Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Училище благочестия

Сострадание и снисхождение к падающим



Сострадание преподобного Антония Великого

В обители аввы Илии с одним братом случилось искушение. Его выгнали оттуда, и он пошел в Гору к авве Антонию. Авва Антоний, подержав его несколько времени у себя, послал в обитель, из которой он пришел. Но братья опять прогнали его.

Он снова пришел к авве Антонию и сказал ему: "Не захотели принять меня братия, отче!"

Тогда старец послал его с такими словами: "Буря застигла корабль на море, он потерял груз свой и с трудом сам спасся, а вы хотите потопить и то, что спаслось у берега".

Братия, услышав, что брата послал к ним авва Антоний, тотчас приняли его.

(Достопамятные сказания)



Брат сказал авве Пимену: “Если я увижу брата, о котором слышал, что он находится в падении, то неохотно принимаю его в келию, а брата, имеющего доброе имя, принимаю с радостью”.

Старец отвечал ему: “Если ты желаешь добра доброму брату, то для падшего сделай вдвое, потому что он немоществует”.


В некотором общежитии жил отшельник, по имени Тимофей. Настоятель общежития, узнав, что один из братии подвергся искушению, спросил совета у Тимофея, что делать с падшим братом. Отшельник посоветовал выгнать его из обители. Когда выгнали брата, его брань (страстное возмущение, действовавшее в нем) перешла к Тимофею, и он пришел в опасное положение.

Тимофей понял причину явления брани и начал с плачем взывать к Богу: “Согрешил я: прости мне!”

И был к нему глас: “Тимофей! Знай, что Я попустил тебе искушение именно за то, что ты презрел брата во время его искушения”.

 (Св. Игнатий. Отечник)



Некогда в киновии брат пал в грех. - В тех местах был отшельник, который долгое время никуда не выходил.

Авва киновии пошел к сему отшельнику и рассказал ему о падшем брате.

- Изгоните его, сказал отшельник.

Брат, будучи изгнан из киновии, от сильной скорби заключился в пещеру, и плакал в ней.

Случилось там проходить братиям к авве Пимену, - они услышали его плачущего. Вошедши в пещеру, нашли его в великой скорби, и стали упрашивать, говоря: «Пойдем с нами к авве Пимену».  Он не хотел, и сказал: «Я здесь умру, ибо согрешил».

Братия, пришедши к авве Пимену, рассказали ему о брате. Старец упрашивал их, и посылал к брату, говоря: «Скажите ему: авва Пимен зовет тебя».

Они пошли и привели его. Старец, видя брата сокрушенным, встал, облобызал его, обращался с ним ласково, и просил вкусить пищи. Между тем авва Пимен послал одного из братий сказать отшельнику: «Много лет слыша о тебе, я желал видеть тебя, но по лености нашей мы не виделись друг с другом. А теперь по воле Божией и по оказавшемуся случаю, потрудись прийти сюда, и повидаемся».

А отшельник никуда не выходил из кельи своей. Выслушав слова сии, он сказал: «Если бы не Бог внушил старцу, - он не послал бы за мною». И вставши, он пошел к нему. Облобызав друг друга с радостью, они сели.

Авва Пимен сказал ему: «В одном месте были два человека, и каждый имел у себя мертвеца. Один из них оставил своего мертвеца, и ушел плакать над мертвецом другого».

Отшельник, выслушав, пришел в сокрушение от сего слова, вспомнил, что сделал, и сказал: «Пимен горе, на небе; а я - долу, на земле».
(Патерик)




Один брат, по некой монастырской нужде посланный преподобным Афанасием Афонским в мир, вознерадел о своем спасении и впал там в плотской грех. Возвратившись в Лавру, с отчаянием о своем спасении он исповедал преподобному свой грех. Святой, как опытный врач, утешая и убеждая не отчаиваться, но иметь надежду на Бога, оставил его при прежнем монастырском послушании.

Узнав об этом, другой монах, по имени Павел, соблазнился и стал открыто осуждать, как павшего брата, так и преподобного: что, дескать, святой не изгнал из обители преступника за совершение такого беззаконного и постыдного дела. Преподобный, строго посмотрев на него, сказал: “Павел, что ты делаешь? Себе внимай, а не братние грехи рассматривай. Писано: ”кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть” (1 Кор. 10, 12). С того времени, попущением Божиим, и сам Павел ощутил в себе сильную блудную брань и жестоко страдал уже трое суток так, что начал отчаиваться во спасении. Но, что всего хуже, стыдился открыть отцу своему об этой гнусной брани и просить его помощи.

Преподобный знал все это духом и приличным образом сам внушил ему смелость исповедаться. Тогда-то уже Павел открыл ему свой грех и просил у него прощения, как у отца, сострадательного к согрешающим. Преподобный прежде вразумил его, чтобы он не осуждал падающих, но более бы сострадал им и молился за них, а потом уже, видя его смирение и сокрушение, помолился о нем Богу и освободил его от этой скверной брани. Павел ощутил какой-то холод, пролившийся на его голову и распространившийся по всему его телу, отчего похотное разжжение в нем тотчас же угасло.

(Афонский патерик)




Наставления аввы Дорофея

Хотящие же спастись не обращают внимания на недостатки ближних, но всегда смотрят на свои собственные и преуспевают. Таков был тот, который, видя, что брат его согрешил, вздохнул и сказал: "Горе мне! Как он согрешил сего дня, так согрешу и я завтра". Видишь ли твердость? Видишь ли настроение души? Как он тотчас нашел средство избегнуть осуждения брата своего! Ибо сказав: "так и я завтра", он внушил себе страх и попечение о том, что и он в скором времени может согрешить, и так избежал осуждения ближнего. Притом не удовлетворился этим, но и себя повергнул под ноги его, сказав: "и он (по крайней мере) покается о грехе своём, а я не покаюсь, как должно, не достигну покаяния, не в силах буду покаяться". Видишь просвещение Божественной души? Он не только успел избежать осуждения ближнего, но и себя самого повергнул под ноги его. Мы же, окаянные, без разбора осуждаем, гнушаемся, уничижаем, если что-либо видим, или услышим, или только подозреваем; и что ещё хуже, мы не останавливаемся на своем собственном вреде, но, встречая и другого брата, тотчас говорим ему: то и то случилось, и вредим ему, внося в сердце его грех.

И не боимся мы Сказавшего: горе напояющему подруга своего развращением мутным (Авв. 2, 15), но совершаем бесовское дело и нерадим о сем. Ибо что иное делать бесу, как не смущать и не вредить? А мы оказываемся помощниками бесов на погибель свою и ближнего: ибо кто вредит душе, тот содействует и помогает демонам, а кто приносит ей пользу, тот помогает святым Ангелам. От чего же мы впадаем в сие, как не от того, что нет в нас любви? Ибо если бы мы имели любовь, то с соболезнованием и состраданием смотрели бы на недостатки ближнего, как сказано: любы покрывает множество грехов (1 Пет. 4, 8). Любы не мыслит зла, вся покрывает и пр. (1 Кор. 13, 5-7).

Итак, если бы, как я сказал, мы имели любовь, то сия любовь покрыла бы всякое согрешение, как и святые делают, видя недостатки человеческие. Ибо разве святые слепы и не видят согрешений? Да и кто столько ненавидит грех, как святые? Однако они не ненавидят согрешающего и не осуждают его, не отвращаются от него, но сострадают ему, скорбят о нём, вразумляют, утешают, врачуют его, как больной член, и делают всё для того, чтобы спасти его. Как рыбаки, когда закинут уду в море и, поймав большую рыбу, чувствуют, что она мечется и бьётся, то не вдруг сильно влекут её, ибо иначе прервётся вервь и они совсем потеряют рыбу, но пускают вервь свободно и послабляют ей идти, как хочет; когда же увидят, что рыба утомилась и перестала биться, тогда мало-помалу притягивают её; так и святые долготерпением и любовию привлекают брата, а не отвращаются от него и не гнушаются им. Как мать, имеющая безобразного сына, не только не гнушается им и не отвращается от него, но и украшает его с любовию, и всё, что ни делает, делает для его утешения; так и святые всегда покрывают, украшают, помогают, чтобы и согрешающего со временем исправить, и никто другой не получил от него вреда, и им самим более преуспеть в любви Христовой.

Что сделал святой Аммон, как однажды братия пришли к нему в смущении и сказали ему: "Пойди и посмотри, отче, у такого-то брата в келлии женщина"? Какое милосердие показала, какую любовь имела святая оная душа! Понявши, что брат скрыл женщину под кадкою, он пошёл и сел на оную и велел им искать по всей келлии. Когда же они ничего не нашли, он сказал им: "Бог да простит вас". И так он постыдил их, утвердил и оказал им великую пользу, научив их не легко верить обвинению на ближнего; и брата оного исправил, не только покрыв его по Боге, но и вразумив его, когда нашёл удобное к тому время. Ибо, выслав всех вон, он взял его за руку и сказал ему: "Подумай о душе своей, брат". Брат сей тотчас устыдился, пришёл в умиление и тотчас подействовало на душу его человеколюбие и сострадание старца.

Итак, приобретём и мы любовь, приобретём снисходительность к ближнему, чтобы сохранить себя от пагубного злословия, осуждения и уничижения, и будем помогать друг другу, как своим собственным членам.

(Авва Дорофей. Душеполезные поучения. Поучение шестое. О том, чтобы не судить ближнего)



Некие старцы пришли к авве Пимену и спросили: “Если мы увидим братий, дремлющих во время службы, позволишь ли толкнуть их, чтобы они проснулись и бдели?”

Старец отвечал им: “Если я увижу дремлющего брата, то положу голову его на свои колени и успокою его.”

(Достопамятные сказания)






Яндекс.Метрика