Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Училище благочестия

Утешение скорбящим

В IV веке в Египте жила благочестивая христианка по имени Клеопатра, родом из Палестины. Почитая мученическую кончину за Христа святого Уара, она с честью погребла тело мученика, потом, когда гонения утихли, перевезла его в своё отечество, где воздвигла храм во имя его. У неё был сын 17-ти лет, который был зачислен на военную службу и уже получил знаки своего достоинства. Клеопатра желала, чтобы он приступил к воинской службе, когда храм в честь мученика Уара будет воздвигнут. В самый день освящения храма она так молилась святому Уару:

«– Молюсь тебе, страстотерпче Христов, испроси для меня у Бога то, что будет угодно Ему и полезно мне, а также и единственному сыну моему; я не имею просить более того, что хочет Сам Господь; Он Сам знает, что нам полезно, и пусть совершается над нами Его благая и совершенная воля!

…В это время сын ее, служа гостям, внезапно заболел и пошел лечь на одр свой.

…В полночь отрок умер, оставив свою мать в безутешном горе. С плачем устремилась она тогда в храм святого Уара и, припадши к его гробнице, вопияла:

– Так-то отплатил ты мне, угодник Божий, за то, что я столько потрудилась для тебя? Такую-то помощь ты оказал мне тогда как я для тебя презрела своего мужа и возлагала на тебя всю свою надежду? Ты допустил умереть моему единственному сыну, погубил мою надежду, отнял у меня свет очей моих. Кто теперь пропитает меня в старости? Кто закроет мне очи по смерти? Кто погребет мое тело? Лучше бы мне умереть самой, чем видеть мертвым моего сына, как цветок, увядший прежде времени. Отдай же мне моего сына, как никогда Елисей Соманитянке (4Цар. 4), или же и меня тотчас возьми отсюда, ибо мне от горькой моей печали жизнь стала в тягость.


Пребывая с плачем у гроба святого, она на краткое время от крайней усталости и великой скорби погрузилась в сон. В сновидении пред нею явился святой Уар, держа за руку ее сына; оба они были светлы как солнце и одежды их были белее чем снег; на них были золотые пояса и венцы на головах, красоты несказанной. Увидев их, блаженная Клеопатра бросилась к ногам их, но святой Уар поднял ее, говоря:

– О женщина, что ты жалуешься на меня? Ужели я забыл твои услуги, какие ты оказала мне в Египте и во время путешествия? Разве я не внимаю всегда твоим молитвам и не молюсь за тебя Богу? И прежде всего я умолил Бога о сродниках твоих, с которыми ты положила меня в гробнице, чтобы им были отпущены грехи их. Потом я взял на служение Небесному Царю твоего сына. Не ты ли сама просила меня здесь, чтобы я испросил для тебя у Бога то, что Ему угодно и полезно тебе и твоему сыну? Итак я просил Всеблагого Бога, и Он соблаговолил по неизреченной Своей благости на то, чтобы твой сын был принят в небесное Его воинство; и вот сын твой, как ты видишь, теперь стал одним из предстоящих престолу Божию. Если же хочешь, возьми его обратно и пошли его на службу к царю земному и временному; вижу, что ты не хочешь, чтобы он служил Царю Небесному и Вечному.

Отрок же обнял его и сказал:

– Нет, господин мой! Не слушай матери моей – не отдавай меня в мир, полный неправды и всякого беззакония, откуда я спасся благодаря твоему заступничеству; не лишай меня, отче, общения с тобою и со святыми.

Потом, обращаясь к матери своей, он сказал:

– Что ты так плачешь, мать моя? Я причислен к воинству Царя – Христа и мне дано право предстоять Ему на небе вместе с ангелами, а ты теперь просишь о том, чтобы взять меня из царства в уничижение.

Блаженная Клеопатра, видя, что сын ее облечен в чин ангельский, сказала:

– Возьмите же и меня с собою, чтобы и мне быть с вами. Но святой Уар отвечал:

– И здесь, на земле, оставаясь, ты все-таки – с нами; иди же с миром, а потом, когда повелит Господь, придем взять тебя.

После сих слов, оба стали невидимы. Она же, придя в себя, почувствовала в своем сердце несказанную радость и веселие и поведала о своем видении священникам; вместе с ними она с честью погребла при гробе святого Уара и своего сына, уже не плача, а веселясь о Господе. После сего она раздала свое имение нуждающимся, сама же, отрекшись от мира, жила при церкви святого Уара, служа Богу день и ночь в посте и молитвах. Всякую неделю по воскресным дням ей являлся, во время молитвы, святой Уар с ее сыном в блестящем сиянии. Проведя семь лет в таковых подвигах, блаженная Клеопатра преставилась, благоугодив Богу. Тело ее было положено в церкви святого Уара, близ сына тела ее, Иоанна, душа же ее святая вместе с святым Уаром и Иоанном в веселии предстоит на небесах Богу, Ему же слава во веки веков, аминь».

(Страдание святого мученика Уара и с ним семи учителей христианских и память блаженной Клеопатры и сына ее Иоанна)

В книге «На берегу Божьей реки» Сергей Нилус повествует о встрече с женщиной чистой и глубокой веры, рассказавшей ему о том, как её маленький сын явился ей после смерти и утешил её безмерное горе:

«- Вам понравился мой Сержик; что бы сказали вы, если бы видели моего покойного Колю! Тот еще и на земле был уже небожитель... Уложила я как-то раз Колюсика своего спать вместе с прочими детишками. Было около восьми часов вечера. Слышу зовет он меня из спальни.

- Что тебе, деточка? - спрашиваю.

А он сидит в своей кроватке и восторженно мне шепчет:

- Мамочка моя, мамочка! посмотри-ка, сколько тут ангелов летает.

- Что ты, - говорю, - Колюсик! где ты их видишь?

А у самой сердце так ходуном и ходит.

- Да, всюду, - шепчет, - мамочка; они кругом летают... Они мне сейчас головку помазали. Пощупай мою головку - видишь, она помазана!

Я ощупала головку: темечко мокрое, а вся головка сухая. Подумала, не бредит ли ребенок; нет! - жару нет, глазенки спокойные, радостные, но не лихорадочные: здоровенький, веселехонький, улыбается... Попробовала головки других детей - у всех сухенькие; и спят себе детки, не просыпаются. А он мне говорит:

- Да, как же ты, мамочка, не видишь ангелов? Их тут так много... У меня, мамочка, и Спаситель сидел на постельке и говорил со мною...

О чем говорил Господь ребенку, я не знаю. Или я не слыхал ничего об этом от рабы Божией Веры, или слышал, да не удержал в памяти: немудрено было захлебнуться в этом потоке нахлынувшей на нас живой веры, чудес ее, нарушивших, казалось, грань между земным и небесным...

- Колюсик и смерть свою мне предсказал, - продолжала Вера, радуясь, что может излить свое сердце людям, внимающим ей открытой душой. Умер он на четвертый день Рождества Христова, а о своей смерти сказал мне в сентябре. Подошел ко мне как-то раз мой мальчик да и говорит ни с того, ни с сего:

- Мамочка! я скоро от вас уйду.

- Куда, - спрашиваю, - деточка?

- К Богу.

- Как же это будет? кто тебе сказал об этом?

- Я умру, мамочка! - сказал он, ласкаясь ко мне, - только вы, пожалуйста, не плачьте: я буду там с ангелами, и мне там очень хорошо будет.

Сердце мое упало, но я сейчас же себя успокоила: можно ли, мол, придавать такое значение словам ребенка?!. Но, нет! прошло немного времени, мой Колюсик опять среди игры, ни с того ни с сего, подходит, смотрю, ко мне и опять заводит речь о своей смерти, уговаривая меня не плакать, когда он умрет...

- Мне там будет так хорошо, так хорошо, дорогая моя мамочка! - все твердил, утешая меня, мой мальчик. И сколько я ни спрашивала его, откуда у него такие мысли, и кто ему сказал об этом, он мне ответа не дал, как-то особенно искусно уклоняясь от этих вопросов....

Не об этом ли и говорил Спаситель маленькому Коле, когда у детской кроватки его летали небесные ангелы?..


Перед Рождеством мой отчим, а его крестный, выпросил его у меня погостить в свою деревню, - Коля был его любимец, и эта поездка стала для ребенка роковой: он там заболел скарлатиной и умер…

И в первый раз в моей жизни возмутилось мое сердце едва не до ропота. Так было велико мое горе, что я и у постельки его, и у его гробика, не хотела и мысли допустить, чтобы Господь решился отнять у меня мое сокровище. Я просила, настойчиво просила, почти требовала, чтобы Он, Которому все возможно, оживил моего ребенка; я не могла примириться с тем, что Господь может не пожелать исполнить по моей молитве…

…великой тоской затосковало мое сердце, и вновь я стала вымаливать у Господа своего сына, не зная покоя душе своей ни днем, ни ночью, все выпрашивая отдать мне мое утешение. К сороковому дню я готовилась быть причастницей Святых Тайн и тут, в безумии своем, дошла до того, что стала требовать от Бога чуда воскрешения. И - вот, на самый сороковой день я увидела своего Колю во сне, как живого. Пришел он ко мне светленький и радостный, озаренный каким-то сиянием и три раза сказал мне:

- Мамочка, нельзя! Мамочка, нельзя! Мамочка, нельзя!

- Отчего нельзя? - воскликнула я с отчаянием.

- Не надо этого, не проси этого мамочка!

- Да почему же?

- Ах, мамочка! - ответил мне Коля, - ты бы и сама не подумала просить об этом, если бы только знала, как хорошо мне там у Бога. Там лучше, там несравненно лучше, дорогая моя мамочка!

Я проснулась, и с этого сна все горе мое, как рукой сняло».


(Сергей Нилус. На берегу Божьей реки)

СТАРЧЕСКИЕ УТЕШЕНИЯ В ПОТЕРЕ БЛИЗКИХ

Письма преп. Макария Оптинского

Мужу, скорбящему о лишении супруги

Достопочтеннейший о Господе N. N. До получения письма вашего был я извещен о кончине супруги вашей, сердечно пожалел о ней и о плачущей, огорченной сестре ее.

Потом получил и ваше письмо, в коем вы выражаете скорбь сердца вашего о лишении супруги и сознаете себя виновным пред нею, представляете себе ее достоинства и говорите, что во время жизни ее не могли дать оным цены. Все это чувствительно поражает ваше сердце и приводит к раскаянию о прошедшем пред Богом и пред нею. Сожалея покойную, в цвете лет отшедшую, и вас, скорбящих о ней, о своей виновности пред нею и о малютках, лишившихся нежной матери, — скажу вам о ней. Видно, была воля Божия на то, чтобы в настоящее время прекратилась временная жизнь ее и она перешла к нескончаемой жизни. Верую, что Господь сподобит ее вечного блаженства: она была добрая христианка и в вере и надежде Жизни Вечной, с напутствием Святых Тайн, отошла отсюда. Церковные молитвы и воспоминания о ней при Безкровной Жертве способствуют получению милости Божией.

Вам советую не предаваться безотрадной печали о лишении ее, но растворять печаль вашу надеждою, что она удостоится блаженной жизни; а в грехах своих приносить пред Богом покаяние, с чувством сердца сокрушенного и смиренного и с твердым намерением, при помощи Божией, впредь не обращаться на те же грехи и жить благочестиво, как Господь повелевает и Церковь нам передает Его учение. Веруйте, что Господь примет ваше покаяние и истинное предложение и дарует успокоение вашей совести; и когда утвердитеся во благом жительстве и добродетели, то тем загладите и вины свои пред покойною супругою вашею, ибо сим дух ее успокоится и возрадуется по слову Божию, как известно, что на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся (Лк. 15: 7). Ангелы и души праведных радуются об обращении грешника. Чрез сие и избавитесь от устрашающей вас, как пишете, кары Божией.

Оставшихся детей ваших, как залог любви супруги вашей, постарайтесь, при содействии помощи Божией, сохранять и воспитывать в христианском благочестии, по учению Православной нашей Церкви. Сим также отдадите долг супруге вашей.

Молитесь о упокоении души ее и подавайте милостыню нуждающимся в помощи. Все это будет отрадою для души супруги вашей.

По силе скудоумия моего предложил вам совет к вашему утешению в скорби и успокоению совести. Молю Господа, да подаст Он вам чувства к принятию духовного сего врачевства и да пошлет душе вашей утешение в скорби вашей.


Матери, скорбящей о лишении детей-малюток

Достопочтеннейшая о Господе N. N. Вы описываете свою горесть и скорбь о лишении чад своих и, чрез излияние своих чувств моей худости, ищете утешения и укрепления, а также и вразумления, в ожидании видеться когда-либо в вечности с вашими детьми-младенцами.

Вы, конечно, твердо уверены, что вхождение наше и исхождение, жизнь и смерть состоят в воле Божией. Бог сотворил нас, сохраняет в жизни и, в предопределенное (по Его предведению) каждому время, преселяет в вечность. И так мы: Аше убо живем, аще умираем, Господни есмы (Рим. 14: 8).

Здешняя наша жизнь, сколько бы ни была продолжительна, но все оканчивается смертию, бытие же наше не оканчивается ею, а смертию только переходим в вечность, не имеющую конца.

У Бога и день един, яко тысяща лет, и тысяща лет, яко един день. Его воле угодно было переселить детей ваших от сей юдоли плачевной и скорбной жизни в самом юном возрасте, тогда как они еще не испытали ни сладостей, ни горестей житейских и не запятнали душ своих греховными сквернами. Не есть ли это любовь Божия к ним, что они будут наслаждаться вечным блаженством? Праведных же души в руце Божией и не коснется их мука (Прем. 3: 1).

Судьбы Божии для нас неисповедимы. Апостол Павел воскликнул: О, глубина богатства и премудрости и разума Божия! Кто бо разуме ум Господень? Или кто советник Ему бысть? (Рим. 11: 33). То нам ли испытывать: как, почему и для чего преселил их Бог отселе в младенчестве? Хотя мы и надеялись видеть их добронравными, полезными для общества и иметь от них утешение, но кто мог нас в этом удостоверить? Часто видим, что надежды наши не оправдываются, и многие, вместо утешения, получают через детей большие скорби и печали, и, конечно, это служит для родителей наказанием. Но вы ничего такого не испытали, кроме скорби о лишении их по немощи вашей и малодушию. Когда же прибегаете к вере и упованию, то найдете себе отрадное утешение в мысли, что они получат вечное блаженство и не будут уже подвержены изменениям в жизни и преткновениям. Священное Писание говорит: Рачение бо злобы помрачает добрая, и парение похоти помрачает ум незлобив (Прем. 4: 12), и потому Господь принял к Себе ваших детей, да не злоба изменит разум их или лесть прельстит души их (Прем. 4: 11). Богу же известно все, и несодеянное нами, а посему и обратитесь к благодарению Господу, что Он принял, «яко дар честен», плод ваш к Себе в вечное наслаждение. Прочтите в житии мученика Уара, как одна мать, лишившаяся единородного сына, получила утешение от видения мученика; а вы утешайтесь от всего вышеописанного вам, верою, а не видением, и когда будете благодарить, то получите от Господа облегчение печали вашей и душевное утешение. Вы желаете знать, как заслужить вам свидание в вечности? Мы не о сем только должны пещися, но дабы удостоиться там лицезрения Божия; тогда все там любовию соединимся в любви Божией. А как достигнуть сего всякому православному христианину, учит нас слово Божие и Православная Церковь: исполнением заповедей Божиих и надеждою не на свои заслуги, но на заслуги Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа, даровавшего нам Вечную Жизнь Крестом и страданием Своим. Он изрек пречистыми Своими устами: Имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя, а любяй Мя возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его и явлюся ему Сам (Ин. 14: 21).

Сострадая вам в скорби вашей сколько мог, написал я к укреплению и утешению вашему, но укрепить и утешить вас силен един Бог, и так вопите к Нему: пролию пред Ним моление мое, печаль мою пред Ним возвещу (Пс. 141: 2); от конец земли к Гебе воззвах, внегда уны сердце мое (Пс. 60: 3) и прочими глаголами, в Псалтири читаемыми.

Отцу, скорбящему о лишении сына

Достопочтеннейший о Господе N. N. Почтенное писание ваше, извещающее о посещении Божием вас печалию о кончине любящего сына вашего, мною получено. Сердечно соболезную и сострадаю в горести вашей и в полной мере ценю скорбь сердца вашего, по немощи человеческой и сродному оной печалованию. Лишась столь близкого сердцу и любящего человека, нельзя не чувствовать и не болеть сердцем, и надобно отдать долг любимому предмету соболезнованием, однако же не предаваться неутешному сетованию и скорбению. Но так как вы — истинный христианин, ищите утешения страждущему духу вашему в священной нашей вере, в уповании на благость Божию и безмерную Его любовь к нам, грешным, и в предании во всем Его Святой воле. Для неверующих только не цветет в домашней жизни чистая радость, ибо кто умирает для его сердца, тот умирает навсегда; из отдаленной вечности ему не блещет луч надежды и утешения; его радости мгновенны и печали безотрадны. Когда мы только в здешней кратковременной жизни полагаем надежду и чаем утешения лишь от мира сего и от сродников и друзей наших, не презирая очами веры в будущую вечность, то, конечно, при изменениях судьбы и лишении ближних, упадаем духом и не обретаем утешения. Но христианин, убежденный и уверенный в действиях Промысла Божия, покоряется Святой Его воле, вся на пользу устрояющей, и познает, что в здешней юдоли он есть странник, идущий в свое Отечество, препровождающий в оное отходящих отселе близких и друзей назначенному для них Творческою премудростию окончанию странствования, и надеется и сам с ними некогда соединиться в блаженной вечности, милостию Бога нашего. И сие самое утоляет печаль о разлуке с близкими сердцу нашему людьми. К сему же и святой апостол Павел нас укрепляет своим учением в послании к Солунянам: Не хощу же вас, братие, не ведети о умерших, да не скорбите, якоже и прочии не имущии упования. Аще бо веруем, яко Иисус умре и воскресе, тако и Бог умершыя во Иисусе приведет с Ним (1 Сол. 4: 13 - 14), то есть умершие в надежде Жизни Вечной воскреснут. Приимите сие рассуждение во утешение вашей печали и благонадежия, что любезный сын ваш удостоился напутствия христианских Таинств к блаженной вечности; ежели вас огорчает, что он в средних летах отошел отсюда, то сие по премудрым и недоведомым судьбам Божиим устроилось и Священному Писанию: Восхищен бысть, да не злоба изменит разум его, или лесть прельстит душу его. Рачение бо злобы помрачает добрая, и парение похоти пременяет ум незлобив. Скончався вмале, исполни лета долга: угодна бо бе Господеви душа его (Прем. 4: 11 - 14).

Положитесь на милосердие Творца нашего, явите покорность Святой Его воле и утешьтесь тою надеждою, что любезный сын ваш временною смертию пришел к Вечной Жизни, куда и мы некогда воззваны будем. Вы отдаете ему долг родительской вашей любви — попечением о поминовении души его, церковными молитвами и милостынями; и это вас должно утешать надеждою на милость Божию, что Господь сподобляет его такового поминовения, это его лучшее здесь наследие, переходящее с ним в будущность, а у нас в обители с получения письма вашего поминается имя его о упокоении, при священнодействии литургии, на проскомидиях и на ектениях, на панихидах и на псалтирном чтении, да упокоит Господь душу его в Царствии Небесном и сотворит ему вечную память.

Желаю, да подаст вам премилосердый Господь утешение в печали вашей и дарует мир, здравие и благоденствие вам и всему вашему семейству.

Отцу, скорбящему о лишении сына кончившего жизнь самоубийством

С горестным чувством принял я известие о несчастной кончине сына вашего, потом и письмом вашим был извещен о сем. В скорби вашей сострадаю вам: конечно, она велика: лишиться сына такою неожиданною и ужасною кончиною!.. Но это теперь невозвратимо, надобно искать от Бога утешения. Он силен даровать вам оное. Также и о будущей его судьбе, нам неведомой и непостижимой, предайте воле Божией, как Ему угодно да воссудит, ибо суд издавать о будущем не в нашей состоит власти: когда уже Отец бо не судит никомуже, но суд весь даде Сынови (Ин. 5: 22), — то что есть наше суждение?

О письме его, писанном к вам, можно сказать то, что оно очень чувствительно, но и отчаянно. Какой позор невыносимый мог его встретить? Это — недоуменно. Неужели тот, что монахом его звали? — Это совсем ничтожно, а было что-нибудь другое, тяготившее его сердце. Пылкий характер и гордость были причиною сего поступка. Как эта страсть богопротивна, почему и должно против оной всеми силами сопротивляться богоугодным смирением, но, к сожалению, люди мало о нем пекутся, да и мало понимают его. Я не могу вполне подать вам утешение, ищите оного, как выше сказал, от Господа. Когда будете предаваться безгодной печали и сетованию, то сим ему не поможете, а себе сделаете большой вред. Жизнь человеческая исполнена скорбей, да и в Царствие Небесное многими скорбьми подобает нам внити. Прочтите историю древних веков, найдете, что великие мужи и герои, правители царств и повелители народов не были чужды скорбей, которые посылает всепремудрый Промысл Божий каждому или по благоволению, или по попущению, испытывая веру, или наказуя за грехи. Еще первозданный человек увидел в детях своих братоубийство Каина и смерть первого Авеля, которые придали ему к первой скорби другую невыразимую скорбь. Обойду прочих молчанием, упомяну только о благочестивом и святом царе и пророке Давиде, какие он нес скорби чрез детей своих; прочтите историю его и представьте себе, что и вы не лучше их и, по неведомым нам судьбам Божиим, подпали таковому искушению. Ежели с покорностию будете переносить, представляя грехи свои, то скорее пошлет Бог вам утешение, а если будете принимать с малодушием, то сами себе увеличите и отяготите скорбь. Итак, предайте случай сей недоведомым нам судьбам Божиим и милосердному суду Его. Желаю вам и всему вашему семейству мира, здравия и спасения, а в скорби утешения.

Отцу, скорбящему о лишении сына по несчастному случаю

С душевным прискорбием читал письмо ваше о лишении малолетнего сына вашего внезапною смертию от упавшего на него фронтона. Велика скорбь родительским сердцам вашим, но еще более увеличиваете оную недоумением вашим: по воле ли Божией то случилось или от вашей неосмотрительности. И это вас убивает и сокрушает сердца ваши. Просите на сие моего рассуждения: как вам смотреть на сие событие, чтобы не умножить за сие тяготы греховной. Мы, рассуждая о сем печальном и болезненном приключении, не можем сказать, что оное могло быть без попущения воли Божией; если, по слову Господню, и влас главы вашея не погибнет без воли Божией (Лк. 21: 18), то можно ли быть таковому случаю без воли Его? Причиною сего - не ваша неосмотрительность, ибо вы не могли всегда следить за детскими его играми и действиями. И это непосредственные случаи; вы не могли никак отвратить оного, тем паче, что другие дети, бывшие с ним, остались невредимы, а только он один подпал смертной участи. Мы должны веровать, что правда Твоя яко горы Божия, судьбы Твоя бездна многа (Пс. 35: 7). Промысл Божий простирается на всех; но кто может постигнуть судьбы Его? Кто бо разуме ум Господень? Или кто советник Ему бысть? (Рим. 11: 34) — пишет апостол Павел. Сын ваш принят в вечность, да и таким сострадательным образом, несомненно, наследует блаженство в Царствии Небесном; и это по Божией к нему милости и по предвидению Его. Мы не знаем, что бы его постигло в продолжение жизни его, и может быть еще болезненнее было бы для вас видеть его в возрасте в каком-нибудь горестном и несчастном положении, что мне случалось от многих слышать: «Лучше б, если бы он в малом возрасте умер, не так было бы горько видеть»; но Богу все известно. И несодеянное нами видит Он, как настоящее. Вы же, недавно бывши в Лавре Преподобного Сергия, угодника Божия, которому сын ваш был тезоименит — и верно поручили покрову и заступлению сего святого вашего сына, имели попечение не об одном только благоденствии его, но и о вечном спасении; а теперь спасение его несомненно. Прочтите в житии мученика Уара, как одна знаменитая жена Клеопатра построила храм и положила в оном мощи мученика Уара, поручая ему единственного своего сына, чтобы он сохранял его в благоденствии; но сын ее в самый день освящения храма заболел и умер. Она от большой печали возроптала на мученика, что он не сохранил сына ее, и в этой печали уснула и видит мученика Уара, держащего сына ее в большой славе, вопрошающего ее: довольна ли она тем, что он для сына ее устроил? Она, проснувшись, уверовала сему, получила утешение и перестала скорбеть. Так и вам советую, предоставя случай этот воле Божией, утолить скорбь свою надеждою на его блаженство в будущей жизни.

Отцу, скорбящему о лишении дочери

Посетившую вас скорбь кончиной вашей любезной дочери приимите как посланную от руки Божией с детскою покорностию.

Смиренно предавайтесь воле Божией, все на пользу устрояющей. Ищите утешения в святой нашей вере: всем нам и каждому предназначено Богом пребывание в здешнем мире для приобретения будущего нескончаемого века, сколько бы ни была наша здешняя жизнь продолжительна, — никто конца не минует. Посему она не умерла, но перешла к другой, совершенной жизни.

Для них, то есть для неверующих, тот, кто умирает, навечно умирает, и печали их безотрадны; для них не блестит из отдаленной вечности луч надежды; но нам, верующим, есть надежда воскресения мертвых и жизнь будущего века. Что она в молодых летах скончалась, то сим не только ничего не потеряла, но еще избежала многих превратностей и скорбей века сего. Священное Писание говорит об отходящих в юных летах: Возлюблен бысть... преставлен бысть: восхищен бысть... да не злоба изменит разум его, или лесть прельстит душу его. Рачение бо злобы помрачает добрая, и парение похоти пременяет ум незлобив. Скончався вмале, исполни лета долга: угодна бо бе Господеви душа его (Прем. 4: 10 - 14); и все это дела Промысла Божия: Ему все известно, что могло бы с нами произойти, а мы ничего не знаем и не понимаем и потому скорбим, не ведуще Божия о нас промышления. Молитесь Богу о упокоении души ее. Это и вам будет утешительно, и ей отрадно; да упокоит Господь душу ее в Царствии Небесном, а вам да подаст мир, здравие и спасение.


Отцу, скорбящему о лишении малютки

Вы очень сильно приняли к сердцу кончину вашей четырехлетней малютки и крепко печалитесь и о ней, и о том, что она не приобщена Святых Христовых Тайн пред кончиною ее; приписываете это нерадению вашему. Сожалею о вас, что так малодушествуете этим случаем. Конечно, нельзя не пожалеть, лишившись дитя и памятуя о ее болезни и о лишениях, но это человеческая слабость и немощь. Вы — верующий христианин, должны искать утешения в вере и уповании на непостижимый нам Промысл Божий и любовь Его к человеку. Неужели же мы созданы только для здешней жизни? А как она кратка и исполнена всякого рода скорбей, страданий, соблазнов и грехопадений, будущий же век не имеет конца. Бог же, ведущий и несодеянная наша в будущее время, благоизволил в настоящее время принять к Себе юную младенческую душу дочери вашей в вечное наслаждение и покой, и она избавилась всех здешних треволнений и скорбей, которые могли бы ее встретить на жизненном пути. Не беспокойтесь и о том, что она не причащена Святых Тайн перед смертью; но, конечно, недавно была приобщена сей Божественной трапезы, и это не от вашего нерадения произошло, а потому, что не рассчитывали на такой скорый переход ее в вечность; да она же невелик младенец, и Церковь не молит о прощении грехов младенцев, но: «Упокой, Господи, душу младенца N. N. в Царствии Небесном». Итак, успокойтесь тем, что на это была воля Божия, чтобы ей в настоящее время переселиться в вечность и что она там по благости Божией наслаждается вечным блаженством. И в том отложите смущение, будто бы вы содержали в вашей мысли хулу на Духа Святаго. Это действие вражие, а не ваша мысль; враг не хочет добра и спокойствия, а возмущает разными средствами; вы не повинуйтесь ему в смущении и не приписывайте себе вины этой мысли. Я знаю, как вы смущаетесь от многих случаев, ничего не значащих; о сем много было с вами говорено и о причине, отчего оное бывает.


К тому же, о том же

В письме вашем повторяется воспоминание случаев, бывших при болезни и смерти малютки вашей; и тем самым расстраиваете себя и наносите скорбь супруге и детям вашим. О будущей участи дитяти вашего нечего сомневаться, оно наследует вечное блаженство. Надобно веровать и надеяться и сим себя успокаивать. Пусть духовная любовь возьмет верх над естественною, плотскою любовию. Вы любили ее, потому и жалеете, что она не с вами, а переселилась в вечность. Но Бог больше вас любит ее, призвав в юном возрасте в лик прочих младенцев, ликующих и наслаждающихся вечным блаженством. Знаете ли вы, что бы могло встретить ее в жизни, а особенно в нынешние лютые и тяжкие времена? Кто избегнет скорбей и болезней? и причин оных — грехов? А она всего этого избежала и теперь находится там, «идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная». При всей вашей к ней любви и, положим, благоразумии, могли ли вы ей устроить здесь жизнь счастливую, безболезненную и бесскорбную? Да будет же воля Божия во всем и над всеми нами, а наше дело — покорность воле Его. Праотец Авраам единственного сына, обетованного, произволением принес в жертву Богу, по приказанию Его. А вам Господь даровал многих, а взял едину; благодарите паче Бога и не сетуйте безмерною печалию. Упоминаете о случае, когда вы читали молитву на сон грядущим над нею, и когда нужно было ее больную переворотить и вы не дерзнули оставить молитву, а желали извещения на смущение ваших помыслов. Напрасно вы ожидали оного. Вы знаете, что имеете во многих случаях смущение и это есть ваша душевная болезнь; вам нельзя искать извещения, в смущении невозможно оного разобрать. В том же ответе святого Варсонофия сказано: «Когда кто сопротивляется смущению, то отнюдь не надобно считать дело вредным, а рассмотреть». Вы говорите об извещенной теперь, но не прежде смерти: об этом пишет святой Феогност в «Восторгнутых Класах». О каком же это извещении? То есть о будущей нашей загробной участи, но не прежде смерти, иже есть смиреннейше. Кажется, это относится больше к безмолвникам и близ совершенства обретающимся, а нам надобно более смиренно о себе помышлять.


Сыну, скорбящему о потере матери-старицы

20 января достигло рук моих письмо, известившее грустную весть — кончину почтеннейшей вашей матушки, а моей бабушки... Слава милосердному Господу, сподобившему ее достигнуть смерти в летах столь преклонных и вступить в оную в белых одеждах искреннего раскаяния, исповедания грехов своих, неся на себе печать Святого Елеосвящения и принявшую в себя Христа Причащением Его Святых и Животворящих Тайн. Благодарю вас за подробности ее преставления: ибо они единогласно обнадеживают меня в ее вечном благополучии. Благодарю за то, что не сокрыли от меня чувств вашего горестного сердца, ибо люблю печалиться с опечаленными; всевозможное сострадание есть та непременная обязанность, которою я должен любви вашей, отыскавшей меня и в сем удаленном, безмолвном и безвестном уголке.

Потеряв человека, даем ему настоящую цену, дражайший дядюшка, может быть, увеличиваем оную. С моим зачатием уже написался внутри меня закон разрушения; на каждый вновь образующийся член смерть накладывала свое грозное клеймо, говоря: «Он мой». Цепь дней моих есть цепь больших или меньших страданий: каждый новый день моей жизни есть новый шаг, приближающий меня к нетлению. Приходят болезни, и трепещущее сердце вопрошает их предвестники ли вы только моей кончины, или уже дана вам власть разлучить тело от души, разлукою горестною и страшною? Иногда умственное мое око, развлеченное суетою, оживляет созерцание моей печальной участи; но едва встретится какое-либо внезапное скорбное приключение, огонь быстро притекает к моему любимому поучению, как младенец к сосцам матерним, — к поучению о смерти; ибо в истинной печали сокрыто истинное утешение, и благоразумное памятование смерти расторгает смертные узы!

Ты, Которого неизреченной благости мы создание, скажи нам, почто жизнь нашу растворил горестями? Неужели Твое милосердие не трогается нашими страданиями? Почто даешь мне бытие и потом возмещаешь оное мучительною смертию? Не услаждаюсь Я, — вещает Бог, — твоими болезнями, о, человек! Но из семени скорбен твоих и твоих печалей желаю произрастить для тебя плоды вечного и величайшего наслаждения. Не в твоем единственном теле запечатлел Я закон смерти и разрушения, — запечатлел оный в каждом предмете сего видимого мира. Я заповедал всему миру вопить тебе, вместе с твоим телом, что жизнь сия не есть жизнь истинная и настоящая, что нет в сем мире ничего постоянного, к которому могло бы привязаться твое сердце любовию непредосудительной! Когда ты не внемлешь громкому гласу всей вселенной, тогда отеческое Мое благоутробие, непрестанно тебе желающее неограниченных благ, заставляет Меня поднять жезл наказания; тогда томлю тебя искушениями, измождаю недугами, угрозою, скорбями, дабы ты, оставив безумие, сделался премудр, оставив тени, за коими гоняешься, припал к стопам истины и вместе к стопам спасения. Моя неизреченная благость и человеколюбие недомысленное заставили Меня восприять плоть; Моим уничижением Я доставил роду человеческому величие Божества (см.: Ин. 14: 9). Претерпев Крест ради спасения человеческого, кого хочу привлечь к Себе, того сперва поражаю скорбями и стрелами скорбей, умерщвляю его сердце к временным сладостям. Жезл наказаний есть знамя любви Моей к человеку. Так некогда уязвлял Я страданиями сердце раба Моего Давида, и когда поток искушений отделил его от мира, тогда некоторое страшное размышление, некоторый расчет необыкновенный явились в уме его и заняли оный.

Помысли, — пишет он, — дни первыя, и лета вечная помянух, и поучахся (Пс. 76: 6), то есть взглянул я на мимошедшие дни моей жизни, и они мне показались мгновенным сном, быстро исчезнувшим явлением, мертвою жизнию! Потом вспомянул я о вечности и стал сличать ее с краткостию прошедшей моей жизни и, сравнив бесконечное с кратчайшим временным, вывел результат; какой же результат сей? Убо образом, ходит человек, обаче всуе мятется (Пс. 38: 7), то есть сколько человек ни суетится, сколько ни заботится о разных временных приобретениях, однако все сие напрасно: ибо не перестает он быть на земле некоторым кратким явлением, гостем, странником! Таковые чувства и размышления удалили его от мира страстей; он начал поучаться в Законе Господнем день и ночь и стремиться к познанию себя и Бога, как жаждущий олень на источник прохладных вод. Как царь, он имел возможности всех временных наслаждений, но когда вкусил сладость внутренних благ, тогда забыл снесть и самый хлеб свой (см.: Пс. 101: 5).

Написал я вам, дядюшка, мои чувства, если противные светскому разуму, то, по крайней мере, искренние; а искренность может быть утешительною во время печали.

Усопшая матушка ваша завещала вам перед своею кончиною быть добрым христианином; и я вам этого желаю от всего моего сердца. Тогда смерть потеряет в очах ваших свой грозный вид и соделается только некоторым приятнейшим переходом от временных скорбей к бесконечному наслаждению; она перенесет вас в чертоги, в коих теперь обитает, как мы с некоторою достоверностию угадываем, ваша почтенная родственница. Самая печаль об умерших, озаренная светом истинного разума, истаивает; а на месте оной зачинает прозябать благое упование, утешающее и веселящее душу. Фанатизм стесняет образ мыслей человека — истинная вера дает ему свободу; сия свобода обнаруживается твердостию человека при всех возможных счастливых и несчастливых случаях. Меч, рассекающий наши оковы, есть очищенный ум, видящий во всяком случае его истинную, сокровенную, таинственную причину. Достигает сей цели тот, кто устремится к ней рассматриванием своего ничтожества с трепетным прошением Божественного покровительства и помощи.





При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна





Яндекс.Метрика