтири тоже выберите какие псалмы понятны и ближе к сердцу и заучите... Их тоже читайте на память поряду. Их читайте и так - идя куда и делая что... Дневное Евангелие читайте после молитвы с размышлением и выводом для себя нужного. Помянник составьте по образцу печатанного (в Следованной псалтири), по своим нуждам и обстоятельствам, и говорите его на память. Акафисты все обратите в поклоны.., не читайте по книжке, а мысленно обращаясь к тем, кому у вас положено... и кладите поклоны. За то, что не будете читать слова, прибавьте по поклончику. Прочее все хорошо.

Чем меньше будете иметь нужду в молитвеннике, тем лучше. Навыкайте паче всего быть в памяти смертной. Жертва Богу - дух сокрушен. Тогда считайте, что хорошо помолились, когда отходите от молитвы с сокрушением и самоуничижением полным. И днем, вместо перебирания четок, старайтесь быть умно пред Богом молитвой Иисусовой. Как ангелы всегда пред лицем Бога, так и нам надо стараться. Они приносят жертву хвалы, а мы - сокрушения.

Как надо молиться, чтобы молитва была непогрешительной и услышана Богом

Но за всеми один грех стоит... сделают поклон, другой... и подавай им, что хочется... вынь да положь. Если же не дается по желанию их, поднимают ропот и хулят Божие Промышление. Вот ничего и не получают. Это "вынь да положь" означает командование Богом. Не надо так, а вот как: "Господи, Ты видишь, что мне то и то нужно, то и то тяготит меня. Помоги мне и устрой меня, как святой воле Твоей угодно, а не как желает воля моя!"...

Так настроившись, молиться надо долго, не за раз долго, а по времени долго... ныне, завтра.., неделю, месяц, год. Все кричать и кричать: "Господи, избави! Господи, помоги! Однакож не моя, но Твоя да будет воля!.." Так Господь говорил в саду Гефсиманском, и вдовица (в притче) надокучала судьбе и получила просимое. У святых есть такое слово: докучать надо Господу и святым Его.

 В чем ее сила: во внешней ли форме, или же в молитвенном духе

В молитве не в форме сила, а в духе молитвенном. Что вы стараетесь прочувствовать в молитве, есть самое пригожее для молитвы. Чувствовать себя осужденным в час молитвенный кто-то из отцов поставил в существо молитвы. Где-то, не помню, прописан вопрос: как лучше стоять в молитве? И ответ: стой, как на Суде, устремляя взор на уста Господни, из которых готово изойти последнее тебе решение: "Приди" или "Отойди". И вопи: "Господи, помилуй!" Что у вас и происходит. Мне кажется еще, что с единой молитвой Иисусовой можно всякие правила отбывать, только чтоб она была не в слове только, но и в деле (в уме и сердце).

Существо молитвы

Существо молитвы в умном предстоянии Господу со взыванием к Нему в чувстве ли благодарения, или славословия, или прошения, или сокрушения, или страха, или упования, или другого какого чувства, к Господу относящегося. Так что коль скоро нет какого-либо к Господу чувства, то и молитва не в молитву. Когда кто в чувстве, то ему некогда обращать внимания на внешнее положение как всего тела, так и разных частей его - губ, языка, пальцев. В сердце надо стоять вниманием, но не пред сердцем, а пред Богом. Если Господа нет во внимании, то и молитвы нет.

Вы много поклонов кладете. Это хорошо, но старайтесь, чтоб при этом было и внимание к Господу, и чувство. Самое приличное нам чувство есть сокрушение: "Дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит". Это бывает от страха Божия, а страх Божий оживает от памяти о смерти и о Суде Божием. Всякий раз, как приступаете к молитве, восстановляйте в себе страх Божий и сокрушение, и затем молитесь, не давая ослабеть сим чувствам. Удобнее всего быть в страхе Божием и сокрушении в церкви. Позаботьтесь с сими чувствами всегда быть в церкви. А потом и дома будете в них... И благо вам!

Плод молитвы. В чем он состоит

Монах обители П. хорошо делает, что трудится в молитве Иисусовой. Но не забывает ли он, что дело не в словах и не в количестве молитв Иисусовых, а в навыке быть всегда в памяти о Господе. Количество хорошо выдерживать, чтоб не разлениться, но главное, чтоб при сем мысли и чувства были святые. Плод молитвы главный - не теплота и сладость, а страх Божий и сокрушение. Их постоянно надо возгревать и с ними жить, и ими дышать.

Молитву в ночное время, когда просыпаемся, можно совершать лежа

Когда я писал вам ночью больше молиться, то разумел молитву перед сном, а когда просыпаетесь и молитесь лежа - это не худое дело, а добрый замен пустых мечтаний в промежутках сна. Хорошо знать на память несколько псалмов, чтоб читать их в эту пору.

Почему Господь не всегда исполняет наши молитвы

Молитва никогда не пропадает даром, исполняет ли Господь прошение или нет. По неведению мы часто просим неполезного и вредного. Не исполняя этого. Бог за труд молитвенный подаст другое что, незаметно для нас самих. Потому речь: "вот и Богу молитесь, а что получили?" - бестолкова. Молящийся просит блага себе, указывая на него. Видя, что просимое не поведет к благу, Бог не исполняет прошения и этим творит благо; ибо если бы исполнил, худо было бы просителю. Блюдите, како опасно ходите среди века сего лукавого!

Шаткое молитвословие

О расстройстве вашей Молитвы. Я писал вам о коротеньких молитовках, и вы отвечали, что набрали их, как я указывал.

Так вот, извольте и утром, и вечером только этими молитовками молиться. Утром прочтите с полным вниманием "От сна востав..." и проч. благодарение Святой Троице. Затем творите те молитовки, повторяя каждую не менее трех раз (а если больше - не мешает), не спеша, все с мыслию и чувством. Заключите воззвание ко всем святым, которых поминаете... и поминанием своих живых и умерших... и довольно. То же и на ночь делайте. И днем иной раз прочитывайте все подряд по разу.., особенно когда идете куда. Ничто так не способствует собранию внимания пред лице Божие, как эти коротенькие молитовки. Молитву Иисусову вставляйте, в среду их, как найдете удобно... - через три и пять молитовок.

Собранность ума на молитве и средства к этому

Чтоб на молитве ум не отбегал в сторону, надо стараться все время помнить Бога и за делом, и в ходьбе, и дома, и вне, и наедине, и с сестрами. Когда это будет, то и во время молитвословия ум будет держаться совершаемого дела.., помнить Бога и благоговейно возноситься к Нему. 


Молитва домашняя

Она угодна Богу, если с усердием совершается

Что в церкви не бываете, не беспокойтесь. Для Бога всякая молитва равноценна, где бы она ни возносилась. Тут разницу делает только одна привычка. И к бесцерковной молитве можно привыкнуть. Меньше читайте по молитвенникам. Больше молитесь так, от себя... и с одним "Господи, помилуй" можно обойтись. Переведите службы на поклоны и посредством их удовлетворяйтесь. Так делали все пустынники и уединенники. И это лучше гораздо, чем читать. Совсем не читать - не обойдешься, но кое-что на память, без книжки.

Молитва Иисусова

1. Иисусова молитва и ее значение для молитвенного навыка. Теплота плотская и духовная. Их признаки

Некоторые особые движения в теле и духе бывают от молитвы, но не у всех молитвенников одинаковы, у одних такие, а у других другие, следовательно, на них нечего останавливаться.

У иных совсем никаких особенностей не бывает, а идет молитва тихо, даже во всей силе. И это - самый лучший и безопасный удел! Что молитва? Умное предстояние Богу в сердце с славословием, благодарением, прошением и сокрушенным покаянием. Все тут духовно. Корень всему - благоговейный страх Божий, из коего вера о Боге и в Бога, предание себя Богу, упование, прилепление к Богу в чувстве любви с забвением всего тварного... Когда молитва в силе, все сии чувства и движения духовные присущи в сердце в соответственной силе. Прочтите молитвы святых, до нас дошедшие, вникните - и увидите, что все это в них есть излияние полного молитвенного их настроения. Опять повторю: тут все духовно, от Бога исходит и до Бога восходит.

Как происходит это? Входит святой отец в сердце, углубляется в созерцание Таинств веры или всех вообще, или одного какого восторжения, приводит в движение выше означенные чувства и изливает их в молитве... Мы читаем сии молитвы, приходим в подобное им настроение или отчасти, или вполне и бываем в должном настроении. Чрез частое повторение сего воспитывается в нас постоянная духовная молитва и утверждается постоянное молитвенное настроение, что и есть непрестанная молитва. Все тут духовно, умно и сходит сверху вниз.

Как же к сему относится молитва Иисусова, которая есть словесная молитва? Как и та теплота, которая разливается внутри сердца и около от действия сей молитвы. Навык молитвенный не вдруг образуется.., а требует долгого труда и претруждения себя.

Вот в сем-то труде образования молитвенного навыка лучше всего помогает Иисусова молитва и сопровождающая ее теплота.

Заметь, отец, что они есть средства, а не самое дело. Возможно, и молитва Иисусова есть, а молитвы настоящей нет. Как это ни странно, а бывает так!..

Когда молимся, надо умом стать пред Богом и о Нем едином помышлять. Между тем, в голосе непрестанно толкутся разные мысли и отвлекают ум от Бога. Для того чтоб научить ум стоять на одном, святые отцы употребляли молитовки и навыкли произносить их непрестанно...

Это непрестанное повторение молитовки держало и ум в помышлении о Боге и разгоняло все сторонние мысли. Эти коротенькие молитовки были разные. Святой Кассиан говорил, что в Египте у всех такая: "Боже, в помощь мою вонми ми, Господи, помощи ми потщися". Святой Иоанникий непрестанно творил: "Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый, Троица Святая, слава Тебе". Еще некто: "Аз яко человек согреших, Ты же яко Бог щедр, помилуй мя".

Нет сомнения, и иные другие молитовки употребляли; у нас особенно установилась и вошла в общий обычай молитва Иисусова: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного".

Так вот что есть молитва Иисусова. Она есть одна из кратких молитовок словесная, как и все другие краткие молитовки. Назначается на то, чтоб ум держать на одной мысли о Боге.

Навыкнувший сей молитве и действующий ею как следует, действительно, бывает в памяти о Боге непрестанно.

Так как память Божия в искренно верующем сердце, естественно, сопровождается религиозными чувствами благоговеинства, упования, благодарения, преданности в волю Божию и другими, кои суть духовные, то мы молитву Иисусову, которая производит и держит память Божию, называем духовною молитвою. И это справедливо, когда она окружается теми духовными чувствами. Но когда такими действиями она не сопровождается, то она остается словесною, как и всякая другая подобная. Так думать следует о молитве Иисусовой.

Теперь, что значит теплота, коей сопровождается употребление сей молитвы?

Для того чтобы ум держался на одном при употреблении краткой молитвы, надобно свести его вниманием в сердце, ибо, оставаясь в голове, где происходит толкотня мыслей, он не успевает сосредоточиться на одном... Когда внимание сойдет в сердце, то привлечет туда в одну точку все силы души и тела...

Это сосредоточение всей человеческой жизни в одно место тотчас отзывается тем особым ощущением; сие ощущение и есть начало будущей теплоты...

Ощущение это, сначала легкое, все усиливается, крепнет, углубляется и из холодного, каково оно в начале, переходит в теплое чувство и держит на себе внимание. И происходит таким образом, что сначала внимание держится в сердце напряжением воли, силою своею порождает теплоту в сердце. Теплота же сия затем держит внимание без особого его напряжения. Они затем друг друга поддерживают и должны пребывать неразлучно, ибо рассеяние внимания охлаждает теплоту, а умаление теплоты ослабляет внимание.

Отсюда закон духовной жизни: держи сердце в чувстве к Богу, всегда будешь в памяти Божией. Его выразил где-то святой Иоанн Лествичник.

Теперь вопрос - духовная ли это теплота? - Нет, не духовная! А обыкновенная, кровяная. Но как держит внимание ума в сердце и чрез то способствует развитию там духовных, указанных прежде движений, то она называется духовною, в том однако ж случае, если она не сопровождается сластию похотною, хотя бы легкою, но держит душу и тело в трезвенном настроении.

Отсюда следует: как скоро теплота, сопровождающая молитву Иисусову, не сопровождается духовными чувствами, то ее не следует называть духовною, а просто теплотою кровяною; и она, будучи такою, не худа, если не состоит в связи с сластию похотною, хотя легкою, а если состоит, то худа и должна подлежать изгнанию.

Эта неправость бывает, когда теплота ходит ниже сердца. Вторая неправость та, когда, полюбив сию теплоту, ею одною все ограничивать, не заботясь о чувствах духовных, даже о памяти Божией, а лишь о том, чтоб была сия теплота. Эта неправость возможна, хотя не у всех и не всегда, но по временам. Нужно заметить сие и исправить, ибо в таком случае останется одна кровяная теплота, животная... Не должно почитать сию теплоту духовною или благодатною... Духовною можно назвать сию теплоту только тогда, когда она сопровождается духовными молитвенными движениями... Кто без них называет ее духовною, тот допускает неправильность. Кто же называет ее благодатною, еще более неправ...

Благодатная теплота особая есть, и она, соответственно, есть духовная... Она отрешена от плоти и в теле не производит заметных изменений, и свидетельствуется тонким, сладким чувством.

По сим чувствам всякий легко может определить и различить теплоту... Это каждому следует сделать: стороннему тут нет дела и места.

Если иногда бывают телесные движения или ощущения какие-либо при молитве и теплоте, не обращать на них внимания; они к существу дела не относятся и бывают разными у разных лиц.

Все же внимание обратите на духовные действия и чувства. Они будут проходить по душе и телу, как утренняя приятная прохлада.

Вы думаете, что напрасно трудитесь над молитвою Иисусовою, приходят такие мысли. Но не думаете ли вы что в словах вся сила? Слова — пособия немощному уму, который неохотно стоит на одном месте, и на одном предмете. А существо сего дела: умное стояние пред лицем Господа, — со страхом и трепетом, непрестанное, неотходное, сопровождаемое теплотою сердца, стягивающею воедино все мысли и чувства и расположения. Когда у вас тепло на сердце, есть благоговение, ум зрит Господа, это и есть существо дела... облеките в форму слова это состояние и будет: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! И обратно, когда нет того состояния, сия молитва будет воспроизводить его; только со вниманием, с мыслию и с сознанием надобно произносить ее. Читать без сознания какая польза? Ведь это не заговор какой. Вам приятнее молитва Богородице, читайте ее... или Отче наш... или другой стишек, который держит ум в порядке. И Отцы так делали, не все одну молитву творили. У Иоанникия Великого было: Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый... А потом всеми признана молитва Иисусова, — по чину Марии, у ног Спасителя приседящей, в чем единое на потребу.

2. Как ее должно совершать

Если сердце ваше согревается при чтении обычных молитв, то этим способом и возгревайте сердечную к Богу теплоту. Молитва Иисусова, если ее механически творить, ничего не дает, как и всякая другая молитва, языком только проговариваемая. Попробуйте при молитве Иисусовой поживее помыслить, что Господь Сам близ есть и предстоит душе вашей и внимает тому, что в ней происходит. В душе при сем пробудите жажду спасения и уверенность, что, кроме Господа, неоткуда ожидать нам спасения. Затем и вопийте к Нему, мысленно пред собою зримому: "Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя" или: "Милостивый Господи, спаси меня имиже веси судьбами". Дело совсем не в словах, а в чувствах к Господу.

Духовное горение сердца к Господу есть любовь к Нему. Она загорается от прикосновения Господа к сердцу. Как Он весь есть любовь, то прикосновение Его к сердцу тотчас и возжигает любовь к Нему. А от любви горение сердца к Нему. Вот это и должно быть предметом искания. Творение молитвы Иисусовой есть только орудие к тому, или лучше, только труд, показывающий сильное желание души обрести Господа.

На языке пусть будет молитва Иисусова, в уме - предзрение Господа пред собою, в сердце - жажда Бога, или общение с Господом. Когда все сие будет постоянно, тогда Господь, видя, как нудите себя, подаст просимое.

Извольте все сие сообразить и взять в руководство, и почаще прочитывать, чтоб поновлять в памяти, как должно действовать. 

3. Что самое главное в ней

Вы хорошо вздумали заняться как следует Иисусовою молитвою. Усердие и труд все преодолеют. Господа молите, чтобы Он помог вам в сем. Вы сами, своими трудами можете только навыкнуть непрестанно повторять сию молитву. А Господь внедрит ее в самое сердце. Это последнее и есть главное дело, а первое есть только преддверие.

4. Ее оценка святителем Феофаном

Молитва: "Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя", - есть словесная молитва, как и всякая другая. Сама по себе ничего особенного не имеет, а всю силу заимствует от того, с каким настроением ее творят.

Все приемы, про какие пишется (сесть, нагнуться),.. или художественное творение сей молитвы не всем пригоже и без наличного наставника опасно. Лучше за все то не браться. Один прием общеобязателен: "вниманием стоять в сердце". Другое - все стороннее и к делу не ведущее прибавление.

О плодах молитвы сей так говорят, что уже выше сего и ничего на свете нет. Незаконно. Талисман нашли! Из плодов словесному составу молитвы и говорению ее ничего не принадлежит. Все плоды могут быть получены и без сей молитвы, и даже без всякой словесной молитвы, чрез одно ума и сердца к Богу устремление.

Существо дела в том, чтоб "установиться в памяти Божией или ходить в присутствии Божием". Можно всякому сказать: как хочешь, только добейся до этого... Иисусову ли молитву творить, поклоны ли класть, в церковь ли ходить, что хочешь делай, только добейся до того, чтобы быть всегда в памяти Божией.

Помню, в Киеве я встретил человека, который говорил: "Никаких приемов не употреблял я и молитвы Иисусовой не знал, а все, что тут пишется, было и есть. А как? Я сам того не знаю. Бог дал!.."

Это - что Бог дал или даст, - иметь надо в цели, чтобы не смешать самодельщины с даром благодати.

Художественное делание молитвы Иисусовой, творение ее простое, со вниманием в сердце или хождение в памяти Божией, суть наш труд, и сам по себе имеет свой естественный неблагодатный плод. Плод сей есть: собрание мыслей, благоговение и страх Божий, память смертная, умирение помыслов и некоторая теплота сердечная. Все сие суть естественные плоды внутренней молитвы. Надо это хорошо затвердить, чтоб пред собою не трубить и пред другими не выситься.

Пока в нас (есть) только естественные плоды, до тех пор мы гроша не стоим, и по существу дела, и по Суду Божию. Цена нам, когда благодать придет. Ибо, когда она придет, это и будет значить, что Бог воззрел на нас милостивым оком. А пока не придет, то что бы мы ни делали, каких бы подвигов ни несли, значит, что мы плевые личности, на которые Бог и взглянуть не хочет.

В чем именно обнаруживается это действие благодати, я не имею вам сказать, но то несомненно, что она не может прийти прежде, чем покажутся все указанные выше плоды внутренней молитвы.

Слово "внутренняя молитва" невзначай мне пришло, но оно очень хорошо выражает дело. И его надо ставить там, где говорить стали - молитва Иисусова. Говорят: "Стяжи молитву Иисусову", т.е. молитву внутреннюю. Молитва Иисусова есть хорошее к внутренней молитве средство, но сама по себе не внутренняя, внешняя молитва. Которые навыкают ей, хорошо делают. Но если на одной на ней останавливаются, а дальше не идут, то они останавливаются на полдороге.

Читая в правилах святого Антония и в других многих, заучи псалмы и идешь ли куда или сидишь за работой, читай их. Это значит, что когда читали псалмы, размышляли и развивали в себе внутреннюю молитву. Ныне говорят: "Что бы ты ни делал, твори молитву Иисусову и того же достигнешь". При молитве Иисусовой богомыслие все же необходимо, иначе это сухая пища. Хорошо у кого навязло на языке имя Иисусово. Но можно при этом совсем не помнить Господа и даже держать мысли противные Ему. Следовательно, все зависит от сознательного и свободного к Богу обращения и труда держать себя в этом с рассуждением.

5. Искусственное делание ведет к прелести

Мокрое полотенце класть на грудь... кто-то делает из ныне подвизающихся. И писал ко мне. Это не относится к делу молитвы, а к тем случаям, когда разгорячается кровь сердца при искусственном делании молитвы, чтоб умалить жар крови. Этот жар не духовное явление, а кровяное, и происходит от неумеренного употребления искусственных приемов при молитве Иисусовой. Кроется при сем и то, что они искусственное делание молитвы Иисусовой почитают главным делом и кровяную теплоту сердца при сем настоящею духовною молитвою Иисусовою. Кто так думает, тот в прелести.

Молитва духовная

Как ее должно совершать

Молитва духовная не зависит от телесного какого-либо напряжения, как например, натиска внимания к сердцу или стеснения дыхания и подобное. Она творится умным путем. Начинать ее надо поставлением в присутствие Господа и затем, предав себя всего Господу и верою и упованием воодушевясь, обращать к Нему молитву свою просто, по-детски. Чувства при сем, какие Бог пошлет, теми и довольствоваться. Дело духовное не в восторгах: самое лучшее его проявление есть "дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно". Как вы написали, что, когда представляете присущим Господа, то лучше бывает, так всегда и делайте.

Молитва о болящих

(На молебнах, проскомидии и литургии)

Необходимо тем, кто заказывает, участвовать в молитве

Вы добре устроили молитвование о своей дочери. Два молебна на неделе да на проскомидии помин. Кажется бы, довольно. Но кто же тут болезненно молится? Бог внимает молитве, когда молятся болящею о чем-либо душою. Если никто не вздохнет от души, то молебны потрещат, а молитвы о болящей не будет. То же и проскомидия, то же и обедня. Только и есть тут ваша вера и надежда, знамением коих служат ваши заказы. Но сами вы бываете ли на молебнах? Если нет, то и ваша вера безмолвна... Вы заказали, но, дав деньги, чтоб другие молились, сами сбросили с плеч все заботы... Болящего о больной никого и нет. Служащим молебен и на ум не приходит поболеть пред Господом душою о тех, коих поминают на молебне... Да и где им на всех наболеться?!

Другое дело, когда вы сами на молебне или в церкви на литургии, когда поминается Н. на проскомидии... Тогда ваше болезнование берется молитвою Церкви и быстрее возносится к Престолу Божию... и самую молитву Церкви делает болезнующею, хотя служащие и не болят.

Так видите, в чем сила?! Бывайте и на молебнах сами и болите душою о болящей... И дело будет. В церкви на литургии болите во время проскомидии и особенно, когда после "Тебе поем..." Богородичную поют песнь "Достойно есть". Тут поминаются снова за совершенною жертвою живые и умершие.

Обедня сильнее, чем поминовение только на проскомидии, потому что это выражает сильнейшее ваше соболезнование о болящей и тем сильнейшую веру и надежду, что Господь не оставит нас Своею помощию. Главное, сами болите о больной... И больше бедным помогайте, не тем только, которые ходят... Облегчите тяготимое бедностью семейство. Его молитва облегчит вашу тяготу сердечную.

Молитва святых о нас

Я верую, что все святые на небе едино тело составляют. Они все вместе молятся о нас, хотя мы простираем молитвы то к тому, то к другому. И Божия Матерь со всеми предстоит о нас Богу. Когда просите, чтоб святые присоединили свое предстательство пред Господом к молитве Божией Матери, ничего особенного не делаете. На небе так всегда и есть.

Молитва о погибающих

Ваша скорбь о родных погибающих и молитва о них приятны Богу. Если у них не все погасло и есть к чему в них привиться и вашей молитве, и Божию к ним благоволению, то они опомнятся, узрят свет Божий и пойдут путем Божиим. Молитесь сердечнее... Благожелательная молитва ваша будет отзываться в душах их и пробуждать сокрушительные помышления. Ибо есть общение душ. 

Молитва о смерти

Полезна ли она нам

Молились иные о смерти и бывали услышаны. Но нам лучше принимать от Господа с покорностию то, что подаст - жизнь ли, смерть ли; здоровье или болезнь; достаток или скудость. И о всем благодарить. 

Молитва со вниманием

Что бывает, будто служба скоро отошла или свое правило совершенно незаметно будто... Это плод внимательного стояния в церкви и домашнего правила исполнения - со вниманием и чувством. Дай, Господи, чтобы всегда так было... Но бегайте самоценения...

Молитва церковная и домашняя

Церковная молитва выше домашней

Церковь - утешение ваше. Благодарение Господу, дающему вам ощущать благотворность пребывания в церкви. Святой Златоуст часто поминает, что можно и дома (молиться) помолиться, но так помолиться, как в церкви, дома не помолишься. 

Молитвенное правило

1. Каково оно должно быть

Что касается до правила, то относительно сего так думаю: какое ни избери кто себе правило, всякое хорошо, коль скоро держит душу в благоговеинстве пред Богом.

Еще: читать молитвы и псалмы до расшевеления души, а там самому молиться, излагая свои нужды, или без всего: "Боже, милостив буди..." Еще: иногда все время, назначенное на правило, можно провести в читании одного псалма на память, составляя из всякого стиха свою молитву. Еще: иногда можно все правило провести в молитве Иисусовой с поклонами... А то из того, другого и третьего понемногу взять. Богу сердце нужно (Притч. 23, 26), и коль скоро оно благоговейно пред Ним стоит, то и довольно. Непрестанная молитва в сем и состоит, чтобы всегда благоговейно стоять пред Богом. А при этом правило есть только подтопка, или подбрасывание дров в печь.

Желаете иметь молитвенное правило. Вечером и утром совершайте утренние молитвы и молитвы на сон... К ним прилагайте краткие молитовки - 24 св.Иоанна Златоустого, что находятся в числе молитв на сон, повторяя каждую по 5 раз. Затем призовите всех святых: апостолов, пророков, святителей, мучеников, мучениц, преподобных отцов и преподобных матерей, и всех всякого рода благоугождением благоугождающих Богу. Это вообще, а поименно: Господа Иисуса Христа, Матерь Божию, Ангела Хранителя, святую, коей имя носите, святых, коих в монастыре есть престолы, святых, вами по вашим обстоятельствам чтимых, как например, свт. Тихона... и других. Заключайте поминанием живых и умерших, о коих молитесь.

Никогда молитв спешно не проговаривайте, а не спеша, с мыслями и чувствами, кои выражаются в читаемых молитвах. Пред началом молитвословия всегда приготовляйтесь немного, собирая мысли и стараясь вниманием стать пред Господом, Коему молиться приступаете. Главное расположение молитвенное да будет покаянное, ибо мы много согрешаем все... Дух сокрушен, сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит. На всяком правиле о своих грехах молитесь, в коих погрешите...

Чего достигнуть молитвою надо стараться? Того, чтобы сердце согрелось любовию к Богу и чувство к Богу не отходило... Для сего назначается молитва Иисусова: "Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешную". Сию молитву чаще повторяйте и дойдете до навыка, чтоб язык повторял ее сам собою.

Извольте ведать, что для успеха в молитве надо стараться сердце украсить всеми добродетелями, наипаче же смирением, покорностию и своей воли отвержением.

Надо водрузить веру, что Бог все видит и слышит, и все сокровенности наши знает. Почему внимать себе надо и все худое отревать, а коль скоро проторгается в мыслях или чувствах, тотчас извергать его и тут же каяться и просить прощения. 

…общим правилом молитву без слов и чтения поставить нельзя... и никто никогда не ставил. Правило свое все же надо исправлять, как следует... и если во время его припадет теплота, и свяжет язык, оставить чтение... Но когда есть теплота легкая, которая поддерживается только чтением, тогда надобно все читать не останавливаясь. Также чтение подвижнических книг, для укрепления себя во внимании, есть необходимое условие; но только чтение книг о трезвении, внимании и молитве. Другие книги развлекают.

2. Им нельзя себя связывать

Никогда не вяжите себя правилом и не думайте, что есть что-либо ценное в том, что имеете такое правило или всегда его совершаете. Вся цена в сердечном пред Богом припадании. Вон святые пишут, что если кто от молитвы не отходит осужденником, достойный всякой кары от Господа, то такой отходит от нее фарисеем. Другой говорил: "Стоя на молитве, стой как на Страшном Суде, когда готово изыти решительное о тебе определение Божие: "Отойди" или "Прииди".

Всячески избегать надо формальности и механизма в молитве. Будьте госпожа правила, а не раба. Раба же только Божия, обязанная все минуты жизни своей посвящать на угождение Ему.

3. Его можно сокращать и прибавлять

Когда дела не позволяют вполне совершать молитвенное правило, то совершайте его сокращенно. А спешить никогда не должно. Бог всюду есть. Скажите Ему утром благодарение и испросите благословение своими словами, несколько поклонов и довольно! К Богу никогда не обращайтесь кое-как, а всегда с великим благоговением. Не нужны Ему ни наши поклоны, ни наши многословные молитвы... Вопль из сердца краткий и сильный - вот что доходно!.. А это можно походя делать... А, следовательно, и молиться непрестанно. О сем и заботьтесь и сюда все направляйте... У св.Василия Великого спрашивали: как непрестанно молиться? Он отвечал: имей в сердце молитвенное расположение и будешь непрестанно молиться. Руками работай, а ум к Богу возноси. Апостолы всю землю обошли, сколько трудов?! А между тем непрестанно молились. И заповедь эту они написали. Дух веры, упования и преданности в волю Божию - вот что надо возгревать в сердце.

Правило молитвенное можете и сами сладить судя по тому, что писал вашей супруге. Заучите молитвы, какие читаете, и читайте их на память с пониманием и чувством. Тут же и от себя вставляйте молитву свою; чем меньше зависеть от книжки, тем лучше. Заучите несколько псалмов, и когда идете куда или другое что делаете, а голова не занята, читайте их... Се беседа с Богом. Правило должно быть в вашей свободной воле. Не будьте рабом его.

4. Его можно заменять краткими молитвословиями

Читать ли канон Ангелу Хранителю?

Читайте. А когда немощь или дела много - вместо "читания" канона - краткую молитовку к нему возносите: "Ангеле Божий Хранителю мой святый, моли Бога о мне грешной", - 50 с поклонами по произволению (т.е. земные или поясные кладите поклоны). Этим можно (т.е. краткими молитовками) и все каноны заменять. Но внимание не на одних словах надо держать, а с соответственными помышлениями и чувствами.

Трудитесь в молитве. Она источник утешения, мыслей просветление и доброго нрава утверждение.

5. Как его совершать во время физического утомления

После утомления плохо совершаете вечернее правило...

Прежде правила походите немножко, даже снаружи, если удобно, и полежите немного, пока отдохнет голова, и впечатления пережитые развеются... Тогда становитесь за правило... Правила никогда не давайте себе свободы исполнять кое-как. Сокращение сие при нужде сами придумайте и благословитесь на исполнение его у своего духовного отца. Или, сократив в нужде, после дополняйте пропущенное, если оно общего свойства по содержанию. Держите в мысли и чувстве, что всякое себе принуждение и произволение на дело Божие видит Бог вездесущий и благословляет сие творящего.

Молитвенное трезвение

При молитве лезут мысли. Отгонять надо, опять лезут, опять отгонять... и все так. Только не поблажать, а как заметите, гоните. Это и есть подвиг трезвения. Трудитесь над тем, чтобы сердце ваше было в каком-либо религиозном чувстве.., когда сердце в чувстве, помыслы не беспокоят и все ходят вокруг чувств. 

...неизбежный закон для всех ищущих Господа: внимать себе, или вести внутренно бодренную и трезвенную жизнь. У вас есть Добротолюбие? Посмотрите там Исихия, Филофея Синаита, ?еолипта, и еще Диодоха, епископа Фотики, — все о трезвении. С помощию их поймете, что такое трезвение, бдение духовное и бодренность. Есть поговорка: тишина такая, что муха пролетит, слышно... Так у трезвеннаго все тихо в душе; как свеча горит, возношение сердца к Богу непрерывно. Чуть что стороннее, сейчас видит и прогоняетъ; и опять покой... и так далее...
Вот этого надобно добиваться. Делайте так. Знакомо вам место молитвы, или место сердца, тепло молящегося? Там, где бывает тепло во время молитвы, станьте вниманием, и будьте там и не желайте выходить; но будьте не одни, а с мыслию о Господе, сущем и в вас; пекитесь при сем о едином, сохранить непотухаемою сию теплоту ко Господу. Это главное! Когда начнете сей внутренний подвиг, тогда дело научит вас само, как сие делать, — что помогает ему и что мешает. Возьмитесь за это. Только тогда, как теплота установится, начинается внутреннее очищение.
Когда отделяется чистый металл от руды? Когда раскалится руда... Так и здесь... А до того все — не то что ничто, но и не что-нибудь дельное, прочное. Так вот вам и урок! Выучите и скажите, что будет с вами и в вас! Когда будете стоять в сердце с мыслию о Господе, тогда ум постоит-постоит, и уморится и начнет вилять туда и сюда, как бы убежать. Тогда дайте ему сладчайшее имя Господа нашего Иисуса Христа, т. е. молитву Иисусову и пусть твердит. Но помните, что страх Божий на перед должен освежать воздух сердца и во все время освежать и очищать... Есть внутреннее благоговейное и уничиженное к Богу припадание, обращающее человека в пыль и прах пред Господом... Сие творите... И будет у нас так: утром, с первого сознания страхом освежать все внутри... молитва за тем согреет... молитва Иисусова с внутренним к Господу припаданием продлит сию теплоту... и слава Богу! Но добиваться надобно до сего. Не вдруг — то; — не то, что вязать иглою, — посмотрел и знаешь. Весьма помощно к сохранению теплоты утреннее чтение, — и из него та мысль, которая прикует внимание, и как лучем падет на сердце и осветит все внутри. Ее чаще потом поминать надо и вращать в уме. Можно и правилом положить, — коль скоро встретится такая мысль при чтении, прекращать чтение. Врагов сему делу много, сами увидите... Главнейшие: глаза, уши, и движение с языком, т: е: многовидение, многослышание, многоглаголание, вольнодвижение... Как пронесть стакан воды отстоявшейся, чтоб не возмутилась? Чуть, чуть шагать надобно... Но все сами увидите, когда начнете дело. Только начните; а то вам беда будет. Собьетесь с толку. Искушение вас постигло от тщеславных мыслей и внутренняго самодовольства и самохвальства! Вот и возражение: как можно? Уж я ли не смиренна? — Подождите! Потрудитесь делать, так как прописано... И тогда, что окажется, то и есть... А теперь, что говорить? Пока не сядет душа умом своим в сердце, до тех пор не видит себя и не сознает, как следует. Похвалы, как я уже писал, тоже, что ногу подставить бегущему... тотчас споткнется... и нос разбит... а у иного и дух вон... Боже упаси! Ну, уморил я вас! Но это урок... Уж как хотите, а трудитесь, если хотите добра себе и любите Господа... Трудитесь. Лишь чуточку окажете успех, тотчас и леность вся пройдет.
Развернул Исаака Сирианина и напал на главу, которую и вам прочитать и усвоить всю сполна не худо. Вся жизнь наша и внутренняя и внешняя изъяснена. Это слово 47.

Бог везде, и душа наша вся пред Ним насквозь. Надобно и сознанием своим стоять пред Ним. Как все Ангелы и Святые зрят Его, и очей своих от Него не отрывают; так и нам в теле еще сущим надобно зреть Его. Как солнце держит планеты и водит их за собою: так весь духовный мир, стало и наши души, должны держаться Бога и водиться Им. И это не час или два, а непрестанно, с минуты пробуждения, до самого забвения во сне. Вдруг поставить себя в это состояние нельзя. Нужен подвиг. — Вот он-то и требуется теперь. — Возмитесь! Бояться нечего. — Для пояснения дела, читайте в Добротолюбии статьи о трезвении. Вниманием надо стать над сердцем. Надобно из головы сойти в сердце. Теперь у вас помышление о Боге в голове, а Сам Бог как бы вне, — и выходит, что это работа внешняя. Пока вы в голове, мысли не улягутся покойно и все будут мястись как снег или толкашки летние. По мере вхождения вниманием в сердце, мысли начнут улегаться, а потом и совсем улягутся, — и станет атмосфера души чистая-чистая. Тогда и муха пролетит, заметите, а до того все тьма-тьмущая. Начало плода — сосредоточенная и непрестанная теплота в сердце. И все тут. — Только фамильярность с Господом надобно оставить. Страх великий потребен. Как пред Царем в струнку стоят великие вельможи, так пусть и душа будет пред Богом.

Молитвенное устроение в начале дня

Потрудитесь делать так: утром на молитвенном своем правиле потрудитесь так установиться вниманием пред Богом, чтобы потом и весь день быть пред Ним, что бы ни случилось делать. Если устроитесь так и станете с пророком предзреть Господа пред собою всегда, с соответственными, конечно, тому чувствами, то и будете всегда непрестанно молиться. И тогда не будет вам скучно.

От молитвы-правила не отходите, пока не возродится сокрушение в сердце в преданности Богу. Вы - жена, мать, хозяйка.

Обязанности, сюда относящиеся, - ваше спасение.

Читать Евангелие и Псалтирь - доброе дело. Не оставляйте книжки, пока не почерпнете себе какого урока или правила для жизни.

Мытарства

"Мытарства - это образ частного Суда по смерти, на коем вся жизнь умершего пересматривается со всеми грехами и добрыми делами.

Грехи признаются заглажденными противоположными добрыми делами или соответственным покаянием. Мытарства проходят все умершие, в жизни неоправдавшиеся грешники.

Совершенные только христиане не задерживаются на мытарствах, а прямо светлой полосой восходят на небеса". 

"Второй момент непостыждения есть время смерти и прохождения мытарств. Как ни дикою кажется умникам мысль о мытарствах, но прохождения ими не миновать. Чего ищут эти мытники в проходящих? Того, нет ли у них ихняго товара. Товар же их какой? Страсти. Стало быть, у кого сердце непорочно и чуждо страстей, у того они не могут найти ничего такого, к чему могли бы привязаться; напротив, противоположная им добротность будет поражать их самих, как стрелами молнийными. На это один из немногоученых вот какую еще выразил мысль: мытарства представляются чем-то страшным; а ведь очень возможно, что бесы, вместо страшнаго, представляют нечто прелестное. Обольстительно-прелестное, по всем видам страстей, представляют они проходящей душе одно за другим. Когда из сердца, в продолжение земной жизни, изгнаны страсти и насаждены противоположныя им добродетели, тогда что ни представляй прелестнаго, душа, не имеющая никакого сочувствия к тому, минует то, отвращаясь от того с омерзением. А когда сердце не очищено, тогда к какой страсти наиболее питает оно сочувствие, на то душа и бросается там. Бесы и берут ее будто друзья, а потом уж знают, куда ее девать. Значит, очень сомнительно, чтобы душа, пока в ней остаются еще сочувствия к предметам каких-либо страстей, не постыдилась на мытарствах. Постыждение здесь в том, что душа сама бросается в ад".

Н

Неверы и верующие

Что приносят для верующих неверы? (Жизнь среди Неверов - мученический подвиг)

О святом Лоте Апостол сказал, что он мучился душою, смотря на нечестие содомлян, и причитает его к сонму мучеников. Таков и ваш чин. Мучась душою при встрече грубых Неверов, вы приобщаетесь благодати мученичества.

Неверы обычно нос высоко поднимают, выражая тем торжество свое над верными. Но вера стоит, и верные, во смирении своем, не теряют нисколько от того в своих чаяниях верных обетований Божиих.

И ныне видно, на чьей стороне истина... Но будет день, когда это будет объявлено торжественно пред всею тварию... на бесконечное утешение верующих и на непоправимую вечную пагубу Неверов.

Недобрые движения внутри

Как их избежать

Вот что делайте, когда будут приходить смущающие вас внутренние недобрые движения: тотчас сходите вниманием в сердце и стойте там, отталкивая нападающие дурные движения и напряжением воли, и паче молитвою ко Господу. Что бывают нападки, в этом нет вины, но когда вы не оттолкнете их, и займетесь ими, и сочувствие допустите, то тут ваша вина. Сердце от этого нечистым делается и теряет дерзновение пред Господом. Блюдите сердце.

Некрещеные дети

Божие о них определение

А дети - все ангелы Божии суть. Некрещеных, как и всех вне веры сущих, надо предоставлять Божию милосердию. Они не пасынки и не падчерицы Богу, потому Он знает, что и как в отношении к ним учредить. Путей Божиих бездна!

Немощи, духовные слабости, страсти

Немощи свои видеть, жалеть о них и к Богу по причине их прибегать - се есть начало доброго пути. Когда это есть, поддерживайте сии расположения, - повсюдные опасения за себя, боязнь падений и остерегательность. Беда, когда душа придет в дерзость "ничего не боюсь"... - это начало падения и всякой пагубы. Но и при этом добром расположении надо предохранять себя от излишества, меру надо знать и этому, а то в уныние впадешь, а далее - в отчаяние. При всех слабостях веруем, что Господь не хочет смерти грешника и что, следовательно, когда самоохотно не отдадимся немощам, Он не попустит нам пасть. Ветер сильный иное дерево до самой земли наклонит, но дерево все останется на корне, и лишь стихнет буря - выпрямляется. Так бывает от страстей... Пусть бушуют, но корень только устраивать надо... корень - решение не поддаваться греху склонением на него, хотя бы смерть.

Что терпения мало, может быть следствие некрепкого здоровья и впечатлительности. И это надо терпеть, т.е. то, что терпения мало. Но оно будет крепнуть от времени, только не надо поддаваться нетерпеливости.

Неприязнь к людям

1. Она вызывает гнев Божий

Есть две вещи, которые наводят на нас гнев Божий, тяготящий и теснящий, - неприязнь к другим и похоть, а первой бывает большой простор. Извольте потрудиться и все, чем обнаруживала она себя в вас, выяснить и положить пресечь без раздумываний, как бы это благовидно ни казалось. Неприязнь вместо людей обратите теперь на то, чем она в вас обнаружилась и извергните то вон. Случалось вам читать или слышать слова Апостола: "Сердце мое распространилось к вам"? Так и распространите и вы свое сердце и за то получите искомое и желаемое. 

2. Способ ее уничтожения

Взявшись благоугождать Богу, надо, во-первых, все принимать спокойно и терпеть благодушно, а, во-вторых, уметь держать себя при сем и действовать. Первое легко - стиснул зубы и молчи, а второе очень трудно, особенно потому, что неспокойный дух тотчас наружу лезет и чрез слово, и чрез дело, и чрез движение, и чрез мину. Это обстоятельство все и портит, как вы сами видите. Но имеете опыт - извольте учиться, наука проста, но трудно заучиваемая. Именно: в случаях неприятных, породивших неприятные против других чувства, не следует говорить, ни действовать. Надо наперед успокоиться и совершенно исторгнуть из сердца неприятность, чтоб и следа ее не было. Больше ничего не требуется. Тогда и речь и дело пойдут ладно. Можно тогда и сурово и строго говорить, даже бранчливо, и речь не произведет худого действия; ибо дух в ней будет не раздражительный, а мирный и любовный. Извольте теперь из того случая взять себе урок. Сядьте и осмотрите, что бы следовало вам подумать, чтобы изгладить неприятное чувство... И вперед по сему действуйте.

Вы о тех... думаете худо. Это источник неприятных к ним чувств. Научитесь думать о них хорошо и возбудите в себе почтительные к ним чувства. Непременно сделайте это - доведите себя до такого к ним чувства, какое имеете к какому-либо уважаемому лицу, и сие чувство храните... и с ним ходите. Тогда никаких неприятностей не будет. Так ведь и должно вам быть расположенным. Какое вам дело до их поведения?! Начальство есть, - и почитайте.

Неприятности

Как их переносить

Не только все предайте в руки Господа, но еще благодушествуйте, радуйтесь, благодарите. Верно есть, что из вас выбить, и вот Господь направил на вас столько молотков, которые и колотят вас со всех сторон. Не мешайте же им своим серчанием, противлением, недовольством. Дайте им свободу, пусть, не стесняясь ничем, совершают над вами и в вас дело Божие, к которому Господом приставлены для спасения вашего. Господь любит вас и взял вас в руки, чтобы вытеснить из вас все негожее. Как прачка мнет, трет и колотит белье, чтобы убелить его, как Господь трет, мнет и колотит вас, чтобы убелить вас и приготовить к наследию Царствия Своего, куда не войдет ничто нечистое. Так взирайте на свое положение и утвердитесь в нем и Господу молитесь, чтобы Он утвердил в вас такое воззрение и углубил. Затем с радостию принимайте всякую неприятность, как врачевство, подносимое Самим Господом. На окружающих вас смотрите, как на орудия Божии во благо вам и за ними всегда зрите руку Божию, вам благодеющую. И за все говорите: слава Тебе, Господи! Но старайтесь, чтобы это было не на языке только и в мысли, а и в чувстве. Молитесь, чтобы Господь и чувствовать так дал. И даст.

Положите законом:

1)      Всякую минуту ждать неприятность и когда придет, встречать ее как жданную гостью.

2)      Когда дается что воле противное, готовое огорчить и раздражить, скорее бегите вниманием к сердцу и сколько можете напрягайтесь не допускать возродиться тем чувствам, напрягайтесь и молитесь. Если не допустите породиться тем чувствам, всему конец, ибо все от чувств; если же породится хоть маленькое, положите, если можно, ничего не говорить и не делать, пока не выгнали те чувства, если же нельзя не говорить и не делать, старайтесь говорить и делать не по тем чувствам, а по заповеди, как Бог велит: кротко, тихо, будто ничего не было.

3)      Всякое ожидание прекращения такого порядка выбросьте из головы, а определите себя на неприятности до конца жизни. Не забудьте! Это очень важно. Если не будет этого, терпение установиться не может.

4)      Ко всем молоткам сим приложите - держать любовный взор, любовный тон речи, любовное обращение и, главное, всевозможно избегайте чем-либо напомнить им о их несправедливостях. Действуйте так, как бы ничего от них не было.

Неурядица в помыслах и чувствах

Чем препобеждать

Неурядицы в помыслах и чувствах, какие испытываете, все улягутся со временем, если, несмотря на них, не перестанете всею ревностию ревновать об одном том, что угодно Богу. К этому же один верный способ - память Божию иметь и память смертную. Они водрузят страх Божий, который будет и возбудителем на все богоугодное и отвратителем от всего, Бога прогневляющего, и хранителем добрых внутри стяжаний, и истребителем всего залегшего там недоброго.

Память Божия зрит Господа пред собою и в себе, и тотчас замечать дает недобрые возникновения из сердца, и подавляет их. А в этом ведь и есть все дело.

Не говорите - не могу. Это слово не христианское. Христианское слово: все могу. Но не сам по себе, а о укрепляющем нас Господе, как уверяет Апостол. Конечно, установиться в памяти Божией требует труда. И беритесь за него. На первый раз будет, что только 10 раз вспомните о Господе, а под конец, что только 10 моментов позабудете о Нем. И, наконец. Солнце правды, Христос Господь, воссияет на душевной тверди вашей и будет там сиять, не померкая ни на одно мгновение. Ищите и обрящете.

Нечувствие

Смущает вас нечувствие. Думаю, это последствие болезненного изнеможения. Оправитесь совсем и все силы, а, следовательно, и чувства войдут в свое очередное действие. Вот вы уже чувствовали нечто, услышав "На реках Вавилонских". Походите в церковь, потритесь духовным трением, и отойдет онемение сердца. Прибавьте к сему размышление об утешительных свойствах и действиях Божиих, кои являют в Нем попечительнейшего Отца. А то и устрашить себя потрудитесь. Ибо вот-вот смерть, а там - отчет. Господи, помилуй и пощади, многомилостиво! 

Я полагал, что у вас постоянное охлаждение... или сухость и нечувствие. Но этого у вас нет, а есть то, что со всеми по временам бывает. Об этом все почти писавшие о духовной жизни поминают. Святой Марк Подвижник трех такого рода врагов выставляет: неведение с забвением, разленение с нерадением и окамененное нечувствие. "Какое-то параличное состояние всех сил душевных". В кратких молитовках не забыл их и святой <Иоанн> Златоуст: "Избави мя от неведения, забвения, уныния (это разленение с нерадением) и окамененного нечувствия". Средства указываются не многосложные: терпеть и молиться. Терпеть. Возможно, что Бог Сам посылает это для обучения не полагаться на себя. Иной раз много берем на себя и многого ожидаем от своих усилий, приемов и трудов. Вот Господь и берет благодать и оставляет одного, как бы говоря: "Вот попробуй, насколько у тебя есть сил". Чем больше имеется дарований естественных, тем такое обучение нужнее. Сознав это, будем терпеть. Посылается это и в наказание, за вспышки страстей, допущенные и не осужденные, и не покрытые покаянием. Вспышки эти то же для души, что для тела пища дурная... которая отягчает или расслабляет, или отупляет... Надо, выходит, при сухостях осмотреться, не было ли чего такого в душе... и покаяться пред Господом, и положить вперед остерегаться. Больше всего достается это за гнев, неправду, досаждение, осуждение, возгордение и подобное. Врачевство возвращение опять благодатного состояния. Как благодать в воле Божией, то нам остается молиться... об избавлении от сей самой сухости... и от окамененного нечувствия. Встречаются такие уроки: обычного молитвенного правила при сем не оставлять, но все его точно исполнять, стараясь всячески, чтобы мысль сопровождала слова молитвы, напрягаясь и чувство расшевелить... Пусть чувство камень, но мысль будет хоть половинная, но все же это молитва будет, ибо полная молитва с мыслию и чувством должна быть. При охлаждении и безчувствии мысль трудно будет удерживать при словах молитвы, но все же возможно. Делать надо наперекор себе... Это преутруждение себя и будет средством преклонить Господа на милость и возвратить благодать. А бросать молитву никак не должно. Святой Макарий говорит: "Увидит Господь, как искренно желаем блага этого.., и пошлет". Молитву же против охлаждения возсылать своим словом пред правилом и после правила... и в продолжении его к Господу взывать, как бы преднося пред лице Его мертвую душу: видишь, Господи, какова она! Но рцы слово и исцелеет. С этим же словом и в продолжение дня по часту обращаться к Господу.

Ночное осквернение

Относительно ночных осквернений нельзя одного правила держаться, потому что разные бывают тут обстоятельства. Бывает истечение влаги совсем неосознаваемое.., а иное бывает с сознанием, но без всякого похотения телесного и душевного, и даже с сопротивлением ему во сне. Эта два случая ни к чему не полагают препоны... ни даже к принятию Тайн и служению литургии. Довольно сокрушаться сердечно и сказать духовнику. Но когда при сем бывают срамные мечтания с вожделением, согласием и желанием, тогда, исповедав сие духовнику, лучше воздерживаться и от того, о чем вы сказали, и от всего другого, требующего особенной чистоты, пока испарится все скверное из души и тела. Впрочем, духовник, смотря по лицу, может все разрешить.., ибо и крайняя нужда бывает.

О


Обидчивость

Обидчивость от самоцена, по коему признают и чувствуют себя стоющими не мало, почему, когда кто дерзает не воздать нам должного, кипятимся и замышляем отмщение. Вы хорошо делаете, что не пропускаете этих чувств даром, но нехорошо, что оставляете иногда долго им в себе замедлять. Несколько дней враг воздымает у вас бурю отмщений. Постарайтесь так делать, чтобы, и минуты не пропуская, взяться за себя и разорить свой самоцен. Не смотрите на обидчика и обиду; тут вы найдете больше опору обидчивости и мести, но выбросите это из головы и себя саму облеките во вретище ничтожности. Апостол говорит, что льстит себе, кто думает, что он есть что-нибудь... Вот это что-нибудь и надо разорить и выбросить за окно. Придет чувство ничтожества, считайте себя достойным всякого унижения и оскорбления, и тогда обидчивость и мщение сами собой испарятся.

Образ Божий во время молитвы

Следует ли его допускать

"Как воображать Господа, - сидящим ли на Престоле, или распятым?"

Когда размышляете о божественном, тогда можно воображать Господа как потребуется. Но во время молитвы никаких образов держать не следует. Господь везде есть. В этом убеждении и стойте, что Он везде, следовательно, и в вас, а не только около вас, и все видит и слышит. К Нему, вездесущему, всевидящему и желающему нашего спасения, и взывайте молитвенно, без всякого образа, никак Его не воображая. В таком убеждении надо утвердиться постоянным о нем думанием. И придет.

"Стать над сердцем", - стать умом в сердце, - из головы сойти в сердце", - все сие одно и то же. Существо дела в сосредоточении внимания и стоянии пред невидимым Господом, но не в голове, а внутри груди, - к сердцу и в сердце. Когда придет Божия теплота, тогда все сие уясниться.

"Иногда внимание уходит к сердцу, но я удерживать его тут боюсь".

Напротив, надобно его удерживать, и чем долее, тем лучше.., не допуская себе развлечься какими-либо помыслами. 

Общение с людьми (соседями), мало думающими о Боге

Мудрено вам сказать что-либо решительное относительно того, как быть с соседями. Закон для сего один: общаться с единодушными для взаимного себе поддержания в действовании на пути спасения. Потому, если случится отшатнуться от тех, кои мало думают о Боге и спасении, жалеть об этом нечего. Общение с ними остается только в житейских порядках... Но если достанет мужества, то и их надо принести в жертву... Сообразите с сими началами...

Окамененное нечувствие или духовная сухость

Средства против этого и причины его проявления

Я полагал, что у вас постоянное охлаждение... или сухость и нечувствие. Но этого у вас нет, а есть то, что со всеми по временам бывает. Об этом все почти писавшие о духовной жизни поминают. Святой Марк подвижник трех такого рода врагов выставляет: неведение с забвением, разленение с нерадением и окамененное нечувствие.

"Какое-то параличное состояние всех сил душевных". В кратких молитовках не забыл их и святой Златоуст: "Избави мя от неведения, забвения, уныния (это разленение с нерадением) и окамененного нечувствия".

Средства указываются не многосложные - терпеть и молиться.

Терпеть. Возможно, что Бог Сам посылает это для обучения не полагаться на себя. Иной раз много берем на себя и многого ожидаем от своих усилий, приемов и трудов. Вот Господь и берет благодать и оставляет одного, как бы говоря, вот попробуй, насколько у тебя есть сил. Чем больше имеется дарований естественных, тем такое обучение нужнее. Сознав это, будем терпеть. Посылается это и в наказание - за вспышки страстей, допущенные и не осужденные, и не покрытые покаянием. Вспышки эти то же для души, что для тела пища дурная, которая отягчает или расслабляет, или отупляет... Надо, выходит, при сухостях осмотреться, не было ли чего такого на душе, и покаяться пред Господом, и положить вперед остерегаться.

Больше всего достается это за гнев, неправду, досаждение, осуждение, возгордение и подобное. Врачевство - возвращение опять благодатного состояния. Как благодать в воле Божией, то нам остается молиться... об избавлении от сей самой сухости... и от окамененного нечувствия. Встречаются такие уроки: обычного молитвенного правила при сем не оставлять, но все его точно исполнять, стараясь всячески, чтобы мысль сопровождала слова молитвы, напрягаясь и чувство расшевелить... Пусть чувство - камень, но мысль будет - хоть половинная молитва, но все же молитва будет; ибо полная молитва с мыслию и чувством должна быть. При охлаждении и бесчувствии мысль трудно будет удерживать при словах молитвы, но все же возможно. Делать надо наперекор себе... Это преутруждение себя и будет средством преклонить Господа на милость и возвратить благодать. А бросать молитву никак не должно. Святой Макарий говорит: увидит Господь, как искренно желаем блага этого... и пошлет. Молитву же против охлаждения воссылать своим словом пред правилом и после правила... и в продолжение его к Господу взывать, как бы преднося пред лице Его мертвую душу: видишь, Господи, какова она! Но рцы слово и исцелеет. С этим словом и в продолжение дня почасту обращаться к Господу.

Ослабление благонастроенности после говения и причащения

Чем оно вызвано

Жалеете, что благонастроение, приобретаемое говением, Исповедию и Причащением, скоро ослабевает. Это и достойно сожаления, и тем достойнее, что избежать сего в нашей власти... Не надо предавать себя на жертву внешних впечатлений; они уносят внимание из сердца и заставляют его блуждать на стороне, далеко от себя. Не надо допускать вкушать сласти душевно-телесные. У нас два вкуса: один духовный, другой душевно-телесный. Они прогоняют друг друга. Когда есть вкушение духовного - все прочее трава, а когда придется вкусить душевно-телесного, тогда умаляется вкус к духовному. Из сего сами видите, что подобает делать, чтобы сохранить вкушение духовных благ. 

Осуждение

Осуждение внутреннее и внешние пересуды суть первые порождения гордости, по свойству своему унижающей всякого брата. Потому они постоянно вертятся — одни в мысли, другие на языке. Блюстись от сего и бороться с сим должно постоянно. Нет греха обыкновеннее осуждения, но и нет опаснее. Одному надлежало несколько лет поститься и молиться за одно краткое осуждение мысленное, и это — по особенному Божиему определению. Потому святые Божии решительно говорят: кто не осуждает, тот спасен. Иные и без подвигов одним этим спасались. Напротив, в одном осуждении пагуба, ибо оно предполагает и забвение Бога, и лживость, и коварство бесовское. Каких зол избегаешь, неосуждающий! 

...Не следует нам произносить суда над братиями нашими даже при явных их грехах; ибо не знаем, что происходит в сердце их. Тогда как по нашему суду они достойны не знать какой кары небесной, они своим раскаянием и сокрушением сердечным, может быть, уже переменили гнев Божий на милость....

…Грех осуждения есть плод немилостивого сердца, злорадного, находящего услаждение в унижении ближнего, в очернении его имени, в попрании его чести. Дело это - дело человекоубийственное и творится по духу того, кто есть человекоубийца искони. Там бывает много и клеветничества, которое из того же источника, ибо диавол потому и диавол, что клевещет и всюду распространяет клевету.  

...Надо однако ж различать осуждение от осуждения. Грех начинается, когда в сердце зарождается презорство к кому, ради какой-нибудь худобы. Осудить можно просто без всякого приговора судимому. Если же при этом в сердце сожаление будет о лице оплошавшем, желание ему исправления и молитва о том; то тут не будет греха осуждения, а совершится дело любви, возможное при такой встрече. Грех осуждения больше в сердце, чем на языке. ...Но лучше всячески воздерживаться и от суждений, чтоб не попасть в осуждение... Скорее переходить надо на осуждение и укорение себя...

Осуждение не словом только совершается, но и внутренним движением сердца. Оно уже есть, коль скоро неблаговолительно о ком помыслит душа...

Чтоб не осуждать других, надо глубоко восчувствовать свою греховность и скорбеть о ней, оплакивая душу, будто мертвую. Некто сказал: когда свой мертвец дома, не станешь заботиться о мертвецах в соседстве...

Ученики Господа срывают колосья, растирают их руками и едят в субботу. Дело очень маловажное и на вид, и по существу своему; между тем фарисеи не утерпели и укорили их (Лк. 6, 12). Что заставило их поднимать об этом речь? На вид - неразумная ревность, а в существе - дух пересудливости. Этот дух за все цепляется и все представляет в мрачном виде беззаконности и пагубности. Это немощь, в большей или меньшей степени почти общая у людей, не внимающих себе. Словом не всякий выскажет пересудливые мысли, но редкий от них удерживается. Кто-то приступает к сердцу и разжигает его на пересуды - оно и источает их. Но в то же время пересудчик сам готов на недобрые дела, лишь бы только никто не видал, и непременно состоит в недобром порядке в каком-либо отношении. Он как будто затем и судит, и осуждает, чтобы чувство правды, оскорбленное и подавленное в себе, вознаградить нападками на других, хотя бы и неправыми. Праволюбивый и стоящий в правде, зная, как трудно достается исправность в делах, а еще более в чувствах, никогда не станет судить; он скорее готов бывает покрыть снисхождением не только малое, но и великое преступление других. Господь не судит пересудчиков фарисеев, а снисходительно толкует им, что ученики сделали поступок, который всякий, рассудив как следует, может извинить. И всегда почти так бывает: рассуди о поступке ближнего и найдешь, что он совсем не имеет такого важного, ужасающего характера, как тебе показалось с первого раза.  

«Святой Павел утвердительно говорит, что и различающий, и не различающий дни делают это для Господа, хотя знал, что возможно и то и другое делать не для Господа; утвердительно также говорит, что ядущий и неядущий для Господа делают сие и благодарят Бога, хотя знал, что в обоих их возможно не быть ни тому, ни другому. Для чего же он так сказал? Для того, чтобы тем напомнить, что, действуя так, они должны действовать именно в таком духе, а нам дать урок не судить о них иначе, как в добром смысле. Поелику мы не можем знать, что у них на сердце, знаем же, что они должны во всем действовать для Господа и за все благодарить Бога и обязательство к тому приняли на себя, то для нас нет никакого основания думать, будто они не так действуют; не имея же основания, и судить о них не можем: осуждение их будет клевета». 

Пересуды - женская слабость, конечно, похвалы недостойная. Надо однако ж различать суждение от осуждения. Грех начинается, когда в сердце зарождается презорство к кому, ради какой-нибудь худобы, осудить можно просто без всякого приговора судимому. Если же при этом в сердце сожаление будет о лице оплошавшем, желание ему исправления и молитва о том; то тут не будет греха осуждения, а совершится дело любви, возможное при такой встрече. Грех осуждения больше в сердце, чем на языке. Речь об одном и том же может быть и грехом и не грехом, судя по чувству, с коим произносится. Чувство дает и тон речи. Но лучше всячески воздерживаться и от суждений, чтоб не попасть в осуждение; т.е., не ходить около огня и сажи, чтоб не ожечься и не очерниться. Скорее переходить надо на осуждение и укорение себя.

«Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1). Что за болезнь - пересуды и осуждение! Все знают, что это грех, а между тем ничего нет обычнее в речах наших, как осуждение. Иной скажет: «Не поставь, Господи, в осуждение», а все-таки осуждение свое доведет до конца. Иной оправдывает себя тем, что надо же разумному человеку иметь свой взгляд на текущее, и в пересудах пытается быть хладнокровно рассуждающим; но и простое ухо не может не различать в речах его превозносящегося и злорадствующего осуждения. Между тем приговор Господа за этот грех строг и решителен. Кто осуждает других, тому нет оправдания. Как же быть? Как миновать беды? Решительное средство против осуждения состоит вот в чем: считать самого себя осужденным. Кто почувствует себя таким, тому некогда будет судить других. Только и речей у него будет: «Господи, помилуй! Господи, прости мои согрешения!»

"Слова сии: «Бог бо его прият» — можно употреблять как врачевство против осуждения вообще. Осуждаешь грешника за соделанный грех, а того не берешь во внимание, что у него на душе после греха. Он уже воздохнул к Богу, сокрушился, оплакал грех, и Бог опять приял его в милость Свою, а ты осуждаешь его. — Видишь, какая несообразность? Не осуждай же никого никогда".

«Если бы вы знали, что значит: «милости хочу, а не жертвы», то не осудили бы невиновных» (Мф. 12, 7). Итак, чтобы избавиться от греха осуждения, надо возыметь милостивое сердце. Милостивое сердце не только не осудит кажущегося нарушения закона, но и очевидного для всех. Вместо суда оно воспримет сожаление и скорее будет готово плакать, нежели укорять. Действительно, грех осуждения есть плод немилостивого сердца, злорадного, находящего услаждение в унижении ближнего, в очернении его имени, в попрании его чести. Дело это - дело человекоубийственное и творится по духу того, кто есть человекоубийца искони. Там бывает много и клеветничества, которое из того же источника, ибо диавол потому и диавол, что клевещет и всюду распространяет клевету. Поспеши возбудить в себе жалость всякий раз, как придет злой позыв к осуждению. С жалостливым же сердцем обратись потом с молитвою к Господу, чтобы Он всех нас помиловал, не только того, кого хотелось осудить, но и нас и, может быть, больше нас, чем того,- и замрет злой позыв. 

«Стих 4. «Ты кто еси судяй чуждему рабу? Своему Господеви стоит или падает: станет же, силен бо есть Бог возставити его». 

Это общее основание к неосуждению не в настоящем только случае, но и во всяком другом. Все люди Божии суть, яко Божии создания; Богу и работать должны и пред Ним только ответны. Хорошо ли он поступает — стоит, или худо — падает, тебе до этого дела нет. Пред Господом он хорош или худ, — Господь и Судия ему. Как ни с чем не сообразно, вошедши в чужой дом, судить тамошних слуг, так ни с чем не сообразно судить людей в их отношениях к Богу или в действиях их совести. Апостол и заповедует не судить. Он говорит как бы: «я заповедую тебе не судить другого не потому, что образ действования его не стоит осуждения, но потому, что он чужой раб, то есть не твой, а Божий. Стоит ли он или падает, то и другое касается Господа. Ежели падает, ущерб для Бога; равно, ежели стоит, приобретение для Бога же. — Смотри же, как сильно слова Апостольские должны были пристыдить укоряющего. Ежели Бог, рассуждает святой Павел, хотя терпит ущерб, однако ж не делает укоризн, то сколь безвременно (несообразно) действуешь ты и как далеко выходишь из границ и мешаешься в чужое дело, так муча и беспокоя слабого в вере брата?» (святой Златоуст). «Рабу судить сораба не должно: не дано ему на то власти. С какою совестию ест кто или не ест, Судия тому Бог, Чей раб есть поступающий так или иначе» (Амвросиаст).

«Станет же». Ты вдруг стал твердо на основании веры, а тот колеблется еще. Не вообще колеблется, а лишь в отношении к тому кругу дел, в которых ты его осуждаешь. Будучи тверд в общей вере, он мало-помалу окрепнет и в этом отношении и станет не хуже тебя. Хотя он и немощен в этой части, но не отступает от Бога. И Бог, видя его к Себе приверженность, поможет ему избавиться от немощи, почитаемой укорною. Ибо, и являясь немощным, он не себе угождает, но мнится службу приносити Богу, — действует так из благоговеинства пред Богом (см.: Фотий у Экумения), опасаясь оскорбить Его неправым действованием. Бог и не оставит его, но прострет к нему руку помощи и восставит его.

…Стих 10. «Ты же почто осуждавши брата твоего? или ты что уничижавши брата твоего? Вси бо предстанем судищу Христову». 

Утвердив таким образом, что мы рабы Господа, и по творению и промышлению, и тем паче по искуплению, Апостол снова обращается к убеждению, чтоб мы не осуждали друг друга. Мы рабы Господа; следовательно, сами между собою сорабы и собратия. Вся забота наша должна быть обращена на то, чтобы Господу своему угождать, а не на то, как другие, сущие с нами, работают тому же Господу. Прежде уже говорил он: что ты судишь «чуждему рабу»! Он Божий раб, а не твой; тебе же он сораб, как и ты ему. Теперь же обращает внимание на другую сторону дела: мы братья и одинаково рабы единому Господу; о том должны заботиться, чтоб Ему угодить, а не друг за другом смотреть; ибо все предстанем судищу Христову, где всякий даст отчет за себя только самого. За себя будет давать ответ и брат твой, судимый тобою; тебе же что тут? Сам будешь давать отчет; ответишь и за самое осуждение сие. Так лучше ты воздерживайся от осуждения, а более на себя смотри, не оказалось бы что и у тебя достойное осуждения на судище Христовом.

Апостол в сих словах предлагает общее убеждение к неосуждению; но вместе так выражается, что подавшие повод к тому не могли не видеть, что он и их особенно не упускает из внимания; ибо, говоря: «ты же» — и потом: «и ты», — будто пальцем указывает то на немощного иудея, не ядущего все в духе иудейском, осуждающего, однако ж, все ядущего, то на последнего, сильного в вере, но укоряющего первого, несмотря на его немощность. Примирить же их между собою, изгнав из них осуждение и укорение, отзывающееся разладом, старается Апостол убеждением их, что они равны друг пред другом, — равны, как братья, и равны, как равно имеющие предстать судищу Христову. С одной стороны, чувство братства, с другой — общая опасность сильны расположить — оставить взаимные нападки, а скорее озаботиться обезопашением и себя, и взаимно всех. «Так Апостол прекращает споры сперва наименованием брата, а потом напоминанием о страшном дне суда» (святой Златоуст). «Он — наш Следователь, Он — наш Судия, Его престолу необходимо нам предстать» (блаженный Феодорит). Его потому умилостивлять всею заботою озаботимся, прекратив взаимные осуждения и укорения».

«Стих 12. «Темже убо кийждо нас о себе слово даст Богу».

«Всякий из нас» — смягчает слово и себя поставляет в ряд со всеми дающими отчет, — всякий из нас за себя даст Богу слово, — ответ или отчет, — отчет во всем наделанном, добром и худом; но больше такие слова приводятся для напоминания о предстоящей ответственности в худом, для устрашения худых и побуждения их к исправлению. Воображай себя стоящим на суде и истязуемым, зачем сделал то и другое, когда знал, что не должно того делать, и мог не делать, имея под руками благодатные средства, — и никогда не согрешишь. Имея в намерении отвратить от худого римских христиан, а в лице их и всех нас, Апостол печатлеет в уме эту предстоящую нам и неизбежную ответственность. Некто из святых сказал: самое лучшее место, где тебе надлежит стоять, есть судище Христово; там установись и не движься, и все у тебя пойдет хорошо, и вопль молитвенный, и борьба со страстьми, и делание всякой добродетели; страх Божий всегда будет осенять тебя и руководить. Самый обычный у нас грех есть осуждение, которое и грехом считать не считаем, разучились даже замечать его за собою. Но когда будем помнить об ответности своей на судище Христовом, то и замечать сей грех навыкнем, и не поддаваться ему научимся. Святой Павел потому указывает самое действенное средство к уврачеванию обличаемой им немощи римлян».

Отлучение от причастия

Вы спрашиваете относительно отлучения от святого Причастия. Мне кажется, что коль скоро исповедающийся являет сокрушение и полагает нелицемерное намерение воздерживаться от греха, подвергающего сему отлучению, то этого можно не делать не по поблажке, а из опасения, как бы от сего хуже не было. В первые времена причащались часто... и тогда отлучение длилось недели, месяцы, редко годы... А теперь причащаются большею частию один раз в год... и отлучение будет длительно. Где возьмет силы кающийся и ищущий исправления?! И будет отлучение - предание его в когти врага. Потому полагаю, что лучше ограничиваться наложением епитимьи, только с осмотрительностию и применительно к делу.

Опыт научит.

Отрешение от всего

Не для всех одинаково

Отрешение от всего сердцем для всех возможно и, как видно из Нагорной беседы Спасителя, для всех обязательно, но отрешение делом не есть достояние всех. Высвободите сердце от греховных привязанностей. Довольно. Знаки сего подвига сии: если упования не имеется на свой достаток, если имеется готовность спокойно перенести, когда бы Господу угодно было все взять, если рука податлива на вспоможение без остановок, идущих от сердца... и под. Когда это будет в искании и посильном подвиге и довольно с нас!.. Вдруг с сердцем не сладить. 

Отрешение от зла

В нашей ли власти сие

Как святой отец благодарен за геенну?! - По сознанию, сколь великое для нас благо в том, что Бог открыл нам о геенне. Если и зная, что есть геенна, мы так беспечно грешим, что бы было, если бы не знали о том? Теперь все же иной грешит - грешит, - и призадумывается.

В нашей ли власти отрешиться? - В нашей. Если захочешь - взыщешь; взыскав - взмолишься; взмолившись - помощь получишь, а с сею помощью все возможно. Так говорит Апостол: все могу о укрепляющем мя Христе Господе. Но, конечно, не вяло надо просить и не кое-как надеяться, а то и другое сильно, глубоко, вседушно.

Охлаждение в духовной жизни

Главное - охлаждение. Это горькое и опасное состояние. У Господа оно состоит в числе руководительных, вразумительных и исправительных средств. Но бывает оно и вроде наказания. Причина сего - явный грех, но как у вас его не видно, то причины надо искать во внутренних чувствах и расположениях. Не вкралось ли самомнение, что вы не то, что другие? Не загадываете ли сами шагать по пути спасительном и восходить горе одними своими средствами? Не успокаиваетесь ли на том порядке жизни, какой заведен... и расположились спать в мысли, что больше заботиться не о чем? Такие и подобные мысли приводят в беспечность, а беспечность есть первый шаг к охлаждению. Потому потрудитесь собрать мыслей поболее, что вы еще не начинали дела, что казалось прежде духовным, то имело только призвание к труду, а не плод. Приложите убеждение, что хотя бы вы достигли высоких степеней, - все не безопасны от падений, путь к которым врагу пролагает беспечность и нерадение - спутницы охлаждения. Собирая же таковые побудительные помышления, не думайте, что сами себя согреете... Согреет Господь, когда время придет. Ваше же дело - труд и труд. К сему труду мысленному прилагайте молитву ко Господу именно об избавлении от сей язвы. Все другие предметы оставьте, держите одну эту молитву против охлаждения. Стоите ли на молитве, читаете ли, в церкви ли стоите, дело ли какое справляете - все одно имейте в уме: Господи, избави меня от сего охлаждения. И не давайте себе покоя, пока не согреетесь. Согреянность есть Господа прикосновение к сердцу, а непрестанная теплота есть Господа вселение в сердце... Даруй вам. Господи, сие благо! Не нерадите и рук не опускайте! 

...Безчувствие и охлаждение это прямое следствие самовозношения и самодовольства.

Охлаждение бывает вот как: начинается забвением... Забываются благодеяния Божии, и Сам Бог, и свое в Нем спасение, опасность быть без Бога, и память смертная отходит, словом, закрывается вся духовная область. Это и от врага бывает, и от разсеянности мыслей делами, заботами, многим обращением с людьми. Когда все это забыто бывает, охлаждается сердце и сочувствие его к духовному пресекается... вот и нечувствие.

Может быть, в церкви невнимательно стоите, и тогда... и сухость наказание за то.

...При охлаждении и бесчувствии мысль трудно будет удерживать при словах молитвы, но все же возможно. Делать надо наперекор себе... Это преутруждение себя и будет средством преклонить Господа на милость и возвратить благодать.

...Путь к которым врагу пролагает безпечность и нерадение спутницы охлаждения... Не думайте, что сами себя согреете... Согреет Господь, когда время придет. Ваше же дело труд и труд. К сему труду мысленному прилагайте молитву к Господу именно об избавлении от сей язвы. Все другие предметы оставьте, держите одну эту молитву против охлаждения. Стоите ли на молитве, читаете ли, в церкви ли стоите, дело ли какое справляете, все одно имейте в уме: "Господи, избави меня от сего охлаждения". И не давайте себе покоя, пока не согреетесь. Согреянность есть Господа прикосновение к сердцу, а непрестанная теплота есть Господа вселение в сердце...

Охлаждение есть Божия епитимия.

Я полагал, что у вас постоянное охлаждение... или сухость и нечувствие. Но этого у вас нет, а есть то, что со всеми по временам бывает. Об этом все почти писавшие о духовной жизни поминают. Святой Марк Подвижник трех такого рода врагов выставляет: неведение с забвением, разленение с нерадением и окамененное нечувствие. "Какое-то параличное состояние всех сил душевных". В кратких молитовках не забыл их и святой <Иоанн> Златоуст: "Избави мя от неведения, забвения, уныния (это разленение с нерадением) и окамененного нечувствия". Средства указываются не многосложные: терпеть и молиться. Терпеть. Возможно, что Бог Сам посылает это для обучения не полагаться на себя. Иной раз много берем на себя и многого ожидаем от своих усилий, приемов и трудов. Вот Господь и берет благодать и оставляет одного, как бы говоря: "Вот попробуй, насколько у тебя есть сил". Чем больше имеется дарований естественных, тем такое обучение нужнее. Сознав это, будем терпеть. Посылается это и в наказание, за вспышки страстей, допущенные и не осужденные, и не покрытые покаянием. Вспышки эти то же для души, что для тела пища дурная... которая отягчает или расслабляет, или отупляет... Надо, выходит, при сухостях осмотреться, не было ли чего такого в душе... и покаяться пред Господом, и положить вперед остерегаться. Больше всего достается это за гнев, неправду, досаждение, осуждение, возгордение и подобное. Врачевство возвращение опять благодатного состояния. Как благодать в воле Божией, то нам остается молиться... об избавлении от сей самой сухости... и от окамененного нечувствия. Встречаются такие уроки: обычного молитвенного правила при сем не оставлять, но все его точно исполнять, стараясь всячески, чтобы мысль сопровождала слова молитвы, напрягаясь и чувство расшевелить... Пусть чувство камень, но мысль будет хоть половинная, но все же это молитва будет, ибо полная молитва с мыслию и чувством должна быть. При охлаждении и безчувствии мысль трудно будет удерживать при словах молитвы, но все же возможно. Делать надо наперекор себе... Это преутруждение себя и будет средством преклонить Господа на милость и возвратить благодать. А бросать молитву никак не должно. Святой Макарий говорит: "Увидит Господь, как искренно желаем блага этого.., и пошлет". Молитву же против охлаждения возсылать своим словом пред правилом и после правила... и в продолжении его к Господу взывать, как бы преднося пред лице Его мертвую душу: видишь, Господи, какова она! Но рцы слово и исцелеет. С этим же словом и в продолжение дня по часту обращаться к Господу.

Ничто существенно доброе не укореняется в нас без Него [Господа]. Если так, то предать Ему себя следует. Не прекращать однако и своих трудов и усилий, только упования на них не полагать и ничего от них не ожидать, если Бог не благословит.


П

Падение

Что оно есть. Его признаки

Спрашиваете, что же есть падение? - Падение есть дело совершения худого, богопротивного при сознании худости и богопротивности того и при прещении совести.

Падение причиняет акт греховный. Акт бывает греховен, когда есть произвольное соизволение на дурное. Грешны мысли, когда произвольно дают им место в душе. Но когда мысли лезут сами, душа же их не хочет и противится им, тут нет греха, а борьба добрая.

Чувство грешно, когда соизволяют на него, удерживают и разжигают его, а когда оно невольно врывается в душу, душа не хочет его и напрягается вытеснить его, тут нет греха, а борьба добрая. Бывает, что вместе с чувством возникает и сочувствие вдруг; душа же, как только заметит, вооружается против него, тут нет греха. Грешно сочувствие, когда попускается ему царить в душе, зная, что оно дурно.

Грешное дело так идет: мысль, чувство и сочувствие, соизволение, решение или избрание и - дело. Кто прогонит мысль, - чист остается. С чувства и сочувствия начинается грешность по мере соизволения. Где нет соизволения, там нет греха.

В моих словах "охлаждение" - понятно, что есть? Оно бывает невольно, но бывает и от произвольных дел... от внешних развлечений, беспорядочных разговоров, сытости, излишнего сна... и многого другого... Тут есть виновность.

Нехорошие движения в теле, пока нет соуслаждения и соизволения, безгрешны. Соуслаждение и соизволение делает их грешными.

Неустойка против страстей разумеется, когда не отбивают их, а дозволяют им войти в сердце и буйство там производить. По сим признакам осуждайте или обезвиняйте свои: гнев, злобу, самомнение, резкие сердитые речи, осуждение других, превозношение, нерадение о Боге и равнодушие к духовному, эгоизм - все это большие грешные акты, но грешными бывают от соизволения на них. Стойте у двери сердца, а как заметите что-либо из худого прорвавшимся внутрь или подступающим, гоните безжалостно... и избудите от греха. Способ к сему - внимание к себе при внимании к Богу. Если будете так держать себя, избавитесь от грехов мысли и чувства.

Падения и милость Божия

Пали... Встали. Благодарение милостивому Господу, что принял и дает свидетельство того, что возвращает вам благоволение Свое в тех добрых духовных состояниях, какие испытываете после усердной молитвы.

Они от Господа и стоят в порядке христианской жизни... Но блюдите, как опасно ходите. Господь возвращает кающимся Свои милости, чтоб не падали в отчаяние согрешающие, а враг обращает сие в соблазн к новым падениям, внушая: ничего... падал.., но Бог возвратил тебе все, согреши и еще.., ничего, покаешься и все возвратится... Эта лесть обольстительнее всех... и кажется не важною, а между тем исполнение ее есть грех крайний, на небо вопиющий, именно: грешить в надежде на милость Божию. Милость Божия безмерна, но мы мерны... и можем дойти до того, что перестанем каяться и сокрушаться от частых падений, а без этого не будет в нас сосуда для Принятия милости.

Помните сие в мысли и чувстве, и со страхом и трепетом свое спасение содевайте. Припоминайте, что значат рецидивы в болезнях телесных. Второй рецидив, кажется, еще врачуется, хотя с трудом, а третий... конец жизни полагает.

Посмотрите, отчего случилось падение. Вдруг падение редко бывает, обыкновенно оно смала начинается - с помыслов, легких сочувствий и медления в мыслях... большего и большего... до вожделения греха, после которого грехопадение не замедляет. Главное тут не оставлять никогда следа не только сочувствия, произведенного помыслами, но и самого помысла, чтоб в душе оставалось отвращение и омерзение грехом.

Перемена настроения

Как ее переносить

Перемена в духе - наша общая участь. Терпеть надо, предавая участь свою в руки Божии. Об одном да будет забота, чтоб всегда с Господом быть. Во всех случаях прямо к Нему обращайтесь, Ему открывайте тяготы души своей и молитесь, да избавит, аще волит.

Отрады и утешение не суть окончательное свидетельство о добром настроении. Главное - решимость и ревность Богу угождать, дух сокрушен и сердце сокрушенно и смиренно, и предание себя в волю Божию. Когда сие есть - добре.  

Печаль

Смущает вас внешнее положение, и настоящее и особенно будущее, не столько за себя, сколько за семью. - Возверзите на Господа печаль свою. И молитесь, да устроит, как Его св. воле угодно. Семья ваша разве не Божия? И об ней разве Он не промышляет, как и о всех? - Молиться же о сем никакого нет греха. Кто научил нас в молитве взывать: Хлеб наш насущный даждь нам... не оскорбится, когда воззовем и о прочем житейском, все впрочем предавая во святую волю Его. - Семья - это житейский крест для главы! - Терпи, покорствуя Господу, и все с своей стороны делая, все предай в волю Божию.

Милость Божия буди с вами!
Вам угрожает опасность остаться беспомощными? Хорошо делаете, что наперед подумываете о том скорбном времени.
И думайте, и наперед подыщите там, между своими, кто бы расположился помогать, или все родные понемногу. Возверзите на Господа печаль свою, и Той попечется о вас. Упование на Господа не посрамит. Приискание и своих средств, при уповании на Бога, не умаляет силы упования: ибо сие искание должно совершаться с упованием. А между тем молитесь и молитесь.

Молитесь Богу, читайте Евангелие, всю печаль возвергните на Господа. Если неудобен этот способ оздравления - вот другой. Ведь, не столько углубление умовое томит голову, сколько крушит забота и томит сердце, а из сердца томление переходит в голову. Второй мой рецепт на это и направлен, именно - не томить сердца крушением и заботою; а всю печаль и заботу передать в руки Божии, так чтобы сердце оставалось совершенно свободно. Тогда голова, сколько ни углубляйся, все перенесет без изнеможения. В установлении такого настроения - труд идет нравственный, с размышлением, которое оживляло бы упование на Бога. Извольте так сделать, N.N.
…Паче же будем молиться, да сила Божия, укрепляющая силы наши, объемлет вас и хранит. Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Милость Божия буди с вами!
Возложите на Господа всю печаль вашу от всего сердца и Он сотворит благопотребное вам. Сами молитесь - не поклон-другой, а усердно и много, и дома, и в церкви. Сторонняя молитва не во главе стоит, а идет вслед за вашею и служит ей подспорьем. Если вы прежде мало маливались о своей участи, - а это делать долг есть, - то вот Господь и поставляет вас в тесноту, чтобы вы к Нему обратились, оживили свое на Него упование и исполнили долг сей. Если вы действительно мало маливались, думая - авось, небось, или совсем не думали, то теперь кайтесь перед Господом и давайте обет, вперед на Него единого во всем уповать, давайте серьезно, чтоб и исполнять то усердно. Другое пособие молитве - милостыня. Ища милости у Господа, сами милости оказывайте другим. И если не оказывали, или мало и неусердно оказывали - кайтесь и в этом и давайте обет быть всегда милостивою к нуждающимся. Вооружаясь такими расположениями, ждите с полным упованием, что определит о вас Господь. Ждите желаемого, но не предрешайте, что так и определит Господь, а предавайте сие на волю Его с полною покорностью принять от Господа, что благоугодно Ему будет послать вам. Недостаток такой покорности покривляет молитву и лишает ее силы: ибо без нее молитва будет иметь такой смысл: хочешь - не хочешь, Господи, но подай; или по поговорке: "вынь да положь".

Плач, который был у вас на душе, тоже есть очистительное движение души. Его желать можете, и поддерживать. Это воистину печаль по Богу…

Избегайте самонадеянности и надежды на человека. Всю печаль свою возверзите на Господа - вседушно. И Он, ничего так не желающий, как спасения души, вразумит и наставит и силу даст следовать Его внушениям.

Опять и опять плач и сетование! Будет ли конец когда-нибудь?! - Я все уже сказал, что может послужить к утешению вашему. Теперь извольте сами ухитряться разводить свою скорбь, как сумеете. Есть немощь человеческая, по которой иные сами себя произвольно раздражнивают. Печаль имеет некую и приятную сторону, хоть в том, что представляет разнообразие в установившейся однажды неизменной жизни. Вот и ну дражнить себя. Благо, что есть чем.

Благослови Господи ваших новобрачных соединиться крепким союзом, не по естественным только расположениям, но по благодатному действию. Желаю им полного счастья, чтобы вы утешались ими все остальные дни жизни вашей.
Образок пробудет ночь и литургию завтра - на кресте с мощами.
Вы грустью одолеваемы. Тут ничего особенного. Естественные материнские чувства. Сгруснется - и пройдет. Дайте им заповедь, чтобы почаще писали. И будете будто видаться с ними. - Но и кроме того, Господь близ. Ему поведывайте печали свои, и Он пошлет вам нечаянно утешение - обильное.
Вы поплачьте за углом, - и легче станет. И представлением будущего счастья можно себя размолаживать.


Пища

Мера вкушения

О пище... Положите законом - выходить из-за стола немного голодным. Злая раба - плоть будет чувствовать, что над нею есть властная рука... И что винопитие прекращено, прекрасно... Это самое лучшее пособие к тому, чтобы было тело всегда бодро, трезвенно и свежо. Великое есть сие дело! 

Плач о грехах

Он приближает к Богу

Тужить же и плакать до конца жизни о грехах совсем не излишне. Храните сей страх Божий и им себя оберегайте. Грешник упорный Богу противен, а грешник кающийся приятен Ему. Всегда и приступайте к Нему с мытаревым гласом, море грехов своих в бездну милости Его повергая. Когда есть неприязнь и отвращение ко греху с готовностью противиться ему хоть до положения жизни, тогда Бог не видит того грешным. Так не смущайтесь!

Более же берегите свое внутреннее настроение и бежать тогда только собирайтесь, когда нельзя сохранить сего внутреннего. Его берегите, не развлекаясь и не охлаждаясь.

Позор

Что вас позорят - это добрый знак. Значит, вы насолили некоему художнику... Благодушествуйте. Это целительные грязи! Но уверены ли вы, что без этого вы не полетели бы выспрь на крылах самомнения?! Так устрояет Господь, любящий вас.

Покаяние

Вы думаете, что для уничтожения зла, причиненного 47-летнею разгульностию, надо столько же потрудиться в добрых порядках жизни... Нет, это совсем не так. Вычисляется все запачканное отвращением от него и безжалостным к себе противодействием ему с верою, упованием и любовию к Господу. Бывают сии расположения в такой силе, что в одно мгновение все вычищают. Так было с разбойником на кресте. Днесь со Мною будеши в раю, - обетовал ему Господь. А в рай не войдет ничто нечистое. Для иных, впрочем, очищение сие тянется долго, - более всего от поблажек себе и уступок своим желаниям.

Как только увидите неправость мысли, чувства или слова, тотчас и кайтесь. Прибавьте к этому осматривание, как идет падение, и из этого осматривания извлекайте себе урок, как себя одолевать при подобных встречах. Опыты воздержания дадут опытность в самообладании, и падения будут реже и реже. Бог поможет.

Смирения побольше надо. Речи или порывы слова, огорчительные для других, не от барства ли? Сознание барства и есть гордость, вещь очень Богу не угодная и нравственной жизни самая зловредная. Вникните и вырвите этот корень горести, если он окажется.

Если не можете воздержаться, кушайте рыбу, только не во время говения. И в другое время иной раз лишайте себя этой сладости.

…Мало сказать, надо пожалеть, сокрушиться и со страхом, как на суде, исповедать Господу греховный помысл. Так и во всяком случае. В сем непрестанное раскаяние, которое есть главное дело внимающих себе. Когда нападают недобрые помыслы, надобно отвращать от них око ума и, обращаясь к Господу, именем Его гнать их. Но когда помысл пошевелит сердце, и сие лукавое мало-мало усладится им, тогда надобно бранить себя и умолять Господа о помиловании, и бить себя до тех пор, пока в сердце родится противоположное чувство; например, вместо осуждения возвеличание другого или, по крайней мере, сердечное чувство почтения к нему.

Что особенно делает необходимым таинство покаяния, так это, с одной стороны, свойство греха, а с другой — свойство нашей совести. Когда мы грешим, то думаем, что не только вне нас, но и в нас самих не остается следов греха. Между тем, он оставляет глубокие следы и в нас, и вне нас — на всем, что нас окружает, и особенно на небе, в определениях Божественного правосудия. В час греха решается там, чем стал согрешивший: в книге живота он внесен в список осужденных — и стал связан на небе. Божественная благодать не низойдет в него, пока на небе не изгладится он из списка осужденных, пока там не получит он разрешения. Но Богу угодно было небесное разрешение — небесное изглажение из списка осужденных поставить в зависимость от разрешения связанных грехами на земле. Итак, прими Таинство покаяния, чтобы сподобиться всестороннего разрешения и открыть в себя вход духу благодати. … Поди же исповедуйся — и получишь от Бога объявление о прощении…
… Вот где Спаситель воистину являет Себя Успокоителем труждающихся и обремененных! Искренно покаявшийся и исповедавшийся опытно сердцем ведает сию истину, а не верою одною приемлет.

Да не смущают же тебя находящие стыд и страх — они твоего ради блага сопряжены с этим таинством. Перегоревши в них, больше окрепнешь нравственно. Горел уже ты не раз в огне раскаяния — погори и еще. Тогда один горел ты пред Богом и совестию, а теперь погори при свидетеле, от Бога поставленном, во свидетельство искренности того уединенного горения, а может быть, в восполнение неполноты его. Будет суд и на нем стыд и страх отчаянные. Стыд и страх на исповеди искупают стыд и страх тогдашние. Не хочешь тех, перейди эти. Притом всегда так бывает, что по мере тревоги, какую проходит исповедающийся, избыточествуют в нем и утешения по исповеди. Вот где Спаситель воистину являет Себя Успокоителем труждающихся и обремененных! Искренно покаявшийся и исповедавшийся опытно сердцем ведает сию истину, а не верою одною приемлет.

В повести о блаженной Феодоре, проходившей мытарства, говорится, что злые обвинители ее не находили в хартиях своих записанными те грехи, в которых она исповедовалась. Ангелы потом объяснили ей, что исповедь изглаждает грех из всех мест, где он обозначается. Ни в книге совестной, ни в книге животной, ни у этих злых губителей не числится уже он за тем человеком — исповедь изгладила эти записи. Извергни же без утайки все, тяготящее тебя. Предел, до которого надо довести открывание своих грехов, тот, чтобы духовный отец возымел о тебе точное понятие, чтобы он представлял тебя таким, каков ты есть, и, разрешая, разрешал именно тебя, а не другого, чтобы, когда скажет он: «Прости и разреши кающегося, о нихже содела согрешениях», — в тебе не оставалось ничего, что не подходило бы под эти слова.

...Все, что Господом учреждено, благодатно есть... И всякому все дается даром. Но иначе бывает в отношении к отпадающим от Господа... Тут неизбежен и собственный труд умилостивления Господа, и тем больший, чем чаще и грубее были отпадения. Искренность и сила сокрушения много сокращают сей труд умилостивления, но не исключают его. И совесть падавшего не смеет вдруг все себе присвоить... Тяготится и отчуждается. Вот тут в этом труде умилостивления многопомощны молитвы святых, и паче Матери Божией, и живых доброхотов молитвы много помочь могут. Когда в первый раз кто приходит к Господу приходящий приемлется сразу... а кто по падениях, не сразу. И тому долго приходится томиться, пока умилостивит Господа... Это свидетельствуют опыты многократные. Принятие падших опять в милость после трудов отзывается в совести. В древней церкви падшие публично несли покаяние... Этим не нарушается право приступать ко Господу, а только устанавливается порядок помилования. По сему праву приступать ко Господу падший и ищет умилостивления. И сей приходящий не изгоняется вон, но держится еще в передней, или в сенях, по причине предшествовавшей неверности. Потому и надежду помилования он имеет, что Господь пришел взыскать погибшее... Но все же потрудись... ищи и толки в двери милосердия.


Поклоны и Иисусова молитва

У вас самих есть голова; мешает класть поклоны, без поклонов молитесь; поклоны - принадлежность молитвы помогающий, а не самая молитва. Молитва - то, что ум и сердце имеют к Богу. Изредка кладите поклоны. Молясь же, то на ногах стойте, то на коленях. Если творите молитву Иисусову, то начните не с 3000, а с 1000 и даже с 500, и потом прибавляйте. Дальше 3000 не заходите, разве потребность будет. Но лучше все зараз выполнять положенное число, и ночью. Днем же так вперемежку.., не в счет почасту творить ту же молитовку.

Поминовение усопших

Основание

Спрашиваете, почему мы поминаем усопших?

Потому что так заповедано нам делать. А что заповедано, видно из того, что в Церкви Божией не было времени, когда бы не творилось это поминовение. Значит, это идет от апостолов и Самого Господа. Но умишко наш всюду суется со своим носом, крича: почему и почему? Всего лучше дайте ему верою искреннею щелчок в нос, - и присядет.

Можете после сего сказать сему буяну: слушай, дурень, отшедшие живы, и общение у нас с ними не пресекается. Как о живых молимся мы, не различая, идет ли кто путем праведным или другим, так молимся и об отшедших, не доискиваясь, причислены ли они к праведным или к грешным. Это долг любви братской. Пока последним Судом не разделены верующие, все они, и живые и умершие, единую Церковь составляют. И все мы взаимно друг к другу должны относиться как члены одного тела, в духе доброхотства и любительного общения, и живые и умершие, не разделяясь пополам умиранием.

"Участь их решена". Участь отшедших не считается решенною до всеобщего Суда. Дотоле мы никого не можем считать осужденным окончательно, и на сем основании молимся, утверждаясь надеждою на безмерное милосердие Божие.

Усопшие не вдруг свыкаются с новою жизнью. Даже и у святых некое время держится земляность. Пока-то она выветрится, требуется время большее или меньшее, судя по степени земляности и привязанности к земному. Третины, девятины и сорочины указывают на степени очищения от земляности. Есть догадка, что сии 3-9-40 соответствуют каким-то поворотам в образовании младенцев в материнской утробе. Видения были... и они благонадежнее в определении, чем наши догадки. Догадки - шаткое дело. Я думаю, что видения только подтвердили, а дело уже было в ходу в Церкви Божией, - и было от апостолов.

Поминовение иноверцев

Святая Церковь не знает иноверцев и не поминает их, но, пока они живы, молится обще об обращении их. У иноверцев свои поминатели есть. Туда пусть обращается хотящий их поминать. Частные лица, родные, приятели могут у себя молиться о них, творя это, как дело любви, и опираясь на что-либо достойное в поминаемых.

Помыслы

При каких условиях они бывают вменяемы нам

Здесь я скажу вам только немного о помыслах. Когда дела грешные прекращены, борьба переходит внутрь, в сердце... Главное тут помыслы; за помыслами тянутся сочувствия, за сими - пожелания; за этими - склонения на дела, согласия, решения... Сими последними совершается внутренний грех. Из сих внутренних движений не все грешны. Грешность начинается, где видно произволение. Помыслы не грешны, когда человек сам не возбуждает их и возбудившихся не по воле его не удерживает. Тут есть нечистота греховная. Но когда к сему прилежит сочувствие и услаждение, сласть похотная не отгоняемая, а удерживаемая, тут полгреха есть внутреннего; если кто сам и удерживает сию страсть и разжигает, тут уж вся душа в блудном состоянии. Настоящий внутренний грех есть склонение, согласие и решение. Помыслы надо гнать, не удерживать их произвольно. Сочувствие или сласть, как только покажется, подавлять надо всеми силами... Тут главный пункт внутренней брани.

Вопрос: как? - решается следующим образом: сойди вниманием в сердце, стань там пред Господом и не допускай туда ничего греховного. В этом все дело внутренней брани.

...Итак, вот куда должно быть обращено все внимание подвижника, внутрь себя: — на помыслы, пожелания, страсти, влечения, — преимущественно, впрочем, на помыслы, ибо сердце и воля не так подвижны, как мысль, а страсти и желания редко восстают отдельно, большею же частию рождаются из помыслов. Отсюда правило: отсеки помысл — и все отсечешь.
 
Так положите себе законом действовать и по отношению к страстям; в каком бы маленьком виде они не проявились, спешите выгнать их, и так безжалостно, чтобы и следа их не оставалось.
 
Какой помысл входит, значит та страсть посильнее; против той и действовать посильнее начинайте. Но все на себя нисколько не полагайтесь, и не надейтесь сделать что своими трудами. Целительные врачества и средства посылает Господь. Ему себя и предавайте, — и это на всякий час. Трудиться — трудитесь; но всего доброго ожидайте от единого Господа.
 
Поставьте себе законом — всякий раз, как приключится беда, т. е. нападение вражье в виде худого помысла или чувства, не довольствоваться одним отражением и несогласием, но присоединять к сему молитву до образования в душе противоположных чувств и мыслей. И всегда этим завершайте свою брань с грехом. 

Грешны мысли, когда произвольно дают им место в душе. Но когда мысли лезут сами, душа же их не хочет, и противится им, тут нет греха, а борьба добрая.
Чувство грешно, когда соизволяют на него, удерживают и разжигают его; а когда оно невольно врывается в душу, душа не хочет его и напрягается вытеснить его, тут нет греха, а есть борьба добрая. Бывает что вместе с чувством возникает и сочувствие вдруг; душа же, как только заметит, вооружается против него - тут нет греха. Грешно сочувствие, когда попускается ему царить в душе, зная, что оно дурно.
Грешное дело так идет; мысль, чувство и сочувствие, соизволение, решение или избрание — и дело. Кто и прогонит мысль... чист остается. С чувства и сочувствия начинается грешность по мере соизволения. Где нет соизволения, там нет греха.
В моих словах: охлаждение — понятно что есть? — Оно бывает невольно… но бывает и от произвольных дел... от внешних развлечений, беспорядочных разговоров, сытости, излишнего сна... и многого другого... Тут есть виновность.
Нехорошие движения в теле, пока нет соуслаждения и соизволения, безгрешны. Соуслаждение и соизволение делают их грешными. — Неустойка против и страстей разумеется, когда не отбивают их а дозволяют им войти в сердце и буйство там производить.
По сим признакам осуждайте или обезвиняйте свои — гнев, злобу, самомнение, резкие сердитые речи, осуждение других, превозношение, нерадение о Боге и равнодушие к духовному — эгоизм — все это большие грешные акты, но грешными бывают от соизволения на них. — Стойте у двери сердца, и как только заметите что-либо из худого прорвавшимся внутрь или подступающим, — гоните безжалостно… и избудете от греха. — Способ к сему — внимание к себе, при внимании к Богу. Если будете так держать себя, избавитесь от грехов и мысли и чувств.

Что возникают страстные помыслы, чувства и желания — это уж обычно со всеми бывает. Это означает, что душа нечиста; но тут греха еще нет. Грех начинается, когда кто произвольно удерживает в себе сии движения и соглашается с ними. Но кто как только заметит мысль или чувство недоброе, тотчас прогоняет их с гневом, тот сохраняет свою неповинность. И даже похвалу заслуживает за это отражение вражеских искушений, как воин прогнавший и отразивший врага, как только увидел его.

Если кто из строго-наблюдающих за собою, живущих с бодренным сердцем и трезвенною мыслию, нехотя, сам не зная как, впадет в какое прегрешение мыслию, словом или делом и потом, заметивши его, тотчас отвергнет ненавистию сердечною, а себя освятит покаянною молитвою: «от тайных моих очисти мя» (Псал. 18, 13.); того проступок невинен: это дело немощи, но не злонамеренности, наприм. — набег осуждения, зависти и под. Только главное: заметивши, надо отвергнуть сердцем, ибо кто примет его после и усладится им, тот после изберет то, чего прежде не видал и что совершил, не зная и не избирая.


Пост

1. Молочное питание в посту. Кому оно разрешается?

Спрашиваете - о млекопитании. Никакого нет греха употреблять в пост, когда того требует состояние здоровья. Даже и бульон можно употреблять.

2. Размеры поста для взрослых и детей

Пост в среду и пяток - достаточно. Прибавлять к сему еще что-либо нет нужды. Налегайте больше на упорядочение мыслей и чувств. Тело достаточно держать в воздержании. Пощение детей, если здоровье не позволяет, не обязательно. Но очень жаль, что, привыкши с мальства, потом уж они не наладят на пост.

Посты церковные

Установлены для нашей пользы

Еще поздравляю с началом поста душеспасительного. Великое благо время сие. Бог чрез Святую Церковь благотворно учредил его для нас немощных, не могущих и не умеющих добре постничествовать все время жизни своей, хотя сознаем, что она вся, ни мгновения не исключая, должна принадлежать Господу и обращена быть в славу. Это и по самому сотворению нас, а тем паче по искуплению, в коем мы имеемся купленными ценою бесценною, почему и не должны себе принадлежать, а Купившему нас, Который в силу Его, стал нашим Господином, законно требующим, чтоб мы себя Ему предавали и иных господ не накликали на себя, которым, по оплошности нашей, нет числа. 

Похвала

Пишете: «Отчего бы иногда не похвалить иного?» — Бывает, что и хвалят. Хорошее невольно вызывает похвалу; похвала же оживляет похваленного, и крылышки ему придает. Но дело это не безопасное. Оно может засеменить самомнение, и далее провести до высокоумия и гордости. Вот и беда: ибо гордость проклята Господом. Вы ожидаете, что похвала смирение родит, при мысли, что не стоишь ее. — Бывает, может быть, и это; но такого рода рождение, по редкости своей и неестественности, надо назвать чудом. Кто-то из отцов сказал, что похвалить есть то же, что ногу подставить спешно идущему. Этот падает и нос расшибает до крови. Нечто подобное, надо полагать, производит и похвала в душе добре текущего духовным путем. — Потому признайте лучше, что мысль, будто похвала ведет к смирению, не небесного происхождения. Это внушение того, кто имеет обычай облекаться в Ангела светла, не будучи таким.
 
Похвалы, как я уже писал, то же, что ногу подставить бегущему… а у иного и дух вон!.. Боже упаси!

Дурно, когда все кругом похваливают, а правды никто не скажет. Долго ли запутаться? Поневоле станешь считать себя святым и начнешь читать наставления всем.

Правда

Она - предшественница Царства Божия

Правда, о коей спрашиваете, ничего более не означает, кроме того, что значит правда, - праведную жизнь, чистую и святую, без коей никто не узрит Царства Божия. Царствие Божие позади, а спереди его - правда. Надо прежде правдою завладеть, а потом уж Царствие Божие само собою попадет в руки.

Предзрение Господа всегда

Хорошо, что вы охотно читаете духовные книги... Но пишется обычно много, едино же есть на потребу - сердечно с Господом сочетаться и не отходить от Него ни мыслью, ни чувством. Подражайте святому Пророку, который говорит: "Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся". Зрите око Божие, утвердившееся над вашим сердцем, и все в нем видящее... Отсюда придет благоговейный страх Божий, внимание к себе, отвержение всех недобрых мыслей и чувств, и пребывание в трезвении. Если даст вам Господь навыкнуть сему стоянию пред Богом, тогда вам никакие уроки не будут нужны. Одно сие будет учить вас всему. 

Прельщение внутреннее и внешнее

Справедлива также боязнь прельщения... бывает мысленная прелесть - это самомнение; бывает внешняя - это светы, звуки, фигуры какие-нибудь. Плюйте на все сие... Вражье есть. Бес явился к одному, и ну кричать: "Христос идет, Христос идет!" Тот сказал ему: "Убирайся, прелесть лукавая, не пойдет ко мне Христос, ибо я крайне грешен". И бес исчез. 

Бойтесь прелести... Надо бояться... Но избегайте коренной прелести, и прочие места не будут иметь. Коренная прелесть есть думать и еще хуже чувствовать, что я нечто, тогда как я ничто. Я называю это самоценом... Вонмите сему и возымейте самоцен сей первым врагом своим. Не давайте ему засесть внутри иначе он сгубит вас... Это апостольский урок: мнящий себе быти что, ничтоже сый, сам себе прельщает (Гал. 6, 3).

Из этих трех своевкусия, своеволия и самомнения слагается пагубный дух прелести.

Есть дух прелести, который, не знать как, обходит душу лукавством своим и запутывает ее помышления так, что она думает, будто смиренна, а внутри скрывает гордое самомнение. Вот и надобно пристально смотреть в сердце. Лучше всего пригожи тут смирительные внешния отношения.

Приготовление себя к суду Божию

Станем и мы собираться... Будет экзамен. Просмотрим программу, и чего не учили, доучим, что позабыли, припомним, что не твердо знаем, протвердим. И поспешим это уладить... Ибо кто знает, может быть, вот вот и кликнут: Феофан Вышенский,... или Н. Тамбовская,.. или еще кто-то,.. и выходи... Ни тетрадок, ни книжек нет... и подсказать некому. Всякий один,.. как перст со своими только собственными средствами.

Приспособление к обстоятельствам жизни

Относительно течения жизни да ведаем, что его переменить не наших сил дело. Наша мудрость вся должна состоять в том, чтобы прилаживаться ко всякому строю жизни, какой пошлет Господь, так, чтоб нам было, сколько это возможно, покойнее. Вот наша задача в теперешнем положении. Осмотритесь и изберите себе такие занятия, какие бы не были вам не по сердцу, а доставляли какое-либо удовольствие, и, установившись так, ждите с терпением. Без терпения нельзя жить, и никого нет на свете, кто бы непрестанно чего-либо не терпел. Так и держите в мысли, что самые, по-видимому, залитые счастием счастливцы терпят, отчего же мне не потерпеть?

Чем занять себя? Главное, имейте всегда работу. Затем читайте. Еще: возумейте наслаждаться природою - всякое время года имеет свои прелести. Сумейте их найти и восчувствовать. В сем мудрость. Хотите ли быть мудрою? Извольте ухитриться так делать. Еще что можно? Сделайте из себя сестру милосердия для своего села: бывайте там, где беднота, болести, горести... и помогайте, сколько и как можете. Это занятие отраднейшее! Разве только вы закаленная эгоистка?! Но если вы точно такая, то не ждите счастия, хоть бы вы были засыпаны золотом и серебром. Сего злодея - эгоистку, убить надо. Если вы сами не убьете, то Господь молот за молотом будет посылать (всякие неудачи), чтоб разбить сей камень.

Притча о неправедном приставнике

(Изъяснение)

Не мы с вами первые и не мы последние, которые спотыкаются пред притчею о неправедном приставнике. А дело может быть очень просто... Только Бог не дает зрения умного. Оставаясь же с одними своими средствами, повертим-повертим затруднения то с той, то с другой стороны... и остаемся почти не при чем, с мыслию однакож, что возможное для нас сделано, и довольно с нас.

Вас поражают недоумением слова Господа: Сотворите себе друга от мамоны неправды, да, егда оскудеете, приимут вы в вечныя кровы (Лк. 16, 9).

Сотворить други сим образом немудрено, но попасть ради сего в вечные кровы едва ли несомненно можно. Ибо там все от Господа, а Он не потерпит даже самой легкой тени неправды. И труд делать друзей чрез мамону неправды окажется тщетным. Но в тексте все же стоит мамона неправды.., как средство к стяжанию вечного крова... Очевидно, что дело стоит за пониманием, кто такая мамона неправды, дающая плод совсем не по своей натуре. Вы в Москве слышали, что недоумение сие разрешается допущением предположения, что тут перевод неверен. Но перевод верен и никогда не представлял затруднений. Все переводы содержат мамону неправды. И вы справедливо заметили, что этим путем затруднение не устраняется, а между тем порождает мысль о неточности перевода, очень опасную. Надо и мамону неправды удержать, и верность перевода признать, и приискать мысль в решении недоумения, удовлетворяющую хоть немного. Вы подали мысль: не разумел ли Спаситель мытарей, наживших богатство очевидными неправдами, всеми признаваемыми, и в изречении Своем предложил способ, как им избавиться от вечной пагубы? Эта мысль допустима, хотя притча и вся речь по поводу ее были обращены к ученикам (Лк. 16, 1). Ибо Господа слушали все. Примем ту мысль, и, расширив ее приложение, допустим, что Спаситель не имел в мысли определенных лиц, а разумел всех вообще, всякого рода и времени богатых, которые сознают, что богатство их или все, или в некоторых частях неправедно. Предлагается общий способ избежать вечной беды всем неправедным богачам. Вот как это будет стоять в течение речи Спасителя. Неправедный приставник, увидев, что обличен и находится в крайней беде попасть в бедное состояние, ухитрился, как избыть от беды сей, путем, впрочем, неправым. Но хозяин его, узнав эту проделку, похвалил его, что ловко устроил свое дело. Спаситель пояснил, что этому дивиться нечего. Так уж свет стоит, что сыны века сего бывают премудрее сынов света, в роде своем, в кругу дел своих, по духу своему. Но тут же обратил Он мысль Свою и на сынов света, которые еще имеют быть таковыми, не состоя на деле в роду их. Между сими ищущими иные могут находиться в подобно сравнительном положении, как и неправедный приставник, т.е. в положении неправедно наживших имущество, сознающих, что при этом нет им спасения и желающих знать, как бы избыть от беды осуждения за неправедное богатство. Способ сей и указывает им Спаситель, говоря: "и Аз вам глаголю..." Тот неправый приставник ухитрился избыть от беды по духу и приемам века сего... А Я вам предлагаю способ, как избавиться от беды не по этому духу века, а по другим законам: "Сотворите себе други от мамоны неправды". Неправое богатство обратите в способ стяжания друзей не сего, а будущего века, и те примут вас в вечные кровы... Неправый приставник в этом веке стяжал себе друзей неправым богатством, а вы приобретете друзей для века будущего, зато приставник тот приобрел кров только на сей век, а вы получите кров на вечные века. Тот друзей приобрел неправым путем, а вы приобретайте правым, благословенным свыше, и потому ценным у Самого Господа - распределителя вечных кровов. Закхей после, по сему способу действуя, признан от Господа чадом Авраама. Думается, что с таким объяснением можно помириться. Тут все слова остаются в своем значении, и иносказание не вводится в истолкование. Кажется, что в этом и состояла самая цель притчи. Можно еще вот какую мысль принять, что в словах Спасителя мамоной неправды названо самое богатство, несмотря на способ его приобретения. Богатство есть мамона неправды потому, что оно само в природе своей неправо: живет лукавством, обольщает неправыми надеждами, а главное тем, что обманывает в глазах... Предлагает громады благ, а... оглянешься, ничего не остается, все, как прах, разлетается. Спаситель и предлагает превратить непостоянство богатств в нечто вечно ценное и удобостяжаемое: раздайте его бедным, чрез это оно перейдет в вечное ваше достояние и будет составлять вечный кошт ваш... Этой мысли о богатстве держались высокие умы: блаженный Августин, Амвросий Медиоланский, кажется, и Григорий Великий. Обещал я вам написать кое-что и написал. (Вып. 3, пис. 380, стр. 15, 16-18)

Причащение

1. Как приступать к Причащению

Чтобы не быть в грехе, надо грехи очистить Покаянием, и, приступая, приступить с верою и страхом в сокрушении сердца, без мечтаний о каких-либо преимуществах пред другими непричащающимися, а всегда со смиренными и самоуничиженными чувствами. Главное - иметь желание и ревность угождать Богу, а не себе. Ибо и добро делая, можно себе угождать.

2. Его сокровенное действие в нас

Слава Богу, что причастились. Что в чувстве не засвидетельствовалось благотворное действие сего Таинства, это надо приписывать нездоровью, а вследствие того, может быть, недостатку духовного напряжения. Но действие Таинств не всегда отражается в чувстве, а действует сокровенно, что, конечно, имело место и у вас. (Вып. 8, пас. 1376, стр. 123)

3. Как смотреть на отхождение пламенных чувств после Причащения

"После Причащения было хорошо, но потом стали иссякать пламенные чувства". Извольте заучить, что духовные утешения в жизни по Богу суть придаток, а не главная суть. Суть ее - сила и крепость держаться в добром порядке и внутренне и внешне. Утешения же и восторги звучат только: трудись, есть из-за чего. Потому, когда отходят они, не к отчаянию надо подвигаться, а усерднее браться за обычные труды Богоугодной жизни - и внутренней, и внешней.

Причащение и исповедь

Как часто можно приобщаться? Как исповедоваться?

Я, кажется, уже писал вам, что довольно поговеть и причаститься в каждый большой пост из четырех. А в посты перед Пасхою и Рождеством - по два раза. И больше не ищите. Старайтесь более свое внутреннее упорядочивать и приводить в совершенство. Замечаете также, что на исповеди читаете написанные в тетради грехи.., чего священники не любят... Если не любят, то перестаньте это делать. Верно, вы пишете общие грехи, в которых кто не грешен?.. А вы записывайте дела. Например, не пишите: я вздорлива, а запишите дело, в котором обнаружилась вздорливость... Так, сестра сказала слово неприятное, я рассерчала и побранилась... И если поладили, прибавьте: поладили, слава Богу, или: насилу поладили... Еще: приглянулось мне лицо одного человека... и впечатление это осталось. Сознав, что это дурно, я старалась бороться и изгладила впечатление... (лиц не сказывать). Так и о всем.

Пришествие Господне и ложные предсказания о нем

Предсказания уж сколько раз бывали, что вот-вот конец лета. И все невпопад. Спаситель сказал, что никто не знает времени. Нечего потому гадать и смущаться гаданиями других. Что будет Второе Пришествие, то несомненно, что оно будет внезапно, при всех предзнаменованиях великих. Остается только нам ожидать непрестанно Господа и готовиться к сретению, не гадая о времени.

Путь жизни, или тесный путь

Сопряжен с трудностями

Христианская жизнь встречает много препятствий с первых шагов, и чем дальше, тем больше. Вступающему на путь жизни сей надо вооружиться крепким мужеством, чтобы идти, не робея прилежащих борений с препонами.

И извольте облечься в мужество и бодрость, и теките неуклонно, подражая святому апостолу Павлу, который говорил о себе: так теку, да постигну. И вы достигнете. Чего? - Увидеть Христа Господа, может быть, и не сподобитесь, ибо это не всеобще, но глубокого Богообщения достигнете, ибо это и есть цель наша и главное обетование Господне.

Кто мужественно борется со страстьми, строго исполняя заповеди Господа, тот по мере успеха очищается сердцем, и по мере чистоты сердца сближается с Господом, Который обетовал таковым: к нему приидем и обитель у него сотворим. 

Путь спасения

1. Как его совершать

Путь спасения, конечно, ведом вам. Покаявшись и положив намерение жить исправно, надо уже без всяких уступок приносить плоды Покаяния в посте, молитвах и помогании другим. Надо любить уединение, молчание и труд, чтобы меньше мысли рассеивались. Блуждание мыслей расслабляет благое намерение. К службам ходить неопустительно и дома утруждать себя поклонами. Читать душеспасительное хорошо, но не много. Немногое прочитанное запоминать надо, чтобы не попусту читать. С Господом Спасителем вести непрестанную беседу. Знай всякая свой угол и Господа, и больше ничего.

2. Милость Божия буди с вами!

Уже и приняли вы великую милость, когда дал вам Бог образумиться и стать на должную дорогу. Вы неправо думаете, что это было простое дело. Кажется, вы хотите этим смирение показать, а между тем приписываете себе дело, которое не может быть иначе совершено, как благодатию Божиею. Это большая гордость. Извольте исповедать, что вас Господь призвал к жизни по Богу, чем показал, что избирает вас для Царствия Небесного. Исповедуя же сие, благодарите Господа и со страхом и трепетом совершайте свое спасение, боясь, как бы, отпадши снова, Духа благодати не укорить и Крови Сына Божия не попрать. Вы уже были призываемы путем рождения, Крещения и воспитания и стояли на добром пути, но уклонились, поправ благодать святого Крещения. Теперь снова призваны. Бойтесь опять отступиться от Бога. Благодать двояко действует - со вне, когда призывает, и - это всеобщая благодать, никто не исключен; ибо Господь всем хощет спастися и в разум истины прийти, когда кто, вняв призванию, обращается, тогда благодать через Таинство Крещения или Покаяния внутрь вселяется и там созидает спасение, или образует из стихий добра, естественных человеку, нового человека, наследника вечного Царствия Небесного, не властительски, а руководительно и помогательно, т.е. указывая добро и помогая совершать его. В сем последнем чине состоите вы. Вам предлежит: теките добре, да постигнете, подражая апостолу Павлу, который говорит о себе: "тако теку, да постигну". Цель - Царствие Небесное, но чтобы достойно быти внити в Царствие, надо очиститься от страстей и от всего худого. Как без сего очищения дверь в Царствие не отворится, то оно должно быть для вас ближайшею целью. К нему и направляйте теперь все. Программа тут проста: уясните себе все страстное и греховное, сущее в вас, и ведите против того войну; уясните также все доброе, сущее или долженствующее быть в вас, и воспитывайте его в себе благодатными средствами - молитвою церковною и домашнею, чтением святых книг с богомыслием и деланием предлежащих добрых дел, Исповедию и Причащением. Все сие в двух словах: уклонися от зла и сотвори благо. Такой порядок уже заведен у вас с самого начала обращения и теперь ведется. Если что приходится присказать вам, то только, чтобы вы не делали уступок и опущений ни с той, ни с другой стороны. Если опустите когда напитать добрую сторону, она захилеет; если уступите дурной, она оживет, как черви, почти иссохшие, когда окропит их немного дождь. Молитвословие у вас есть. Богомыслия не вижу, т.е. размышления о божественных истинах с выводами уроков для себя; доброделание есть, но с упиранием однакож ногами; Исповедь и святое Причащение есть. Все есть для доброй стороны, пажить обильная, сочная, пасите на ней, как овечку, душу свою. Если все сие совершится как следует, то душа ваша должна скакать и играть на пастбище, как ягнятки весною на выгонах. Позаботьтесь, чтобы при молитвословии шла молитва из сердца. Молитва собственно и есть вздох сердца к Богу. Если сего нет, и молитвы нет. Молитвословие ваше мерно, много набирать не надо, а лучше малое исполнять со вниманием и чувством. Между правилом молитвословия утреннего и вечернего, днем почаще воздыхать к Богу из сердца, а то и стать на обычное молитвенное место и помолиться о нужде настоящей. При чтении - сердце держать ничем не занятым, открытым для истины, и, обнимая читаемое пониманием, влагать то в сердце, при этом то один, то другой стишок затронет сердце, а иной и очень. Замечайте сии стишки, затрагивающие, и днем почаще припоминайте их, особенно тот, который побольше затронул. Это будет поновлять оживление сердца, - дело сие очень плодотворно. Читать лучше немного, но с усвоением и чувством, чем много и без этого. Без этого чтение будет - сеятва при дороге.

Богомыслие - взять какую-либо Божественную истину, уяснить ее в составе и основаниях, провести до чувства и вывести уроки для себя. Какие истины брать? Все, начиная с Божественных свойств, проходя чрез творение, искупление и общее Промышление, до Страшного Суда и вечной жизни. Это по катехизису. Брать одну. Стишки, которые падут на сердце при чтении, - лучший предмет для богомыслия. Время... как свободно... Доброделание... Заповеди - норма; практика - предлежащие случаи: лучше не придумывать дел, а делать, какие представляются. Представляется одно сделать, а другое не делать. То и другое редко обходится без борьбы с тем, что восстает внутри и что встречается во вне. Большая ошибка, - препоны или противления деланию считать невозможностию. "Не могу" - не должно исходить из уст ревнителя.

Ведение дел - великая премудрость, дар Божий. О сем молиться надо. Исповедь и святое Причастие неизбежно необходимы: одна возочищает, другая - баня, пластырь и пища. Надо причащаться все четыре поста. Можно прибавить, причащаясь в Великий и Предрождественский по два раза... Можно и еще прибавить, но не слишком, чтобы не оравнодушиться. Все прописанное питает добрую сторону. Сторона дурная сама собою будет слабеть, если добрая добре питается. Но та наша беда, что дурная сторона не дает добре совершать то, чем питается добрая; она всюду встревает и предъявляет свои претензии, и бывает, что то, чем питается добрая сторона, или не делается, или делается не как следует, отчего она и голодает, или питается испорченною пищею... Чтобы ничего такого не было, т.е. ни помех к питанию доброй стороны, ни порчи того, чем она питается, ревнителю спасения предлежит непрерывная борьба с дурною своею стороною. Борьба по форме очень проста: как только заметишь подходы, требования, нападки дурной своей стороны, поднимайся, бери оружие и гони врага пока и следа его не останется. В чем дурная сторона, всякий знает. Это эгоизм, самость, самоугодие, саможаление - все делать для себя, в свое удовольствие, в свою выгоду и в свою честь. Действиям, в каких это совершается, сметы нет. И нужды в том, в смете-то, нет. Решившийся жить как следует тотчас узнает дурное, в каком бы виде оно ни проявлялось... Проявляется же иногда только помышлением о дурном, когда представляется уму предмет дурной, иногда чувством дурным, иногда позывом на дурное, иногда вместе и влечением к нему, более или менее сильным. Иногда все это проявляется рядом: появляется предмет дурной, вызывает чувство, от чувства рождается позыв, а там и влечение... Все это для души нечистое, но еще не грешное. Грешность начинается согласием на дурное, которое переходит в решение сделать дурное, - это внутреннее дело; после чего придумываются способы, время, место... Затем следует дело грешное, от коего рабство греху и смерть душевная. Но в каком бы виде ни проявлялось дурное, как только оно замечено, надо вставать и бороться. Вот главные приемы борьбы: сознать врага в появившейся дурноте, рассерчать на него и, напрягшись, гнать его, призвав Господа Спасителя на помощь; и затем повторить сии акты, пока не исчезнет дурное и душа не успокоится. С этими тремя актами всякую дурноту можно прогнать и преодолеть. Требуется энергия, мужество и терпение. Этого сказанного достаточно в руководство общее на все случаи. И все сие вами, конечно, практиковалось и практикуется. Но пересмотрите себя еще понемилосерднее... и недостающее восполните, неправое поправьте, несовершенное усовершайте.

Всем хотящий спастися Господь буди вам помощник! Вы прописали некоторые неисправности в делании дела спасения. Присмотритесь, еще более найдете. Извольте встрепенуться, ибо дело идет о жизни и смерти. Главные производители жизни о Христе Иисусе суть: ревность горячая, энергичная, безжалостная к себе, яростно-сердитая на свою дурную сторону во всех ее проявлениях, без всякого снисхождения и Божественная благодать, привлекаемая призываемая ревностию и всегда помогающая, когда ревность действует, как следует. Как у вас это? Благодать Божия всегда готова и во всей силе, а ревность не всегда бывает исправна, не всегда бывает в должном напряжении, слабеет, близится к равнодушию, хладеет. В сем состоянии человек походит на того, о ком в Апокалипсисе сказал Господь: "ни тепл еси, ни хладен..." и прибавил очень страшный приговор. Ваша ревность ослабела. Сие ослабление вы описываете в очень сильных выражениях. Хоть она и не в такой степени ослабла, но дело это очень опасное. Враг обычно, пока ревность сильна, не подступает к ревнителю, а когда ревность немного насытится и жар у нее поспустится, он начнет подступать, и главное у него - совсем охладить ревность. В вас он уже порядочно успел в этом. По мере охлаждения ревности благодать отступает. Оба производителя жизни у вас не в нормальной силе. Близка опасность падения. Враг начнет вызывать влечение к прежним дурным делам. И как только успеет ввергнуть в какой грех, засядет и начнет гонять в отмщение за этот год противления ему...

Извольте встрепенуться. Спасение содевать нам заповедано со страхом и трепетом, ибо посреди сетей ходим, идем по жердочке над бездною, или по узенькой тропинке, по обеим сторонам которой пропасть. Поспешите поджечь ревность, тогда все опять пойдет добре. Как? Как оживляют онемелый член тела? - Трением. Начинайте же тереть душу. Чем? - Всем, чем обычно упражняют себя люди благочестивые: богомыслием, усилением самоумерщвления, или строгостию к себе, к плоти своей, наипаче же молитвою. Извольте пройти весь ряд Божественных истин предвечного бытия Бога до конца и остановитесь на сем последнем, именно, на своей смерти и последующем затем решении, неизменном на вечные веки. Но остановитесь не голою мыслию, а с полным чувством и так, как бы все то самым делом совершилось над вами. Вот вы слегли на одр смертный, приходят Ангелы взять душу... Что скажут они? Подступят и бесы... и что будут вопить? Чем кончится их взаимное пререкание? Начнется путь к Престолу Судии - Бога. Надо пройти мытарства, соблазнители бесы вытащут свои записи и начнут живописать деяния... Что тут раскроется?.. Когда на грехи получали, гладили нас по головке... и то ничего, и другое неважно, а тут начнут обличать и осуждать и рвать из рук Ангелов. Так до самого входа в Судилище. И ничего нет страшнее этих мытарств. Ангелы защищают, но бывает, что нечем уже защитить. Св. Антоний Великий видел некоего страшного гиганта, простиравшегося выше облаков, с простертыми руками по всему горизонту... Души умерших поднимались на небо. Которые поднимались выше его рук, на тех он скрежетал зубами в досаде, а которые останавливались ниже рук, тех ударял рукою, и они ниспадали в бездну... Увы! И кто исчислит все имеющиеся встретиться тогда страхи!.. А там Суд. Что скажем в оправдание или хоть в легкое извинение? Что будет, когда услышим: виновен... свяжите... и низриньте..? Извольте это поглубже вселить в сердце и почаще припоминать... Если так будет, если есть вероятность, что вынесется приговор "виновен", то как беспечничать и предаваться послаблениям?.. Очень много зла от мысли, что смерть за горами. Извольте приблизить ее и помните, что ей и из-за гор ничего не стоит прискочить... Вот-вот подскочит и подкосит... Ах! Ах! - да уж ничего не поможет. Пересмотрите-ка все роды внезапных смертей и решите, какой из них не может повториться и над вами, сей же час, когда вы читаете эти строки? От беспечности нет мысли возбудительнее, как мысль о внезапной смерти. Но ни одна мысль также не бывает дальше от нас, как эта. Все тут враг - заслоняет смерть... Извольте побольше навязывать узелков в напоминание о ней. У нас две гири, - дух и плоть, - одна другую перетягивает. Плоть - на пагубу; дух - на спасение. Я думаю, что в вашем охлаждении небезвинна плоть. Не предполагаю излишества, но доволь. Но эта доволь отупляет чувство духовное и расслабляет энергию. Потрудитесь подтянуть сию рабу неключимую, чтоб не лезла в госпожи. Как?.. Я думаю, вам ведомо! Касается же сие и пищи, и сна, и других льгот. Сделайте, чтоб плоть чувствовала, что на ней - тяжелая рука. Как только ослабнет плоть, чувство духовное оживет... Очень много в сем отношении значит - не давать разваливаться, держать в струнку все члены чрез внутреннее напряжение мускулов. Это сильно поддерживает бодренность духа и помогает душе стоять в трезвенном настроении.

Молитва - самое действенное средство в духовной жизни и вместе мера ее. Как вы описываете свою молитву, она у вас очень неисправна. Потрудитесь так делать: перед молитвою всегда подумать о молитве, что она, и к кому относится, и какова должна быть, - подумать и втянуть чувство сердца в молитвенную область - благоговеинства, упования и преданности Богу. Вы прочитываете молитвы утренние и вечерние. Прекрасно. Но совершайте свое молитвословие неспешно, всегда сопровождая слова мыслию, ими выражаемою, и напряжением на то чувства сердца. Вы часто в этом делаете уступку. Положите отселе не отступать ни на волос и нудить себя всячески, чтоб за словом шли мысль и чувство. Без этого молитва вкуса не имеет и не привлекает. Как, читая книгу, вы следите мыслию за читаемым и с удовольствием усвояете встречаемое, как же скоро мысль отбежит, чтение - трава. То же бывает и с молитвою. Если мысль отбегает и чувство пятится назад, нудьте себя. Правило ваше невелико, потому стыдно и спешить, и мыслию отбегать в сторону, и чувству давать льготу. Посмотрите, как пойдет молитва сладостно, если возьмете ее в руки и поблажать себе не станете, или не себе, а врагу, который, как только вы двинетесь в молитвенный угол, идет по пятам... и осаждает разными напоминаниями. Но когда внимать будете, он отступит, потому что ваша борьба против его внушений венцы вам готовит, а он этого не хочет. Когда дело молитвословия идет исправно, молиться хочется, и от молитвы отстать не желается. Тогда продолжите молитву, молясь словом своим или своею мыслию о том, что больше всего потребно в духовной вашей жизни... Полагаю, что этим способом молитва ваша оживет, и леность к ней отпадет...

Надо молитвенные воззвания делать, сколько можно чаще, до непрестанности. Выберите себе из псалмов стишки, которые берут за сердце, заучите их и часто повторяйте то тот, то другой... Заучите коротенькие молитовки святого Златоуста - 12 дневных и 12 на ночь, и тоже повторяйте часто. Обычнее же повторяется молитва Иисусова: "Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя!" Труд самопринуждения все преодолевает. Преодолеете и вы охлаждение. Слыхали вы, что есть непрестанная молитва? Возжелайте и взыщите. Станете искать и обрящете. Зародыши ее есть уже у вас - это чувство к Богу, по временам бывающее. У вас оно было в силе, но вы допустили охладеть ему. И оно приходит по временам. Вот это чувство старайтесь сделать постоянным, и это будет непрестанная молитва. Любили вы когда-либо кого-нибудь сильно? Припомните, как любимое лицо не отходило от сердца, и чувство все было в нем, и мысль не отходила, и все, что вы делали, думали, что то лицо видит, и старались сделать, что делали, хорошо, чтобы не заслужить неодобрения от того лица. Непрестанная молитва похожа на это, только место имеет в другой области. Помоги вам, Господи, найти такое к Нему чувство. Тогда всем оплошностям, вялостям и разленениям - конец!!! Остается мне сказать вам о духе хулы, иногда нападающем на вас. Это воистину дух хулы мутит вас. Не только мысли хульные бывают и поражают, но слышатся слова в ушах. Бес - производитель их. Делает он это для того, чтобы смущать вас и лишить вас дерзновения к молитве. И то имеет он в виду, не согласитесь ли вы на какую-либо хулу, чтоб ввергнуть вас в грех хулы, а потом - в отчаяние. Против сего беса: первое - не смущаться и отнюдь не думать, что это ваши мысли, но прямо относить их к бесу. Затем против мыслей и слов - мыслить и говорить противное. Он внушает худое о святом, а вы говорите: врешь, лукавец, он вот каков... Так против всего, и все говорите, пока не отойдут. Заключите так: буди проклят, хульник, и слова хулы да обратятся на главу твою... К Господу обратитесь с такою молитвою: "Душу мою открываю пред Тобою, Господи! Видишь, что я не хочу таких мыслей и не благоволю к ним. Все всевает враг. Отгони его от меня". Святой Нифонт четыре года мучим был этим духом, который жужжал ему в уши: нет Бога, нет Христа и проч. ... Он же говорил: и Бог есть, и Христос,.. и я поклоняюсь Ему и служу всею душою... Бог избавил, наконец, его.

Р

Разности в церковных порядках

Они позволительны

Некоторыми разностями в церковных порядках нечего смущаться. Они всегда были позволительны и по существу дела таковы. Грех только неблагоговенство, а самые чины могут быть изменяемы все, кроме существенного в святых Таинствах.

Расположение души к жизни и смерти

Желание пожить естественно живому. И тут нет греха. Но настоящее в этом отношении расположение есть: "Буди воля Божия!" Жить ли, умереть ли, да будет, как Богу угодно. Это расположение надо усилить и довести до того, чтобы оно не давало порождаться какому-либо относительно себя беспокойству.

С чем явиться? Пред Бога лучше всего явиться с этим ничего неимением. Только бы все очищено было покаянием и в сердце были в движении чувства и расположения и религиозные, и нравственные - особенно страх Божий, сыновний, предание себя в волю Божию, упование на Его милосердие, смирение и подобные... В вашем состоянии (болезненном) воспроизведение таких чувств заменяет деяния добродетелей. 

Рассуждение

Неутомимые жены! Сна не давали очам и веждам дремания, пока не обрели Возлюбленного! А мужи будто упираются ногами идут на гроб, видят его пустым и остаются в недоумении, что бы это значило, потому что Самого не видели. Но значит ли это, что у них меньше было любви, чем у жен? Нет, тут была любовь рассуждающая, боящаяся ошибки, по причине высокой цены любви и предмета ее. Когда и они увидели и осязали, тогда каждый из них не языком, подобно Фоме, а сердцем исповедал: "Господь мой и Бог мой!" (Ин. 20, 28), и уже ничто не могло разлучить их с Господом. Мироносицы и апостолы - образ двух сторон нашей жизни: чувства и рассуждения. Без чувства жизнь не жизнь; без рассуждения жизнь слепа - много истрачивается, а мало дает здравого плода. Надо сочетать то и другое. Чувство пусть идет вперед и побуждает действовать; рассуждение же пусть определяет время, место, способ, вообще бытовой строй того, к чему склоняется сердце. Внутри сердце идет вперед, а на практике - рассуждение. Когда же чувства станут обученными в рассуждении добра и зла, тогда, может быть, можно будет положиться и на одно сердце. Ибо как из живого дерева сами собою идут отростки, цветы и плоды, так и из сердца только тогда начинает возникать добро, разумно вливающееся в течение нашей жизни.
"Из сердца исходят злые помыслы" (Мф. 15, 19). В сердце же откуда? Корень их в живущем в нас грехе, а разветвление их, размножение и определенный вид в каждом - от его собственного произволения. Как же быть? Сначала отсеки все, что от произволения. Это будет похоже на то, как если бы кто на дереве оборвал листья, отсек ветви и сучья, и ствол отрубил почти до корня. Затем не позволяй выходить новым отросткам - самый корень и засохнет, то есть не позволяй исходить из сердца злым мыслям, а исходящие - отражай и изгоняй, и живущий в нас грех, не получая подкрепления, ослабеет и совсем обессилеет. В этом существо заповеди: "Трезвитесь, бодрствуйте" (1 Пет. 5, 8) - "препоясав чресла ума вашего" (1 Пет. 1, 13). Внимайте себе. При внимании надо держать рассуждение. Из сердца исходит не одно худое, но и доброе; однако не все доброе, внушаемое сердцем, нужно исполнять. Что истинно нужно исполнять - это определит рассуждение. Рассуждение есть нож садовника - одни ветки отсекает, а другие прививает.

Ревность духовная

Она споспешает нам во спасении. Чем ее поддерживать

Начал Господь в вас дело обновления духовного. Веруйте и уповайте, что начный... и совершит (Флп. 1, 6), если и ревность живую будете блюсти, и соответственных трудов опускать не будете. Ревность - дело благодати и свидетельство, что сия благодать неотступно в вас есть и производит благодатную жизнь... Пока есть ревность, присуща и благодать Святого Духа. Она - огонь. Огонь поддерживается дровами. Дрова духовные - молитва... Как благодать коснется сердца, тотчас порождается обращение ума и сердца к Богу - семя молитвы. Затем идет богомыслие.

Благодать Божия внимание ума и сердца к Богу обращает и на Нем держит. Как ум без действия не стоит, то, будучи к Богу обращаем, о Боге и думает. Отсюда память Божия - присная спутница благодатного состояния... Память Божия праздной не бывает, она непременно вводит в созерцание совершенств Божиих и Божиих дел: благости, правды, творения, Промышления, искупления, Суда и воздаяния. Все это в совокупности есть мир Божий или область духовная. Ревнующий неисходно пребывает в этой области, Таково уж свойство ревности. Отсюда обратно пребывание в этой области поддерживает и живит ревность. Желаете соблюсти ревность? Держите все прописанное настроение... Память - это дрова духовные... Имейте всегда под руками такие дрова и как только заметите, что огонь ревности слабеет, берите какое-либо полено из своих духовных дров и подновляйте огонь духовный. И все добре пойдет. Из совокупности таких духовных движений исходит страх Божий, благоговейное стояние пред Богом в сердце. Се страж и охрана благодатного состояния... Вникните в это хорошенько и обдумайте, вселите в сознание и сердце... и непрестанно оживляйте в себе... и живы будете... Воскресли вы, как говорите, а тут будете всегда в состоянии только что воскресшего.

Руководство к духовной жизни

1. Внешнее поведение

Тело надо держать постоянно в струнку, как солдат на параде, никак не позволяя себе распускать членов не только при хождении и сидении, но и при стоянии и лежании.

2. Дела

Дела все - и большие и малые - делать так, как бы око Божие смотрело, как что делается.

3. Приходящие

Всякого приходящего или всякого встречаемого надо принимать, как посланца Божия. Первый вопрос будет у тебя внутри: что хочет Господь, чтобы я сделал с этим или для этого лица? Всех принимать как образ Божий, с почтением, и желать сделать добро ему.

4. Пища

В принятии пищи - немного оскудить питание, равно и у сна отнимать кое-что. Как что, сами смотрите.

5. Свобода в действовании

Не нужно вязать себя, а свободно действовать, иногда так, иногда иначе; одно имея в виду - плоти угодия не творить и ни в чем не самоугодничать. И спать или бодрствовать разно можно, имея одну меру - не засыпаться крепко.

6. Слезы внешние и внутренние

Вам дал Бог слезы. Это добре! Но временные слезы - не все еще. Надо чтобы постоянные были. Есть слезы в сердце, которые лучше текущих из глаз... Из глаз текущие питают червь тщеславия, а те - сердечные - Богу единому ведомы. На людях лучше удерживать слезы, оставаясь с сердечным сокрушением.

Читайте Варсонофия и Иоанна. Там определены все случайности, и можно находить указание на все, в чем ни окажется нужда.

7. Благие мысли во время размышлений или при поклонах

Извольте содержать в мысли, что учитель всякому добру есть один Господь, Спаситель наш. В час размышления, или при поклонах внезапно появляться будут мысли спасительные, или руководительные, или пояснительные, - надо их замечать и записывать. Если будете предавать себя Господу вседушно, то Он сам преподаст, или чрез Ангела Хранителя всю науку христианскую.

8. Развитие молитвенного духа

Выучите несколько псалмов на память таких, которые больше по сердцу. И потом во время поклонов можете читать их и из каждого стиха составлять свою ко Господу молитву. Мне сказывал это один человек, который начинал с начала утрени "Помилуй мя, Боже", и не успевал кончить ее до конца утрени. Этот способ больше всякого другого развивает дух молитвенный.

Безжалостность к себе, готовность на всякую услугу другим и предание себя всецело Господу с молитвенным в нем пребыванием - се производители жизни духовной.

С

Саможаление

Средства борьбы против него

Что у вас (во внутреннем человеке), и тут тоже не спеша надо. Вы думали, что начал и тут же на третье небо... Надо прежде труды и поты подъять, потом уж начнут показываться плоды. Но условие неотложное - не жалеть себя. Не жалеть себя - не значит горы на себя наваливать, а ту же обычную монастырскую жизнь тянуть, не допуская ослаблений ни в чем.

Звонят к утрене. Саможаление говорит: полежи минутку... Не слушай - и се удар саможалению в голову. Стоя в церкви, чувствуешь позыв ноги распустить, к стенке прислониться. Откажи и стой в струнку - се еще удар. Пришло на мысль: дай выйду, проветрюсь. Откажи - и еще удар. Пришел домой от утрени: дай лягу. Не давай. Дай книжку лежа почитаю,.. не давай. Сядь в струнку и читай. Так все, что ни шаг, то будет удар саможалению.

А всякие чрезмерные подвиги - не наше дело. Устав монастырский общий, если его исполнять, как следует, даст непрестанный случай к упражнению в несаможалении.

И молитва не вдруг приходит, надо трудиться, понуждая себя без поблажки к вниманию и неблужданию мыслями, и придет навык трезвения.

Надо не вешать рук и головы и не подгибать колен, а бодро стоять... Не попал на дорогу... мужаться надо, попадешь... Имеем Спасителя Бога... Речет - и все будет!

Саможаление и самоугодие

Их опасность и пагубность для спасения

А саможаление, на которое вы жалуетесь, уже опасно и пагубно. Если поблажать себе придется по болезни, то это ничего. А если под предлогом болезни, то то худо. Тут видно лукавство пред самим собой - самое злое из всех лукавств.

Вы на саможаление, как видится, смотрите очень легко,.. почитая случаи уступки ему неважными действиями. Тут у вас большая ошибка. Случаи саможаления точно бывают самые ничтожные, но не ничтожно присутствие в душе этого саможаления. Ибо что оно значит? Значит, что самоугодие у нас с вами сильнее Богоугождения. Положи мы то и то делать, сознав то нужным в деле устроения спасительной жизни и угодным потому Богу, а потом отказываемся от этого не по чему другому, как потому, что этот отказ приятнее нам, телу или душе. Значит, в этот раз мы переходим от Богоугождения к самоугодию. Совесть видит нашу неправость и беспокоит. Она права. Не следовало себя связывать: то и то буду делать в видах подвижничества, когда не было уверенности одолевать себя всякий раз. Например, положили не пить чаю, а потом выпили чашечку. И беспокоитесь. Дело не велико - выпить чашечку, но велико то, что совесть оскорблена и что допускаются дела, нарушающие прежние ваши решения и сознания. Этим разоряется внутренний строй и образуется навык не внимать совести, когда она указывает должное. А тут - и бесстрашие придет... и совершенное равнодушие к Богоугождению. Лучше не вязать себя правилами до мелочей, а иметь одно общее - всякий раз действовать наперекор требованиям самоугодия. И если допускать какую льготу телу, то можно тогда выпить чашку. Так бы и следовало положить: буду по временам воздерживаться от чаю. Потому что иногда это очень легко обходится. А то лучше всего такими подробностями себя не вязать. А общее держать - не делать угодия плоти и в этом духе действовать, всякий раз составляя решения.

Я чай выставил для примера, но так действовать надо и в отношении ко всему: к пище, ко сну, прогулке, отдыху и проч.

Что мешает внутреннему строю, того ни под каким видом не допускать. Вот для этого идет духовник. Мало-мало что встретится, тотчас спросить. Совесть будет спокойна. А то она будет законно теребить.

Успеха, говорите, нет. И не будет, пока есть самоугодие и саможаление. Самоугодие и саможаление прямо свидетельствуют, что в сердце преобладает я, а не Господь. Самолюбие и есть живущий в нас грех, от коего вся грешность, и который делает грешным всего человека с ног до головы, пока он имеет место в душе. А когда грешен весь человек, как придет к нему благодать? Не придет, как не пойдет пчела туда, где дым.

Присутствие самолюбия есть знак, что первое решение работать Господу сформировалось неполно и неудачно. Решение это имеет два конца: один - да отвержется себя... и второй - да по Мне грядет. Первый требует совершенного подавления эгоизма или самолюбия и, следовательно, недопущения самоугодия и саможаления, ни большого, ни малого. Следовательно, в ком они есть, у того решение было неполно.

Такое решение делает человека подобным тем лицам, о коих в Апокалипсисе говорится: ни тепл, ни хладен... ни то, ни се. - Спастись хочется, а самопротивления не допускается. Нельзя Богу работать и маммоне.

Все сие привожу вам на мысль, чтоб вы процензоровали себя и хорошенько определили, что у вас там в сердце - я или Господь. Затем сесть и рассудить, как же быть.

Пишете, чтоб я помолился об избавлении вас от самоугодия. Об этом что молиться? Бог не услышит. Он услышит молитву только о тех, которые не самоугодничают. И самого человека всякого Бог слышит только тогда, когда он не страдает сими первородными дщерями греха. За несаможаление и несамоугодие только и подает Господь благодать и преуспеяние. Самих же их не подает, а требует.., чтобы их сам человек возымел, как задаток, что ему стоит оказать милость.

Самоугодие

В вас царит самоугодие. А между тем на словах выражаете желание спасения и совета спрашиваете, как вести жизнь, чтобы спастись. Сами видите, что вам для своего спасения надо победить самоугодие, как и Спаситель повелел: "Аще кто хочет по Мне идти, да отвержется себя..." Когда вы это сделаете, тогда и вопроса не будет у вас: как жить, чтоб спастись! Ибо ясно будет и сознано, что спастись вам нельзя иначе, как идти путем самоотвержения... Это и есть тесный путь, ведущий в жизнь...

Затем спрошу вас: заповеди знаете ли? Слышу ответ: знаю. Так исполняйте заповеди и спасетесь! Другого пути нет, и это слово Спасителя.

Просите прощения всех грехов. Это благо для вас изречет ваш духовный отец. Рассмотрите всю жизнь свою, проверьте для себя все грехи свои, по указанию заповедей, и чистосердечно исповедуйте их духовному отцу, с сокрушением и слезами и обетом вперед удерживаться от всякого греха, большого и малого...

Как победить самоугодие и решиться вступить на путь самоотвержения? Если не отвергнетесь себя и все будете идти путем широким, то, как Спаситель сказал, попадете широкими вратами в ад... Это неизбежно. Потом поставьте себя в минуту умирания, когда осталась вам только смерть, и потом Суд по вашей жизни. Поживей вообразите себе, какое слово услышите (от Судии Бога): прииди или отыди. Если воистину восчувствуете это, то воспрянете, как палимые огнем, и уже самоугодию места не будет. Но надобно уж и держать себя в таком страхе постоянно.

Самооценка и самомерение

Не следует слишком заниматься собою. Отцы святые говорят: "Не меряй себя!.. Лучшая мера: "Ничего нет"... Господи, даждь положити начало благое!.. Господи, иже веси судьбами спаси мя!.. И мысль всякую гоните о мерянии себя, а, задняя забывая, совсем как бы его не было, - в передняя простирайтесь. Враг наводит на то, чтоб мерять себя, чтобы самомнение возбудить и испортить все дело. Всегда говорите себе: "Ничего нет, нечего мерять".

Самоцен и благодать

Их взаимосвязь

Самоцен и отступление благодати всегда неразлучны. Господь отвращает очи Свои от зазнавшегося... А за отступлением благодати не всегда падение следует. Следует только охлаждение, нехорошие движения и неустойка против страстей, не в смысле падения в дела страстные, а в смысле смятения сердечного. Например, скажет кто неприятное слово... и сердце загорится гневом и под.

Самочувствие или самовозвышение

Его опасность для души. В чем она состоит

Раздражительность, гнев, нетерпение, суетливость, - конечно, все это не добрые дела. Но хорошо уже то, что сознаете их недобрость. Поищите родителей их и придушите. Тогда чада сами собою пропадут. Посмотрите, нет ли у вас самочувствия, т. е. чувства своего значения, или отрицательно - отсутствия чувства, что вы ничто. Это самое сокровенное чувство, но оно всем ворочает в жизни. От него первое требование, чтобы все было по-нашему, и коль скоро этого не бывает, то на Бога ропщем, а на людей серчаем. От него уверенность, что все сами можем сделать и устроить, пустивши в ход придуманные средства, ожидаем, что все так и будет, как придумали. Оттого, что дело начинаете без усердной молитвы, и продолжаете тоже, и кончаете опять ропотом, если что не по-нашему, и чувство самодовольства, - если по-нашему. Бога во всем этом помышляете яко стороннее, а не действующее лицо. Так вот присмотритесь, нет ли сего, и если хоть не в большой мере есть, позаботьтесь восстановить чувство ничтожества своего во всех отношениях. И всегда Господа о том молите. И общее углубите убеждение и чувство, что Господь все устрояет и во внешней, и во внутренней жизни.

Ничто существенное доброе не укореняется в нас без Него. Если так, то предать Ему себя следует. Не прекращать, однако, и своих трудов и усилий, только упования на них не полагать и ничего от них не ожидать, если Бог не благословит их.

Свобода

1. Свобода человеческая и благодать Божия. Их взаимосвязь в деле добра

Все доброе созидается в нас взаимодействием свободы и благодати. Обще это так выражается: начни трудиться над чем-нибудь и трудись... Увидит Бог, что искренно желаешь искомого, и даст то... Хочешь приобрести молитву, трудись в молитве... и Господь даст молитву... Хочешь избавиться от гневливости - трудись над сим,.. и Бог, видя твое усердие, даст тебе безгневие... Человек сам собою ничего не созиждет в себе доброго, если не придет благодать; а благодать не дает ничего человеку, если человек сам не трудится... Заучите сей пунктик.

2. Определение и попущение Божие

Вы атаковываете свободу, - будто все строится так, что хочешь не хочешь, а делай. Стоит только повнимательнее посмотреть дела свои, хоть в один день, или полдня, и вы увидите, что все сами делаем, и делаем потому, что так хотим. Кто вас привел на Вышу? Связанным приволок кто, или сами решились и приехали? То, что вы называете понуждением, есть побуждение, без которого свободные дела не делаются. Но побуждение не есть необходимость - делать, а предложение дела. Дело предлагается, душа обсуждает, сделать ли, и решает - делать или нет. Этого решения у души вынудить никто не может. Сама решает. Сюда и Божеская сила не заходит и никаким мановением свободы души не связывает.

Прародители пали. Почему? Нашли, что лучше будто не исполнять заповеди, и нарушили ее. Змий предлагал. Ева рассуждала и нашла, что он не худо предлагает, и по этому своему смышлению решила - сорвать плод и вкусить. Решения этого никто не вынуждал.

Тоже и духи пали, конечно, вследствие рассуждения и своеличного решения, что лучше не слушать Бога, а жить по своему смышлению. Рассудили так и отпали от Бога. Решения никто не вынуждал.

Так и всякая душа действует. Побуждений может быть много и самых сильных и понудительных, а решение всегда от воли души зависит. Она может решить и наперекор всем понудительным побуждениям. Возьмите мучеников! Предлежат орудия мучений, обещается покойная жизнь, иногда сбоку стоят мать и отец и уговаривают бросить несколько ладану в жаровню пред идолом, иногда же, кроме этого, и жена молодая, любимая, и еще с ребенком. Сколько понуждений! А мученик решает совсем наперекор им. - Не свободен ли он?! И тот, кто падает - падает по свободному решению.

Сознавши, таким образом, что свободное решение всегда от нас, вы должны положить, что всеведение Божие не имеет на него определенного влияния. Да этот вопрос давно решен и очень удовлетворительно. Именно - Бог предвидит, потому что видит свободные решения воли. Эти решения составляют предмет всеведения и составляют его в том виде, в каком являются, - именно, как свободные решения.

Не все, что предвидит Бог, то и определяет. Богословы различают в Боге - определение и попущение. Что определяет Бог, то так и бывает, как Он определяет, а что попускает, то может и не быть так, как бывает, хотя Бог предвидит бывание этого.

Таково падение прародителей и духов. Они свободно пали, хотя Бог предвидел то. Со стороны Божией все сделано, чтоб не пали. Ясно сказал прародителям: не ешьте. И последствия указал. Подобное сему надо предполагать и у духов падших.

Не послушали, кто виноват? Зачем попустил Бог? - Затем, что иначе надлежало отнять свободу, или уничтожить в мире свободную тварь. Но без этого мир был бы гораздо ниже, чем теперь есть. И попустил Бог пасть, устроив образ восстания от падения. Мы идем к восстанию путем борьбы с противностями. Таков закон! - И все, которые следуют ему, венчаются успехом.

Извольте действовать по прописанному в начале. Когда возродятся сомнения и упорно будут стоять, - садитесь и опишите их подробно. Я уверен, что они тут же будут рассеиваться. У вас все здраво. Враг всевает пустые призраки.

Священник

Перемена священника, хоть не всегда приятна, но беда от этого не слишком велика. Господь правит Церковию и всем, что в ней. Священники - орудия Его. Что для кого нужно, то подаст Господь чрез священника, каков он бы ни был, коль скоро ищущий идет с полною верою и усердно.

Семейная и гражданская жизнь

"Глава семейства, кто бы ни был ею, должен восприять на себя полную и всестороннюю заботу о всем доме, по всем частям, и иметь неусыпное попечение о нем, сознавая себя ответным лицом и пред Богом, и пред людьми за его добро и худо; ибо в своем лице он представляет его все: за него получает стыд и одобрение, болит и веселится. Сия забота, по частям, должна быть обращена а) на благоразумное, прочное и полное хозяйство, чтобы все во всем могли иметь посильное довольство, жизнь неболезненную, безбедную. В этом житейская мудрость — честная, Богом благословенная... В сем отношении он распорядитель и правитель дел. На нем лежит когда что начать, что кому сделать, с кем в какие вступить сделки и проч. р) При внимании к ходу вещественных дел и духовные дела тоже на нем. Главное здесь — вера и благочестие. Семейство — церковь. Он глава сей церкви. Пусть же блюдет чистоту ее. Способ и часы домашнего молитвования на нем: определи их и поддерживай. Способы просвещения семейства в вере на нем; религиозная жизнь каждого на нем: вразуми, укрепи, остепени, у) Устрояя все одною рукою внутри, другою должен он действовать вне, одним глазом смотреть внутрь, другим — вне. Семейство за ним. В общество является он, и общество за все семейство берется прямо с него. Потому все необходимые сношения и общественные дела — на нем. Он — знай, он — и приводи в дело, что нужно. 5) Наконец, на нем лежит обязанность хранить семейные обычаи, общие и свои частные, и в последнем случае особенно дух и нравы предков держать в семействе и память о них передавать из рода в род. Каждое семейство имеет свой характер; пусть он остается и держится, в союзе, однако ж, с духом благочестия. Из их разнородностей составится стройное при разнообразии и полное тело — село, город, государство.

Под главою и все семейство — все члены его. Они прежде всего должны о) иметь у себя главу, не оставаться без нее, никак не позволять, чтобы их было две или больше того. Сего требует простое благоразумие и благо их же самих иначе невозможное, р) Потом, когда есть глава, ей во всем повиноваться, не вносить своих распоряжений, своевольно не начинать ничего и не опускать приказанного, у) Между собою жить в крепком мире и согласии, в союзе сердечном: разрозненность сил расслабляет и останавливает успех. 8) Из сего мира и взаимная помощь, и взаимносодействие: ты тому помоги, а тот тебе, е) Наконец, выходя во вне, не должно выносить сора. Внешние пусть и знают только внешнее. Что бывает внутри, то должно быть священною для всего дома тайною. 0 Надо и словом и делом защищать честь своего дома: сам не срами его делом худым, не говори худого; защити, когда слышишь что; Богом же благословенная честь дома — это благонравная, чистая и благочестная жизнь всех членов его, всем ведомая и всех с уважением и доверием обращающая к ним".

"Кто в семье живет, тому и спасение от семейных добродетелей. Но ведь дело не в том, чтобы все представить в отличном виде, а чтобы сделать все зависящее. Коль скоро все сделано, нечего себя мучить. Конечно и спустя рукав не следует действовать, но и томить себя не след, предоставляя все Господу".

"Приходит мне на мысль, что если вам можно, обратив все, что имеете, в капитал, жить безбедно и детей воспитать и пристроить; то это будет лучше всего. Думаю так, по вашему стремлению, быть побольше с Господом. Но всяко вы - глава семьи. Смотрите, как удобнее. Когда дела не позволяют вполне совершать молитвенное правило, то совершайте его сокращенно. А спешить никогда не должно. Бог всюду есть. Скажите Ему утром благодарение и испросите благословение своими словами, несколько поклонов и довольно! К Богу никогда не обращайтесь кое-как. А всегда с великим благоговением. Не нужны Ему ни наши поклоны, ни наши многословные молитвы. Вопль из сердца краткий и сильный, вот что доходно! А это можно походя делать. А следовательно и молиться непрестанно. О сем и заботьтесь и сюда все направляйте. У святого Епифания спрашивали: как нам править часы? Часы?! Для молитвы нет часов особых: она должна быть всечасна и всеминутна. У св. Василия Великого спрашивали: как непрестанно молиться? Он отвечал: имей в сердце молитвенное расположение и будешь непрестанно молиться. Руками работай, а ум к Богу возноси. Апостолы всю землю обошли, сколько трудов?! А между тем непрестанно молились. И заповедь эту они написали. Дух веры, упования и преданности в волю Божию, - вот что надо возгревать в сердце.

Правило молитвенное можете и сами сладить, судя по тому, что писал вашей супруге. Заучите молитвы, какие читаете, и читайте их на память с пониманием и чувством. Тут же и от себя вставляйте молитву свою; чем меньше зависеть от книжки, тем лучше. Заучите несколько псалмов и когда идете куда, или другое что делаете, а голова не занята, читайте их. Се беседа с Богом. Правило должно быть в вашей свободной воле. Не будьте рабом его".

"Теперь верно брак твой уже совершился, а ты живешь с своею супругою. Благослови вас, Господи, и надели всякими радостями. Принимаю в родственное расположение твою супругу.

Вот ты теперь хозяин с хозяйкою. Запиши, что отселе вы становитесь родоначальниками нового поколения. Надо так вести дело, чтоб детям не только оставить наследство, но и наперед дать им тело здоровое и душу бравую".

"Худо, когда кто в семье своей не находит себе счастья. Если находишь, благодари Господа. Но постарайся, чтоб и всегда так было. Искусство одно: всякий день начинать так, как бы он был первый после свадьбы".

"Жизнь семейная и гражданская не сама по себе есть мирская, а бывает такою, когда в порядки такой жизни втесняются страсти и удовлетворение их. На семейную и гражданскую жизнь есть заповеди. Если так завести эту жизнь, чтобы в ней господствовали заповеди с прогнанием всего страстного, тогда это будет не мирская, а святая жизнь, Богом благословенная.

У нас по словоупотреблению мирянин не значит человек, по-мирски живущий, а человек, не принадлежащий к духовенству и монашеству".

Сердечная теплота

Чем ее поддерживать

Теплота сердечная, о коей вы говорите, - хорошее состояние. И надо ее блюсти и поддерживать. Когда ослабеет, возгревать так, как вы делаете - собираться посильней внутрь и к Господу взывать. Чтоб не отходила, надо избегать рассеяния мыслей и впечатлений на чувства, несогласные с сим состоянием, избегать, чтоб сердце не прилегло к чему-либо видимому (не худому только, но и вообще ко всему), и никакая забота не поглощала всего внимания. Внимание к Богу да будет неотходное и напряжение тела неослабное - в струнку, как солдат в строю. Главное же - Господа молить, да продлит сию милость.

Что же касается до "это ли"? - то однажды навсегда примите за правило - такие вопросы гнать без жалости, как только родятся. Это вражье порождение. Если остановиться на вопросе сем, то враг тотчас же решение даст: о, конечно, это. Ты, ведь, молодец. Затем молодец подымется на ходули, начнет мечтать о себе, а других ни во что ставить. И благодать отойдет. Но враг все будет держать его на мысли, что она с ним. И сие есть - мниться имети, тогда как ничего нет. Святые отцы написали: не мерить себя. А взяться решить этот вопрос - значит приступить к измерению себя, на сколько вырос. Так извольте от этого бегать, как от огня. Божия милость да будет с вами.

Псалмы заучивать на память хорошо. Выбирать какие больше к себе и заучить. Потом, ходя, читать их с размышлением. Из Евангелий хорошо заучивать слова Господа на память слово в слово, а прочее так помнить.

Сердечное сокрушение и самообличение

Сокрушение сердечное и самообличение безжалостное всегда нам к лицу, однакоже и меры не надо забывать. Вы заходите за черту должного, когда употребляете такие речи: "безнадежная тоска томит от греховности... чувствуешь невозможность спастись..." и подобные. Чувство бессилия самому спастись в порядке вещей, но нечаяние спасения должно выбросить из словаря христианского... Ибо имеем Господа Спасителя, о нашем спасении пекущегося, нас к тому всячески располагающего и укрепляющего. Не надо так говорить.., враг подслушает и начнет строить на этих пунктах свои батареи. Поди - отстреливайся тогда.

Сердечное томление

Ведь не столько углубление умовое томит голову, сколько крушит забота и томит сердце, а из сердца томление переходит в голову. Второй мой рецепт на это и направлен - именно: не томить сердца крушением и заботою, а всю печаль и заботу передать в руки Божии, так чтобы сердце оставалось совершенно свободно. Тогда голова, сколько ни углубляйся, все перенесет без изнеможения. В установлении такого настроения - труд идет нравственный, с размышлением, которое оживляло бы упование на Бога.

Сердце человеческое и Господь

Сердцем распоряжаться никто не властен. Оно живет особою жизнью. Само по себе радуется, само по себе печалится. И тут с ним ничего не поделаешь. Только Владыка всяческих, все содержащий в деснице Своей, властен входить в него и влагать в него чувства, не соображаясь с натуральным течением его изменений.

Бог везде есть, и коль скоро находит сердце, непротивящееся Ему, входит в него и обвеселяет его. Оно и радуется и, к Нему прилепляясь, отстать от Него не хочет. Сердце, заткнутое эгоизмом, портится внутри, и дурно-дурно бывает. Обращаемся к Господу - дырочка в нем просверливается трудами по новой жизни, внутреннее нечистое выходит, на место же его входит другое, чистое. Это Божеская духовная стихия - Сам Господь. Чувствуя это, сердце радуется радостию жизни, почерпаемой от Господа. Господь именуется Посетителем душ... Когда посетит, душа играет.

И сие не от нас - Божий дар! Если дар, - благодарить надо Дарователя и смиряться... Смирение - основа всего! Как пройдет смирение, сердце замкнется и все доброе в нем задохнется. Да будет всегда сердце сокрушенно и смиренно. Не теряйте, а паче и паче развивайте сие чувство. Нормальное наше к Богу отношение есть болезненное с сокрушением Ему припадание в сердце, с воззваниями: "Имиже веси судьбами, спаси мя!" В руки Господни надо положить себя, да творит в нас и с нами, что Его святой воле угодно, только бы спас...

Дело молитвы не безмолвников только есть дело, а всех христиан, и это до самых высших ее степеней. Все степени молитвы - Божие суть дело. У Бога же все равны, и смотрит Он только на сердце. Как сердце к Нему, так и Он к сердцу, чье бы сие сердце ни было. Господь сказал: "Яко Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут..." Это о всех христианах. Апостол же говорит: "Живот наш сокровен есть со Христом в Бозе".

Серчание

С серчанием ладьте понемногу. Сколько сил хватает, боритесь... Авось Господь смилуется и отберет сии немощи. А оставит за вами, и за то благодарите - к смирению ведет. Нехорошо, конечно, серчать, но когда это следствие темперамента, то виновность тут только ту часть обнимает, в которой сознание равнодушно относится к сим порывам. Воздыхайте и кайтесь всякий раз. Это один из повседневных грехов.

Скорби

Терпеть все тяжело, что ни случится терпеть, но тяжесть чувствуется во время напраслины или беды. После же все сглаживается. Сгладится и то, что вы теперь терпите. Воодушевляйтесь, все пройдет.

Между тем сильнее восставляйте веру, что все от Господа. Не беда только крупная, но и всякая встреча - от Него. Он единое имеет в намерении - спасение наше. Принимайте же все, как живительное врачевство, хоть и горькое, но полезное.

Когда бьет Господь, не праведно ли подумать, что, верно, есть за что. Итак, посмотрите, что такое есть, за что бьют, и исправьте то. Для испытания скорби посылаются праведным, а нам - скорее в наказание и в призывание к Покаянию. Если верите, что Господь есть врач, и такой врач, который не станет тратить лекарств попусту, то когда отвратится неисправное не в делах только, а в чувствах и мыслях, тогда прекратятся и скорби.

Много у вас скорбного. Жалею, что так есть. Но помочь этому нечем, кроме терпения с упованием на милость Божию. Все от Бога - и приятное и неприятное. Благодарить же за все надо. Ибо и неприятное посылается во благо: для очищения, для укрепления доброго нрава и упования на Бога. Роптать же не надо. Перетерпите это время, наступят светлые дни.

У вас все прискорбности и прискорбности! Это спасительные Божии врачевства и свидетельство Божия к вам внимания. Благодушествуйте. Благодарите Господа - врачуйтесь, - или не мешайте врачебному действию сих лекарств какою-либо ропотливостью.

Со скорбями находящими, что другое делать, как ни терпеть? Установитесь в мысли, что без Бога ничего не бывает, и что потому все бывает во благо нам. От нас зависит только надлежащим образом воспользоваться всем, что случается. Но если одно только терпение явим - то доброе себя есть держание пред Богом.

Со скорбными чувствами продолжайте управляться терпением, а паче преданием Господу всей своей участи, почерпая себе утешение из уверенности, что все бывает по Божией воле, и все во благо нам - настоящее.

Скорбное и утешительное в нашей жизни

На то жизнь земная назначена, чтоб в ней скорбное отрывало от привязанностей неуместных, а утешительное питало надежду на чаемое лучшее. Вот они и чередуются почти каждодневно.

Скука

Чего скучать? Господь близ. С Ним быть все одно хоть в этом, хоть на том свете. Только бы благоволил Он удерживать от всякого несродного Ему и внутри, как во вне. Во вне легче быть исправным. Стыд пред людьми помогает. А внутри - авось, небось. И идут своим чередом недобротные помышления и желания. И беречься-то никак не убережешься. Боже, милостив буди нам грешным!..

Сласти духовные

Вы хотите утопать в сластях духовных... Это расслабляет и разнеживает... надо всегда при обвеселяющем держать и отрезвляющее. Любовь и страх оба должны быть в силе... Ангелы предстоят Богу со страхом и трепетом,.. и нам Апостол повелел со страхом и трепетом содевать свое спасение... Избави вас, Господи, от сластолюбия духовного. Любите отрезвляющее... Сердце сокрушенно и смиренно...

Слезы

Слезы - великая милость Божия. Между молитовками Златоустого есть: "Господи, даждь ми слезы, память смертную и умиление". Свою грешность и негодность углубляли в чувство... Тут нет прелести. Прелесть, когда кто чувствует себя чем-то... ничтоже сый (Гал. 6,3).

Надо ли их скрывать во время молитвы в церкви

Слезы во время молитвы и в церкви и дома благотворны, но показывать их не надо. Это Маргариты духовные,.. но от показывания они тускнеют... и теряют свой блеск и цену свою. Но лучше дома слезить, а в церкви прятать слезы, оставляя в сердце слезливое настроение... или дух сокрушен и сердце сокрушенное и смиренное. Сие всегда иметь старайтесь. Переноситься на небо и там держать созерцание в церкви, и при службе, и дома хорошо. Это воодушевляет и бодрит дух.

Смерть малолетних и родных

Дочь умерла, - хорошая, добронравная. Надо говорить: слава Тебе, Господи, что убрал ее поскорее, не дав ей впутаться в соблазны и обольстительные утехи мира. А вы скорбеть - зачем Бог избавил ее от этих увлечений и взял ее в Царство Свое святое чистою и непорочною. Выходит, лучше бы, если бы она выросла, пустилась во вся тяжкая, что ныне очень недивно, особенно для таких симпатичных, какою, как говорите, была почившая. Вот мудреная мать, жалеющая, что дочь спасена, а не погублена.

Смирение

Господь да управит путь ваш туда, идеже есть Господь одесную Бога седя.

Самый надежный путь к наследию Царствия есть смирение. Оно когда укоренится в душе, принесет и упование спасения.

"Смирения и любви нет"

Пока их не будет, и ничего не будет. Духовное зарождается и растет вместе с их зарождением и возрастанием. Они то же для души, что стеснение плоти для тела... Смирение приобретается делами смирения, любовь - делами любви. Извольте так делать.

Смоковница

Значение проклятия ее

Остается сказать вам что-нибудь о пророческом смысле проклятия смоковницы. Смоковница сия представляет иудейские тогдашние церковные власти. Их долг был питать народ и руководить, но они властию пользовались, а того, для чего дана им власть, не делали. Господь, представляя лицо народа, подошел, чтобы утолить голод, и ничего не нашел, и проклял смоковницу. Этим отменялся чин священный иудейский. После проклятия смоковницы Господь вошел в Иерусалим и в храм и целый день учил. Тут сказано и несколько притчей, в числе их и притча о виноградарях. Неправость этих делателей была так наглядна, что когда спросил Господь: что хозяин сделает с такими делателями, все ответили: "Злых зле погубит, и виноград предаст иным делателям". Так это и сбылось скоро. Апостолы все вновь перестроили и учредили новое священство, которое словом жизни питает верующих. Эта притча уясняет дело со смоковницею.

Как случилось, что еще не было времени плодов, а Господь проклял смоковницу за неимение плодов. Листья на смоковнице, как и всяком дереве, соображаются с состоянием плодов, и по листьям можно угадывать, когда плоды только завязались и когда созрели. Смоковница та, о коей речь, имела листья, по коим следовало ожидать плодов, а их не было. Вот ей и наказание. (Вып. 6, пис. 966, стр. 77-78)

Сны

Можно ли им верить

Вы спрашиваете, можно ли верить снам? Лучше не верить, потому что враг и наяву много пустяков навевает в голову, а во сне это ему еще удобнее. Если какие сны сбываются, то по сбытии благодарите Господа за милость. И за приятные и назидательные сны благодарите. От снов соблазнительных скорее очищайте по пробуждении душу свою и память. Самое хорошее к тому средство - молитва и приведение на память добрых событий, особенно из евангельской истории. Печатлейте тогда посильнее эти события в голове и глаз умственных с них не спускайте. Держите на них все внимание. Дурные мысли тотчас начнут ослабевать и уйдут.

Совесть

Если положите в сердце внимать всегда Господу, присущему вам и в вас, и все направлять на угождение Ему Единому, а затем со всяким недоумением, со всякою духовною нуждою к Нему обращаться, с верою и полною Ему преданностью, то будьте уверены: все дела ваши - и внутренние, и внешние - пойдут самым благоуспешным образом. Великое дело сознать, что без Него ничего не можем, а еще более велико - с верою к Нему только прибегать, ожидая несомненно помощи.

Совесть да будет всегда чиста. Но совесть надо просветить светом Божиим, а то она часто беспокоит за то, что не следует вступаться. Для того читать надо Евангелие и оттуда черпать правила, какими потом должна руководствоваться совесть.

Советчик

Полезно ли обращаться за советами то к одному, то к другому

Обращаться за советами то туда, то сюда неодобрительно. Всем советник - Богом определенный духовник, которым обычно бывает приходской священник.

Соль евангельская

Что она означает

Что есть соль? Там притчевое слово. Как Спаситель толкования не дал Сам, то всякому воля понимать это, как рассудит в назидание себя. Я думаю, что это любовь к Богу - все грешное и противное истребляет. Соль проникает осоленное; и любовь проникает все составы душевные, и духовные, телесные, и всему сообщает прочность и неповрежденность. (Вып. 8, пис. 1344, стр. 98-99)

Сомнение

Его проявление и борьба с ним

Сомнения ведь у всякого почти приходят, но приходят и отходят. Всегда также можно найти мысли, побеждающие сомнения и прогоняющие их. На дела Божии надо смотреть со всех сторон: у них есть светлая и пресветлая сторона, и есть премрачная, прикровенная. На последней стороне все сомнения. Так Бог устроил для испытания искреннего искания Его и смирения, с каким приступают к сему делу.

Вам, кажется, думается, что как скоро где Бог и истина Его, там все должно быть блестяще - ярко бить в глаза и всем внушать громко - вот что есть Божеское! Не замечаете ли вы, что, думая так, вы Богу предписываете, как Он должен вести дела Свои. А это, как сами согласитесь, не в порядке вещей. Дела Божии сами в себе точно таковы, но внешне прикрыты невзрачностию, выражусь так. Зачем так? На это нечего сказать, кроме: так Богу угодно. Но что точно так есть, что под невзрачностию скрыта красота и под премрачностию - свет, в этом нет сомнения. Только свидетельство об этом надо искать не у Неверов, а у верующих, и не у верующих только, но и живущих по вере. Раскуси орех - найдешь ядро - вкусное и питательное. Бог не пометает бисера, как попало. Спаситель и к народу о Царстве Своем говорил прикровенно, в притчах. Имевшие в себе задаток духовного разума тотчас проникали внутрь и уразумевали истину. Так и во всем. Вот возьмите, как из семени растение выходит. Семя раскиснет, разложится и будто загниет, а между тем, внутри раскрывается зародыш, понемножку крепнет, дает росток, выходит из земли и т.д. И чем следует ему быть, становится уже, когда так мрачно все вокруг, если смотреть совне. На деле же есть светлое водительство Божие, которым Он всех и каждого ведет к последнему концу. Никто не забыт. Всех отец есть Бог. Как несчастен род наш, когда для спасения его необходимо было, чтобы Сам Бог снизошел к нему, принял его естество и в этом естестве проложил ему путь восхождения туда, где Он Сам есть одесную Отца. Что не все веруют, не умаляет значения веры. Надо смотреть на тех, которые искренно веруют, и на то, что им дается чрез веру. Вера христианская - не система учения, а образ восстановления падшего в силу смерти Богочеловека, благодати Духа Святого. Возьмите кого-либо из шедших вслед Господа и увидите, как он мало-помалу растет духом и становится великим при всей невзрачности внешней. Вот о.Серафим. Простой, неученый - до чего дошел? Неверам многоученым уста заграждал единым словом. Вот и сила. А жизнь его какова, а нрав? Так и всех переделывает благодать, которые предаются ей. На это и смотрите. А что бывают там и сям премрачности и невзрачности, на это что смотреть? Вот вас Господь зовет к вере. Он хочет вам спасения, и спасетесь, если покоритесь гласу Его. Ради Господа, вас столь любящего, подавите сомнения. Этим принесете жертву Господу, за которую Он не останется в долгу. Сомнения на вас исходят из вашего ума. Подходит враг и всевает плевелы посреде пшеницы. Если это так есть, то какой смысл слушать врага, погибель нам устрояющего, и отдаляться от Господа, руку нам подающего во спасение? Смиритесь и молитесь. Господь близ и смотрит. Но искренность обращения условна.

Положите законом - никогда не принимать никаких сомнений и недоумений, а с первого их появления гнать их прочь, без разговоров, как бы основательны и как бы впечатлительны они ни были. Этим положится конец всем подступам врага. Молитве же навыкайте так, чтоб молиться не в то только время, когда стоите на молитве, а сколько можно чаще - возношением ума к Богу и святым Его. И молитва сия будет оградою, ограждающею вас от нападений врага.

Составьте молитву из догматов наших, - и ее чаще повторяйте, хоть в таком виде: Слава Тебе, Боже наш, в Троице поклоняемый. Отче, Сыне и Душе Святый.

Слава Тебе, создавшему все словом и о всем промышляющему.

Слава Тебе, почтившему нас образом Своим.

Слава Тебе, наставившему нас в падении нашем.

Слава Тебе, Сыне Божий, благоволившему воплотитися, пострадать, умереть, воскреснуть, возсесть одесную Отца, и Духа Святаго нам ниспославшего.

Слава Тебе, Боже, Душе Святый, Церковь Божию чрез апостолов устроившему и все языки в нее собравшему, и небо святыми избранными населившему.

Слава Тебе, Боже, народ наш (русский) призвавшему в Царство Твое.

Слава Тебе, благоволившему мне родиться среди верующих.

Слава Тебе, многократно мне милости Свои являющему...

Слава Тебе, путь покаяния и обращения мне устроившему. Слава Тебе за все...

С навыком молитве сей и самые догматы низойдут в сердце.

Как преодолевать его. Приемы или способы борьбы

Так вот где источник всех наших мрачностей! - "Являются мысли не свои, а чужие, во сне всеваемые, и омрачают душевную светлость вашу". В этом главная черта настоящего состояния вашего. Не ваш ум рождает вздорные мысли, их всевает кто-то со вне. Ваш же ум цел и здрав, - и все у вас, надо полагать, в своем виде. На это всевание и надо вам теперь обратить свое внимание.

Считайте себя таким лицом, как то, которое испытывает внушения на какое-либо греховное дело или похоть злую. И научайтесь так же действовать в отношении к сомнениям, как тот действует в отношении к похотям. Первый прием для испытывающего злые влечения есть не считать внушения своим, а всеянным, положить разделение между собою и этим всеянным и, признав его чуждым, отнестись к нему не как к своему детищу, а как к вражескому порождению. Отсюда тотчас в душе не ослабляется только, но совсем отходит от нее понуждение - делать по внушению испытываемому. Обычно полагают: своя природа требует, как не удовлетворить? Но кто сразу признал в родившемся пожелании чуждое детище, тому не это положение приходит на ум, а совсем другое. С вопросами обращается он к желанию и подвергает его анализу и критике. Этот самый простой прием рассеивает искушение; оно, как дым от ветра, исчезает. Вот это именно следует и вам делать при каждом сомнении.

При каждом его порождении не слагайтесь с ним в уме, как будто так уже и на деле есть, как оно внушает, а останавливайте его при самом входе, как непрошенного гостя, и подвергайте осмотру. Как в пожеланиях, не слагаться с ними сердцем - есть первое, так в сомнениях - не слагаться с ними умом - есть первое. Скажете, что они вдруг обнимают и охватывают весь ум. Это ничего. И в желаниях тоже бывает, что они вдруг обнимают все сердце. Но это не значит, что они уже и одолели, а означает только бесстудность нападающего. Если кто бросится на вас невзначай и схватит руками, вы не отдаетесь в его власть, а отталкиваете, так и здесь. Пусть охватило сомнение весь ум, напрягитесь оттолкнуть его, чтоб оно стало вне и можно было вести с ним дело, как с другим чуждым лицом.

Если станете так действовать, многие сомнения тотчас будут исчезать, как только вы отторгнете их от ума и потребуете к суду. Если будут упорно оставаться, начинайте гнать их. В отношении к пожеланиям по сознании вражеского в них к вам подступа у всех святых полагается вторым приемом - вместо своеличной с ним борьбы, обращаться к Господу Спасителю, и они исчезают. Думаю, что то же надо делать в отношении к сомнениям. Обращайтесь умно к Господу и молите Его прогнать искушение и с искушающим. И это будет.

Третий прием - восстановить доброе в себе в обычной его силе. У вас и ум и сердце целы. Не клевещите на них. Что бывает - бывает от врага. Стало, вам есть за что взяться в себе самих. И беритесь за то. Какие добрые мысли и чувства испытываете, те и спешите восставить. Мне думается, что вся беда у вас оттого, что вы порождающиеся сомнения принимаете как друзей и впускаете внутрь, и лелеете их, становясь на их сторону. Это значит, и рук не поднимая, отдаваться врагу в полную власть. А вы наперед держите убеждение, что сомнения ничего истинного не представляют, и когда родятся, гоните их, всячески напрягаясь пребыть на стороне добра и истины, какие испытывали.

Когда восставите свое доброе состояние, тогда можете анализировать сомнение. Тут оно будет уже очень слабо, и победа всегда будет оставаться за вами.

Распространяюсь нарочно об этом, потому что в этом полагаю главное ваше немоществование. Вы, кажется, стали думать, что у вас уж и совсем не осталось веры, ибо пишете о ней, как о деле прошедшем. Пустое. Это враг вам навевает, чтоб руки ваши опустились, и вы не восставали на него. У вас все цело: и вера, и убеждение, и добрая совесть. И Господь близ вас есть и спасение вам готовит. Вам только надо воодушевиться и стать пред лицом врага в положение не покорного слуги, а смелого противоборца. И все тут. Вы слыхали, конечно, что у всякого есть Ангел Хранитель, так и враг искуситель. Есть воистину. Враг непрестанно подсовывает то мысли, то желания по роду своему. Не стань внимать себе и блюстись, пропадешь. Он затуманит и закружит голову. У всякого особый враг: у иного похотный, у иного корыстный, у иного гордостный - с разными оттенками. У вас дух хулы и сомнений.

Есть враг около не затем, чтоб ему покорствовать, а чтобы с ним бороться и борьбою вырабатывать в себе противоположное добро; вместо похотности - целомудрие; вместо гордости - смирение... У вас вместо сомнений - веру искреннюю, твердую и разумную.

В этом задача вашей жизни. Извольте ее выполнить.

Сомнения! - Да кто же их не испытывает? И я испытывал их. Но станешь разбирать его, и оно разлетится. Сомнение то же, что возражение. Возражение - вдруг - может смутить, но, присмотревшись и обдумавши, его опровергают. То же и с сомнениями. Станешь обдумывать и дойдешь до решения: нет, это пустое, ничего твердого нет, все только кажущееся, призрачное, как и все вражеское.

Но есть способ, как дойти до того, чтоб сомнения совсем не рождались. Мне рассказывал один, как его кто-то научил, как до сего достигнуть. Вообрази, говорит, истину, и молись о ней или ее во время молитвы вращай в уме и молитвы составляй из нее же. Придет момент, когда истина сия войдет в сердце и обымет все существо души, питая ее и обвеселяя. Это есть сроднение души с истиною и после сего сомнения уже не могут колебать ее. Они могут в памяти приходить, но бывают далеки от души, как говор или шепот за стеною. Так творить меня научил некто. Я стал так делать и, по милости Божией, хоть и грешен семь, но ум мой плавает в области истины спокойно и утешается ею.

Вам что мешает так поступать, особенно в виду так сильно искушающего вас врага? Пишу все об этом, ибо не вижу у вас определенных сомнений и думаю, что когда пишете, их нет у вас. Приходят и отходят.

И бросьте из головы, будто сомневаетесь так, как сомневаются неверы закоренелые. Враг внушил вам, что у вас это есть, и вы поверили. Перестаньте верить врагу, и покой начнет водворяться.

Я предложил вам вопросы: что душа, отчего все знают и ищут Бога и томятся от сомнения и неверия, чтобы, обдумавши все как следует, вы пришли к такому заключению: душа - существо духовное, не есть проявление другой какой силы, как радуга, а есть самостоятельная, особая личность, свободно разумное, нормальное состояние которой есть жизнь в общении с Богом, почтившим ее в сотворении образом Своим. Потому это желательно, что в этом положении основа веры и жизни. И потрудитесь прежде всего эту истину укоренить и укрепить в себе.

Относительно души вы не высказываете сомнений. Она у вас есть и обнаруживает высшие стремления, ничем земным не удовлетворяемые. Вот и добре! - Станьте на этом и развивайте далее свою мысль. Если не удовлетворяется душа земным, то следует удовлетворять ее не земным. И осмотритесь, не было ли прежде, нет ли и теперь лиц, которые находят высшие свои стремления удовлетворяемыми. Если увидите таких, разберите, чем удовлетворяется их ничем ненасытная душа. Наперед вам сказываю, что вы найдете и удостоверитесь, что они удовлетворенною имеют душу свою потому, что веруют в Бога, ищут Его и имеют свидетельство, что Бог благоволительно принял их искание и общится с ними.

В самом деле, все ищут Бога, следовательно, быть с Богом есть норма жизни нашей души. Это так осязательно, что и спорить против этого нельзя. Неверы напрягались то отвергать общность чувства Божества, то кривотолком объяснять его, но неудачно. Веровать в Бога и быть с Ним в общении - се человек. И кто отступает от сего, тот не по-человечески думает и настроен.

Установившись в этой мысли, вы найдете Бога в себе. А перешедши с этою истиною вне, вы увидите Его и во вне. Твари Божии возвещают о Боге. Если есть разумность в устроении вещей, то есть и существо разумное, их устроившее. Это неотразимое заключение, силу которого все умы испытывают, не исключая и тех, которые надуваются не верить. Так у вас будет и внутрь и вне - Бог. И потребность быть в общении с Богом вы уясните, ибо высшие ваши стремления выражают именно сию потребность. Останется вам уяснить, как вступить в общение с Богом и быть в Нем.

Тут Христос Господь, Который сказал: "Я в Отце, вы во Мне, и Я в вас". - Се цепь, связующая нас с Богом. Вот и вся система веры.

Спасение души

1. Как оно совершается

Спасение души - главное. Но спасает души Спаситель, а не мы. Мы только веру свою, свою Ему преданность свидетельствуем, а Он уже по мере нашего прилепления к Нему, подает нам все нужное ко спасению. Не думайте трудами что заслужить, заслуживайте вы верою, сокрушением и преданностию себя Богу. Делайте побольше добра, помогайте нуждающимся.

Вера в Бога!.. Но деисты верят в Бога и Промысл,.. и дальше не идут... стали на полдороге. Бог создал нас и образом Своим почтил, чтоб мы жили в Боге. Были в живом с Ним союзе. В раю так и было. Падение прародителей расторгло сей союз. Но Бог пожалел нас и не хотел, чтоб мы были вне Его, оставались в отпадении, а благоволил изобрести способ воссоединения, который состоит в том, что Сын Божий и Бог пришел на землю и воплотился, и в Своем лице соединил человечество с Божеством и чрез то всем нам дал возможность соединяться чрез Него с Богом. Те, которые веруют, крестятся и другие принимают Таинства, соединяются живо со Спасителем, а чрез Него и с Богом. И в этом спасение! Цель наша - жизнь в Боге, но к Богу нам нет иного пути, как Господь Иисус Христос. Един есть Бог и Един ходатай Бога и человеков, Человек Христос Иисус (1 Тим. 2, 5). Так надо веровать во Христа Спасителя, Таинство принимать, заповеди исполнять и все, что содержит и предписывает Святая Церковь. С Господом тот, кто с Церковью. Будьте так, не суемудрствуя, и будете на спасенном пути.

2. Молиться о том, чтобы Господь открыл, где лучше спастись, не следует

Вы просите сказать вам, где лучше спастись. И Бог не сказывает. Если не сказывает, значит, дает знать, что нечего об этом молиться... Потому что и в настоящем положении ничего нет, что бы могло мешать спасению. Все дело в добром произволении и в спасительном настроении сердца. О сем и забота буди!.. Что есть, то хранить; чего и недостает, то прибавить... По какой программе? - По блаженствам... Что написано в блаженствах, надо все в сердце возыметь, и - в рай!..

3. Зависит ли оно от места или обстановки

Спастись везде можно, и спасение не от места и не от внешней обстановки, а от внутреннего настроения. Если вера жива, если нет грехов, разлучающих с Богом и благодать Божию погашающих, если общение со Святой Церковью и исполнение всего церковного прочны и верны и усердны, то состояние ваше спасенное, остается вам только блюстись и хранить себя в сем чине жизни, пребывая в памяти о Боге и смерти и держа в душе всегда сокрушенное и смиренное чувство.

Спасение не от места, а от душевного настроения. Везде можно спастись и везде погибнуть. Первый ангел между ангелами погиб. Апостол между апостолами в присутствии Самого Господа погиб. А разбойник на кресте спасся! Ищешь спасения? Добре! Ищи! Спасение нам удобно. Ибо имеем Господа Спасителя, Который ничего больше не желает и ни о чем больше не печется, как о нашем спасении. К Нему прибегай и молись всеусердно, да устроит спасение твое.

4. Как достигать этого

Ищете спасительных уроков или ответа, как душу спасти.

Спасителю предлагали такой вопрос, и Он ответил: "Аще хощеши спасен быти, соблюди заповеди". Это же и я вам предлагаю.

Каковы заповеди? - Все. Читайте Евангелие, читайте Апостол... и замечайте, что там относится к вам, берите то для себя в правило, а как без Божией помощи ни в чем успеха иметь нельзя, то паче всего молитесь.

Если вам свободно ходить в церковь, ходите, как только возможно. А если всякий день возможно, всякий день ходите. Милостыню подавайте...

Будьте смиренны, кротки, ко всем уважительны, не спорьте и не бранитесь, никого не осуждайте.

Будьте уступчивы... Дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно имейте.

Бога бойтесь и заповеди Его исполняйте... Ибо в этом спасение. Церковь Божию любите. Со всеми в ладе будьте... милостыню по силам не забывайте... Терпите, что пошлет Бог потерпеть.

Ищешь спасения - доброго дела ищешь; душа дороже всего мира. Но ничего нет легче, как найти спасение; ибо имеем Спасителя, премудрого, всеблагого и всемогущего, Который ничего так не желает, как спасения каждого из нас. К Нему и обращайся, Его Единого проси и моли, и Он доведет тебя до спасения, имиже весть судьбами. Спасения искать есть то же, что Господа искать. А Господь везде есть и где бы ни был ищущий Его... Отвори Ему дверь сердца, и Он войдет... Вот и обретение Господа и с Ним - спасения... Ведай сие... и сего взыщи. Господь Сам научит тебя всему. Бог в помощь! Не дремли!.. Ты плачешь в келии. Плачь, это хорошо, но никому не показывай сего. Говоришь, что когда выйдешь из келий на дела послушания, все разлетается. Внимай себе и старайся не выходить из сердца; ибо там Господь. Ищи сего и трудись над сим. Найдешь и увидишь, как это драгоценно.

Спасение души среди семейной жизни

Ищете спасения? - доброе дело. Ищите и обрящете.

Покаяние, конечно, у вас в действии. Что еще нужно? - Уклоняться от грехов и делать всякое добро, встречаемое по течению жизни вашей, не телом только, а и душою и сердцем, не внешне только, но и внутренне, т.е. чтобы и мысли и чувства всегда были Богоугодны. Что еще кроме доброй жизни?! Пророк говорит: "Взыска Тебе лице мое, лица Твоего, Господи, взыщу". Этим выражалась непрестанная память о Боге, с непрестанною ревностию всем благоугождать Ему. Это же есть молитвенный строй внутри.

Просите дать вам молитвенное правило. Сказанное пред сим и есть первый пункт молитвенного правила. Старайтесь всегда так держать свое внутреннее, чтобы оно всегда обращено было к Богу и всегда пред лицем Его стояло и как бы от лица Его действовало, чтобы это делалось телом, во вне, в обычном ходе дел житейских.

Второй пункт молитвы есть молиться всегда от сердца - не слова только произносить молитвенные, но из сердца изводить молитвенные к Богу воздыхания. Они и составляют собственно молитву. Из сего видите, что лучше всегда своими словами молиться, а не чужими, не многословно, но сердечно. Навык надо приобрести к этому. Приобретается же он трудами молитвословия.

Молитвословие есть исполнение правила молитвенного. Правило надо иметь и всегда его исполнять.

Утром совершать молитвы утренние, вечером - молитвы на сон, - не спешно, с соответствующими мыслями и чувствами. В продолжение дня, между делом, сколько можно чаще воздыхайте ко Господу, Который везде есть.

Если найдете возможность, ходите в церковь. В воскресенье и в праздники - неотложно, а то и в продолжение недели, как только ухитритесь, идите, сначала раз в неделю, потом два, три и более... И всякий день можно.

Совершенства можно достигнуть и среди семейной жизни... Надо только страсти погашать и искоренять. На сие все внимание и обратите. 

Спиритизм

Спиритизм прямо бесовщина, ничем не прикрытая. Тут осязательна нечистая сила. Кто тут действует, можно судить по явлениям. Да они и сами не скрывают, что суть бесы.
 
В газетах печатали, что какие-то молодцы просят разрешить существование некоего идеалистического общества... Знаете, что это есть? Это спиритское общество. И коноводы 1 отъявленные спириты. Спиритство есть бесовщина. Следовательно, это общество бесовское, или бесопоклонническое.

Спиритизм прямо бесовщина, ничем не прикрытая. Тут осязательна нечистая сила. Кто тут действует, можно судить по явлениям. Да они и сами не скрывают, что суть бесы. И еще что! Говорят, что они только передовые. Мне случилось видеть Евангелие, растолкованное спиритами (каковы толковники?). Тут они и проговорились, что суть только передовые; а вот говорят, придет наш набольший, тогда все яснее будет. Видно, кто этот набольший, и зачем он придет, известно.


Старчество

При постриге бывают поручители. Вот они и старцы для постригаемых. Очень жаль, что у нас в монастырях не введено, как уставное дело, такое руководство, чтобы было старчество и открывание помыслов с вопрошением. Это враг злодействует, ибо вопрошение и совет, и открытие помыслов врагу страшны. Впрочем, хотя и не введено форменно, а на деле везде есть и ведется. Мало-мало нужда, сейчас и идут нуждающиеся к тем, от коих ожидают получить удовлетворение. 

Страсти

Откуда страсти? Ни один человeк не рождается с страстию определенною. Каждый из нас приходит в свет сей только с семенем всех страстей — самолюбием. Главнeйшие ветви самолюбия суть: гордость, лихоимание, сластолюбие. От сих отраждаются уже все другие страсти; но между ними не все одинаково важны. Замечательнейшие суть: блуд, чревонеистовство, зависть, леность, злопамятование. По силе своей они равняются первым, с которыми вместе составляют семь начальнeйших страстей, ибо суть возбудители греха и родители всякой другой греховной склонности и страсти...
Никак не должно думать, что страсти образуются естественно, сами собою. Всякая страсть есть дело наше. Позывы на то или другое греховное происходят из растления нашей природы; но удовлетворять ему, тем более неоднократно, до привычки, состоит в нашей воле.

Страсти в нас, но самостоятельности в нас не имеют. Разум, например, есть существенная часть души, и его никак отнять нельзя, не уничтожив душу. А страсти не таковы. Они превзошли в естество наше, и выгнаны из него быть могут, не мешая человеку быть человеком, а напротив, быв изгнаны, оставляют человека настоящим человеком, тогда как присутствием своим портят его и делают из него лицо, во многих случаях худшее животных. 

Где в нас находятся страсти, и какие
 
В теле: источное их начало — плотоугодие, или упокоении плоти, с коим в непосредственной связи состоит взыграние телесной жизни и услаждение чувственное. Где они есть, там есть похоть блудная, чревоугодие, сластолюбие, леность, изнеженность, блуждание чувств, говорливость, рассеянность, непоседность, вольность во всем, смехотворство, празднословие, сонливость, дремание зениц, жажда приятного и всякого рода творения угодия плоти в похоти.

2) В душе: а) В умственной части — своеумие, вера в свой только ум, прекословие, восстание на ум Божий, сомнение, дмение и кичение, пытливость, расхищение ума, блуждание помыслов. б) В части желательной — своеволие, непокоривость, властолюбие, жестокость, предприимчивость, самонадеянность, себеприсвоение, неблагодарность, любообладание, лихоимание. в) В части чувствующей — потрясающие покой и мир сердца страсти, или разного рода приятности и неприятности: гнев, зависть, ненависть, злоба, месть, осуждение, презорство, славолюбие, тщеславие, гордость, тоска, печаль, скорби, уныние, радости, веселости, страхи, надежды, ожидания...

Все это — в душе и теле. Но и дух, оживший или, лучше, оживающий, не свободен от приражений...

Как главное в духе — сознание, зиждемое внутрь-пребыванием, то, когда оно падает, падает и жизнедеятельность. От этого восстает вместо страха Божия и чувства зависимости от него, бесстрашие, вместо избрания и дорожения духовным — равнодушие к нему, вместо отрешения от всего — себя упокоение (что себя нудить!), вместо покаянных чувств — нечувствие, окаменение сердца, вместо веры в Господа — самооправдание, вместо ревности — охлаждение, вялость, невозбуждение и вместо преданности Богу — самоделание.

Страсти не суть какие-либо легкие помышления или пожелания, которые являются и потом исчезают, не оставляя по себе следа; это сильные стремления, внутреннейшие настроения порочного сердца. Они глубоко входят в естество души и долгим властвованием над нами и привычным удовлетворением их до такой степени сродняются с нею, что составляют, наконец, как бы ее природу. Их не выбросишь так легко, как легко выбрасывается сор или сметается пыль. Но так как они не естественны душе, а входят в нее по грехолюбию нашему, то, по причине этой самой неестественности своей, и будут томить и жечь душу. Это все то же, как если бы кто принял яд.
Яд этот жжет и терзает тело, потому что противен устройству его; или, как если бы кто посадил змею в себя, и она, оставаясь живою, грызла бы его внутренности. Так и страсти, как яд и змея, принятые внутрь, будут грызть и терзать ее. И рада была бы она выбросить их из себя, да не сможет, потому что они сроднились, срослись с нею, а спасительных средств исцеления, предлагаемых здесь Святою Церковию в покаянии и исповеди, тогда не будет. Ну, и мучься, и терзайся ими непрестанно и нестерпимо, нося внутри себя адский огонь, вечно палящий и никогда не угасающий.
 

Страсть ослепляет, а враг туману подпускает. И мучится человек, и то диво, что ему хочется мучиться и не хочется отстать от мучения.

Грешник будто связан, будто в узах, и притом болезненных, въевшихся в его тело.

...Мучительство страстей съедает и душу, и тело. Грешник есть существо тлеющее.

Они [страсти] вносят и в душу и в тело разъедающий яд.

Этот ад [страстей] начинается еще здесь; ибо кто из людей страстных наслаждается покоем? Только страсти не всю свою мучительность обнаруживают здесь над душою: тело и общежитие отводят удары их; а там этого не будет. Они со всею яростию нападут тогда на душу.

...Страсть тем злее и преступнее, чем злее и безнравственнее ее предмет, чем существеннейшия нарушаются ею обязанности и чем она застарелее.

...Страсть помрачает смысл, и он не видит и всего безобразия и всей пагубности...

Как развиваются страсти
 
Главный вид, в каком является враждебное в наc, есть помысл.
 
Способ образования греха из мысли в дело у святых отцов определен с точностию, и с точностию тоже определена виновность каждого в сем ходе дела момента. Весь ход дела изображается так: сначала бывает прилог, далее внимание, потом услаждение, за ним желание, из него решимость, и наконец дело (См. Филофея Синайского. Добротолюбие. Т. 3. Гл. 34 и дал.). Чем далее какой момент от исхода и чем ближе к концу, тем он значительнее, развратнее и грешнее. Верх виновности — в деле, и ее почти нет в прилоге.

Прилог есть простое представление вещи, от действия ли чувств или от действия памяти и воображения представшей нашему сознанию. Здесь нет греха, когда рождение образов не в нашей власти.

Внимание есть установление сознания или ока ума на родившемся образе с тем, чтоб осмотреть его, как бы побеседовать с ним. Это есть медление в помысле единичном или многосложном. Сие действие более во власти человека, ибо родившийся против воли образ можно тотчас изгнать. Потому оно и более виновно...

Услаждение есть приложение к предмету в след за умом и сердца. Оно приходит, когда, в следствие внимания к предмету, он начинает нам нравиться, и мы находим удовольствие в умном смотрении на него, лелеем его в мысли. Услаждение греховными предметами есть уже прямо грех.

От услаждения один шаг до желания. Отличие между ними то, что душа услаждающаяся пребывает в себе, напротив желающая склоняется к предмету, имеет к нему стремление, начинает искать его. Оно никак не может быть безвинным, ибо совершается согласием или рождается современно с ним, как бы из под него; согласие же всегда в нашей воле.

От желания еще одною чертою отличается решимость, именно тем, что в состав или в условие рождения ее входит уверенность в возможности и видение средств. Желающий изрек согласие на дело, но еще ничего не придумал и не предпринимал к достижению своей цели; у решившегося все уже осмотрено и решено, остается только приводить в движение члены тела или другие силы для соответственного производства дел.

Когда же, наконец, и сие будет совершено, тогда кончается все делопроизводство греха и является дело, — плод развращения, зачатого внутри и родившего беззаконие во вне.

Борьба со страстями необходима

В пустыне кто живет или в монастыре, или в миру содевает свое спасение, всякому неотложный закон очистить сердце свое от страстей.

Борьба со страстями обща всем... и длится всю жизнь. Самая жаркая борьба занимает средину жизни духовной. Начинается вместе с обращением души к Богу и разгорается... Потом стихает...

Держитесь одного: как замечено страстное, тотчас вооружаться против него гневом и неприязненным разсерчанием. Это разсерчание в мысленной брани такое же имеет значение, как при нападении злого человека подать его сильно в грудь.

Как огня бойтесь действовать по страсти. Где хоть малая тень страсти есть, там не жди проку. Тут прячется враг и все перепутает.

Ветер сильный иное дерево до самой земли наклонит, но дерево все остается на корне, и лишь стихнет буря выпрямляется. Так бывает от страстей... Пусть бушуют, но кореню только устаивать надо... корень решение не поддаваться греху склонением на него, хотя бы смерть.

"Не употреблять ли отчитывание?" Ведь все страстные суть бесноватые. Всякая страсть имеет своего беса, который чрез человека питает свою страсть, или себя. Выгнать его, и опор страсти опадет.

Желали бы знать: какая главная у вас страсть... На это припомню вам сказание об одном подвижнике, который предложил старцу своему подобный вопрос, именно: с какою страстию прежде бороться? Старец ответил: борись с тою, которая сейчас тебя борет, и некогда будет доискиваться, какая главная у тебя...

Побеждение страстей есть самопроизвольное мученичество духовное, невидимо в сердце совершаемое... ...Мученичество сие должно было начаться с той минуты, как в сердце вашем созрела решимость посвятить себя Господу.

...Сперва пойдут дела против господствующей страсти, далее против источных страстей, а потом, когда стихнут та и эти, доброделанию остается свобода добивать остатки враждебного полчища.

Вы одолели страсть в известном случае, но таких случаев она найдет тысячи, и снова начнет бороть и вызывать на брань. Это значит, что христианину никогда не должно слагать с себя всеоружия; он бессменный воин, который всегда должен быть готовым на брань (15, с. 202 203). Мечтания страстные во сне... не вменяются в грех, потому что сии мечтания непроизвольны. Но сокрушаться о них и скорбеть надо... Зачем исходят они из души? Если согласие во сне дано... и это не беда, но более отяжеляет совесть... потому, если можно, хорошо открыть о сем духовнику... Совесть покойнее будет.

Главнейший же подвиг есть хранение сердца от страстных движений и ума от таких же помыслов. Надо в сердце смотреть и все неправое оттуда гнать.

Как человек может очистить сердце свое? Трудом в исполнении заповедей, противоположных страстям. Проси помощи, но и сам трудись; без своего труда и помощь не придет: но и из труда, если помощь не придет, ничего не выйдет. И то и другое нужно.

Мускулы и все тело держите в напряжении в струнку, не распуская ни одного члена сибаритно. Если вы одни, жгутом или четками отдуйте себя по плечам, до боли порядочной. Это успешнее всего злую рабу плоть обращает к покорности и смиряет. Из еды все жирное и крепко питательное устранить на это время, и поменьше есть. Можно выбрать пищу не горячащую, а холодящую. Вместо мягкого кресла для сиденья возьмите жесткую табуретку. Спать снимите тюфяк... и постелите одно одеяло... И покройтесь чем-либо прохладным... В комнате поменьше тепла... Освежаться на воздухе хорошо.., но и чувства блюсти. Все же упование возверзите на Господа. В молитве пребывайте... Но никогда не робейте... И в какой бы силе ни было нападенье отразить напрягайтесь. Главное, не допускайте сочувствия и тем паче соизволенья или сосложенья... Сочувствие вырывается и невольно; надо отбить его... и заменить отвращением. Не переставайте видеть врага, злого, в сих возстаниях и раздражайте гнев против них. Рук не опускайте, а все боритесь... Без боренья с этим никто не обходится. И надо было ожидать... Но пройти может, если мужественно вооружитесь. Ибо всякая победа над сим дает венец. Как врагу невыгодно доставлять венцы, то он и удаляется и не нападает. Останутся одни естественные движения, но они тогда вялы и бессильны и скоро прекращаются суровым обращением с телом.

Когда борет страсть, ешь поменьше, спи мало и хруско... Клади поклонов больше... а иной раз кнутом или веревкою по плечам отдуй себя...

Биемые извнутрь и извне и не имея уже опоры в человеке, страсти скоро подаются, начинают слабеть и отходят.

Пока не умерщвлены в конец страсти, дурные мысли, чувства, движения и замышления не прекратятся. Умаляются по мере умаления страстей. Источник их страстная половина наша. Вот сюда все внимание и обратить надо. Есть одно воспитательное средство. Память о Господе непрестанная с молитвой к Нему.

Меряйте себя не подвигами, а замиранием страстей. Замрет какая это шаг вперед.

Гнев на страсти у вас должен быть вкоренен с той минуты, как вы положили всеусердно работать Господу, творя благоугодное пред Ним. Тут у вас заключен союз с Богом на вечные веки. Сущность же союза такова: твои друзья мои друзья, твои враги мои враги. А страсти что суть Богу? Враги.

...Один из законов Божественного о нас Промысла есть так устроять жизнь каждого и течение случайностей в ней, чтобы он, пользуясь ими разумно, мог наискорейшим и наиудобнейшим образом очистить себя от страстей.


Страх Божий

Чем он поддерживается в нашем сердце

Страх Божий - главное. Когда он приходит, то, как добрый хозяин, все по-своему устрояет в душе. Есть он у вас? Если есть, благодарите Бога и храните его, а если нет, разбудите его, ибо он в духе нашем содержится и, если не проявляется, то по нашему невниманию.

От страха Божия - первое чадо - дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно. Чувство сокрушения да не отходит от сердца!

Для поддержания страха Божия надо держать неотходную память о смерти и Суде.

Как только проснетесь, так призывайте сию память и весь день будьте в содружестве с нею, как первою советницею своею.

К сему присоедините сознание присутствия Господа близ вас и в вас, так что Он все видит и - самое сокровенное. Это сознание с памятию смертною неразлучным имеют страх Божий.

Когда сия троица поселится в сердце вашем, тогда пойдет у вас молитва из сердца, с непрестанными воззваниями к Господу Спасителю.

Вот все! Если есть в вас в какой-либо степени это, то дело спасения вашего в ходу, а если нет, надо все поднять в сердце. Ибо, если сего нет, то все другое ничто...

Страха Божия ничто столько сильно не поддержит, как память о Страшном Суде. Духу же уныния от этого поддаваться не следует. А следует только осмотреться хорошенько кругом, и что окажется неугодным Богу, тотчас устранить и, если нужно, очистить Покаянием. Тогда, положась на милость во всем Божию, останется только благодушествовать. Господь и на Страшном Суде будет не то изыскивать, как бы осудить, а как бы оправдать всех. И оправдает всякого, лишь бы хоть малая возможность была.

Страх смерти

Он спасителен, когда сопровождается упованием

Страх смерти - спасительный страх, но у вас спасительность эта уничтожается отсутствием упования спасения. Надежда на Господа Спасителя, не уничтожая страха смерти, уничтожает убийственную его болезненность, растворяя отрезвляющее его действие на душу преданностью в волю Божию. Думайте чаще о смерти и о всем, что сопутствует ей и что последует за ней и, от всего заимствуя себе уроки, питайте свою сердечную преданность в волю Божию. При этом всячески старайтесь, чтобы у вас в течении ваших дел были всегда дела по заповедям, сознательно посвящаемые Богу. От этого будете чувствовать, что вы раба Божия и своя Богу... Как Бог никогда не оставляет своих,.. то отсюда родится уверенность, что и вас Он не оставит.

Суетность

Как отличать суетность от обычных дел

Начали говеть, но от суетности освободиться не в силах... В пример же приводите то, что многие приходят по делам, требуемым вашею службою. Дела службы - не суетность - это Божие дела. Только делайте их всегда для Бога, а не для чего другого. Равно и по семейной жизни на вас лежит долг... Исполнять его не есть суетность. Только совершайте такие дела по сознанию, что волю Божию исполняете. Суетность - дела по удовлетворению страстей, также ненужные и бесполезные. Расчислите и отделите в жизни своей суетность от несуетности и увидите, что и среди них можно поминутно волю Божию творить. Прибавьте: творить их во славу Божию. Вот и будете святой, или святости ищущей.

Схима

В последнем письме у вас речь о серьезном деле - о схиме. Можно и шутя посхимиться и - тут нечего задумываться. А если взять на себя схиму, как следует, то не оберешься, сколько найдет думаний. Вот этими-то думаниями вам и следует наполнять голову, когда дошел до вас слух, будто вас хотят посхимить. Первая мысль: хотят другие, не вы сами. Стало, не ваша потребность имеется в виду, а что-то помимо вас. Пусть эти другие - начальственные лица, но в таком важном деле, как схима, и они не должны действовать по одной своей воле, а должны поиметь во внимании и тех, коих хотят посхимить. И вас они должны спросить, если хотят сделать дело по Богу. Вот вам и вторая дума: что сказать, когда спросят? И думайте об этом. Вы спрашиваете меня, как вам быть. Я ничего не могу сказать решительного. Сами решайте. Схима указывает, что носящий ее мертв, или есть мертвец, но живой. Мертв для сей жизни, а живет другою жизнию. На схиме множество крестов. Это значит, что схимник распят, висит на кресте и пошевельнуться не может. Если у вас это самораспятие есть, или вы усердно желаете его и готовы для него на все, то это будет свидетельствовать, что вы готовы для схимы. Этим и решите вопрос. Но если вы не распяты еще, и желание ваше распять себя двоится,.. то лучше повременить осхимливаться. Время терпит... Вы не стары... Но вот как можно повернуть дело. Самораспятие - внутреннее дело. Внешнее указание на него схимою будь не будь, все равно. Оно ничего не прибавит к внутреннему. Но вот что может случиться: показание самораспятия будет, а самого самораспятия не будет. Что же будет в таком случае посхимление?!! Комедия - на смех. Люди, может быть, не посмеются, и Ангелы не станут смеяться, а скорее плакать. Смех подымут одни бесы и такой, что если бы наш слух открылся для услышания сего, то все мы пооглохли бы. Конечно, отсутствующее самораспятие во время схимления можно потом подогнать, да кто знает, что будет потом? Нет, гораздо надежнее прежде распяться, а потом посхимиться. Можно удовольствоваться и начатками самораспятия, с твердою волею неотложно продолжать его и доводить до зрелости. В таком случае будет предлежать труд так обставить себя, чтобы соприкосновенности ваши не мешали созреванию вашего самораспятия.

Т

Танцы

Танцевали... Небо не обрушилось на вас?! Стало быть, это терпимо в каком-либо смысле. Но что вы приложили к сему относительно прав молодости, не знаю, может ли то твердо стоять. Молодость может ли сказать смерти: не подходи! А она может прийти во время танцев и... все решить,.. ибо она все решает... Душа явится с танцев на тот свет. - Кто там? - спросят. - Танцорка! Ну ее вот туда бросьте.

Вы мерите юность юностью... Так нельзя. Надо мерить все последнею целию. Зачем живем? - Чтобы приготовиться к жизни вечной... Как вместите вы сюда танцы?! и многое другое.

Бывать в обществе хорошо. Тут наука самопознания... Но все же выбор надо делать... То общество, где вы бываете, хорошо, как вы пишете... И слава Богу. 

Телесные силы

"Хотелось бы побольше сил иметь, а Бог не дает".

И не ждите, чтобы дал. Силы уже даны и в теле, и в душе, и в духе. Но они не совсем сильны и требуют пособия. Это пособие и помощь подаются Богом, но не в запас, а на всякое текущее дело. Усиливается человек сделать что, не одолевая, взывает о помощи, и помощь приходит, помогши же, опять отходит, и человек остается все тот же, бессильный. Опять потребовалась помощь, опять воззвал человек, получил,.. и после дела опять... остался тем же бессильным. Отсюда выходит, что кто не делает, и не пускает в ход всех своих сил, и не трудится до восчувствования бессилия, и в этом чувстве не взывает о помощи, тот и не получит ее... и пусть не ждет; равно, кто, сделавши, себе приписывает дело, тот себя обманывает и в другой раз, бросившись на то же дело с мыслию: вот-де для нас это ничего не стоит, не силен бывает сделать его и, хотя воззовет, наконец, о помощи, не всегда получает ее в наказание и в научение. Извольте же так действовать: в чувстве бессилия взывайте о помощи и,.. сделав что, оставайтесь в том же чувстве бессилия.

Тело

"Много сплю, ем много". Сибаритство, выходит, магометанство. Нет уж, тело надо стеснять малоспанием, и малоястием, и преутруждением. Кто из отцов наших имел успех без стеснения плоти? Я, кажется, вам писал, что тело надо держать в струнку,.. как солдата во фронте. Вот это и есть, что теперь говорю. Пока будете покоить тело, не ждите ничего доброго.

Казнение себя произволением требуется, но от этого вами желаемого толку не будет. Что святой Мелетий сказал Симеону Столпнику, когда он, еще юный, приковал себя к камню? - То же и вам идет. Не мешает, однакож, иметь в руках четки, погрубее, и как только тело зажелает себе блажи - поспать, или поесть, или развалиться на креслах и диване, - угощайте его такими четками по плечам, пока отрезвится.

Теплота духовная и теплота плотская

В чем их разница и каковы их признаки

наставившему нас в падении Теплоту надо всегда поддерживать, сколько это от вас возможно. Но прислушиваться и присматриваться тут нечего. Это само о себе дает знать. Как внешний холод, так и внутреннее охлаждение ощущается непосредственно. Когда это ощутится, надо подогреть себя углублением внимания и усилением взывания к Господу: "Не остави мене. Господи, не отступи от мене". Прилагать к этому надо и помышление о поражающих истинах... падении, устроении спасения, смерти, Суде, воздаянии и проч.

Теплота настоящая - дар Божий. Но есть ненатуральная теплота, плод собственных усилий и свободных настроений. Они отстоят друг от друга как небо от земли. Какая у вас, это не видно. После откроется.

"Мысли утомили, не дают установиться вниманием пред Богом".

Это знак, что ваша теплота не Божия, а своя. Первый плод Божией теплоты есть собрание мыслей воедино и устремление их к Богу неотходное. Тут бывает то же, что с кровоточивою. У той "ста ток крове", а тут - останавливается ток помыслов. Что же нужно? Держа свою натуральную теплоту, ни во что ее вменять, а только приготовлением неким к Божией теплоте почитать; затем болезновать о скудости Божиего действия в сердце и в болезни молить Господа непрестанно: "Милостив буди! - Не отврати лица Твоего! - Просвети лице Твое!" К этому усугубить лишения телесные: в пище, сне, труде и под. Все же дело предать в руки Божии.

Терпение

Терпение дело совершенно да имать, т.е. надо его выдерживать, как следует, чтобы оно ни в чем не недостаточествовало. Совершенство терпения - благодушно терпеть, а паче с радостию, и благодарить Бога за обстоятельства, терпеть заставляющие, как за благо прямое и существенное. Восставьте веру, что терпя напраслину, вы причастными становитесь чина мучеников и радуйтесь тому. Ибо так есть воистину. А, допуская скорбь и жалость к себе, будто заделанной, вы умаляете цену того, что вам дает Господь в руки.

Суд всем будет, но тем, кои оправдания достойны, Суд будет такой, что будто его не будет, радостно будет встречен, будто совсем не Суд, а объятия Господни; радостно пройден, и в радость после него... Сподобятся сего верующие в Господа, как следует, и живущие по воле Его. Не всяк глаголяй: Господи, Господи, внидет в Царствие Божие, но творяй волю Отца Небесного.

Не напрасно святой Павел говорит: "терпение имате потребу". И терпите. Терпением стяжевается душа, - покупается будто с торгу.

Терпите, да терпите! И еще: благодушествуйте! Восставьте веру в то, что все от Бога и все во благо нам, хоть мы ясно того не видим. К невидимому-то потребна вера, а к видимому - к чему вера? Господь да смилуется над вами! Господь да утешит вас утешением внутренним, невидимым. Господь да уврачует вас и Матерь Его Премилосердная и Ангел Хранитель. Поминайте страждущих и утешайтесь их терпением. Поминайте гонимых, мучимых и теснимых и их терпением воодушевляйтесь.

Когда претерпеваете, значит, терпите. А что при этом больно, как же иначе-то? Если б не больно, нечего было бы и терпеть. Верно, сердце ваше очень впечатлительно и глубоко поражается случающимся. Это не от произвола, потому что не ставится в вину. Вина пойдет от того, что бывает вследствие чувств. Если серчаете, досадуете, бранитесь, ропщете. Если же, хоть и больно, терпите без роптания, то иначе и нельзя, по вашему настроению.

Больше всего упражняйтесь в любви - в делах и чувствах, не исключая никого из тех, кои соприкасаются вам, как бы кто ничтожен ни был.

Говорите: слава Богу о всем! Слава Богу, что посылает что потерпеть, ибо это то же, что доставлять случай к заслужению Царствия Божия, которое обетовано терпящим и в терпении благодушествующим. Терпеть терпите, но приложите и благодушие... То от Бога, а это от вас; и будет у вас точка соприкосновения с Господом.

Тесный путь

Узкий путь нам не нравится... Подавай нам широту и простор. Не слышит разве Господь воплей сих? Слышит, но переменить домостроительство жизни нашей не хочет, потому что это было бы не к добру нам. Так устроилось положение наше, что только теснота держит нас в настоящем строе... Как только вступим в широту, расплываемся и гибнем. Вот и царит на земле теснота как наилучшая для нас обстановка. Апостольский ум видит вообще в тесноте и в особых стеснительных случаях отеческую к нам любовь Божию и о тех, кои в тесноте, судит как о близких к Богу сынах. Нынешние умники не вмещают словесе сего и тем погружают себя в непроглядный мрак, простертый будто над жизнию нашею земною. Отсюда туга, уныние, нечаяние, томление и самоубийство. Исходная точка их омрачения та, что наша последняя цель будто на земле... Но она не на земле. На земле - начало жизни, приготовительный ее период, а настоящая жизнь начнется по смерти... И особенный, исключительный способ приготовления - благодушное терпение теснот, лишений и скорбей. Кто взглянет или будет смотреть на земную жизнь такими глазами, тот не станет убиваться, не видя в своей жизни широты и простора,.. а возревнует об одном: как сделать, чтобы теснота принесла наилучший плод, вкушение которого отсрочивается до будущей жизни. Изобретатели мрачного смотрения на жизнь настоящую - суть буддисты... От будды... У нас распространяет его в настоящее время белогорячечный Л.Толстой, - безумец из безумцев... Это настоящий конец, в который упираются опирающиеся на одном своем личном постижении истины... Истина Божия о жизни пребывает на земле во всех верах и у всех народов. Неверующие - выродки,.. несчастнейшие из несчастных!..

Тоска и скука

Пишете, что тоска и скука томит. Беды ведь видимой, внешней никакой нет?! Так это вражье дело. Враг не любит покойных сердец... И вот он ухитряет каким-то образом сердце сжимать и сладкий покой из него изгонять. Молитесь ко Господу и Божией Матери и... пройдет. Только не ропщите и не досадуйте на это, а говорите: по делам, по делам! И прибавляйте: прости, Господи, грехи мои ведомые и неведомые. Враг томит без толку, а вы, обратив это томление в томление о грехах, перехитрите его, сделав его орудием доброго душевного чувства...

У

Уединение

Минутами уединения надо пользоваться, обращая их исключительно на дело Божие - молитву и богомыслие. Эти же занятия, коль скоро хоть немного исправно идут, не дадут скучать. Ибо от них источается духовное утешение, которого не может дать ничего на земле. Я разумею то, когда при чтении, например, Евангелия рождаются вопросы, и когда по должном углублении душа найдет им удовлетворительное решение. В этом много утешения духовного. И тем это приятнее, что один успех раздражает на большее, а там приходит и навык к таким занятиям. Душа тогда широка станет, быстролетна и многомысленна.

Позыв на уединение и безмолвие... и даже порывы, вами испытываемые, не суть доброго качества. Поэтому лучше их прогнать, а на место их выставлять или производить в душе желание труда - преутруждения себя. Вы по временам имеете уединение и - довольно. Во всякое другое время старайтесь уединяться в сердце и там установить свое сознание пред лицем Божиим, что есть хождение пред Богом.

Позыв к уединению указывает на хорошее в вас сердечное настроение, но удовлетворять его можете каждый день. Как только имеете свободу от дел, уклоняйтесь в свою комнату... и старайтесь быть с Единым Господом, сходите умом в сердце и там стойте пред лицем Господа, славословя Его, и благодаря и прося у Него благопотребных благ духовных. Делая так, навыкнете, будете ходить пред Господом. Вот и уединение, а что вы загадываете удалиться в глушь,.. это вам дело неподходящее.

Умершие в сектантстве или неверии

Можно ли о них молиться

Спрашиваете, как поминать умерших в сектантстве родителей ваших.

В своей частной молитве поминайте их и молитесь о них, обращаясь к беспредельной милости Божией, и ей предавайте их участь. В церкви же нечего их поминать. Церковь молится о чадах своих, да сохраняют веру свою и преуспевают в ней, о сущих же вне Церкви молится - обратить их к вере и присоединить к Церкви. Как обращение сие должно совершиться здесь, на земле, то и сила молитвы сей ограничивается пребыванием на земле тех, о коих идет молитва. Церковь есть живой союз всех верующих, кои все, сочетаваясь воедино под единой главой - Христом Господом, составляют единое тело. Составляют ее верующие, живые и умершие. Неверующие - живые и умершие - суть вне ее и вне Господа Спасителя - главы ее. Здешние неверующие призываются и, если воспользуются этим и здесь внидут в Церковь, то и там таковыми же будут, т.е. чадами Церкви. Спаситель говорит: "Иже веру имет и крестится, спасен будет, а иже не имет веры, осужден будет". И еще: "Кто не крестится водою и Духом, не внидет в Царствие Божие...'", а это на земле должно совершиться. И еще: на небе разрешенным явится только то, что разрешено на земле. Были такие опыты, что когда кто из достойных Царствия умирал с каким-либо грехом неразрешенным, то Господь присуждал ему возвратиться на землю для окончания недоконченного. Умирающие вне веры и Церкви похожи на самоубийц... О самоубийцах Церковь не молится, ибо они умирают в смертном грехе и неразрешенном, не очищенном покаянием... Горько это слышать любви вашей о родителях своих, но к ним можно приложить, что положено о младенцах, умерших без Крещения. Последние предаются беспредельному милосердию Божию. И вы предайте Богу участь родителей своих и молитесь о них в своей частной молитве - сотворить с ними по сему милосердию и по вере вашей в сие милосердие. (Вып. 3, пис. 479, стр. 128-129)

Умершие грешники

Где они пребывают

Где души грешников, не успевших оправдаться здесь?

В каком-либо месте, определенном для них праведным Судиею. По смерти бывает частный Суд, на котором определяется участь грешников... Но окончательное решение их участи последует на всеобщем Страшном Суде. До того они только ждут сего страшного момента... ужасаются и страдают от того.

Уныние

Причины его появления

Бог все независимо по Своему всеблагому и премудрому благоволению к нам строит. Говорите, что нашли тут (на В...) покой. Да усугубит, углубит его в вас Господь! Что теперь бывает уныние - это от немощи телесной. Непрестающее неможение производит иной раз чувство оставления всеми, отсюда пожаление себя и это жалостное чувство, которое кажется унынием или сопровождает его.

Бог никого не оставляет. У Него все дети. Нет пасынков. И тяжелейшие случайности и состояния - все на добро нам направляется. Если бы вы могли узреть это, не было бы ни в чем тяготы. Но вы, кажется "узрели это" - порешили всего себя и все свое предать на волю Божию. Помоги вам. Господи, пребывать так. И когда тягота одолевать начнет, вызывайте сие чувство и утвердите его посреде между вами и тяготою, и чувство сей последней или утишится, или совсем исчезнет. Уповающего на Бога милость обыдет. Упование не посрамит... Пойте: "Заступнице усердная...", "Блажим Тя вей роди...", "Тебе необоримую стену.."

Усопшие

Надо ли скорбеть или горевать о них

Я не умею горевать об отходящих, когда уверен, что они отходят к Господу. Как горевать о них, когда они радуются? Если они видят нас (а точно видят), то как им неприятно видеть наши слезы! Сказать бы, что плачем о себе, что их теряем, и это неладно. Ибо они не перестают быть близкими к нам и добро делать нам, только невидимо вместо видимого... Они еще ближе становятся к нам. Ибо видимое бытие разделяется пространством, а невидимое сокращает разделение, так что вспомни о Владыке (только сердечно - живою памятью), Он тут и есть... Понимая так дело, я никогда не плачу и не горюю об умерших... Это со времени смерти батюшки и матушки. Они умерли через две недели друг от друга... Когда узнал об этом, какое налегло тяжелое и мрачное облако! Но в тот же момент пришли мысли не мрачные всю тьму разогнали... Утешился, и ни слезинки... Я верую, что это мне внушил Ангел Хранитель. С тех пор я делюсь этою верою со всеми.

Господь ведает, что творит. Но как веруем, что все творимое Им направляется к нашему душевному спасению, то хоть и нельзя не скорбеть, подвергаясь прискорбностям, но не можем не почерпать утешения в вере в такую милостивость к нам Господа нашего и тем заливать огонь скорби.

Раб Божий Н., мертвый телом, жив духом, коим и сопребывает с вами. Представляйте его не в могиле, а в лучшем месте и в лучшем виде, чем обычно видали его. И это не даст широко разлиться скорби.

Усопшие и молитва за них

Мы, остающиеся, плачем об отшедших, а им сразу легче: то состояние отраднее. Те, кои обмирали и потом вводимы были в тело, находили его очень неудобным жильем.

У отшедших скоро начинается подвиг перехода через мытарства. Тут нужна им помощь! Станьте тогда в этой мысли и вы услышите вопль ее к вам: "Помоги!" Вот на что вам надлежит устремить все внимание и всю любовь к ней. Я думаю, самое действительное засвидетельствование любви будет, если с минуты отхода души вы, оставя хлопоты о теле другим, сами отстранитесь и, уединясь, где можно, погрузитесь в молитву о ней в новом ее состоянии и новых неожиданных нуждах. Начав так, будьте в непрестанных воплях к Богу о помощи ей в продолжение шести недель, да и далее. В сказании Феодоры мешец, из которого Ангелы брали, чтоб отделываться от мытарей, - это были молитвы ее старца. Тоже будут и ваши молитвы... Не забудьте так сделать... Се и любовь!

Успех в духовной жизни

Почему нам не дано замечать его в самих себе? Польза от неведения. Каков закон духовной жизни

Успевает ли кто в жизни и насколько успевает, этого заметить не дается, потому что иначе всякий сам съедал бы себя с глаз. Неведение этого держит себя в страхе и постоянно подновляет ревность, уверяя, что ничего еще не сделано и что, следовательно, надо снова начинать.

Снова начинать - таков закон духовной жизни... Каждый день надо считать первым днем жизни в страхе Божием, заднее все забывая, кроме грехов, о коих всегда надо каяться.

Трудности пути, препятствия, расслабление, уныние - все это случайности, которые приходят и отходят. На них нечего обращать внимание. Надо им противопоставлять убеждение, что цель впереди верна и что средства, кои нам даны, надежно ведут к ней. От этого все тревоги будут отходить, исполняя душу благонадежием.

Утешитель

Господь есть Отец утехи. И как Он везде есть, то везде, стало быть, утешение готово от Него. Дело за приемлющим, а не за Дающим. Правда, чтоб и принять, от Него же научиться надо. Но Он всем готов и это сообщить. Близ Господь сокрушенным сердцем. Дитя все плачет, пока не найдет сосцов матери. Как только найдет, тотчас и замолчит. Дай нам, Господи, найти и замолчать!

Х

Хлопоты и правило

Из-за хлопот за Дунею вы правило неполно исполняете. Об этом не следует беспокоиться. Хлопоты эти заменят правило; ибо то и другое - одного рода труд, одному хозяину работа. Ему угодная. Когда молитва внутри цела и держится при самых делах, то молитвы и труд - два течения в одной реке, в одном русле и в одну сторону. Можно также сказать, что тут деяние и разум идут вместе. Разум - это созерцание. Следовательно, вам нечего скорбеть, что созерцания нет. Молитва внутренняя не бывает без созерцания, которая собственно есть предзрение Бога пред собою всегда. Его также с богомыслием сочетают. Он есть - явленных нам Богом святых Своих тайн миробытия, мирохранения, промышления, воплощенного домостроительства, спасения каждого и кончины всего - просматривание иногда с рассуждением и размышлением, а иногда и просто.

Ходатай и ходатаи

В чем их разница

"Пресвятая Богородица Ходатаица... А Ходатай один".

Припомните, что Господь заповедал: не называйте никого отцом... Один Отец. И учителем никого не называйте... один Учитель. А между тем в Писании обязательными представляются известные отношения наши к отцам телесным и духовным и к учителям. Как помирить? Так: есть стороны сего дела такие, по которым никого нельзя назвать отцом и учителем. И есть такие, по которым можно иметь и чтить многих отцов и учителей... Неточное отечество и учительство - одно - в Боге, а побочных может быть много. Это проводники и распространители Божия отечества и учительства.

Так и в отношении к ходатайству. Одно ходатайство есть, и без него никакое другое ходатайство не сильно... Ходатайство Господа Спасителя. А побочных ходатаев может быть много, проводников того ходатайства,.. размножителей... Тут и Божия Матерь Ходатаица, действующая в силу ходатайства Сына Ее...

К тому же Господь Спаситель - Ходатай к Богу Отцу. А если Самого Спасителя прогневали, кто пред Ним походатайствует? Но прогневляем, ибо грехами Кровь Его попираем. Вот тут Божия Матерь и есть... и говорим Ей: матернее Твое дерзновение употребляющи моли...

Но главное вот что. В деле нашего спасения извольте различать две стороны: устроение спасения Господом Спасителем, или домостроительство спасения, и потом приложение сего ко спасению каждого, или содевание спасения каждым. В первом все от Господа Спасителя, а во втором и наше участие есть, и столь важное, что оно есть условие спасения. Тут уместно, кроме нашего личного действования, и содействие других, и не только уместно, но и неизбежно, ибо мы яко христиане - едино тело... состоим в необходимой связи и взаимодействии. Вот тут и учители, помощники, ходатаи, помощь и ходатайство бывает действенно для нас. И однако же это никак не следует считать чем-либо умаляющим силу первого Божеского учительства, помоществования и ходатайства. А, напротив, иметь это протоком и проводником к нам его первого. Отсюда - "все упование на Тя..." изъявляется в этом второстепенном зависимом отношении - все упование - после Бога...

Тоже и "молитвами Богородицы и святых..." Если Бог благоизволил, чтобы мы призывали святых в молитвах, чтобы они молили о нас, то этим самым изъявил, что будет слышать их молитвы о нас. Потому ничего противного Ему нет в словах "молитвами святых...", это значит. Ты благоизволил, чтобы мы просили святых молиться за нас. Вот молимся, их убо молитвами спаси нас.

Вы согласились, что молиться святым - дело понятное. Но молитва без упования, что за молитва? Извольте же протянуть свое согласие и на это. И решить, что упование на них, в своей мере, дело понятное.

Относительно Божией Матери извольте утвердиться вот в какой мысли. Устроение спасения чрез воплощение - Единого Бога дело. Твари тут не имели места. Но Божией Матери дана часть и в этом, ибо от Нее естество человеческое взято Богочеловеком. Это участие существенное, внутреннее. Потому Она - высшая есть всех... и сила Ее пред Господом исключительная, особенная. Сыновство Ей Богочеловека и Ее Ему материнство пребывает доселе... Такой Сын чего не сделает для такой Матери!? И такая Матерь чего не испросит у такого Сына? Потому нам резонно говорить: "Все упование на Тя... буди Ходатаица!"

Хотения

Как и чем их необходимо ограничивать

Допускаете некоторые действия некрупных разрядов, за которые потом обличает совесть. Этого сколько сил есть надо не допускать. Покой совести есть первое условие мирных отношений к Богу, а эти последние составляют условия преуспеяния духовного во внутренней жизни. Побеждать свои хотения, зная, что лучше им отказать, нежели их послушаться, есть Богу приятная жертва, за которую Он воздаст внутренним утешением. А опускать эти случаи к победе над собою, значит Богоугождение ставить ниже самоугождения. Когда враг вперед скажет вам: "Сделай такое и такое распоряжение", не слушайте его, а отгнавши его неприязнию к нему и его урокам, продолжайте свою молитву не прерываясь.

Когда помысл говорит: "Помолись еще", отчего не сделать это, если утомление не непреодолимо? Святой Симеон Новый Богослов пишет, как некоему Георгию, юноше, старец дал правило и прибавил: "Смотри, если помысл скажет тебе: повтори положенное для правила, - не отказывай ему, а делай", так он так и делал... и получил необыкновенное просветление. Помысл говорит: помолись до полночи, - и помолитесь; если утомление велико, - отдохните немного и исполните внушаемое. Если утомление таково, что, не отдохнувши, дел нельзя, как должно вести,.. тогда рассуждением надо определять себе отдых, а не одним хотением. Нехорошо впускать вперед чувство и хотение,.. а надо, чтобы впереди шло рассуждение.

На исповеди не надо ограничиваться тем, что спрашивает духовник, а по ответе на его вопросы и свои за собою замечания по делам совести высказывать.

Храм духовный

Как его устроить в себе самом

Помоги вам. Господи, вместо рукотворенного храма в себе самой и из себя самой устроить храм духовный, святительство святое, чтоб приносить в нем Богу жертвы живы из сердца, благоприятные Богу, Иисусом Христом (1 Пет. 2, 5). Для сего не будет тогда нужды (и скорби по причине болезни) ходить... (в храм), ибо все совершаться будет без внешних движений... (Лежи и молись вседушно)...

Мы все и по назначению своему должны быть храмами, как учит святой апостол Павел: "Не весте ли, яко храм Божий есте", и не это только утверждает, но и что Дух Божий живет в вас (1 Кор. 3, 16). Миряне, суетясь, забывают сие или заглушают в себе, а иноки и инокини на то и вступают в особый род жизни, чтоб явить такое апостольское о нас определение. Вы же лично еще особенным образом призываетесь к тому (болезненным состоянием, в котором духовная молитва особенно должна развиваться). Зажмурьте глаза... и уму вашему нечего будет зреть, кроме Бога Вездесущего и Всевидящего... Вот и станете вы храмом, где обитает Бог... Стены у сего храма вашего - терпение; престол - благодарное Богу сердце; песни - все религиозные чувства к Богу: вера, упование, преданность в святую волю

Его и всякая молитва; регент в сем хоре - благоумный дух, слагающий песни и выполняющий их в непрестанном богомыслии.

Хульные помыслы

Относительно хульных помыслов надобно жалеть и каяться пред Господом, но не падать духом и не думать, что от этого пагуба. Как вы не хотите таких помыслов, отвращаетесь от них, то Бог и не гневается на вас. Помыслы не от вас, а враг всевает. И вина на нем. Читайте у святого Димитрия Ростовского об этом статью в первом томе его творений. Богу молитесь на врага, чтоб отогнал. Почаще сказывайте духовнику. И враг отбежит. Он пристает с такими докуками, когда увидит, что душа робеет. А когда увидит, что душа мужественна и понимает его козни, тотчас отстает. 

Относительно мыслей всяких держите такое правило: как только заметите, гоните прочь, без всяких разсуждений и оставайтесь с мыслию об одном Господе Спасителе Вездесущем и Всевидящем...

Дух хулы и сомнения притаился, но не думайте, что он так скоро оставит вас... Это все испытывают. Потому пишут, что в борьбе с врагом не надо никогда слагать оружия, а всегда быть наготове противостать ему. Пишут старцы, что когда нападает искушение, надо отбивать его от сердца неприязненностью к нему, и затем или вместе с тем обратиться к Господу с молитвою. Неприязненность то же, что подать врага в грудь. Это сильное и неприятное врагу средство.

...Дух хулы в вас есть вражий. С какою неприязнью он относится к Господу Спасителю?! Ему это натурально; ибо Господь разрушил власть их, так что одно имя Его страшно для них.

Хула и сомнения то же, что когда почва под ногами колеблется. Смущающие помышления, какие будут приходить, гоните прочь без разговоров с ними. Теперь уже можете видеть осязательно, что все это вражия внушения. А с врагом, какая стать длить время. Без замедления надо гнать его.

Ц

Церковная молитва или молитва в церкви

В церкви хорошо молитесь и не замечаете, как служба идет. Се добре! Если можете, бывайте сколько можно чаще в церкви. Она - Дом Божий истинный,.. хоть сложена из кирпичей с известью. Сердце чует, что оно в Доме Отца, и сладко ему... Для воспитания молитвы лучше всего ходить в церковь. Дома леность одолевает, а там лености нет места, ибо что же иначе делать, как не молиться.

Церковная служба

Надо службы церковные все выстаивать. И я тебе скажу, что нет лучшего способа к раскрытию умно-сердечной молитвы, как бывать в церкви, на церковных службах. В службах церковных дух молитвенный. Кто простоит службу со вниманием ко всему читаемому и поемому, тот не может не согреться в молитвенном настроении. Если ныне так, завтра и послезавтра и т.д., то, наконец, загорится молитвенный огонек в сердце. Но когда это Бог даст, тогда ты будешь бежать в церковь, как на пир царский, и ничто тебя не удержит, только внимать старайся церковным пениям и чтениям, а без внимания ничего не будет.

Поклоны неотложно должны быть при Иисусовой молитве, и чем больше, тем лучше. Почаще становись на поклоны и твори их сколько хочешь с молитвою Иисусовой. Утром и вечером побольше их клади.

Ч

Чистилище

Чистилище есть пункт веры католической. Это место, на котором неочистившиеся грешники очищаются. Очищение совершается мучениями, соответственно грехам. В него поступают все, в которых есть какая-либо нечистота греховная. В Православной Церкви нет такого учения, а есть верование, по которому умершие с Покаянием и Причащением, но не успевшие понести исправительных подвигов или епитимий, выполняют сие молитвами о них Церкви и милостынями за них и, конечно, своими там молитвами. Они живут в надежде и не страдают, не в муках суть. Это похоже на чистилище, но не то же.

Чтение

Относительно чтения. Читать для знания - одно дело, а читать для назидания - другое. При первом много читается, а при втором не надо много читать, а как только из читаемого что-либо падет на сердце, останавливайтесь и думайте, стараясь и разъяснить, а более углубить в сердце сию мысль. Это то же, что превратить сие в предмет богомыслия. Так питать будете душу и растить, а не насыпать ее, как мешок. 

Чтение или слушание душеполезных книг необходимо для спасения

Возлюбленный читатель мой! Хочешь ли я покажу тебе вещь, которая честнее злата и сребра, многоценного бисера и камений драгих? Ничем не можешь ты обрести и купить Царствия Небесного, будущих радостей и вечного покоя, как только этою вещью. Это читание наедине и слушание со вниманием и усердием слова Божия, писаний отеческих и других душеполезных книг. Никому нельзя спастись, если он не будет читать или слушать святые душеспасительные писания. Как птица без крыльев не может взлететь на высоту, так ум без святых книг не может домыслиться, как спастись.

Читание наедине и слушание со вниманием и усердием святых книг есть родительница всех добродетелей и всякому доброму делу учительница. Читание наедине и слушание со вниманием и усердием святых книг, рождая всякую добродетель и возращая добрые расположения сердца, отгоняет от нас всякую злую греховную страсть и всякое похотение, желание и действо бесовское. Читание наедине и слушание со вниманием и усердием святых книг над всеми занятиями и трудами, какие подъемлют ревнующие о спасении, святые отцы поставляют как бы старейшиною и царем. Оно ко всем добродетелям возбуждает и руководит человека и одесную Бога поставляет его.

Но кто не читает и не слушает со вниманием и усердием святых книг, тот ради этого впадает во всякие страсти, в греховные напасти, в бесовские сети и во всякое зло. Забывает он смертную кончину свою, и пришествие Христово, и злые муки, и радость Царствия Небесного и рая пресветлого. Такому любезна бывает суетная и льстивая маловременная жизнь века сего. Удаляется он от Бога нерадением и невниманием, и бесы, как мглою, покрывают умную память, помрачают умную светлость, наводят забытье о добродетелях, о злом же непрестанно уму напоминают и поновляют в нем худые помыслы.

Божественное Писание и душеспасительные книги показывают нам начало, средину и конец спасительного пути, всю лествицу в Царство Небесное. Почему надлежит нам всеусердно прилежать к сим книгам и к сему Писанию Божественному. Где упражняются в чтении святых книг, оттуда отгоняемы бывают всякое бесовское действо, всякие душепагубные страсти и греховные похоти; заповедям же Господним и добродетелям отеческим там бывает всякое исправление. Почему хорошо святыми отцами установлено, чтоб на утренних службах многократно были читаемы поучения из святых книг, а умеющие читать чтоб и в келлиях занимались таким чтением, на ограждение себя от невидимых душевных татей и разбойников, устрояя чрез то как бы стражу какую вокруг себя из спасительных истин, против козней, хитростей и замыслов лютых бесов, против забытья и помрачения, ими наводимого.

Почему надлежит нам каждодневно со вниманием прочитывать святые книги, чтоб почерпать из них душеспасительные наставления, пригодные к исправлению жития нашего. Они обличают совесть, открывают страсти и неприязнь к ним возбуждают, обнажают бесовские сети, научают добродетелям, утверждают в терпении скорбей, напоминают о кончине смертной, возвещают о пришествии Христовом, живописуют радости Царствия Небесного и ужасы мук бесконечных. Изображая нам всякую истину и всякое добро указывая, они, как бы чистое золото и серебро и камни драгоценные на блюде рассыпав, представляют очам нашим. Что опытный вождь для воинства, что искусный кормчий для корабля, что проводник для идущих по сбивчивой дороге, то святые книги для воинствующих в воинстве христиан, для плывущих чрез многомятежное море жизни сей в небурное пристанище Царствия Небесного, для шествующих в Небесное Отечество свое по стропотным путям суетной и многообольстительной жизни сей.

Много у лукавых бесов пронырства и злоумышлении, козней и сетей, коими уловляют они нас, бедных, в различные страсти, в греховные падения и пагубу душевную. Человеколюбивый Бог, щадя род наш, даровал нам святые книги, святыми угодниками Его написанные, в которых предлагается нам верная наука, как избегать сетей бесовских, страстей греховных и прелестей века сего. Святые отцы были научены духовной мудрости многоскорбными и многоболезненными опытами жизни и, совершив благополучно путь свой, оставили нам плод трудов своих правых слово книжное, свои святые писания, как светлый светильник, освещающий спасительный путь для тех, кои вступить в него возревновали. Как светильник телу очи; так светильник душе ум; зерцало же ума святые книги.

Чувство праведности и чувство греховности

Первое опасное, второе благодатное

Всего более надо опасаться уклонения в праведность. Как только начнете уклоняться в нее, знайте, что криво шагать начали. Берите тогда себя за ноги и тащите немилосердно опять в грешность. Разумеется чувство праведности и чувство грешности.

Господь того только принимает, кто приходит в чувстве грешности. От того же, кто приходит к Нему в чувстве праведности, Он отвращается. Он и пришел грешников спасать, а не праведников. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Самая злая вещь - сытость. Сыт, ну и развалился, и пыхтит. Духовно так бывает. Движениям молитвы никогда не поперечьте и ничего ей не предпочитайте; напротив, всегда готовы будьте все ей принести в жертву. Ибо она - царица. И ее точка опоры - есть дух сокрушен.

Некто имел обычай спрашивать: ты, идя на молитву, пенсию идешь получать, или милостыню просить? Очень вразумительный вопрос.

Чудотворные иконы

Почему некоторые иконы бывают чудотворными? - Потому что Богу так угодно. Чудотворение ни от кого, кроме Бога, не бывает. Сила тут не в иконах и не в людях прибегающих, а в Божией милости... Как Владыка всего, Бог всякую вещь может обратить в орудие Своей милости.

Я

Язык

Вы жалуетесь, чувствуя, что ослабели духом, нет достаточного трезвения, самообладания и самопринуждения. Вы слишком требовательны. Только что вырвались из омута П. и хотите, чтоб душа ваша обладала такими сильными орудиями жизни по Богу. Понемножку все восстановится. Заметили?.. Теперь начинайте понемногу восстановлять падшее.

Язык?! Нет зловреднее вещи под небесем. Желательно бы так устроить, чтобы за каждую с его стороны непозволительность что-нибудь его укалывало... (хоть бы булавка). Тогда бы он посмирнее был, а то как машинка, что песенки поет,.. как завели и пустили, и... пошла тилиликать.

Покойный митрополит Исидор обладал даром - ныне такой приобрел навык, что язык у него всегда был на привязи...









Яндекс.Метрика