Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Училище благочестия

Сила слова праведника

В 325 году по Рождестве Христовом в городе Никее собрался 1-й Вселенский собор для обличения ереси Ария, нечестиво называвшего Сына Божия тварью, а не Творцом всего, и для исповедания Его Единосущным с Богом Отцом. Ария в его ереси поддерживали епископы значительных тогда церквей: Евсевий Никомидийский, Марис Халкидонский, Феогний Никейский и другие. Поборниками же православия были украшенные чистой жизнью и учением мужи: великий между святыми Александр, который в то время был еще пресвитером и вместе заместителем святого Митрофана, патриарха Константинопольского, находившегося на одре болезни и потому не бывшего на соборе, и славный Афанасий Великий, будущий архиепископ Александрийский, который еще не был украшен и пресвитерским саном и проходил диаконское служение в церкви александрийской. Эти двое возбуждали в еретиках особое негодование и зависть именно тем, что многих превосходили в уразумении истин веры, не будучи еще почтены епископскою честью. С ними вместе был и святой Спиридон Тримифунтский, и обитавшая в нем благодать была полезнее и сильнее в деле увещания еретиков, чем речи иных, их доказательства и красноречие.

С соизволения царя на соборе присутствовали и греческие мудрецы, называвшиеся перипатетиками; мудрейший из них, Евлогий, выступил на помощь Арию и гордился своею особенно искусною речью, стараясь высмеять учение православных. Блаженный Спиридон, человек неученый, знавший только Иисуса Христа, "притом распятого" (1Кор. 2, 2), просил отцов позволить ему вступить в состязание с этим мудрецом, но святые отцы, зная, что он человек простой, совсем незнакомый с греческою мудростью, запрещали ему это. Однако святой Спиридон, зная, какую силу имеет премудрость свыше и как немощна пред нею мудрость человеческая, обратился к мудрецу и сказал:

- Философ! Во имя Иисуса Христа, выслушай, что я тебе скажу.

Когда же философ согласился выслушать его, святой начал беседовать.

- Един есть Бог, - сказал он, - сотворивший небо и землю и создавший из земли человека и устроивший все прочее, видимое и невидимое, Словом Своим и Духом; и мы веруем, что Слово это есть Сын Божий и Бог, Который умилосердившись над нами заблудшими, родился от Девы, жил с людьми, пострадал и умер ради нашего спасения и воскрес и с Собою совоскресил весь род человеческий; мы ожидаем, что Он же придет судить всех нас праведным судом и каждому воздаст по делам его; веруем, что Он одного существа с Отцом, равной с Ним власти и чести... Так исповедуем мы и не стараемся исследовать эти тайны любопытствующим умом, и ты - не осмеливайся исследовать, как всё это может быть, ибо тайны эти выше твоего ума и далеко превышают всякое человеческое знание.

Затем, немного помолчав, святой спросил:

- Не так ли и тебе всё это представляется, философ?

Но философ молчал, как будто ему никогда не приходилось состязаться. Он не мог ничего сказать против слов святого, в которых видна была какая-то Божественная сила, во исполнение сказанного в Священном Писании: "ибо Царство Божие не в слове, а в силе" (1Кор. 4, 20).

Наконец, он сказал:

- И я думаю, что всё действительно так, как говоришь ты.

Тогда старец сказал:

- Итак, иди и прими сторону святой веры.

Философ обратился к своим друзьям и ученикам:

- Слушайте! Пока состязание со мною велось посредством доказательств, я выставлял против одних доказательств другие и своим искусством спорить отражал всё, что мне представляли. Но когда, вместо доказательств от разума, из уст этого старца начала исходить какая-то особая сила, - доказательства бессильны против нее, так как человек не может противиться Богу. Если кто-нибудь из вас может мыслить так же, как я, то да уверует во Христа и вместе со мною да последует за сим старцем, устами которого говорил Сам Бог.

И Евлогий, приняв православную христианскую веру, радовался, что был побежден в состязании святым на свою же собственную пользу. Радовались и все православные…

На том же Соборе святитель Спиридон явил против ариан наглядное доказательство Единства во Святой Троице. Сотворив крестное знамение, он взял в правую руку плинфу, обыкновенный глиняный кирпич, и стиснув его, сказал:

- Во имя Отца! – и в это мгновение из плинфы вырвался вверх огонь. Святитель продолжал: - И Сына! – вниз потекла вода, – и Святого Духа!

И, раскрыв ладонь, показал оставшуюся на ней сухую глину, из которой была вылеплена плинфа.

- Вот три стихии, а плинфа одна, – сказал тогда святитель Спиридон, – так и в Пресвятой Троице – Три Лица, а Божество Едино.

(Житие святого отца нашего Спиридона Тримифунтского)



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна






Яндекс.Метрика