Преподобный Серафим Саровский

К пятидесятилетию прославления: 1903 - 1953

Др. Анатолий Тимофеевич

Оглавление

Предисловие

Глава первая. Детство, отрочество и юность Прохора

Глава вторая. Начало иноческого подвига. Саров

Глава третья. Пострижение в иночество, иеродиаконство и священство

Глава четвёртая. Молитвенные подвиги отца Серафима: пустынножительсво, столпничество, молчальничество, затвор

Глава пятая. Окончание затвора и общественное служение отца Серафима

Глава шестая. Дивеево – любимое детище отца Серафима

Глава седьмая. М.В. Мантуров и «служка Божией Матери и убогого Серафима» Н.А. Мотовилов

Глава восьмая. Прозорливость и чудесные исцеления по молитвам отца Серафима

Глава девятая. Последние годы жизни отца Серафима, блаженная его кончина и посмертные чудеса

Глава десятая. Страдание сирот Серафимовских и возрождение Дивеевской обители

Глава одиннадцатая. Благодатные знамения по кончине старца Серафима

Глава двенадцатая. Новодивеевская обитель в Америке, как духовное наследие Стародивеевской и продолжательница её традиций и заветов преподобного

Дух Божий, явно почивший на отце Серафиме Саровском в беседе его о цели христианской жизни с симбирским помещиком и совестным судьёй Николаем Александровичем Мотовиловым

Торжества открытия и прославления в 1903 г. Святых мощей преподобного Серафима в присутствии царской семьи

Предисловие

Всего 50 лет отделяют нас от того незабываемого дня 19 июля 1903 г., когда, казалось, вся Русь в полном единении со своим царем с небывалым духовным подъемом торжественно обносила св. мощи новопрославленного, величайшего угодника нашего времени вокруг храма и умиленно пела: - Ублажаем тя, преподобне отче Серафиме!

О Русь Святая, Дом Пресвятой Богородицы, как мудро и любовно окрестил тебя православный русский народ. Одно наименование это ныне вызывает неистовые вопли, насмешки и всякое глумление со стороны тех, кто потерял и разум и совесть и чувство сыновства своей многострадальной родины.

Вся Ты была некогда покрыта тысячами храмов и обителей, вся Ты курилась благоуханным фимиамом молитв Твоих лучших сынов - великих праведников Божиих ведомых и неведомых, как сам Пр. Серафим некогда сказывал одному иноку, что однажды бывши в Духе, видел он всю Землю Русскую и была она исполнена и как бы покрыта дымом молитв верующих, молящихся ко Господу.

И как не велики были грехопадения людей русских, фиал гнева Божия хотя и изливался по временам на них, но не в полной мере, ибо сильны были пред Господом, еще заступничество Царицы Небесной и молитвы и слезы праведников, будивших совесть народную и призывавших к покаянию, и как знать, не совершилась ли бы казнь над нашей землей еще 125 лет тому назад, если бы не молитвы величайшего праведника Пр. Серафима, который, находясь тогда за тысячу верст от столицы, в день кровопролития в страшном волнении бегал по своей келлии крича: - В Петербурге бунт против Государя - и в радости благодаря Бога, когда на престол взошел законный помазанник Божий. Но хорошо знал враг нашего спасения, что не было на земле для него более ненавистного места, чем нищая и убогая Св. Русь и все силы сатанинские были брошены именно на эту последнюю цитадель добра на земле и смертельный яд незаметно все более и более отравлял жизненные соки нашей родины.

Одурманенные и ослепленные люди в восторге бросились как к якорю спасения к новым идеалам - свободы, равенства и братства - в действительности принесшим им горе, смерть и разрушение и ныне мы являемся живыми свидетелями исполнения грозных предсказаний как преподобного так и других праведников, если не одумаются и не раскаются русские люди.

С особой же яростью уничтожалось все, что так или иначе было связано с именем Пр. Серафима. Его Святые мощи кощунственно были выставлены как один из экспонатов антирелигиозного музея, гроб в котором 70 лет почивали св. мощи сожжен также как и Пустыньки его, Саровский лес беспощадно вырублен, источник загрязнен и засыпан, а сами Саров и Дивеево представляют в полной мере мерзость запустения.

Вот при каких обстоятельствах встречает Русский народ в этом году 50летний юбилей открытия Св. Мощей одного из прославленных своих Угодников Божиих.

Но крепко веруем мы, что не до конца прогневался на ны Господь, что омытая кровью и страданием своих мучеников восстанет из пепла Святая Русь. Не даром так сильно было в глубинах народных сказание о Граде Китежe и падет народ перед своими древними святынями и омоет своими слезами всю скверну, осевшую на них.

Тому порукой нам Сама Царица Небесная со всей Небесною Ратью Святых Божиих на Руси просиявших и неисчислимый сонм мучеников во главе со своим помазанником, не перестающих умолять Правосудие Божие о прощении и спасении нашей многострадальной Родины.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ДЕТСТВО, ОТРОЧЕСТВО И ЮНОСТЬ ПРОХОРА

19го июля 1759 г. в городе Курске в глубоко уважаемой всеми, купеческой семье Мошниных родился будущий великий светильник Земли Русской, названный при крещении Прохором. Он был вторым по рождению ребенком в семье после своего старшего брата Алексея.

Детство и отрочество это та пора жизни, когда закладывается обычно основа духовного облика человека и когда первые впечатления естественно имеют решающее значение в этом смысле.

Промыслу Божию угодно было создать исключительно благоприятные условия для раскрытия в дитяти лучших сторон человеческой природы.

Глубоко верующий, всеми почитаемый за свою честность отец Прохора Исидор Мошнин имел кирпичные заводы и занимался главным образом подрядами по постройке храмов. Отца своего Прохор лишился в трехлетнем возрасте и все воспитание его перешло к горячо любимой матери Агафьи. Простая русская женщина, умная по природе и весьма благочестивая, у которой глубокое, внутреннее религиозное чувство сочеталось с внешними делами благостроения, сумела и в своем сыне воспитать ту религиозность и любовь к ближним, которыми так богат был впоследствии будущий подвижник.

С самого раннего детства Прохор полюбил храм Божий. Всячески избегая детских игр и забав, он мог целыми часами затаив дыхание, слушать рассказы о жизни святых или о посещениях святых мест.

Уже с этого возраста юный Прохор видимо находился под особым покровительством Божиим. Однажды когда он вместе с матерью, будучи семилетним отроком, поднялись на леса новостроящегося храма, который отец Прохора, умирая завещал закончить своей жене, мальчик как-то оступился и с огромной высоты упал вниз и когда мать в ужасном испуге бросилась к своему сыну, думая найти его разбитым до смерти, то к величайшему изумлению увидела его невредимым и спокойно стоящим на земле.

Это чудесное спасение было явным знaмeниeм особого Промысла Божия.

Между тем подошло время книжного учения отрока, и как бывало в старину, его начали после азбуки учить читать по часослову, псалтырю и другим священным книгам.

Мальчик учился с исключительным прилежанием, поражая всех своими успехами и любознательностью, но учение внезапно должно было прерваться. Отрок настолько тяжко расхворался, что была потеряна даже надежда на выздоровление, но тут во сне явилась ему Сама Пресвятая Дева, обещая посетить его и исцелить от болезни. Проснувшись, он рассказал о виденном сне своей матери. Сон оказался вещим.

Случилось так, что во время одного из крестных ходов с Чудотворной Курской Иконою Божией Матери, проходили мимо улицы, где жили Мошнины; внезапный дождь заставил крестный ход для ускорения шествия пронести Святую Икону через проходной двор матери Прохора и она, воспользовавшись этим, с глубокой верой вынесла болящего ребенка и приложила его к образу.

После этого здоровье отрока быстро стало восстанавливаться и он совершенно поправился.

Между тем годы шли и мать, желая приучить Прохора к торговому делу, отдала его в лавку своего старшего сына Алексея, торговавшего предметами крестьянского быта.

Послушный сын не перечил своей любимой матери, но сердце его не лежало к этому роду деятельности.

Он любил больше уединение, молитву и часы, проводимые в храме Божием, который он неопустительно ежедневно посещал, были лучшим временем его юности.

Это не могло укрыться от любящей матери и она не только не мешала этому настроению, но в душе радовалась за своего сына. Поистине великое счастье выпало на долю Прохора иметь такую мать. Наконец желание монашеской жизни настолько сильно разгорелось с сердецe юного подвижника, что он открылся своей матери и просил отпустить его в монастырь.

Со слезами благословила мать своего любимого сына медным крестом, который он до конца жизни не снимал со своей груди и, стараясь скрыть свою материнскую скорбь, трогательно простилась с ним.

Как птица, вырвавшись на волю, радостно оставил отчий дом семнадцатилетний юноша, стремясь к иной, бесконечно высшей и близкой его сердцу жизни о Боге.

Велика была слава на Русской Земле о древней Обители Киево-Печерской Лавре и о старцах подвизавшихся в ней. Туда вначале решил направить свои шаги Прохор и испросить совета у опытных старцев.

В Киеве, обходя тамошние святыни, узнал Прохор, что в Китаевской Обители спасается дивный затворник Досифей, имевший дар прозорливости. Придя к нему, юноша упал в ноги и, открыв старцу свою душу, просил указать куда ему идти.

Провидя в нем истинного раба Божия, отец Досифей одобрил намерение Прохора и указал на Саровскую Пустынь, присовокупив при этом:

- Гряди чадо Божие в Саров и пребуди тамо. Место сие будет тебе во спасение. С помощью Божией скончаешь там ты земное странствование. Только старайся стяжать непрестанную память о Боге в постоянном призывании Имени Божия тако: Господи Иисусе Христе помилуй мя грешного.

Здесь окончательно решен был путь жизни юного Прохора.

ГЛАВА ВТОРАЯ

НАЧАЛО ИНОЧЕСКОГО ПОДВИГА. САРОВ

20-го ноября 1778 года в канун праздника Введения во Храм Пресвятой Богородицы юный Прохор вступил в Саровскую Обитель.

С внешней стороны ничем не отличаясь от многих других наших Обителей, Саров резко выделялся среди них своим внутренним строем. Уже в то время оскудения веры и иноческих подвигов, Саров был известен как место истинного пустынножительства, трудолюбия, нестяжательности и непрестанного богомыслия. Вся жизнь тамошних насельников представляла непрерывный подвиг.

Еще задолго до основания Обители на месте Сарова существовал татарский город Сараклыч, но после свержения татарского ига городок запустел, место поросло дремучим лесом, стало необитаемым и прозывалось в народе старым городищем. Привлеченный пустынностью места в конце 17го века поселился здесь инок Феодосий, потом монах Герасим, Илларион а затем иеромонах Исаакий (в схиме Иоанн), положивший первое основание Обители и которому много пришлось пострадать по навету злых людей. В 1706 году была построена первая деревянная церковь во имя Пресвятой Богородицы Живоносного Ее Источника. Однако вскоре страшным лесным пожаром, а затем нападением разбойников, обитель подверглась большими испытаниям, медленно оправляясь от бед. Преемники старца Иоанна, - Дорофей, Филарет, Исаакий деятельно заботились о благоустройстве Обители. Последующими строителями были старцы Ефрем и Пахомий. Первый из них особенно оставил по себе память своим состраданием к ближнему и нищелюбием. В голодный 1775 г. он приказал всех приходящих в Обитель кормить, несмотря на ропот братии.

- Лучше страдать вместе с народом, нежели видеть его умирающим от голода. Какая польза пережить подобных нам людей, из коих многие может быть, до голода самих нас питали, - говорил он роптавшей братии и те, пристыженные любовью христианской, успокоились и единогласно отвечали ему: - Да будет по воле твоей. - Он был крайне нестяжателен и смиренномудр. Сам Святитель Тихон Задонский питал к Старцу Ефрему глубокое уважение и имел с ним духовную переписку. После смерти Старца Ефрема ему наследовал иеромонах Старец Пахомий, пользовавшийся огромным уважением и любовью от братии за свою кротость, смирение, дар молитвы и великое воздержание.

К нему то и явился Прохор Мошнин. С любовью принял его Пахомий, видя истинное стремление его к иночеству и определив в число послушников Обители, отдал в научение опытному в иноческой жизни старцу иеромонаху Иосифу. Первое время исполнял он келейное послушание старца, а затем последовательно проходил общие братские послушания: был на хлебне, потом в просфорне, затем в столярне и далее был сделан будильщиком и пономарем.

С ревностью проходил боголюбивый юноша назначенные ему послушания, чередуя их с ежедневным пребыванием в храме, где он безмолвно стоял весь погруженный в молитву. Конечно не избег он и многих искушений, столь свойственных новоначальным как печаль, уныние, скука.

- Трудно - говорил он - избежать сей болезни начинающему жизнь монастырскую, ибо она первая нападает на него. Поэтому прежде всего и должно предупреждать ее строгим беспрекословием и исполнением всех возлагаемых на послушника обязанностей. Послушание есть лучшее врачество против этой болезни.

В свободное время любил Прохор уходить в лес, где предавался Богомыслию и молитве. Созерцание природы еще больше возвышало ум его к Богу. Не забывал он также чтение, священных книг, питая ими свою душу. Его любимым чтением были кроме Святого Евангелия и Псалтири творения Василия Великого, Макария Великого, Лествица Св. Иоанна, Добротолюбие и пр. Сам, будучи большим постником, снисходительный к немощам других, он не требовал того же от других и советовал относительно поста следующее: - За обедом ешь довольно, за ужином повоздержись. Среду и пяток, аще можешь, вкушай по однажды. Сподвижниками Прохора в начале его подвигов были известные своей жизнью иноки-отшельники игумен Назарий и схимонах Марк, пример жизни которых несомненно влиял и на Прохора. Оба они нашли себе уединение вне стен монастыря, подавая редкий пример строгого отшельника, умевшего соединить попечение о собственном спасении с постоянной заботливостию о благе ближнего.

Особенно же схимонах Марк, который отличался совершенным послушанием и проявлял многотрудный подвиг юродства. Имея свыше благодатный дар прозорливости, он многих из братий спасал от искушений.

На третьем году своего пребывания в Обители юный Прохор тяжко заболел. Тело его все распухло и причиняло большие страдания, но не малейшего ропота не срывалось с уст его. Старый Пахомий и Иосиф почти неотлучно находились у одра болящего, выражая тем любовь и уважение к страждущему. Около трех лет продолжалась тяжкая болезнь, все усиливаясь и наконец стали опасаться за жизнь Прохора. Настоятельно предлагал Отец Пахомий пригласить врача для оказания помощи, однако Прохор смиренно но настойчиво отклонял это предложение и только усердно просил причастить его Св. Таин. К общему удивлению всей братии вскоре Прохор совершенно оправился от своего смертельного недуга. И только не задолго до своей кончины открыл старец некоторым, в том числе и церковнице Ксении, тайну своего необычного выздоровления.

Явилась ему в несказанном свете Пресвятая Дева Мария с апостолами Иоанном Богословом и Петром и, обратясь к Иоанну лицом и указывая перстом на Прохора, сказала: - "Этот нашего рода". - Потом возложила правую руку свою на голову болящего, а левой рукой жезлом коснулась его и на том месте сделалось углубление и вода, наполнявшая тело страдальца, вытекла из него, а углубление от бывшей раны всегда оставалось на теле Отца Серафима. Эта болезнь принесла ему великую пользу, так как еще больше укрепила его веру в Бога. После своей болезни посылаем он был за сбором денег для построения храма и между прочим посетил и Курск, но не застал уже в живых своей благочестивой матери.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПОСТРИЖЕНИЕ В ИНОЧЕСТВО, ИЕРОДИАКОНСТВО И СВЯЩЕНСТВО

В течении восьми лет юный послушник прошел все степени монастырского искуса и за это время вполне уже созрел духовно для принятия ангельского чина.

13-го августа 1786 года о. Пахомий постриг Прохора в сан инока с именем Серафим, что значит пламенный. Уже с небольшим через год, а именно в декабре 1787 года монах Серафим был рукоположен епископом Владимирским и Муромским Нектарием во диакона. С этого времени он вполне уже предался новому своему служению, почти беспрерывно находясь в священнодействии по обязанности иеродиакона, которое совершал он с великим благоговением, целые ночи проводя в молитве и бодрствовании перед совершением божественной литургии, а по окончании длительных служб еще долгое время проводя в храме, заботясь о чистоте алтаря и церковной утвари. Конечно Сам Господь невидимо укреплял его телесные силы, ибо обычным путем совершить все это было невозможно.

Постоянное горение сердца и устремленность души к Богу вместе с чистотой жизни настолько очистили и сердце и душу, что пред его духовным взором стали раскрываться видения горняго мира.

Не раз о. Серафим в сане иеродиакона видел при богослужениях святых ангелов, сослужащих и поющих с братией. Они принимали вид молниеобразных юношей, облаченных в белые златотканые одежды. Пение нельзя их уподобить никакой гармонии на земле. Естественно, что эти видения производили весьма сильное впечатление на душу о. Серафима.

- Бысть сердце мое - говорил он - яко воск тая от неизреченной радости, помнил только как входил в церковь да выходил из нее.

Особенно было поразительно одно видение, о котором сам благодатный старец так впоследствии рассказывал.

- Случилось мне служить с о. Пахомием и о. Иосифом во Св. Великий Четверток. Божественную Литургию начали в два часа пополудни вечерней. После малого выхода возгласил я убогий у Св. Престола: Господи спаси благочестивыя и услыши ны и, вышедши в царские врата, навел на предстоящих орарем и возгласил: И во веки веков". Тут озарил меня свет, как луч солнечный. Обратив глаза на сияние, я увидел Господа Бога Нашего Иисуса Христа в Образе Сына Человеческого, во славе сияющего, светлее солнца неизреченным светом и окруженного как бы роем пчел небесными силами, ангелами, архангелами, херувимами и серафимами. От западных церковных врат Он шел по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши Свои руки, благословил служащих и молящихся. Затем Он вступил в местный образ, что близ царских врат, преобразился, окружаемый ангельскими ликами, сиявшими неизреченным светом во всю церковь. Я же земля и пепел, сретая тогда Господа Иисуса на воздухе, удостоился особого от Него благословения.

От этого видения о. Серафим так изменился видом, что не мог сойти с места и два иеродиакона, подошедши к нему и взявши под руки, ввели его в алтарь.

На тридцать четвертом году жизни о. Серафим был рукоположен епис. Тамбов. Феофилом в иеромонаха. Благочестивый подвижник, всегда стремившийся к уединению и безмолвию, решил совсем поселиться в пустыне, так как пустынническая жизнь были его призванием. В это время скончался как раз о. Пахомий и о. Серафим горько оплакал потерю мудрого старца. С благословения нового настоятеля обители о. Исаии 20го ноября 1794 г. в день прихода в Саровскую пустынь, о. Серафим удалился в столь желанную ему пустыньку.

Пустынька, в которой спасался о. Серафим, представляла собой небольшую бревенчатую избушку и состояла из небольшой горницы и сеней с приделанными к ним крылечком. Находилась эта хибарка в нескольких верстах от монастыря в дремучем лесу, на много верст окружавшим Саров. Вокруг пустыньки о. Серафим устроил себе небольшой огород и одно время имел даже пчельник. На некотором расстоянии от пустыньки жили и другие отшельники и окружающая холмистая местность, поросшая лесом с кельями пустынножителей, несколько напоминала как бы Афонскую гору, что и дало о. Серафиму повод назвать свой холм в духовном смысле Афоном и другие места, в напоминании о святых местах, Иерусалимом, Фавором, Рекою Иордан и т. д.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

МОЛИТВЕННЫЕ ПОДВИГИ ОТЦА СЕРАФИМА: ПУСТЫННОЖИТЕЛЬСТВО, СТОЛПНИЧЕСТВО, МОЛЧАЛЬНИЧЕСТВО, ЗАТВОР

Поселившись в пустыне, о. Серафим всецело отдался молитвенным подвигам, чередуя их с телесными трудами. Каждый день совершал он по уставу все церковные службы, кроме литургии. Кроме того совершал он и свое келейное правило, вместо которого иногда полагал по 1000 поклонов. Постоянным занятием его в пустыне было также ежедневное прочитывание и изъяснение для себя по несколько зачал из Апостола и Евангелия, что он называл снабдением души. Сон его был очень краток. Телесные труды его заключались в том, что зимою он рубил дрова, топил келлию, а летом возделывал свой огород и, собирая для его удобрения мох на болоте полуобнаженным, жестоко терпел от укусов насекомых. Любил также о. Серафим во время трудов своих услаждаться пением тропарей, канонов, которых знал множество. Со всеми этими подвигами соединял о. Серафим величайшее воздержание. По началу питаясь хлебом и овощами, он через некоторое время отказался от хлеба, употребляя только овощи со своего огорода. Еще через некоторое время воздержание о. Серафима дошло до неимоверной степени, конечно без Благодати Божией совершенно немыслимое для обычного человека. Так он около 3х лет питался одной травой сниткой, как и сам открыл об этом незадолго до смерти одной особе.

- Ты знаешь снитку, я рвал ее да в горшочек клал, немного вольешь, бывало, в него водицы и поставишь в печку, славное выходило кушанье. На зиму я снитку сушил и этим одним питался, а братия удивлялись чем я питался.

Каждое воскресение и в праздничные дни о. Серафим приходил в Обитель и на другой день во время вечерни удалялся в пустынь. За это краткое время пребывания в Обители он принимал приходивших к нему из монастырской братии за советом. Когда же кого встречал в Саровском лесу, то, не вступая в беседу, кланялся смиренно и удалялся прочь.

- От молчания никто никогда не раскаивался, говорил он впоследствии.

- Подвижничество, как говорил сам преподобный, требует терпения и в добровольных трудах перенесение невольных искушений.

А искушения эти были необычайно велики, ибо кроме мучительной борьбы самим с собою, с искушениями плоти, с немощью духа и человеческими страстями, подвижнику приходилось вести еще более страшную брань с духами злобы поднебесной. Видя как преуспевает преподобный во всякой христианской добродетели, особенно же молитве, враг нашего спасения вооружился против него поначалу всяческими страхованиями, чтобы отвлечь подвижника от молитвы. То казалось старцу, что вот келлия разваливается под ударами страшного скопища, то ужасные гады с воплем и шипением ползут к нему, а иногда вражескою силой поднимался он на воздух и падал оттуда на землю, только Божией благодатью хранимый от неминуемой гибели. Но подвижник бесстрашно переносил все эти нападения, ограждаясь постом и неустанной пламенной молитвой. Тогда дьявол воздвиг еще более страшное гонение.

Подвижники обычно ведут упорную, сильную борьбу, неведомую миру, чтобы стяжать истинное смиренномудрие в противовес гордости и в этой титанической борьбе они познают состояние духа, когда им кажется, что Господь оставил их. Душа кричит о помощи, но крики остаются неуслышанными, а в то же время никогда Благодать Божия так не близка к ним.

Когда Антоний Великий совершенно больной после тяжких и длительных страданий от бесов воззвал ко Господу, и увидя свет, познал пришествие Господа и сказал:

- Где же был Ты Милостивый Иисусе, когда враги уязвляли меня. - Господь ответил ему. - Я здесь был Антоний и смотрел на мужество твое.

Подобную страшную мысленную брань воздвиг дьявол и в душе о. Серафима, и чтобы разрушить его козни, старец принял на себя новый, высший молитвенный подвиг. В глубокой чаще леса лежал огромный гранитный камень и старец 1000 дней и ночей с воздетыми вверх руками неустанно взывал ко Господу - Боже милостив, буди мне грешному. - Подвиг этот он нес в ночное время, днем же выстаивал также на камне, но уже у себя в келии и только при кончине дней своих открыл он свой подвиг некоторым из братии. Конечно и это моление на камнях было свыше сил человеческих, если бы благодать Божия внутренно не поддерживала старца.

Враг рода человеческого видя, что все усилия его безуспешны, хотя и отступил, но только на время, и с целью удалить о. Серафима из пустыни, избрал своим оружием злых людей. Однажды трое разбойников в лесу напали на старца, требуя денег.

- Я ни от кого ничего не беру, отвечал он. Злодеи не поверили и стали страшно истязать совершенно не сопротивляющегося старца. Обыскав келию и ничего не найдя, разбойники бежали в ужасе от своего злодеяния. С величайшим трудом, весь в крови, с проломленной головой и перебитыми ребрами, дотащился о. Серафим до Обители к ужасу всей монастырской братии.

Несколько дней, будучи в тяжких страданиях, о. Серафим находился между жизнью и смертью, однако все же не пожелал помощи врачей и все упование возложил на Господа и Царицу Небесную и Господь не посрамил его. В тонком видении явилась ему Пресвятая Богородица с апостолами Петром и Иоанном и вновь исцелила его. С этого времени о. Серафим быстро стал поправляться но еще около пяти месяцев не возвращался в свою пустыньку. Казалось, враг торжествовал свою победу, но не надолго. Оправившись от болезни, о. Серафим снова испросил благословение на пребывание в безмолвии в своей келлии, несмотря на все уговоры как настоятеля, так и братии остаться в монастыре. О. Серафим отвечал, что ни во что вменяет такие нападения, а боится только душевных разбойников.

С новым поселением старца в пустыни враг нашего спасения потерпел полное поражение.

Когда были найдены нападавшие на старца, он простил их и умолял о помиловании их.

Вся эта продолжающаяся и разнообразная борьба с дьяволом принесла о. Серафиму огромный духовный опыт и верное понимание пустынножительства.

К этому времени скончался строитель Отец Исаия к великой скорби Отца Серафима и всей братии.

Теперь о. Серафим принимает на себя еще больший труд - молчальничество.

Одной из главных целей этого рода подвига являлось не согрешать словом, ибо празднословие, осуждение, клевета, ропот, брань - все эти виды зла всегда бывают сопряжены с многоглаголанием. Слово Божие ясно говорит, что мы от словес своих оправдимся или осудимся и что Господь будет судить нас за каждое праздное слово. Безмолвники, будучи свободны от грехов словесных, тем самым преграждают главный вход в душу злу, текущему в мире и становятся недоступными для многих искушений и соблазнов. Безмолвие кроме того способствует к водворению в нас мира и тишины, как и говорит об этом св. Ефрем Сирин: Безмолвие есть беспечалие души, тишина помыслов и доброе пристанище.

А этот внутренний мир и ничем ненарушимое спокойствие есть главное условие к достижению духовного совершенства. Молчальничество приближает человека к Богу.

Таков путь, на который вступил теперь старец. Один из новоначальных иноков приносил ему однажды в неделю пищу и возвращался обратно в Обитель, не услыхав от старца ни одного слова. В первое время отец Серафим приходил причащаться в монастырь Святых Христовых Таин, но со времени стояния на камнях, из-за болезни ног он ходить не мог. Это обстоятельство смущало некоторых слабых духом братий и новый настоятель о. Нифонт решил обсудить этот вопрос на Соборе. Монастырский Собор вынес решение предложить о. Серафиму ходить для принятия Св. Таин в Обитель, если же он чувствует себя больным, то пусть бы переселился в монастырь. Свое решение иноки поручили передать через брата носившего пищу.

Старец безмолвно выслушал его и на следующее воскресение отправился в Обитель после почти пятнадцатилетнего пребывания в пустыни. После вечернего богослужения, старец на 2ой день приобщился за ранней литургией, а затем, получив от игумена Нифонта благословение, водворился на жительство в свою прежнию келлию и затворился от людей, продолжая вести тот же образ жизни что и в пустыни. Это был как бы переход к высшему подвижничеству называемым затвором.

Свои сокровенные подвиги в затворе о. Серафим еще более хранил от людей чем в пустыни. Пребывая в затворе, старец лишал себя самых необходимых вещей, не употребляя даже огня. Святая Икона с теплящейся перед ней лампадой и обрубок вместо стула было все его достояние.

Под рубашкой старец носил большой железный крест вместо вериг и власяницы, не советуя их носить другим.

- Кто нас оскорбит словом или делом, - говорил подвижник, - если мы перенесем обиды по Евангельски, вот и вериги наши, вот и власяница. Правда, многие из святых отцов носили и власяницу и вериги, но они были мужи мудрые и совершенные и все это делали из любви Божией для совершенного умерщвления плоти и страстей и для покорения их духу. Но мы еще младенцы и страсти еще царствуют в нашем теле, так что ж будет в том, что мы наденем и вериги и власяницу, а будем спать, пить, есть сколько душе угодно или не перенося и самомалейшего оскорбления от брата великодушно. Можно ли в таком состоянии духа и жизни предпринимать подвиг, свойственный мудрым и совершенным отцам.

Пищей служили ему главным образом капуста и толокно, жажду утолял одной водой. Как в пустыне он неупустительно совершал свое келейное правило, а кроме того, в течении недели прочитывал весь Новый Завет, и в сенях тогда сквозь дверь было слышно как старец толковал себе вслух прочитанное.

Для всегдашнего памятования о смерти старец сделал для себя гроб и поставил его в сенях.

Во все воскресные и праздничные дни старец причащался Тела и Крови Христовых. Старец, избегая человеческой суетной славы, тщательно скрывал свои подвиги, потому они известны одному только Сердцеведцу Господу.

Проведя в затворе около 5-ти лет, Старец не сколько ослабил внешний вид его. Дверь келлии была у него открыта и каждый мог видеть его, но старец не прекращал своих занятии и не давал ответов на предлагаемые ему вопросы. Однако наступало уже видимо окончание затвора.

ГЛАВА ПЯТАЯ

ОКОНЧАНИЕ ЗАТВОРА И ОБЩЕСТВЕННОЕ СЛУЖЕНИЕ ОТЦА СЕРАФИМА

Отворилась дверь келлии Серафимовой и как бурный весенний поток с неудержимой силой бросились к ней все страждующие и обремененные, скорбящие и озлобленные, требующие помощи и утешения. Кинулись и с телесными немощами и духовными недугами.

Это было через 10 лет после начала затвора.

Прошедши через горнило страшных искушений, очистивши свою душу и сердце от страстей, воплотивши в себе наиболее высокие в аскетизме подвиги, весь осиянный Благодатью Божией и имея от Господа дар исцелять недуги и прозревать сокровенное, о. Серафим во всеоружии своих благодатных даров, уже мог смело выступить на служение ближним, имея при этом душу сожигаемую огнем любви Божественной и безграничным сочувствием людям.

Разнообразны были посетители отца Серафима. В первую очередь, конечно, нуждающаяся в утешении братия монастырская, а затем представители всех сословий и слоев населения и богатые и бедные и государственные мужи и простолюдины. Ко всем одинаково относился великий Старец, всех встречал радостным Пасхальным приветствием: - Христос Воскресе! - всех называя - радость моя, - всех любовно поучая. И всякое слово подвижника простое и безыскусственное в устах его было живо, действенно и имело огромную силу, так что и поседелые воины и высокообразованные люди одинаково плакали, слушая задушевное слово Отца Серафима.В своих наставлениях братии Саровской Отец Серафим говорил:

- Знайте братия, если вы пришли сюда работать Господу и хотите здесь подвизаться, то будьте готовы претерпеть всякие беды, нужды и печали, потому что многими скорбями должны войти в Царствие Небесное.

На жизнь нашу смотреть надо как на свечу, делаемую обычно из воска и светильни и горящую огнем. Воск - это наша вера, светильня - надежда, а огонь это любовь, которая все соединяет. Свеча дурного качества издает смрад при горении, так смрадна в духовном смысле и жизнь грешника перед Богом. А потому, глядя на горящую свечу, особенно когда стоим в Божием Храме, будем вспоминать течение и конец нашей жизни, ибо как тает свеча, зажженная перед ликом Божиим, так с каждой минутой умаляется и жизнь наша, приближаясь к концу.

Выйдя из затвора, о. Серафим стал ходить к источнику, который находился в верстах двух от монастыря и назывался Богословским, так как вблизи от него на столбике стояла икона Св. Иоанна Богослова. На некотором расстоянии от этого источника, как свидетельствует в своих записках Н. А. Мотовилов, явилась отцу Серафиму Царица Небесная и от удара жезла Её забил новый источник и принял целебность, подобно водам Вифезды Иерусалимской. С тех пор Отец Серафим очень полюбил это место и так как по болезни ног и по дальности расстояния от Обители он не мог уже посещать свою прежнюю пустыньку, то ему устроили здесь для отдохновения небольшую избушку, известную с тех пор под именем Ближней пустыньки Отца Серафима, а родник стал называться колодцем Отца Серафима.

К этому колодцу Отец Серафим посылал многих болящих приказывая им омыться в его водах и напиться из него, после чего они исцелялись, как и сам он однажды говорил Саровскому иеромонаху Анастасию:

- Вот, батюшка, я молился, чтобы вода сия в колодце была целительна от болезней.

В обыкновенном белом, ветхом, холщовом балахоне, в убогой камилавке, с топором или мотыгою в руках, старец трудился здесь, то расчищая родник, то обкладывая камешками его берега и принимая при этом множество посетителей, жаждущих услышать из уст его спасительный совет и утешение или получить исцеление от своих страданий. После кончины отца Серафима источник его особенно приобрел славу по всей России как место бесчисленных исцелений от самых тяжких недугов.

Народу, особенно в последние 10 лет жизни Старца, к нему стекалось ежедневно целые тысячи. Он не тяготился и со всяким находил время побеседовать на пользу души. В кратких словах он объяснял каждому то, что ему именно было благопотребно. Все ощущали силу его любви и потоки слез иногда вызывались у таких людей, которые, казалось, имели окаменелые сердца.

Как пример сему описывается случай, когда однажды приехал в Саров один генерал. Надменный собою, генерал отказался зайти к затворнику, как не стоившего его внимания. Его спутник уговорил все же зайти к Старцу, который, идя навстречу, поклонился генералу в ноги. Такое смирение поразило гордость генерала, а через полчаса, генерал, плача как дитя, вышел из келлии Старца, говоря впоследствии, что он впервые в своей жизни встретил такое смирение, хотя знал множество людей и изъездил всю Европу, но еще никогда не знал той прозорливости по которой Старец раскрыл перед ним всю его жизнь до тайных подробностей.

В своих наставлениях Старец учил: что Бог являет Свое человеколюбие не только в тех случаях, когда мы добро делаем, но когда и оскорбляем грехами. Как долготерпеливо сносит Он наши беззакония! И когда наказывает, как милостиво наказывает.

И далее: Кто себя любит, тот любить Бога не может. Мир душевный приобретается скорбями и надобно всячески сохранять его и не возмущаться оскорблениями от других, а переносить их равнодушно, как бы они не до нас касались, всячески избегать осуждения других.

Не должно предпринимать подвигов сверх меры, а идти средним путем, духу давая духовное, а телу телесное, как не должно и в общественной жизни отказывать в том, чего она законно от нас требует.

Желающему спастись всегда должно иметь сердце расположенное к покаянию и сокрушению.

Как всякой болезни есть врачество, так и всякому греху покаяние, и так несомненно приступай к покаянию и оно будет ходатайствовать за тебя пред Богом.

Кто переносит болезни с терпением и благодарностью, тому вменяются они вместо подвига и даже более. Надобно все терпеть и все что бы не случилось Бога ради, с благодарностью. Мы в отношении к ближним должны быть как словом так и мыслью чисты и ко всем равны.

ГЛАВА ШЕСТАЯ 

ДИВЕЕВО - ЛЮБИМОЕ ДЕТИЩЕ ОТЦА СЕРАФИМА

Промыслу Божию и Царице Небесной угодно было, чтобы Дивеевская Обитель - четвертый жребий Божией Матери на земле, после Иверии, Афона и Киева была связана с именем Отца Серафима и вручена его неусыпному отеческому попечению. Выполняя волю Царицы Небесной, отец Серафим, несмотря на многие скорби, связанный с этим послушанием, до самой кончины пекся о нуждах Обители, предсказывая ее будущую славу и величие.

Основательницей Дивеева была вдова полковника Агафья Семеновна Мельгунова, в монашестве Александра, последовавшая влечению своего сердца и посвятившая свою жизнь служению ближним.

По особому откровению Царицы Небесной, Агафья Семеновна избрала местом своих подвигов село Дивеево и отдалась под руководство Саровских Старцев, употребив свое имение на построения храмов и помощь неимущим.

В 1767 году с благословения о. Пахомия был ею выстроен каменный храм в честь Казанской иконы Божией Матери.

Сама же раба Божия матушка Александра проводила жизнь свою в великих трудах и подвигах, не гнушаясь самых черных работ и будучи благодетельницей всего окрестного населения. Саровские старцы усердно помогали ей своими молитвами и советами.

Не задолго до кончины матушка Александра на небольшом участке земли, полученном в дар, построила несколько небольших келлий для черничек, ищущих спасения от мирской суеты в труде, посте и молитве. Таким образом было положено основание первоначальной общинке.

Лежа на одре болезни и чувствуя свое близкое отшествие, матушка Александра, воспользовавшись приездом Старца Пахомия и о. Серафима, тогда еще иеродиакона, стала просить их не оставлять ее Обители, особенно же о. Серафима, так как с. Пахомий по старости и слабости сам указал на о. Серафима как достойного попечителя о сиротах и с этого времени и начинается процветание Обители.

После смерти первоначальницы Матушки Александры, начальницей общины была поставлена Ксения Михайловна Кочеулова, более 40 лет управлявшая общинкой.

Подвижница, чрезвычайно суровая как к себе, так и к сестрам, она не делала исключений даже для своей болезненной и хилой дочери Ирины, несшей наравне со всеми тяготы ее строгого руководства, так что многие сестры не выдерживали и уходили. Однако, по времени, когда о. Серафим мог принять непосредственное попечение об общинке, число сестер достигло почти 50.

О. Серафим ценил Ксению Михайловну за ее подвижнические труды говоря:

- Ксения то Михайловна жизни высокой, бич духовный, огненный столб от земли до неба!

Стало не хватать уже земли и одна помещица пожертвовала на огород 23 десятины.

При жизни Ксении Михайловны о. Серафим не вмешивался еще в непосредственное руководство общинки, однако посылал уже некоторых послушниц и давал Ксении Михайловне разные поручения.

Одной из таких послушниц была Елена Васильевна Мантурова, сестра будящего сотаинника и друга Батюшки о. Серафима М. В. Мантурова.

Удивительна была судьба этой, Богом избранной, послушницы Серафимовой. Молодая, веселая, полная жизни она в семнадцать лет сделалась невестой. Но жизнь ее как-то непонятно изменилась, она охладела к жениху и замужество расстроилось. После одного бывшего ей страшного видения врага рода человеческого, она дала обет пойти в монастырь. Мирская жизнь ей стала невыносима и она, жаждая как можно скорее выполнить свой обет, поехала в Саров к о. Серафиму за благословением, но Батюшка как-то странно отклонял ее намерение, все время говоря, что ей нужно выйти замуж и что жених у нее будет особенный и все завидовать ей будут.

Елена Васильевна не понимала к чему клонит Старец и огорченная вернулась к себе домой и усилила свои молитвы. Только через несколько лет, когда Батюшка уже не препятствовал ей поступить в обитель поняла она, о каком обручении жениху говорил ей о. Серафим.

Вскоре она была пострижена в рясофор и назначена церковницей и ризничей Казанской церкви. Ее необыкновенная доброта и благотворение ближним стяжали ей нелицемерную любовь всех окружающих.

О. Серафим строго заповедовал, чтобы в общинке все ризнические, пономарские и церковные должности исправлялись одними только сестрами, но непременно девицами.

- Так Царице Небесной угодно! и чтобы церковницы неупустительно причащались, сколь возможно чаще, не смущаясь мыслью что недостойны, никогда и ни в чем не прекословили в храме служащему священнику, помня, что он служитель есть самого Господа, не дозволяя ни в каком случае разговаривать в алтаре как месте присутствия Божией Славы и не под каким предлогом не брать ничего церковного

Вся отдавшись духовным подвигам и находясь полном послушании у своего Старца, Елена Васильевна, видя как слабел Батюшка, часто со скорбью говорила сестрам, что не перенесет Батюшкиной смерти и как хотела бы умереть раньше его.

В это время брат ее Михаил Васильевич тяжко заболел. Тогда призвал к себе Батюшка Елену Васильевну и между ними произошел следующий знаменательный разговор.

- Ты всегда меня слушала, радость моя, - воскликнул Старец и продолжал: вот видишь ли, матушка, Михаил Васильевич, братец то Твой, болен у нас и пришло время ему умирать... умирать надо ему, матушка, а он мне еще нужен для обители то нашей, для сирот то... Так вот и послушание тебе, умри ты за Михаила Васильевича, матушка.

- Благословите Батюшка, - ответила Елена Васильевна смиренно и как будто покойно. Отец Серафим долго беседовал с ней о будущей жизни. Елена Васильевна молча слушала его, но вдруг смутилась.

- Батюшка я боюсь смерти.

- Что нам с тобой бояться смерти, радость моя, - ответил отец Серафим, - для нас с тобой будет лишь вечная радость!

Вернувшись домой она заболела. За эти несколько дней болезни она соборовалась и насколько возможно часто приобщалась святых Таин. Дивные видения окружали ее и как собственноручно записал ее духовник о. Василий Садовский, умирающая поведала ему, что Сама Царица Небесная являлась ей и показала будущие райские обители. Накануне дня Пятидесятницы 28 мая 1832 года Елена Васильевна тихо скончалась 27 лет от роду, и когда плачущие сестры пришли к Батюшке, то он встревожено заходил по комнате, говоря:

- Чего плачете? Радоваться надо. Ничего не понимают. Плачут. А кабы видели, как душа ее летела, как птица вспорхнула, Херувимы и Серафимы расступились! Она прислужница Матери Божией. Со временем ее мощи будут почивать открыто в Обители. Во, матушка, как важно послушание!

Поистине беспримерно было послушание этой рабы Божией своему Старцу, но и велика награда соответствующая ее подвигу.

Другой великой избранницей Божией была Мария Семеновна Милюкова. По указанию о. Серафима, провидевшего этот избранный сосуд благодати Божией, тринадцатилетней отроковицей Мария поступила в Общину. Это было необыкновенное дитя Божие. Несмотря на свой юный возраст, она вела такую суровую, подвижническую жизнь, что превосходила по суровости даже саму начальницу Ксению Михайловну. Она была почти молчальницей и о. Серафим посвящал ее неоднократно в разные духовные тайны и открывал будущую славу обители. Еще Батюшка как-то сказал ей: - Убогий Серафим мог бы обогатить вас, но это не полезно вам, мог бы и золу превратить в злато, но не хочу. У вас многое не умножится, а малое не умалится. В последнее же время будет у вас изобилие, но тогда уже будет всему конец.

Всего 6 лет прожила в Обители это чудная отроковица и 19 лет мирно отошла ко Господу. Батюшка дал от себя ей гроб дубовый, выдолбленный и сказал сестрам:

- Мария - схимонахиня Марфа, я ее посхимил. У неё все есть: схима и мантия и камилавка моя, во всем этом ее и положите. Ее душа в Царствии Небесном и близ Св. Троицы у Престола Божия.

Погребли ее по левую сторону от Первоначальницы М. Александры.

Очень близок был к о. Серафиму и священник Казанской церкви о. Василий Садовский, с годами достигший высокой духовности и сделавшийся отцом и другом Серафимовых сирот.

Так как все что не делал Батюшка, как он и сам говорил сестрам неоднократно, делал он по особому указанию Царицы Небесной, то и основание новой, так называемой вначале Мельничной Общинки, было положено повелением Матери Божией. О. Серафим приобретает в дар смежный с селом Дивеевом участок земли в 3 десятины, принадлежавший госпоже Постниковой и переводит туда из Общины Ксении Михайловны первых 7 девушек, поставив старшей над ними Елену Васильевну, а затем приказал обрыть канавкой новоприобретенный участок. Через некоторое время была выстроена и мельница о двух поставах, от чего Общинка и получила свое название. Цель создания этой общинки была та, чтобы отделить девушек от вдовиц, ибо общение с ними не всегда было полезно для внутреннего строя иноческой жизни.

- Как и я сам девственник, - говорил Батюшка о. Серафим, - то Царица Небесная благословила, чтобы в обители моей были одни девушки. - Вдовиц же посылал к Ксении Михайловне.

Для новоустроенной Обители Батюшка о. Серафим дал облегченные повседневные правила, при чем не приказывал изнурять себя непосильными подвигами и больше всего бегать уныния и кому-либо отказывать кушать до сыта и строго воспрещал когда-либо и кому-либо отказать в хлебе.

Много терпели сестры в первое время и от нужды и от неустройства обители, великий же прозорливец всех утешал, говоря о будущем Обители.

- Вот, матушка, - говорил он, - когда у нас будет собор, тогда Московский колокол Иван Великий сам к нам придет! Когда его повесят, да в первый раз ударят в него и он загудит - и батюшка изобразил голосом. - Тогда мы с вами и проснемся! О! Во, матушки вы мои, какая будет радость! Среди лета запоют Пасху! а народу то, народу то, со всех сторон, со всех сторон! - помолчав немного продолжал Батюшка: - но эта радость будет на самое короткое время, что далее, матушка, будет... такая скорбь, что от начала мира не было. - Опустя голову он поник долу и слезы струями полились по щекам.

Неустанные молитвы Батюшки охраняли сестер от многих неожиданных бед и напастей.

- Однажды, - рассказывает м. Калиста, - пошли мы в лес с сестрами за ягодами, вдруг откуда не возьмись полесовщик, стал браниться, а затем размахнулся громадной плетью на одну из сестер. Неизвестно, как вырвалась плеть из его руки и исчезла. Напрасно смущенный полесовщик уже вместе с сестрами искал ее, она пропала.

А Батюшка, когда ему об этом происшествии рассказывали сестры, только весело улыбался.

- Во, радость моя, где же плеть то найти, ведь она в землю ушла!

Другим разом ехали сестры на Саровскую мельницу, а лошадь споткнулась, упала и свихнула ногу. Испугались сестры, заплакали и закричали: - батюшка Серафим, помоги нам! - На этот крик прибежали монахи и один из них ударил лошадь, лошадка вскочила, нога хрустнула и в одну секунду все прошло. Другой же монах добавил:

- Ну братия, у нас нет такой веры как у монашенок.

Старица Дивеевской Обители Матрена рассказывала, как по вражьему искушению и слабости здоровья она пришла в такое смущение и уныние от трудного своего послушания, что хотела тайком уйти из Обители. Но Батюшка, провидя духом, прислал за ней и когда она, вся в слезах упала в ноги Старцу, Батюшка ласково поднял ее, подвел к образу Умиления и сказал:

- Матушка, слезы твои не даром капают на пол, приложись матушка, Царица Небесная утешит тебя. - Она приложилась и почувствовала такую радость, что ожила совсем.

- Ну, матушка, теперь иди на гостиницу, а завтра прийди на Дальнюю Пустыньку, - но я возразила, что боюсь идти одна. Отец же Серафим на это сказал:

- А ты, матушка, идя, читай на голос Господи помилуй! - и сам пропел при этом несколько раз:

- Господи помилуй! - Я так и сделала и не только не ощущала никакого страха, но еще чувствовала по молитвам о. Серафима в сердце величайшую радость.

На другой день, подходя к дальней Пустыньке, я увидела, что о. Серафим сидит на колоде вблизи своей келлии и подле него стоит ужасной величины медведь. Я обмерла от страха и закричала. О.Серафим, услышав мой голос, ударил медведя и махнул ему рукой и тот тотчас же ушел в чащу леса. Затем он подвел меня к той же колодке, на которой сидел прежде и, помолившись, усадил меня и сам сел. Вдруг тот же самый медведь вновь вышел из лесу и подошел к нам. Я была в величайшем ужасе, но видя как о. Серафим обращается с ним, как с кроткой овечкой, я понемногу успокоилась. Батюшка скормил ему хлеб и даже приказал мне подавать ему последний кусок, что я и исполнила с великим утешением. Затем, видя меня спокойной, Батюшка сказал:

- Помнишь ли, матушка, у пр. Герасима на Иордане лев служил, а у убогого Серафима медведь служит. Вот и звери нас слушают, а ты, матушка, унывала, а о чем нам унывать, - при чем лицо старца было светло и радостно как у ангела.

Как уже упоминалось выше, Батюшка, получив от Постниковой участок земли для Обители, был в большой радости и приказал обрыть его канавкою в три аршина глубины и вынимаемую землю бросать во внутрь Обители, чтобы образовался вал тоже в 3 аршина.

Этой канавке Батюшка придавал исключительное значение, как об этом единогласно свидетельствуют в своих записках и о. Василий Садовский и старицы и близкий по духу Батюшке М. В. Мантуров и Н. А. Мотовилов.

Отец Василий говорит в своих записках:

- Много чудного говорил Батюшка об этой канавке. Так, что канавка - это Стопочка Божией Матери. Тут обошла Сама Царица Небесная. Землю эту взяла в удел Сама Госпожа Пречистая Богородица. Тут у меня, батюшка, и Афон и Киев и Иерусалим! И как антихрист придет, везде пройдет, а канавки этой не перескочит.

Рыли сестры эту канавку до самой кончины Батюшки и зимой рыть не переставали по приказанию его.

Матушка Капитолина так приводит Серафимовы слова:

- Она, Матерь то Божия все это место обошла. И скажу тебе, матушка, кто канавку эту с молитвой пройдет да полтораста Богородиц прочтет, тому все тут, и Афон, и Иерусалим, и Киев.

Матушка Дорофея говорит о той же канавке:

- Вот, матушка, какая будет у нас радость. Земля у нас будет своя и канавку оброем мы кругом Обители. А когда мы ее оброем, будут к нам приезжать посетители, глинку с нее брать будут и будет она нам вместо золота, потому что эту самую землю ведь Сама Царица Небесная избрала.

Постоянная неустанная неусыпная забота о Дивеевской Обители вызывали и недовольство и нарекание и соблазны со стороны Саровской братии, как и сам Старец говорил некоторым:

- Ропщут на убогого Серафима, что исполняет приказание Божией Матери, которое Сама Она, Приснодева, заповедала мне.

Чтобы видимо убедить всех, что Господу и Царице Небесной угодно, чтобы о. Серафим занимался Дивеевской Обителью, Великий Старец выбрал вековое дерево и помолился, чтобы оно преклонилось в знак Божия определения. Действительно на утро это дерево оказалось выворочено с громадным корнем при совершенно тихой погоде. Об этом событии имеется множество записанных свидетельств.

Настоятель Николо-Барковской Пустыни о Георгий свидетельствует, что пришедши однажды к о. Серафиму нашел, что он перерубает огромную сосну, упавшую с корнем. И Старец тогда же открыл ему: - Вот я занимаюсь Дивеевской Общиной и многие меня за это зазирают, что для чего я ими занимаюсь, вот я и просил Господа для уверения, если угодно это Господу, так чтобы дерево это преклонилось и Господь исполнил мое прошение. Я о них имею попечение за послушание Старцев Пахомия и Исаии,

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

М. В. МАНТУРОВ И "СЛУЖКА БОЖИЕЙ МАТЕРИ И УБОГОГО СЕРАФИМА" Н. А. МОТОВИЛОВ

Наш очерк жизни Блаженного Старца Серафима и возникновения Дивеевской Обители был бы далеко не полон, если бы мы умолчали о двух преданнейших учениках и соратниках Пр. Серафима, имевших большое значение в жизни Обители.

Михаил Васильевич Мантуров со своей сестрой Еленой Васильевной, которая дала нам пример величайшего послушания и умерла вместо своего брата, жили в своем родовом имении Нижегородской губ. "Нуча" в 40 верстах от Сарова.

М. В. Мантуров вынужден был оставить военную службу из-за тяжкой болезни, все усиливающейся, при чем лучшие доктора ничем не могли помочь. Болезнь приняла настолько угрожающие размеры, что у М. В. стали выпадать кусочки кости из ноги. Молва о святой жизни о. Серафима в это время уже далеко распространилась по России и М. В. решил ехать в Саров.

О. Серафим милостиво встретил больного и ласково спросил:

- Что пожаловал посмотреть на убогого Серафима? - Мантуров упал ему в ноги и стал слезно просить Старца исцелить его от ужасного недуга. Тогда с отеческой любовью трижды спросил его о. Серафим: - Веруешь ли Ты Богу - и получив горячие уверения в вере в Бога, Великий Старец сказал ему, - Радость моя! если ты так веруешь, то верь же и в то, что верующему все возможно от Бога, а поэтому веруй, что и тебя исцелит Господь, а я убогий Серафим помолюсь.

Посадив М. В. в сенях, Батюшка удалился в келлию, откуда спустя немного времени вышел, неся с собой святого елея. Приказав Мантурову обнажить ноги, о. Серафим помазал ноги М. В. святым елеем, произнесши:

- По данной мне от Господа благодати, я первого тебя врачую - и приказал идти в гостиницу В невыразимой радости и благоговейном ужасе М. В, почувствовал себя вдруг совершенно здоровым.

Это чудо до глубины души потрясло М. В. и с этого времени горячий, впечатлительный, чистый душой М. В. полюбил о. Серафима больше всего на свете, готовый исполнить любое приказание святого Старца.

Через некоторое время вторично в беседе с М. В. Батюшка напомнил ему: - Радость моя, а ведь мы обещались поблагодарить Господа, что Он возвратил нам жизнь.

- Я не знаю, - отвечал М. В., - Батюшка, чем и как, что же вы прикажете?

Тогда о. Серафим, взглянув на него особенным образом, весело сказал:

- Вот, радость моя, все что имеешь отдай; Господу и возьми на себя самопроизвольную нищету.

Смутился крепко по началу М. В., никак не ожидая такого предложения, но авторитет Святого Старца был так велик, что М. В. ответил: - Согласен, батюшка.

После этого они расстались как будущие друзья и самые верные слуги Дивеевской Обители, избранной Царицей Небесной Себе в земной удел.

По благословению Батюшки М. В. продал свое имение, отпустил на свободу крепостных людей и купил в Дивееве 15 десятин земли в указанном ему месте Отцом Серафимом со строжайшей заповедью: хранить эту землю, никогда не продавать и завещать после смерти Серафимовой Обители. На этой земле и поселился М. В. со своей женой, терпя недостатки и насмешки от друзей и упреки от своей жены. Всю жизнь свою чудесный М. В., истинный ученик Христов, терпел унижения за свой евангельский поступок, но он всё пережил безропотно, молча, терпеливо, смиренно и кротко по любви и необычной вере Старцу, во всем его беспрекословно слушаясь. Не удивительно, что М. В. стал наивернейшим учеником Отца Серафима и любимейшим его другом, которого Батюшка иначе и не называл как "Мишенька" и все касательно Дивеева поручал ему одному.

В 1827 году отец Серафим призвал к себе М. В. и сказал:

- Радость моя, бедная Община то наша своей церкви не имеет, а ходить в приходскую, где крестины и свадьбы не приходится, ведь они девушки. Царице Небесной угодно, чтобы была у них своя церковь, вот, радость моя, выстрой им храм Рождеству Сына Ее Единородного.

У М. В. хранились еще деньги от проданного имения и Господу было угодно, чтобы храм созидался на средства человека, принявшего на себя добровольный подвиг нищенства.

Находились люди, предлагавшие выстроить за свои деньги храм, но Батюшка им отказывал говоря сестрам:

- Не всякие деньги угодны Господу и Его Пречистой Матери и не всякие попадут в мою Обитель, бывают деньги обид, слез и крови, нам такие не нужны.

Летом 1829 года церковь во имя Рождества Христова была готова и освящена в день Преображения.

Еще во время построения Батюшка говорил многим: - Еще не было и нет примеров, чтобы были женские Лавры, а у меня убогого Серафима будет в Дивееве Лавра и холодный и теплый соборы будут, а тут как раз, против дома Мишеньки и колокольня выстроится, а кругом жилые корпуса будут.

Не успело еще однако закончиться освящение храма, как вновь зовет к себе Батюшка М. В. и говорит ему:

- Худо мы с тобой, батюшка, сделали, ведь, мы храм то во имя Рождества Спасителя выстроили, а во имя Богородицы то у нас с тобой и нет. А Царица Небесная и прогневалась на меня, убогого Серафима, так вот и удумал я, нельзя ли нам это исправить, нельзя ли под церковью еще церковь сделать.

До нельзя был озадачен М. В. новым приказом Батюшки и с трудом был сделан подкоп, но так как свод потолка был очень низок, то для укрепления поставили четыре массивных каменных столба, еще более утеснившие маленькую, почти в земле вырытую церковь.

Когда доложили об этом батюшке, то он, преисполнившись радости, в духовном восторге воскликнул - Во, во, радость моя. Четыре столба - четверо мощей. И это усыпальница мощей будет.

По построении храмов приказал Батюшка М. В. у господина Жданова недалеко от Казанской церкви купить за 300 рублей кусок земли под будущий собор и хотя владелец земли с радостью хотел ее пожертвовать, Батюшка запретил, говоря, что Царице Небесной угодно, чтобы место под собор было приобретено покупкой, а не туне. У самого же Жданова произошло чудо. Дела у него были крайне запутаны, большая семья, нужда и бедность. Как раз в это время приехали от Батюшки и вручили насильно 300 рублей. С этого времени непонятно и сверхъестественно все материальные дела его быстро устроились.

После смерти Великого Старца, исконный враг нашего спасения особенно ополчился и всячески старался разрушить созданную Серафимо-Дивеевскую Обитель. Возбуждая некоторых людей, не имевших на то никакого права, под видом будто бы смиренных и любимых учеников Отца Серафима, он вселял в них самое превратное и лживое истолкование заветов Батюшки. К числу этих людей принадлежал и бывший послушник Саровский, некий Иван Тихонов, о чем речь будет особо. Этот Ив. Тихонов повлиял на почитателя Батюшки ген. Куприянова у которого М. В. некогда служил управителем по желанию самого Старца, в том смысле, что М. В. Мантуров это чуть ли не явный грабитель и притеснитель сирот Серафимовых, и что необходимо всячески отобрать от него добровольно или насильно некогда купленные им 15 десятин земли в Дивееве по распоряжению почившего Старца. Но Мантуров, свято храня завет Старца, отвечал:

- Хотя и совсем убьете меня, но я также просто не отдам вам ни за что, ни за какие деньги эту землю которую заповедал мне Батюшка хранить и никому и не под каким видом не отдавать и не продавать.

Разгневанный несогласием, власть имущий генерал, выгнал с позором своего бывшего управителя, приказал отобрать у него все имущество и побрел нищим М. В. Мантуров с женой, питаясь именем Христовым.

В тяжких нравственных муках, полуголодный, добрел он до Москвы и в горьких слезах излил свою скорбь у Иверской Часовни перед чудотворным Образом Матери Божией. Чудесным образом Царица Небесная многократно посылала им всяческую помощь и получив однажды от неизвестного некоторую сумму денег, они снова вернулись в свой любимый Дивеев и здесь, построив небольшой домик, жили в крайней бедности, питаясь плодами рук своих.

Видя гонения на сирот Серафимовых и как бы нарушения заповедей Батюшки, М. В. пал духом, но за несколько дней до своей кончины явился ему Батюшка во сне как бы в каком-то храме и помолившись, Отец Серафим вынул трижды какую-то бумагу и показал ее М. В., молча опять спрятал ее, сказавши М. В.: - Потерпим еще, батюшка, потерпим немного. - Тут проснулся М. В., хорошо понимая ответ Отца Серафима.

Через несколько дней М. В., накануне праздника Казанской Божией Матери, приобщился Св. Таин и, возвратясь домой, вышел в сад и здесь почувствовал необычайную слабость, сел на скамейку и предал свою душу Господу.

Так окончил свою жизнь этот преданнейший и достойнейший ученик Батюшки Отца Серафима, хотя и будучи мирянином, но всю жизнь свою принесший в жертву Богу ради послушания своему святому Старцу.

Вторым близким по духу Отцу Серафиму был некий помещик Симбирской губернии Н. А. Мотовилов. Он также прибыл как и М. В., совершенно больным к Отцу Серафиму и был исцелен совершенно. Чудо это по своей силе может быть уподоблено исцелению расслабленного Спасителем у Овчей Купели и поэтому на нем следует остановиться несколько подробнее.Вот как описывает это исцеление сам Н. А.

- Когда после ревматических, неимоверных по своей тяжести и других болезней, с расслаблением всего тела и с отнятием ног, скорченных в коленках, распухших и с язвами пролежней на спине и боках, после трехлетнего безуспешного лечения его принесли 9го сентября 1831 года в Ближнюю Пустыньку к Отцу Серафиму, окруженного множеством народа, то он, обратившись к Батюшке, умолял его помочь и исцелить от тяжких страданий.

- Да ведь я не доктор, - отвечал Батюшка, - к докторам надобно относиться, когда хотят лечиться от болезней. - И когда Н. А, сказал, что испытал все виды лечений как в России так и заграницей у лучших докторов без всякого облегчения и что только одна надежда осталась у него на Милость Божию и молитвы Отца Серафима, Батюшка вновь спросил.

- А веруете ли вы в Господа Иисуса Христа, что Он есть Богочеловек и в Пречистую Его Божию Матерь, что Она Приснодева? - Я отвечал: - Верую! - А веруешь ли, - продолжал он меня спрашивать, - что Господь как прежде исцелял мгновенно и одним словом Своим, или прикосновением Своим все недуги, бывшие в людях так и ныне также легко и мгновенно может по прежнему исцелять требующих помощи одним словом Своим и что ходатайство к Нему Божией Матери за нас всемогуще и что по сему Ее ходатайству Господь Иисус Христос и ныне также мгновенно и одним словом может всецело исцелить вас?

Я отвечал, что истинно всему этому, всей душой моей и всем сердцем моим верую, и если бы не веровал, то не велел бы вести себя к вам. - А если веруете, - заключил он, - то вы здоровы уже!

- Как здоров? - спросил я, - когда люди мои и вы держите меня на руках. - Нет, - сказал он мне - вы совершенно здоровы, всем телом вашим теперь уже здоровы в конец. И он приказал державшим меня на руках своих людям моим, отойти от меня, а сам, взявши меня за плечи, приподнял с земли и, поставив на ноги, сказал мне: - Крепче стойте, утверждайтесь ими на земле, вот так: не робейте, вы совершенно здравы теперь. - И потом прибавил, радостно смотря на меня:

- Вот видите ли, как вы хорошо стоите. - Я отвечал: - Поневоле хорошо стою, потому что вы хорошо и крепко держите меня. - И он, отняв руки свои от меня сказал - Ну вот уже и я теперь не держу вас, а вы и без меня все крепко же стоите, идите же смело, батюшка мой, Господь исцелил вас, идите же и трогайтесь с места.

Взяв меня за руку одною рукою своею, а другою плечи мои, немного подталкивая, повел меня по траве, и по неровной земле, около большой сосны, говоря: - Вот ваше боголюбие как вы хорошо пошли. - Я отвечал: - Да, потому что вы меня хорошо вести изволите.

- Нет, - сказал он мне, отняв от меня руку свою:

- Сам Господь совершенно исцелить вас изволил и Сама Божия Матерь Его о том упросила, вы и без меня теперь пойдете и всегда хорошо ходить будете, идите же... и стал толкать меня, чтобы я шел. - Да эдак упаду я и ушибусь, - сказал я.

- Нет, противоречил он мне, - не ушибетесь А твердо пойдете...

И когда я почувствовал в себе какую-то свыше, осенившую тут меня силу, приободрился и твердо пошел, то он вдруг остановил меня и сказал: - Что теперь удостоверились ли вы, что Господь вас действительно исцелил во всем совершенно. Отъял Господь беззакония ваша и грехи ваши очистил Господь. Видите ли какое чудо Господь сотворил с вами...

И довольно побеседовав со мною, отпустил меня в гостиницу совершенно здоровым. Сам игумен Нифонт и казначей отец Исаия с 24-мя старцами Саровскими встретили меня и поздравили с Милостию Божией, через великого Старца Серафима во дни их дарованную. И сам благодатным здоровьем пользовался я 8 месяцев настолько, что никогда подобного сему здоровью и силе не чувствовал в себе до тех пор всю мою жизнь.

Совершившееся чудо произвело на Мотовилова потрясающее впечатление и определило весь строй его дальнейшей жизни. Всем сердцем привязался с этого времени Мотовилов к своему благодетелю и весь отдался его руководству. Неудачная любовь еще более способствовала отрыву от прежней жизни.

Вскоре после своего исцеления зимой 1831 года Мотовилов имел беседу с Отцом Серафимом о цели христианской жизни, во время которой удостоился видеть Старца осиянного Духом Святым.

В мае 1832 г. он вторично тяжко заболел. В это время уже подготавливалось открытие мощей Святителя Митрофана Воронежского и Мотовилов решил ехать туда, но по дороге заехал к Старцу Серафиму. Старец после молитвы предсказал ему, что он исцелится у мощей Святителя Митрофана и тут же в присутствии нескольких сестер заповедал, чтобы они не только сами обо всем подробно рассказывали Н. А., что и где и как Божия Матерь заводила через него, но чтобы все сестры ничего не скрывали, потому что Божией Матери угодно, дабы Н. А. был назначен питателем Обители.

С этого времени и родился непоколебимейший в вере "Служка Божией Матери и убогого Серафима", как он любил себя называть впоследствии.

В Воронеже произошло полное исцеление Мотовилова по молитвам другого великого подвижника епископа Антония Воронежского, почитавшего Отца Серафима и пользовавшегося взаимной любовью.

Это было последнее свидание с Великим Старцем. Божиим произволением Мотовилов был задержан в Воронеже у епископа Антония, к которому как бы переходил после Отца Серафима в духовное водительство и будучи предварен прозорливым Святителем о смерти Старца, прибыл уже в Саров только через два дня после погребения Отца Серафима.

После кончины Батюшки Отца Серафима Мотовилов уехал в Курск собрать сведения о родителях своего благодетеля и тем положить начало его жития. Эта поездка была для него роковой. Он тяжко вновь заболел странным, непонятным для окружающих нервным и духовным расстройством. Архиепископ Антоний признал эту болезнь по попущению Божию от врага, излившего на него месть за труд послужившего к прославлению имени великого Угодника Божия Отца Серафима,

Молитвами Святителя Антония Мотовилов хотя и получил значительное облегчение от своей болезни, но не исцелился совершенно от нее.

Мотовилов имел вскоре видение своего покровителя Старца Серафима, который утешил страдальца обещанием, что ему будет дано полное исцеление при открытии мощей Святителя Тихона Задонского. И Мотовилов дожидался этого исцеления, которое произошло только через 30 с лишним лет у гроба новоявленного Угодника Божия Тихона Задонского.

В одну из своих поездок в Дивеево Н. А. Мотовилов познакомился с преднареченной ему от Бога Преподобным Серафимом невестой, которую ранее он не знал. Это была Елена Ивановна Мелюкова, племянница двух великих духом монахинь Дивеевских. Марии и Прасковии.

В начале Н. А. поверил было Ив. Тихонову, что он искренний исполнитель воли Отца Серафима, но потом убедившись в его нечестности и лживости, он всем пылом отстаивал где только можно было заветы Батюшки и грудью стоял за свой любимый Дивеев.

Последние годы Мотовилов предался странничеству ко всем святым местам. По Дивееву же ходил в любую погоду с непокрытой головой, считая священным своим долгом хотя раз в сутки обойти всю канавку Царицы Небесной, а когда случалась гололедица, то становился на четвереньки и всетаки шел по этому святому месту.

Христа ради юродивая Дивеевская блаженная Пелагия любила его, называя своим.

- Безумный ты Николка! такой же безумный, как и я.

14 января 1879 года окончилась многострадальная жизнь этого великого христианским духом труженика на ниве Христовой.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ПРОЗОРЛИВОСТЬ И ЧУДЕСНЫЕ ИСЦЕЛЕНИЯ ПО МОЛИТВАМ ОТЦА СЕРАФИМА

Неисчислимы случаи благодатных исцелений и предсказаний Великого Угодника Божия как при жизни так и особенно после блаженной его кончины и нет никакой возможности описать и самую малость их. Здесь мы должны ограничиться описанием только некоторых из них.

Батюшка о. Серафим постоянно исцелял своих сирот от разных болезней.

Так сестра Евдокия Назарова рассказывает, что в молодости она страдала 2 года параличом рук и ног и ее привезли к Батюшке. С большим трудом подвели ее к батюшке, но он дал ей грабли и велел грести сено. Тут почувствовала она, что с нее что-то спало и она начала грести, как здоровая.

Старица Варвара Ильинична также свидетельствует о своем исцелении по молитвам о. Серафима.

У нее очень болели зубы и весь рот был в нарывах. Она пришла и Батюшка поставил ее поодаль от себя, велел открыть рот, сильно дунул, завязал платочком лицо и велел идти домой и боль как рукой сняло.

Г-жа Шкарина свидетельствует, что еще за год до страшной холеры, посетившей Россию в 1830-31 г.. Батюшка говорил ей:

- Грядет гнев Божий на Россию, приближается смертоносная холера. Бодрствуйте и молитесь, да не найдет на вы внезапно час смертный.

Однажды к нему пришла одна молодая особа, никогда не думавшая оставить мир, чтобы попросить наставлений. Старец, предваряя ее сказал:

- Много то не смущайся, живи так, как живешь, в большем Сам Бог тебя научит. - Потом, поклонившись ей до земли, сказал:

- Только об одном прошу тебя, пожалуйста вовсе распоряжения входи сама и суди справедливо, этак и спасешься.

Находясь тогда еще в мире и совершенно не думая быть в монастыре, эта особа никак не могла понять, к чему клонятся слова о Серафима. Он же, продолжая свою речь, сказал:

- Когда придет это время, тогда вспомните меня, - Прощаясь со Старцем, эта особа выразила надежду еще раз повидаться с ним.

- Нет, отвечал о. Серафим, - мы уже прощаемся навсегда, а теперь гряди с миром, на тебя уже сильно ропщут.

Действительно в гостинице спутницы встретили ее сильным ропотом за медлительность. Сама же она впоследствии приняла монашество под именем Калисты и была игуменией в Свияжском монастыре Казанской губернии.

Была у о. Серафима одна жительница г. Балахны некто Заяева. Старец советовал ей непременно поступить в монастырь, но та отказалась. Он открыл ей и причину своего совета

- Ты будешь несчастлива замужеством, много будет у тебя детей, а мужа лишишься, останешься вдовой и будешь терпеть еще большую бедность. - Заяева не послушалась, вышла замуж и после горько жалела, так как все слова о. Серафима в точности исполнились.

Пришла однажды к Старцу жительница г. Кадома. Старец принял ее с любовью и между прочим убеждал ее поговорить со своим мужем, занимавшим общественное положение в городе, оставить немилосердие, несправедливость и притеснение в отношении других, а то он будет непременно наказан Богом, при этом Старец взял с печки пук спичек и, подавая их женщине, сказал:

- На возьми эти спички, храни их.

Подивилась женщина странному подарку, но вот наступило и время, когда объяснилось и значение его. Страшная гроза нашла на Кадом. Стала молиться и женщина вместе со своим мужем. Вдруг сильный удар грома раздался над домом и сверкнувшей молнией оторван был от окна карниз и расщеплен в мельчайшие спички. Большая часть их вонзилась в лицо мужа этой женщины. Пораженный этим ударом он вскоре скончался. В январе 1831 года строитель Высокогорской Пустыни о. Антоний отправился к о. Серафиму за советом. Последнее время его неотвязно мучила мысль о скорой смерти.

- Что ты? - встретил его Старец.

- К вам. Батюшка, со скорбной душой, - отвечал о. Антоний.

- Пойдем, пойдем, радость моя, в келлию, - приветливо сказал Старец. В келлии наедине о. Антоний умолял Батюшку Серафима сказать ему откровенно, не приближается ли в самом деле смерть его.

- Желаю знать о своей смерти, - заключил о. Антоний, - единственно для того, чтобы, отказавшись от должности, посвятить остальные дни свои безмолвному вниманию.

О. Серафим молча слушал его и когда тот кончил, взглянул на него с любовью и сказал: - Не так ты думаешь, радость моя, не так! Промысел Божий вверяет тебе обширную Лавру.

Но о. Антонии подумав, что Старец хочет успокоить заговорил о своей близкой кончине.

О. Серафим с ангельской добротой отвечал:

- Не верны твои мысли, я говорю тебе, что Промысел Божий вверяет тебе Лавру обширную - и стал просить его милостиво принимать из Сарова братию, которую он пришлет.

Строитель же отвечал: - Где же Высокогорской пустыне быть Лаврой и кто захочет из Сарова переходить в скудную Высокогорскую пустынь.

Отец Серафим, как бы не обращая внимания на его слова, продолжал: - Не оставь сирот моих, когда дойдет до того время. Поминай моих родителей Исидора и Агафию. Будь снисходителен братии. Матерью будь, а не отцом братии.

Уехал к себе строитель и не прошло и двух месяцев, как от Московского Митрополита Филарета пришел указ о назначении его настоятелем Троицко-Сергиевой Лавры по случаю смерти архимандрита Афанасия.

Так раскрылись о. Антонию все слова Старца Серафима за два месяца определившего его назначение, когда жив и здоров был еще прежний настоятель Лавры и не было речи о его замещении.

А. Г. Воротилову не раз говорил о. Серафим, что некогда на Россию восстанут три державы и много изнурят ее, но за Православие Господь помилует и сохранит ее. Тогда эта речь была непонятна, но события объяснили, что Старец говорил о Крымской компании.

Всякий кто с верою приникал к о. Серафиму получал исцеление от своих недугов.

Многие боголюбивые особы удостоверяют, что о. Серафим часто получая письма, не распечатывая, знал их содержание и давал ответы, говоря обыкновенно: - Вот что скажи от убогого Серафима, и пр. - После смерти Старца нашли много нераспечатанных писем в его келлии, на которые однако ж даны были в свое время изустные ответы.

Молитвы Старца Серафима были так сильны пред Богом, что были примеры восстановления болящих от одра смерти. Так в мае 1829 года сильно заболела жена А. Г. Воротилова, жителя села Павлова. Воротилов имел большую веру к Отцу Серафиму и старец взаимно любил его. Воротилов немедленно отправился в Саров и несмотря на то, что было позднее время сейчас же пошел к Старцу. О. Серафим, как бы поджидая его, сидел на крылечке и, увидавши его, приветствовал словами:

- Что, радость моя, поспешил в такое время к Убогому Серафиму? - Воротилов со слезами рассказал ему о причине поспешного прибытия и умолял помочь болящей жене. Однако к величайшей скорби Воротилова, Отец Серафим объявил, что жена его должна умереть от болезни. Тогда Алексей Гурьевич, обливаясь слезами, бросился к ногам подвижника с верою, прося помолиться о возвращении ей здоровья. Отец Серафим тотчас же погрузился в умную молитву минут на 10, потом открыл глаза и, поднимая Воротилова на ноги, с радостью сказал:

- Ну, радость моя, Господь дарует супружнице твоей жизнь. Гряди с миром в дом твой.

С радостью Воротилов поспешил домой. Здесь он узнал, что жена его почувствовала облегчение именно в те минуты, когда о. Серафим пребывал в молитвенном подвиге. Скоро же она и совсем выздоровела.

Тамбовский мещанин И. Т. рассказывает следующее:

- Имея уже 3х дочерей со времени нашего брака, но не имея ни одного сына, мы усердно молили о том Всевышнего, но Господь не внимал нашим прошениям. Наконец мы решились съездить в Саровскую Пустынь к Отцу Серафиму. В тоже время нам хотелось увидать и родного брата, Саровского монаха Иоанна. Несказанно обрадовались мы этой встрече и на другой день отправились с братом к Отцу Серафиму. Благословляя нас и указывая на брата, о. Серафим сказал: - Благодарите Господа Бога за то, что он избрал из Вашего рода в служение Себе. - Эти слова Старца пробудили мою совесть и напомнили, что я и меньший брат наш весьма много старались препятствовать этому избранному из нашего рода брату в его стремлении к иноческому пути. Тогда мне стало ясно, за что Господь доселе наказывает меня и меньшого брата моего праведным гневом своим. Жена же в это время, припав к ногам Отца Серафима, мысленно просила его Святых молитв об исходотайствовании себе у Бога сына. О. Серафим, осеняя жену мою крестом, сказал ей. - Господь тебя благословит, твое желание исполнится. - Через несколько времени после того, Господь действительно благословил меня сыном.

Однажды замечено было, что во время молитвы Старец Серафим стоял в воздухе. Случай этот рассказан кн. Р.. С. Шихаевой, которая привезла к о. Серафиму своего тяжко больного племянника. Когда его внесли в келлию, то о. Серафим сказал: - Ты, радость моя, молись и я буду за тебя молиться, только смотри, лежи как лежишь и в другую сторону не оборачивайся.

Больной долго лежал, но терпение его слабело и он оглянувшись, увидел о. Серафима стоящим на воздухе в молитвенном положении и от неожиданности вскрикнул. Старец запретил ему до его кончины никому об этом не рассказывать и исцеленный молодой человек свято хранил эту заповедь и только после смерти о. Серафима поведал об этом чудесном событии.

Из жизни Задонского Монастыря затворника Георгия известен следующий случай. Однажды он около двух лет был борим помыслом, чтобы удалиться в другой монастырь поуединеннее, никому же не говоря об этом. И вот, как-то входить к нему келейник извещая, что странник из Саровской Пустыни от о. Серафима принес ему поклон, благословение и сверх того имеет надобность сказать лично несколько слов по его поручению. Когда странник получил благословение войти, он начал так:

- О. Серафим приказал тебе сказать, стыдно де, столько лет сидевши в затворе, побеждаться такими вражьими помыслами, чтобы оставить свое место. Никуда не ходи. Пресвятая Богородица велит тебе оставаться здесь. - Сказав сие странник вышел, о. Георгий, дивясь чудному откровению тайных своих помышлений от человека, которого никогда не видывал и с которым никогда не переписывался и который его совсем не знал. Опомнившись, он приказал келейнику разыскать странника, надеясь узнать от него более, но сыскать его нигде в монастыре не могли. С тех пор дух его успокоился, и он перестал помышлять о переходе в другое место.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ ОТЦА СЕРАФИМА, БЛАЖЕННАЯ ЕГО КОНЧИНА И ПОСМЕРТНЫЕ ЧУДЕСА

Жизнь отца Серафима была сплошным мученичеством, сопровождаясь страшной ежедневной борьбой с врагом нашего спасения, которую он вел до конца дней своих. Последние годы жизни о. Серафим начал чувствовать значительное изнеможение сил. Согбенный и изувеченный после нападения разбойников, с ранами на ногах от долговременного стояния о. Серафим все продолжал "томить томящаго его", напр., спал стоя на коленях, опустив голову книзу и поддерживая ее стоящими на локтях руками. Старец реже стал ходить в Пустыньку и стал тяготиться принимать множество посетителей. И все же к нему со всех сторон России люди несли свое горе часто безысходное, свои нравственные страдания. И все это горе, нужду и страдание надо было разрешать, утешать и конечно если бы в отце Серафиме не действовала в высокой степени благодать Божия, то он был бы, так сказать, раздавлен этим невыносимым грузом людского несчастья, на него склонявшегося, а он между тем сохранял полную ясность духа и не только не был подавлен этим морем человеческого страдания, но смело, властно и уверенно утешал людей, врачуя их язвы и указывая спасительный путь к Вечности. Он горел великой, пламенной любовью к людям, хотя и чувствовал, что храмина духа его ветшает.

В столь трудном служении для дивного Старца его неоднократно укрепляла и утешала своим явлением Сама Царица Небесная, как об этом не раз свидетельствовал сам Старец.

Особенно поразительно было явление Богоматери отцу Серафиму в день Благовещения 25го марта 1831 г., о котором подробно сообщила бывшая при этом старица Евпраксия.

Приказав ей накануне явиться к нему, о. Серафим встретил ее словами: - Ах, радость моя! какая нам с тобой милость и благодать от Божией Матери готовится. Я упросил о тебе Господа и Божию Матерь, чтобы видеть тебе эту радость. Давай молиться.

Помолившись, говорит ей:

- Не убойся, не устрашись, благодать Божия к нам является, держись крепко.

И вдруг сделался шум подобно ветру, явился блистающий свет, послышалось пение и вот в сопровождении двух ангелов, святого Иоанна Предтечи. Св. Иоанна Богослова и 12 дев явилась Сама Царица Небесная в несказанной красоты одежде, с короной на голове. Келлия Батюшки сделалась просторной и весь верх исполнился огней.

Старец упал на колени, воздевая руки и сказал:

- О Преблагословенная, Пречистая Дева Владычица Богородица! - взывал он к Приснодеве. От страха монахиня пала на землю и многое не слыхала о чем говорил Преподобный с Владычицей и только к концу видения Царица Небесная, подошедши к ней, приказала ей подняться, подойти к девам и спросить их имена и какая жизнь была их на земле, что те и исполнили. Святые девы по именам были: Великомученицы Варвара, Екатерина, Фекла, Марина, Ирина, Пелагея, Дорофея, Иустиния, Иулиания и Анисия, а также преподобные Евпраксия и Макрина.

Слышала монахиня как Пресвятая Богородица, ласково беседуя с отцом Серафимом говорила ему:

- Я тебе любимче Мой, во всем помогу. Возложи на дев моих Дивеевских послушание, если исправят, то будут с тобою и близ Меня, а если потеряют мудрость, то лишатся участи сих ближних дев Моих. Кто обидит их, тот поражен будет от Меня, кто послужит им ради Господа, тот помилован будет пред Богом. Прежние мученицы страдали явно, а нынешние - тайно сердечными скорбями, а мзда им будет такая же.

Видение продолжавшееся около 4-х часов окончилось тем, что Пресвятая Богородица сказала отцу Серафиму:

- Скоро любимиче Мой будешь с Нами, - и благословила его.

Как свидетельствуют все имевшие счастье общаться с батюшкой отцом Серафимом особенным свойством его обхождения и бесед были любовь и смиренномудрие. Кто бы не приходил к нему, бедняк ли в рубище, или богач в светлой одежде, в каком бы греховном состоянии не находилась его совесть, он всех лобызал с любовию, всем кланялся до земли и благословляя, сам целовал руки. Обличая кого, говорил он кротко со смирением и любовью, стараясь разбудить голос совести советами.

В 1831 году пришел в Пустынь некто И. В. Кредицкий с женой, и вот в каких выражениях вспоминает он об этой, более часа продолжавшейся, беседе со Старцем.

- Такого часа я не сравню со всей прошедшей жизнью. Во все продолжение беседы я чувствовал в сердце неизъяснимую небесную сладость, Бог веси каким образом перелившуюся, которой нельзя сравнить ни с чем на земле и о которой до сих пор я не могу вспомнить без слез умиления и живейшей радости во всем моем существе.

В беседе с одним Саровским иноком отец Серафим открыл ему великую тайну, как он сподобился быть восхищенным в небесные обители. В конце беседы великий Старец сказал иноку:

- Радость моя, молю тебя, стяжи мирный дух, - и тут же начал объяснять, что значить стяжание мирного духа. Это значит привесть себя в такое состояние, чтобы дух наш ничем не возмущался.

- Надобно быть подобно мертвому или совершенно глухому или слепому при всех скорбях, клеветах, поношениях и гонениях, которые неминуемо приходят ко всем, желающим идти по спасительным стезям Христовым, ибо многими скорбями подобает нам внити в царство небесное, а перед ним вся слава мира сего, как ничто. Все наслаждения мирские и тени не имеют того, что уготовано любящим Бога в небесных обителях.

- Вот я тебе скажу об убогом Серафиме. Я усладился словами Господа Моего Иисуса Христа, где Он говорит: В Дому Отца Моего обители мнози суть. На этих словах Христа Спасителя я убогий остановился и возжелал видеть оныя небесные обители и молил Господа Моего Иисуса Христа, чтобы Он показал мне эти обители и Господь не лишил меня убогого Своей милостью. Он исполнил мое желание и прошение вот я и был восхищен в эти небесные обители только не знаю, с телом или кроме тела, Бог весть, это непостижимо. А о той радости и сладости небесной, которую я там вкушал, сказать тебе невозможно.

И с этими словами отец Серафим замолчал. Он поник головою, гладя тихонько рукою против сердца, лицо его стало постепенно меняться до того просветилось, что невозможно было смотреть на него. Он как будто созерцал что-то с умилением. Потом отец Серафим снова заговорил:

- Ах если бы ты знал, - сказал Старец иноку, - какая радость, какая сладость ожидает душу праведника на небеси, то ты решился бы во временной жизни переносить всякие скорби, гонения и клевету с благодарением. Если бы эта самая келлия наша была полна червей и если бы эти черви ели плоть нашу во всю временную жизнь, то со всяким желанием надобно бы на это согласиться, чтобы только не лишиться той небесной радости, какую уготовал Бог любящим Его.

В келлии у Отца Серафима всегда горело множество свечей и лампад и сам Старец объяснил в беседе с Н. А. Мотовиловым.

- Вы хотите знать, ваше боголюбие, для чего я зажигаю так много лампад и свечей пред святыми иконами Божиими. Это вот для чего. Я имею, как и вам известно, многих особ усердствующих ко мне и благотворящих мельничным сиротам моим. Они приносят мне елей и свечи и просят помолиться о них. Вот когда я читаю правило свое, то и поминаю их сначала единожды, а так как по множеству имен я не смогу повторять их на каждом месте правила, где следует, то я и ставлю все эти свечи за них в жертву Богу, за каждого по одной свече, за иных за несколько человек одну большую свечу, за иных же постоянно теплю лампады и где следует на правиле поминать, говорю: Господи помяни всех тех людей, рабов Твоих, за их же души возжег Тебе аз убогий сии свещи и кандила.

Приводя здесь целый ряд замечательных случаев прозорливости великого Старца, нельзя не поведать о том, как сам отец Серафим объяснял этот свой свыше ниспосланный дар.

Как-то, пользовавшийся много лет вниманием и уважением отца Серафима, строитель Высокогорской Пустыни иеромонах Антоний, присутствовал на одном приеме Старцем посетителя и был поражен чудным даром его прозорливости. Он осмелился спросить:

- Батюшка! Душа человеческая пред вами открыта, как лицо в зеркале. В моих глазах, не выслушавши духовных нужд и скорбей бывшего сейчас богомольца, вы все ему высказали. - Отец Серафим не сказал ни слова.

Строитель продолжал:

- Теперь я вижу, ум ваш так чист, что от него ничего не сокрыто в сердце ближнего. - Отец Серафим положил правую руку на уста своему собеседнику и сказал:

- Не так ты говоришь, радость моя. Сердце человеческое открыто одному Господу и Один Бог Сердцеведец.

Строитель опять спросил: - Да как же, Батюшка, вы не спросили от купца ни единого слова и все сказали что ему потребно?

Отец Серафим начал изъяснять:

- Он шел ко мне, как и другие, как и ты, шел яко к рабу Божию. Я, грешный Серафим, так и думаю, что я грешный раб Божий, что же повелевает Господь, как рабу Своему, то я передаю требующему полезного. Первое помышление, являющееся в душе моей, я считая указанием Божиим и говорю, не зная, что у моего собеседника на душе, а только верую, что так мне указывает Воля Божия для его пользы. А бывают случаи, когда мне выскажут какое-либо обстоятельство и я, не поверив его Воле Божией, подчиняю своему разуму, думая, что это возможно, не прибегая к Богу, решить своим умом, в таких случаях всегда делаются ошибки. Как железо ковачу, так я предал себя и свою волю Господу Богу. Как Ему угодно, так и действую, своей воли не имею, а что Богу угодно, то и передаю.

Жизнь постепенно угасала в великом подвижнике. Ему было уже 72 года. Предчувствуя свою кончину, Отец Серафим приготовлялся к исходу. В это время его нередко видели сидящим на своем гробе, размышляющим о конце жизни и не редко горько плачущим.

За полгода до смерти, прощаясь со многими, о. Серафим говорил:

- Мы не увидимся более с вами.

Несмотря на телесное изнеможение, дух его еще более был бодр. - Жизнь моя сокращается: - говорил о, Серафим некоторым. - Духом я как бы сейчас родился, а телом ко всему мертв.

За 4 месяца до смерти его посетил Владыка Арсений Тамбовский, в последствии Митрополит Арсений, которому Старец принес в дар вино и свечи, как бы в предвестии близкой кончины и относившейся к его просьбе о поминовении.

Сестрам, приходившим к нему, говорил: - После меня отца уже не будет вам. Вы останетесь совершенными сиротами и вот самой Матери Божией, Царице Небесной вручаю вас. Она Сама все управит. Теперь вы не имеете нужды ни в чем, а после меня много будет вам скорби, но что делать - потерпите, такой уже путь ваш.

В своих последних наставлениях сестрам неоднократно сказывал: - Непрестанно молиться, за все благодарить Господа и всегда быть радостной. Помнить всегда, что послушание превыше поста и молитвы и не только не отказываться, но бегом бежать на него. Переносить, не смущаясь и не ропща, всякую скорбь от собратий, ибо только тот и монах, кто как лаптя будет всеми отбит и оттрепан.

Перед кончиной, говорила Ксения Васильевна, Батюшка наказывал как можно чаще ходить и навещать его могилку: - Когда меня не станет, ходите, матушка, ко мне на гробик, ходите как вам время есть и чем чаще, тем лучше. Все что ни есть у вас на душе, все о чем ни скорбите, что ни случилось бы с вами, все приидите да мне на гробик, припав к земле, как к живому и расскажите. И услышу вас и скорбь ваша пройдет. Как с живым со мной говорите и всегда я для вас жив буду.

В последних посещениях о. Василия Садовского, о. Серафим, предсказал о грядущих на обитель скорбях, говорил ему:

- Подружие то твое ранее отойдет ко Господу, через два года после нее уйдешь и ты, батюшка, (так и случилось). Ты помни 12, а ты, батюшка, тринадцатый (когда 12 первых сестер скончалось, умер о. Василий тринадцатым)

1-го января 1833 года в день воскресный отец Серафим пришел в последний раз в больничную церковь Зосимы и Савватия, ко всем иконам поставил свечи и приложился, чего прежде не замечали за ним, потом причастился Святых Христовых Таин, По окончании литургии простился со всей молившейся братией, всех благословил, поцеловал и утешая говорил: - Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте: нынешний день нам венцы готовятся, - и вышел из храма северными дверьми, как бы знаменуя этим, что одними вратами человек входить в мир, а другими исходит из него.

Старец Серафим имел обыкновение при выходе из монастыря в пустынь оставлять в своей келлии горящими пред образами свечи. Сосед по келлии Старца, брат Павел, которого отец Серафим очень любил за простоту его сердца не раз говаривал Старцу, что от зажженных свеч может произойти пожар, но о. Серафим всегда отвечал на это:

- Пока я жив пожара не будет, а когда умру, кончина моя откроется пожаром. Так и случилось.

В первый день января 1833 года отец Павел слышал, как Старец пел в своей келлии Пасхальные песни. 2-го же января рано утром брат Павел почувствовал запах дыма. Постучав в дверь келлии Старца и не получив ответа, он позвал братию. Когда открыли дверь, то увидели тлевшие от упавшей свечи некоторые холщовые вещи и книги, а сам Старец в белом балахоне, с медным крестом на шее, приклонив колена с крестообразно сложенными руками, стоял на коленях перед образом Божией Матери ,,Умиления". Думали, что Старец, утомленный молитвенными подвигами уснул, стали будить его, но ответа не было. Господь призвал к Себе верного раба Своего.

Быстро, как молния, облетела скорбная весть о кончине Старца Серафима окрестности Сарова. И вот отовсюду потянулся русский народ, чтобы отдать последний долг великому подвижнику. Горькие стоны и плачь оглашали мирную обитель. Тяжела была для всех потеря, особенно же для Дивеевских сестер. Тело Старца положили в дубовый гроб-колоду, им же изготовленной для себя и вынесли в соборную церковь. Восемь дней стоял гроб почившего в храме, а народ прибывал все более. Тело его было предано земле по правую сторону от соборного алтаря, подле могилы Марка Затворника.

В то время в Глинской Пустыни подвизался иеромонах Филарет. 2го января, выходя из храма после утрени, отец Филарет показал на небе необыкновенный свет и сказал своему ученику: - Вот так-то души праведных возносятся на небо! Это душа отца Серафима возносится.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

СТРАДАНИЯ СИРОТ СЕРАФИМОВСКИХ И ВОЗРОЖДЕНИЕ ДИВЕЕВСКОЙ ОБИТЕЛИ

Не выразимо было горе Дивеевских сестер после кончины о. Серафима. Все хорошо чувствовали и понимали, какую невознаградимую утрату они понесли и какие еще испытания им придется пережить.

В продолжении почти 28-ми лет обитель Серафимова беспрерывно страдала вследствие вмешательства постороннего лица, а затем в 1861 году возгорелась нигде еще не бывшая смута, потребовавшая чрезвычайного следствия, после чего только и наступил долгожданный покой. Да оно и понятно. Обитель, которая была основана по желанию и воле Самой Царицы Небесной и которой, по словам отца Серафима, надлежало быть единственной на земле женской лаврой, навлекла на себя всю силу зла, жаждавшего разрушить святое дело. Господь попустил на время этому тяжелому испытанию, чтобы как в горниле очистить и закалить дух сирот Серафимовых и зло отступило, гонимое силою Божией.

Таким орудием, через которого особенно сильно действовал враг нашего спасения для нарушения мира в Обители, оказался некий Саровский послушник Иван Тихонов по ремеслу живописец.

Вкрадчивый, способный, льстивый и тщеславный он поселил в Мельничную Обитель свою двоюродную сестру и под этим предлогом часто просился в Дивеев, стремясь приобрести влияние на сестер. Под личиной преданного ученика отца Серафима, он всячески старался приобрести расположение Старца, но великий прозорливец провидел какое зло в будущем принесет этот человек его Обители и строго наказывал сестрам бегать как огня его.

Старшая сестра Мельничной Обители Прасковия Степановна рассказывала, что когда однажды Иван Тихонов прожил у них целую неделю, то о. Серафим гневался на нее зачем он живет у них и приказывал его непременно выслать.

М. В. Мантуров, бывая в Сарове и ничего еще не примечая дурного в Ив. Тихонове, иногда по зову его заходил к нему напиться чая. Узнав об этом о, Серафим сказал ему:

- Вот радость моя! не ходи ты к нему никогда. Это во вред тебе послужит батюшка. Ведь он зовет тебя не с теплым сердцем, а чтобы от тебя чего выведать.

Однажды сестра Анна Александровна стояла у источника с отцом Серафимом. Вдруг источник весь возмутился и стал грязным, тогда батюшка поднял голову и показав на источник, сказал:

- Посмотри-ка, матушка, какой источник то? - испуганная она спросила Батюшку: - Что это значит? - В это время с горы сходил Ив. Тихонов. Батюшка, всплеснув руками, показал на него и произнес:

- Вот, матушка, это возмутитель всему свету и меня убогого Серафима возмутил.

Монахиня Дорофея так передает свое прощание с отцом Серафимом за 3 недели до его кончины.

- Прощай радость моя. Скажу тебе, придет время многие захотят и будут называться вам отцами, но прошу вас ни к кому не склоняйтесь духом. Каково, матушка, - скорбно продолжал Старец, - Иван Тихонов назвался вам отцом. Породил ли он вас? Породил то вас духом убогий Серафим. Он же много скорби соделает и век холоден до вас будет.

А отцу Павлу сказывал о. Серафим: Тогда, батюшка, Дивеев будет Дивеевом и тогда только у них все устроится как должно, когда игуменией будет Мария да еще по фамилии Ушакова.

Грозное и тяжелое будущее предстояло сестрам после смерти их отца, великого праведника Серафима.

Ко времени кончины отца Серафима Дивеевская Обитель представляла из себя две общины, жившие в совершенном мире, любви и согласии. Казанскую Общину, основанную матушкою Александрой и управляемой Кс. Мих. Кочеуловой и МельничноСерафимову Общину, девичью, где проживало до 125-ти сестер.

Убитые горем сестры, еще более прилепились к своему духовному отцу Василию Садовскому.

Послушник Ив. Тихонов, забыв все наставления и приказания Старца не вмешиваться в жизнь сестер, решил настойчиво требовать себе подчинения Общин, завещанных ему и оставленных будто бы на его попечение великим Старцем.

Зная какой помехой его честолюбию будут М. В. Мантуров и Н. А. Мотовилов, он всеми силами решил удалить их от дел Обители, а то и погубить. Мы уже касались этих моментов при жизнеописании Мотовилова и Мантурова.

Безграничное честолюбие заглушало совесть несчастного Ив. Тихонова, прославлявшего себя как любимого ученика почившего Старца.

Зная, что в Петербурге имелось не мало лиц, близких ко двору и относившихся с особой любовью к Отцу Серафиму, Ив. Тихонов, вопреки заветам Старца, написал тайно к ним, прося соединения девичьей Общинки и Обители матери Александры. Просьба эта увенчалась успехом и 28-го июля 1842 г. уже был получен указ о соединении обеих общин.

Неутешно плакали сестры, видя такое попрание заветов великого Старца. А между тем, окрыленный успехом, Ив. Тихонов задумал под благовидным предлогом уничтожить все Серафимовское, заповеданное Святым Старцем по приказанию Божией Матери. Так перенес он мельницу почти на версту с прежнего места, снес некоторые корпуса, построенные в свое время по приказанию отца Серафима, упросил епархиальное начальство запечатать обе Рождественские Церкви и выстроил вместо них деревянный храм во имя иконы Тихвинской Божией Матери из материалов приготовленных еще Отцом Серафимом на построение летнего собора. И так до времени лжеученик Серафимов был в силе, а истинный друг и ученик Старца М. В. Мантуров молча терпел скорби от врага человеческого.

К этому времени прибыла в Обитель девица Елизавета Алекс. Ушакова. Благословен был Господом этот день как для нее, так и для Обители. Почувствовав призвание к духовной жизни, она, наслышавшись о Дивееве и о дивной жизни основателя ее отца Серафима, поступила она в женский монастырь предназначавшийся ей для величайших испытаний и трудов.

Ей пришлось трудиться на самых тяжелых черных работах, а затем нести послушание казначеи Обители и быть выбранной сестрами своей настоятельницей в самое смутное время после добровольного ухода прежней настоятельницы Е. Ладыженской, которая, не в силах уже была бороться с посягательствами на Обшину Тихонова.

Желая основать своей собственный монастырь, духовно ослепленный Ив. Тихонов, хотел построить собор не на купленной батюшкой отцом Серафимом земле, а в 3-х верстах далее. Прибывшей для закладки собора Нижег. Еп. Иаков, доверявший Ив. Тихонову, был в затруднении относительно места закладки, так как многие из официальных лиц, знавшие подлинную волю старца, противодействовали замыслам Ив. Тихонова. Четыре раза менялось место под закладку собора и, наконец, склоненный доводами М. В. Мантурова, владыка определил.

- Стройте, где указывает г. Мантуров. Таким образом чудом 5-го июня 1848 года совершилась закладка собора, предреченная Старцем.

Раздосадованный этим Ив. Тихонов скрылся и подал прошение о переводе из Сарова, чтобы получить сан иеромонаха, так как Саровское начальство категорически этому противилось. Его зачислили в Нижегородский Печерский монастырь и с именем Иоасафа посвятили в сан иеромонаха.

Нет возможности естественно в кратком очерке передать в полной мере все те происки и ухищрения, которыми пользовался уже о. Иоасаф, чтобы добиться своей цели.

Пробравшись в Петербург и, заручившись доверием Вл. Кн. Марии Павловны, он организовал там как бы некий филиал Дивеева из немногих, поверивших ему сестер, пожелавших учиться живописи. Развивая свои планы преобразования Обители, он даже удостоился Высочайшего приема и тем еще более усилил свое влияние, что выразилось в преждевременном признании Дивеевской Обители монастырем, еще не созревшей для этого.

29 лет страдала Серафимовская Обитель от вмешательства в ее дела о. Иоасафа. В эти долгие годы непрестанная борьба между осиротевшими сестрами, защищавшими заветы своего отца и основателя и врагом рода человеческого, который в лице соблазненных им честолюбивыми замыслами Иоасафа и его немногочисленных сторонниц, нашел себе усердных слуг, ибо мог ли сам по себе никому неизвестный послушник идти против всех, даже против епархиального начальства, сменяя противящихся его планам преосвященных, если бы им не руководила сила зла. Ни одна Община не переживала таких потрясений как Серафимова.

Благодатные старицы исполнились духом пророчеств; соединившись невидимо с пришедшими к ним на помощь небесными Силами, защищали они заветы своей игумении - Самой Царицы Небесной. Вся Россия изумилась происшедшему и один только приснопамятный митрополит Филарет решился доложить Государю о событиях небывалых до сих пор в православном мире, но происшедших в Дивееве, где борьбой руководили Великие Старицы и Блаженные. После насильственного избрания в игумении вместо прежней начальницы Е. Ушаковой, сторонницы иоасафовой Гликерии, при чем проводившему это избрание еп. Нектарию, блаженной Пелагией был нанесен удар по щеке к этому времени М. В. Мантуров уже умер, другой близкий к отцу Серафиму ученик его Н. А. Мотовилов, помня заповеди великого Старца до последней капли крови бороться за Обитель Царицы Небесной, поспешил в Москву.

Явившись к наместнику Лавры архимандриту Антонию, которого так любил Отец Серафим, Мотовилов подал ему приготовленную записку с просьбой доложить митрополиту Филарету о беззаконном действии властей. Архимандрит Антоний тут же вспомнил, что при прощании с Отцом Серафимом, последний поклонился ему в землю со слезами и сказал: - Не оставь моих сирот Дивеевских. - Тогда он не понял этих слов, но теперь неожиданно пришло время их исполнения. В тот же день записка была доложена митрополиту. Господь помог и митрополит Филарет доложил Государю.

- И я сомневался в истине слов отца Иоасафа, - сказал Государь и приказал произвести самое строжайшее следствие.

Началось следствие по Дивеевскому делу, которое можно назвать лишь многострадальным временем для Обители.

Блаженный Старец Серафим перед кончиною много говорил о будущем суде, который приедет в общину, а сестре Акулине Ивановне сказывал:

- Вот, Марьюшка, - говорил Старец, - ты не доживешь, а Акулинушка то у нас и до судов доживет! Ничего, ничего, не убойтесь, матушки. До судов доживет то Акулинушка! Приедут суды к нам, станут судить, а чего судить, - и Батюшка засмеялся, - нет ничего! Вот Акулинушка ты тогда мою заповедь себе и запомни, так и скажи: Я глуха, я глуха, я слепа!

Наконец чаша страдания была испита. После тщательного расследования правда восторжествовала, враг сеявший ложь и клевету на сирот Серафимовых отступил посрамленный.

5-го февраля 1862 г. последовал указ Святейшего Синода, по которому было признано недействительно избрание новой настоятельницы Гликерии и утверждена в этом звании прежняя начальница Е. Ушакова, при чем для умиротворения Обители Гликерию и ряд других сестер, сеявших раздор, вовсе удалить из Обители. Самому же о. Иоасафу предложено строгой подпиской прекратить всякое вмешательство в дела Дивеевского монастыря и дать полный отчет в израсходовании пожертвованных ему сумм.

Сама начальница Е. Ушакова была пострижена в монашество с именем Марии, а затем посвящена в сан игумении.

И так по заступничеству Царицы Небесной и отца Серафима горькие слезы тяжкой скорби, столь уже много лет всего натерпевшихся, преследуемых, гонимых, по истине многострадальных сирот Серафимо-Дивеевских, превратились в слезы радости и благодарения.

В полной мере исполнилось предсказание великого Старца:

- Когда у них устроится монастырь, тогда игумеиией будет Мария по фамилии Ушакова.

Много времени прошло пока новопоставленной игумении удалось привести в порядок внутренний быт сестер и обеспечить материальную сторону Обители. На малые пожертвования удалось через 10 лет выстроить дивный Св. Троицкий Собор, о красоте которого столько предсказывал Батюшка. Постепенно так же Обитель застраивалась необходимыми постройками, а позже была сооружена высокая колокольня. К началу революции Дивеевская Обитель насчитывала до 1000 человек сестер, живущих, не смотря на внешнее благолепие Обители весьма скромно если не скудно и тем свидетельствуя, что здесь живут любовь ко Господу, истинная духовность и правда.

Наше описание Дивеева было бы не полным, если бы мы не упомянули еще об одной стороне жизни этой Обители, а именно о постоянно пребывающих там со дня кончины Преподобного великих духом подвижниц, принявших на себя многотрудный подвиг юродства. Христа ради, и являющихся как бы духовными руководительницами как самой Обители, так и многочисленных ее посетителей.

Юродство о Христе, один из труднейших и великих подвигов христианского благочестия, какой из любви к Богу и ближнему принимали на себя особенные ревнители благочестия. Это были добровольные мученики, постоянно умиравшие для мира, плоти и дьявола, ради жизни во Христе. Принимая на себя вид безумия, эти избранники Божии, не имевшие здесь ни пристанища, ни источника земных благ, они, примером своей жизни, призывали христиан заботиться более о едином на потребу, чем о тленных земных благах, они своими словами, часто загадочными и поступками нередко странными, служили для своих современников живым напоминанием о высшей цели жизни. Облегчая одних, утешая других, исправляя погибших они поддерживали слабых и охраняли беззащитных.

К таким избранницам Божиим принадлежала и блаженная Пелагея Ивановна второй Серафим, как называли ее и которой сам отец Серафим поручил после своей смерти охранять сестер ее молитвами.

Претерпев неимоверные страдания от своего мужа, постоянно избивавшего ее и приковавшего цепями к стене, так и от родных, она рвалась душой к иной, высшей жизни.

Посетив вскоре после брака Саров, Пелагея Ивановна посетила и старца Серафима и после длительной с ним беседы наедине, Старец поклонился ей и сказал: - Иди, матушка, иди не медля в мою Обитель, побереги моих сирот то. Многие тобою спасутся и будешь ты свет миру.

Целые четыре года до переезда в Дивеев для Пелагеи Ивановны были сплошным страданием и мученическим подвигом. Но вот родные и муж, убедившись, что никакими словами не удастся ее заставить отойти от выбранного ею пути, наконец, отдали ее в Дивеев, где 45 лет прожила блаженная, являясь для сестер, которых называла своими дочками.

Все в Обители делалось с ее благословения и сама матушка Игумения ничего не предпринимала, не испросив предварительно совета у блаженной. Дар прозорливости у нее был необычайный.

Художник М. П. Петров представлял собой живой пример того благодатного действия, посредством которого она обращала на путь спасения сердца человеческие.

На возвратном пути из Афона он заехал в Саров и Дивеево. Его свели к Пелагее Ивановне. Первое впечатление у него было самое тяжелое. Пелагея Ивановна не отвечала на его вопросы, сидя у двери скорченная, с огромными ногтями на руках и ногах. Прожив около месяца в Обители, он с большой неохотой решил опять зайти к ней, уступая настойчивым просьбам сестер.

- Когда я взошел, - рассказывал Петров, - она встала и выпрямилась во весь рост, затем начала бегать по комнате и хохотать, затем подбежала ко мне, ударила по плечу и сказала: Ну что? У меня давно болела эта рука от паралича, но после этого ударения, боль в ней мгновенно утихла и совершенно прошла. На меня напал какой-то панический ужас и я молчал, весь трясясь от испуга. Потом она начала рассказывать мне всю мою прошедшую жизнь с такими поразительными подробностями, о которых никто не знал кроме меня и даже рассказала содержимое письма, которое я в этот день послал в Петербург.

Это его так поразило, что он невольно упал перед ней на колени, поцеловал руку и с этого раза он стал ее усердным посетителем и почитателем.

- Она меня вытащила со дна ада, - говорил впоследствии Петров.

В то время в Обители проживала еще одна, Христа ради юродивая, Наталия Дмитриевна.

30-го января 1884 года блаженная Пелагея Ивановна почила вечным сном и погребена за Алтарем главного Собора.

Ее сменила раба Божия блаженная Парасковья Ивановна, пользовавшаяся огромной известностью по всей России. Ее то и посетил в 1903 году, мученически скончавшийся, Государь Император Николай Второй и Государыня Императрица, которой Блаженная Парасковья и предсказала о рождении сына. Последней по времени блаженной скончавшейся в 1927 году была блаженная Мария Ивановна.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

БЛАГОДАТНЫЕ ЗНАМЕНИЯ ПО КОНЧИНЕ СТАРЦА СЕРАФИМА

Если еще при жизни великого Старца столь многочисленны были случаи благодатной помощи нуждающимся в ней, то по кончине блаженного Старца, этот благодатный поток чудес буквально залил всю Россию и имя отца Серафима с верой, благоговением и любовью в одинаковой мере произносилось как в простом народе, так и в Царской Семье.

К нему обращались как к святому и великому угоднику Божьему еще за долго до открытия его святых мощей.

Вот описание некоторых из этих благодатных знамений.

Два года спустя после кончины отца Серафима Дивеевская сестра Наталия Кирилловна была при смерти. Отчаявшись во всех способах врачевания, ее соборовали. Во время болезни она совершенно потеряла владение рукой и ее перекладывали на постель. Однажды видит она во сне отца Серафима. Он говорит ей:

- Что ты, матушка, не придешь ко мне на источник, - она отвечала: - Я больна, у меня рука отнялась. - Которая? - спрашивает Старец. - Правая. - Старец взял ее за больную руку, поднял говоря: - Прийди ко мне на источник.

Проснувшись, она нашла свою руку совершенно исцеленной, а после посещения источника получила полное выздоровление.

Благотворитель Дивеевской Общины Д. А. А. под старость лишился зрения и не мог читать святоотеческую литературу, которая была его единственным утешением в старости. В великой скорби известил он свою сестру о случившемся и та немедленно послала ему воды от источника отца Серафима.

С глубокой верою болящий, намочив полотенце в воде, приложил к глазам 3 раза. В первый раз через несколько минут он увидел все как в тумане, во второй раз стал уже различать предметы, а после третьего стал свободно читать. Потрясенный этим чудом, он поспешил в Саров благодарить Бога, Царицу Небесную и угодника Божия Серафима.

Всеми известный русский подвижник Афона иеромонах Серафим Святогорец передает в своих келейных записках.

- В 1849 году я заболел. Болезнь моя была убийственная, я не думал, что останусь, жив, потому что враг сильно восстал на меня. Никакие средства не могли восстановить и возвратить мои силы и здоровье. Я отчаялся. Тогда в первый вечер 1850 года вдруг как будто кто-то тихо говорит мне: Завтра день кончины отца Серафима Саровского старца, отслужи по нем заупокойную литургию и панихиду, и он тебя исцелит.

Хотя я лично и не знал отца Серафима, но бывши в Сарове, посещал его Пустыньку и с тех пор возымел к нему веру и любовь. И так сам, будучи не в силах, я попросил отслужить по нем литургию и панихиду и лишь только это сделал, болезнь моя миновалась. Я почувствовал чрезвычайное спокойствие и с тех пор, поныне благодатию Божиею здоров.

В 1858 году Дивеевская сестра Евдоксия нечаянно упала с большой высоты в ледник и от страшной боли потеряла сознание. Весь бок разнесло опухолью и больная ни минуты ни днем ни ночью не спала от мучительной боли. Через две недели после ушиба в больнице она в тонком сне увидела отца Серафима, который сказал ей:

- Я пришел навестить своих нищих, давно здесь не был. - Она с горькими слезами говорит ему: - Батюшка, как то у меня бок то болит! - Старец покрестил ушибленное место, говоря: - Прикладываю тебе пластырь и обязание, - повторивши это 3 раза, он стал невидим. Проснувшись, она увидела себя лежащей на больном боку и не чувствуя ни малейшей боли.

Один купец П. М. Иконописцев передал о себе следующее.

Однажды посетив Обитель, он, несмотря на уговоры сестры гостиницы Агафии решил в тот же вечер выехать из Обители. Однако не успели отъехать и несколько верст от Дивеева, поднялся такой страшный буран, что след потерялся и гибель от холода была неизбежной. Сколько они не молились, положение становилось все безотраднее и смерть приближалась с каждой минутой. Но вдруг Иконописцев воскликнул:

- Эх братцы! и мы то хороши. Были на поклонении Отцу Серафиму, а его помощи и не просим.

Собрав последние силы, стали на колени взывая о помощи. Вдруг слышат, кто-то шаркает по снегу. Ей вы! что это где засели? Ну-ка вот ступайте за нами, мы вас выведем на дорогу.

Глядят и мимо них старичок и старушка везут салазки и оставляют по себе большой след. - Поехали мы по следу, - говорит Иконописцев, - чудно да и только, след видно, голоса покрикивают: сюда, сюда за нами, и видно то нам их, а захотим догнать, никак не догоним. Целая тройка, а простых салазок не догнать. Скоро показались огни, и старик со старухой пропали. Поняли тогда, что этот старичок со старушкой были Отец Серафим и Матушка Александра.

В 1860 году весь Петербург был взволнован чудесным исцелением тяжко больной В. К. Марии Александровны по молитвам Преподобного Серафима. Вот как передает об этом одна из фрейлин - свидетельница этого события.

Происходило это в Царском в октябре 1860 года. Врачи доложили Государю Александру Второму, что надежды на сохранение жизни Августейшей Родительницы Государыни Александры Феодоровны больше нет. А тут же серьезно заболела маленькая В. К. Мария Александровна.

Велико было горе Августейших Родителей, души не чаявших в своей любимице. Она задыхалась в своей постельке, вся в жару и бреду. Возле больной неотступно находилась фрейлина Е. Ф. Тютчева, Государыня Мария Александровна, почти не отходила от дочери. Государь, стараясь урвать каждую минуту, чтобы навестить дочь и даже ночью несколько раз бесшумно отворялась дверь и входил Государь чтобы узнать о здоровье ребенка.

Увы, однако улучшения не наступало, а наоборот ухудшение.

Велико же было удивление и радость Государя, когда однажды ночью нашел он В. К. спокойно лежавшей с открытыми глазами. Дыхание ровное и жара почти нет. А еще час назад не было никакой перемены. Вздох облегчения вырвался из груди Государя, и он перекрестился.

- Папа, а где добрый старичок? спросила неожиданно малютка.

- Какой старичок Маша? - спросил Государь.

- А тот, что только что приходил ко мне. Такой хороший, ласковый - преласковый.

- Кто это был Екатерина Феодоровна? - Спросил Государь у Тютчевой.

- Никого не было, Ваше Величество. Правда я чуть-чуть вздремнула, но тотчас бы услышала.

- Ну расскажи, дорогая. Как же он выгладит, твой добрый старичок?

- Сгорбатившийся такой. В белом балахончике, как батюшка. В накидке, с крестом на груди. Весь так и светился. Сперва я думала, что это ты. Он так неслышно вошел будто по воздуху. Я нисколько не испугалась, наоборот, обрадовалась. Он перекрестился на Божию Матерь, а потом положил на мою голову руку. И вдруг стало мне так тепло и хорошо. Ничего более не болело.

- Ты будешь здорова, радость моя, - сказал старичок. Жди завтра моих сироток. Он еще сказал каких или откуда, но я не поняла, а с ними и исцеления. А потом он меня благословил, и как ушел, я не видела.

Во время разговора В. К. как раз пришла Государыня. Услышав из уст дочери описание облика доброго старичка, она сразу же воскликнула: - Это блаженный Старец Серафим Саровский! - она первой узнала Батюшку.

Рано утром дежурному флигель-адъютанту графу Адлербергу доложили, что из Петербурга прибыли 3 Дивеевские монахини.

- Мы сейчас из Петербурга, - пояснили они, - приехали по делам Обители нашей и вот узнали вдруг о болезни В. К. Горе то какое думаем. Сейчас же отслужили панихиду о Блаженном Старце Серафиме, прося его помощи. С нами ведь его епанча (короткая монашеская мантия) в которой он скончался. На кого возлагали ее, бывали случаи самого чудесного исцеления. Мы привезли и изображение нашего Батюшки Серафима. Просим Вашего ходатайства представиться хотя на несколько минут В. К., передать ей епанчу и изображение.

Государь принял Дивеевских монахинь в своем кабинете и выслушав их, с умилением облобызал епанчу и изображение Старца Серафима. Дали знать Государыне, и вскоре весь дворец заговорил о Дивеевских монахинях.

- Маша! - сказал Государь, вводя к В. К. инокинь:

- Принимай посольство от доброго старичка. К тебе приехали Дивеевские монахини.

- Дивеевские? - переспросила В. К.:

- Папа, я вспомнила, так добрый старичок назвал своих сироток. Папа, это он! Он! - радостно встрепенулась В. К. перед изображением Старца Серафима. Маленькая В. К. сама натянула на себя епанчу, укуталась ею, счастливо улыбнулась и... заснула. А на следующий день врачи не обнаружили у В. К. никаких признаков болезни. О чудесном исцелении, разумеется, донесли и Вдовствующей Императрице Александре Феодоровне, тяжко болевшей,

-- Принесите мне эту мантию. Я верю, что добрый старичок и мне поможет легко и спокойно умереть, - выразила пожелание Александра Феодоровна.

Епанча была принесена и вскоре совершенно стихли боли.

На другой день благодарные родители служили панихиду по Старце Серафиме. Едва только ее начали, как Государю доложили о кончине Вдовствующей Императрицы. Кончина была мирная и безболезненная.

На панихиде одновременно поминались в Бозе почившая Благочестивейшая Государыня Императрица Александра Феодоровна и Блаженный Старец Серафим.

Это было в первые годы революции. Мы сидели втроем на веранде настоятельских покоев Св. Троицкого Монастыря в Киеве: известный духовный писатель С. А. Нилус, кн. В. Д. Жевахов (брат б. тща Обер. Пр. Св. Синода) и я. Несмотря на значительную разницу лет, меня связывала с князем глубокая дружба и этим связывающим звеном был Пр. Серафим. Князь тогда жил в монастыре, готовясь к принятию монашества (он это и сделал), окончив впоследствии свою жизнь священномучеником архиепископом Астраханским Иоасафом.

С. А. Нилус только что приехал в Киев, пережив очередной арест. Его внутренний и внешний облик произвели на меня сильное впечатление (это было мое первое знакомство с ним). Он много в этот вечер рассказывал о своих поездках в Саров и Дивеево.

- Сергей Александрович - спросил я, - вы имели такую возможность ознакомиться с архивами и преданиями Сарова и Дивеева, не встречали ли Вы каких-нибудь указаний о грядущей судьбе нашей многострадальной Родины? Ведь Вы имели радость беседовать еще с инокинями - современницами Пр. Серафима и с супругой самого Мотовилова, Еленой Ивановной.

С. А. долго молчал, а потом поднявшись во весь свой богатырский рост, стал взволновано ходить по веранде.

- Никто не ведает судеб Божиих - неожиданно произнес он - хотя великому прозорливцу и многое было открыто. Скажу только, что о переживаемом нами страшном времени не раз говорил он близким людям и горько плакал при этом, но говорил также что по времени Господь даст еще известный срок около 15 лет России на покаяние и что при освобождении нашей родины какую-то положительную роль сыграет Польша. Если после этого Россия все же не покается, то гнев Божий изольется на нее в еще больших размерах. И это несомненно так, - продолжал он далее, - если Россия не услышит этого призыва и не возродится духовно, именно духовно так как политически, возможно, она и не будет играть ведущей роли, то мир будет еще спасен, ибо без православной России на земле воцарится царство тьмы а с ним и неизбежная эсхатологическая гибель человеческая.

С. А. продолжал ходить по веранде большими шагами взволнованный, бледный и на его лице, окаймленном, длинными седыми волосами, легко можно было прочесть душевную муку человека, безгранично любящего свой народ, давший миру столь великое множество гигантов духа, а ныне изнемогающего в лапах апокалиптического зверя.

Наступило длительное томительное молчание. Каждый из нас по своему переживал сказанное, но вот могучий удар монастырского колокола словно встряхнул нас и отогнал тягостные думы. С. А. широко перекрестился - Бог милостив! - добавил он при этом. В это время вошел о. настоятель. Как хорошо, - обратился к нему С. А. - звон то у вас совсем как в Оптиной.

Беседа завязалась снова но уже на другую тему. О. настоятель попросил С. А. рассказать что-нибудь о случаях благодатной помощи по молитвам Пр. Серафима свидетелем коих был С. А.

- Да что ж лучше - отвечал С. А. - здесь среди своих друзей я с радостью поделюсь несколькими дивными знамениями от Угодника Божия, совершившимися надо мною грешным в последние годы. Когда я жил еще в имении кн. Владимира Давидовича, а кругом уже начался разгром помещичьих усадеб и разгул возвращающихся с фронта солдат, мы с женой переживали тревожное время. Одна надежда была на Бога и на Пр. Батюшку Отца Серафима. Ежедневно перед большим его образом читали мы ему с женой акафист, а затем параклис Царице Небесной по Дивеевскому уставу. Шли дни и нас пока не трогали. Только возвращались мы как-то с женой в воскресный день из церкви домой, как догоняет нас какой-то крестьянин, запыхавшись. - Барин, а барин! Постой-ка, что я тебе скажу. Послушай меня, уезжай, Господа ради, от нас, а то мы боимся, что не убережем тебя. - Удивленный таким разговором, я стал расспрашивать его, почему он так думает. - Да как же, ведь наши то ребята, грешным делом давно хотели тебя убить, даже в засаде сидели под твоим домом, ожидая ночи. Только несколько раз выходил и твоих ворот старичок, сторож-то твой верно и все грозил палкой на наших, и такой страх нападал на них тогда, что не могли и шагу ступить. Так и поняли что не спроста все это и, боясь беды, порешили до поры не трогать тебя, а теперь не вмоготу стало. Соседние села донимают, что это вы, мол, бар спасаете, вот и боимся мы, что не удержать их, так ты уж сделай милость, уезжай подальше.

Изумленный его рассказом, поблагодарил я его за совет, уразумев кто был нашим спасителем и защитником от неминуемой гибели. Приняли мы с женой слова крестьянина за указание свыше и начали потихоньку собираться к отъезду. Прошло около недели и вдруг ночью стук в двери. Вошло несколько до зубов вооруженных солдат с чекистом во главе из соседнего городка с обыском искать оружие у нас. А нужно Вам сказать, что на столе у меня хранились в конверте некоторые документы, которые, попадись они в руки чекисту, могли бы много горя причинить и мне и ряду близких мне людей. Конверт мной был положен в одну из книг лежавших на столе и приготовленных к упаковке. Сердце у меня сжалось, когда чекист подошел к моему столу, открыл ящик и стал просматривать бумаги. Некоторые, интересующие его, он откладывал в сторону, другие прямо бросал на пол. Затем очередь дошла и до книг. Он перелистывал их и большинство из них швырял на пол. Я обратился к нему: - Разрешите мне помолиться. - Он недоуменно взглянул на меня но ничего не возразил. Я взял акафист Пр. Серафиму и стал молиться перед образом, буквально крича внутренно о помощи к угоднику Божию. Что же случилось? А случилось явное чудо как передала мне потом жена. Она также горячо молилась, стоя за мной и с ужасом наблюдая, что чекист взял ту книгу где лежал конверт и вдруг в это самое время его позвал один из солдат. Он повернул к нему голову, а конверт, выскользнув из книги, упал на пол, где в куче лежали выброшенные и просмотренные документы. Обыск в этот раз кончился ничем. Оружие не нашли и чекист. забрав интересовавшие его книги и документы ушел, не причинив нам никакого вреда.

- И еще один случай вспоминается мне - продолжал С. А.

- Однажды, будучи арестованным и доставленным на Лубянку, я просидел несколько месяцев в тюрьме, а затем был неожиданно выпущен из нее с предупреждением покинуть город через 24 часа. Вечером, зимой в трескучий мороз, плохо одетый, без копейки денег, вышел я из ворот тюрьмы, не зная абсолютно, что с собой делать. Ни друзей, ни знакомых в Москве у меня не было, а если бы даже и были, то я не рискнул бы зайти к ним, чтобы не причинить им своим присутствием больших неприятностей. От жены же за все эти несколько месяцев я не имел никаких вестей, так как переписка была мне строжайше воспрещена, и я страшно беспокоился о ее судьбе.

- Куда же все-таки идти? К кому обратиться за помощью? Конечно к Всеблагому Господу, Царице Небесной и пр. Серафиму, никогда не покидавшему меня в беде. В то время в Москве еще много было небольших храмов, где можно было помолиться. Пройдя несколько улиц, завернул я в какой-то переулок, за ним в следующий, на углу которого увидел совсем запрятанную в глубине двора маленькую церковку. Я вошел в нее. Полутемно и пусто. Теплятся несколько лампад. Старичок псаломщик, погромыхивая ключами, возится у свечного ящика. Разглядел слева большой образ Богоматери и около него на коленях какую то молящуюся фигуру. Встал и я на колени подальше, чтобы не мешал и весь отдался горячей молитве. Сколько я так молилась не помню и только пришел в себя тогда, когда псаломщик, зазвенев ключами, сказал, что запирает церковь. Я поднялся с колен и направился к выходу. Молитва облегчила душу. Фигура рядом тоже встала. У входа мы сошлись и я узнал в ней свою жену. - Лена, ты! - мог только воскликнуть я и мы оба залились слезами. Как оказалось впоследствии жена, не имея от меня никаких вестей, решила на последние деньги ехать в Москву хлопотать обо мне. Пробираясь с вокзала и имея адрес одних добрых людей, она по дороге почувствовала непреодолимое желание помолиться и вот Угодник Божии свел нас в миллионном городе, - закончил С. А. свой рассказ. И судьба этого человека, бывшего под особым покровительством пр. Серафима, была удивительной. Несмотря на то, что за одно нахождение книг С. А. собственникам их грозило многолетнее заключение, сам он, будучи неоднократно арестовываем и освобождаемым закончил жизнь свою на свободе в тот момент, когда ударили ко всенощной под 2-е января 1932 года, т. е. дня памяти блаженной кончины угодника Божия Серафима.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

НОВО ДИВЕЕВСКАЯ ОБИТЕЛЬ В АМЕРИКЕ, КАК ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ СТАРО ДИВЕЕВСКОЙ И ПРОДОЛЖАТЕЛЬНИЦА ЕЕ ТРАДИЦИЙ И ЗАВЕТОВ ПРЕПОДОБНОГО

Сбылись слова, сказанные с величайшей точностью некогда Дивеевским сестрам великим прозорливцем:

- До антихриста не доживете, а времена антихриста переживете.

Совершилось величайшее преступление нашего века, о котором горько плакал Преподобный прозревая будущее. Благочестивейший, благороднейший, кротчайший Помазанник Божий со всей Семьей мученически пал жертвою ужасного злодеяния. Рушились вековые устои Русского Государства, безжалостно уничтожались и осквернялись его святыни. Пришел черед испить чашу страданий и Дивееву и Сарову.

В 1927 году одним ударом были уничтожены эти места убогого Серафима. В начале Темниковский лагерь для заключенных, а затем колония для малолетних преступников дополнили это разрушение. Многие иноки и инокини мученически окончили дни свои, а иных Господь и по ныне хранит сокрытыми от людской злобы, как хранит под спудом и многие святыни Сарова и Дивеева.

Господу было угодно, чтобы одна из таких великих святынь Дивеева - образ-портрет Преподобного, писанный еще при жизни угодника Божия, прибыл в конце 1949 года в Америку в сопровождении б. настоятеля берлинского кафедрального собора митрофорного протоиерея отца Адриана Рымаренко, которому этот образ был поручен для хранения. Вот вкратце история этой Святыни. Хорошо известно, что пр. Серафим крайне неохотно соглашался чтобы с него писали портрет.

- Кто я убогий, чтобы писать с меня вид мой? Изображают лики Божии и святых, а мы - люди к люди то грешные, - говорил Старец и только, снисходя к усердию почитателей, разрешил списать с себя несколько верных изображений. К числу их принадлежит и описываемый замечательный образ Преподобного, на котором он изображен во весь рост на склоне своих лет согбенным старцем одетым в кожаную полумантию, в куколе и подпоясанным по обычаю белым полотенцем. Правой рукой Преподобный опирается на посох, левой же, опущенной долу, батюшка держит четки. Дивный лик Преподобного остался совершенно не поврежденным от времени. На бледном изможденном подвигами лице Преподобного, обрамленным полуседыми волосами и такой же бородой, на вас смотрят голубые, изумительно переданные глаза Старца. От этого взгляда нельзя оторваться. Он смотрит прямо вам в душу и кажется, что взор Преподобного, временами то благостный, то суровый, проникает во все ее уголки и извилины. Много перевидал на своем веку этот образ. Видал он и слезы сирот серафимовых, потерявших своего отца и наставника и которым никто не мог его заменить. Проходили перед ним и скорбные годы нестроений, Дивеевской Обители. Пред ним тайно возносили свои молитвы непонятые миром, "но их же весь мир не бе достоин", блаженные Дивеевские, вымаливая для родной Обители защиту от козней дьявольских и людской злобы. В дни прославления угодника Божия пред этим образом горячо молилась вся Царская Семья.

Когда пришел черед испить чашу страданий благодатному Дивееву, Старец дивеевский, по смотрению Божию решил, что глубоко чтимая местная святыня - образ пр. Серафима, должен быть передан на хранение одному из духовных лиц, бывавших в Сарове и Дивееве и особенно чтивших Преподобного. Для этой цели были написаны билетики с именами белее чем ста священнослужителей. После молитв трижды вынимался жребий и трижды падал он на город Киев. Воля Божия была ясна. Пр. Серафим уходил своим образом в тот город, откуда некогда положил начало своего спасения где он находился до 1943 года, будучи перенесенным из Набережно-Никольскаго Храма в новооткрытый при немцах Покровский храм на Подоле.

Перед своим отступлением из Киева в сентябре 1943 года, немцы издали приказ о поголовном выселении жителей из города и рыскали с собаками, вылавливая кое-где еще скрывавшихся несчастных жителей. Один из переводчиков, некий Ц., сопровождавший коменданта города, зашел "случайно" в Покровский храм и увидел образ преподобного. Как он сам рассказывал впоследствии, необычайное волнение охватило его с непреодолимым желанием взять образ с собой. Ему представилось, что при неминуемом, казалось, разрушении города во время предстоящих боев, может погибнуть и эта святыня. С другой стороны было страшно решиться на самовольную попытку спасти ее. Наконец Ц., перекрестившись, бросил жребий брать или не брать образ. Вышло брать. К удивлению Ц. Немецкий комендант этому не препятствовал и Святыня была доставлена в город Лодзь к родственникам Ц. Узнав, что в Берлине проживает только что эвакуированный из Киева духовник всего тамошнего белого и черного духовенства протоиерей А. Рымаренко, Ц. немедленно посылает ему телеграмму с просьбой принять святыню, и образ водружается в берлинском кафедральном соборе, настоятелем которого был назначен о. Адриан Рымаренко.

За время пребывания в соборе этой святыни нельзя умолчать о следующем знаменательном случае. В один из жестоких ночных налетов на Берлин, вернувшись из бункера, увидели, что зажигательная бомба, пробив купол собора, упала в левый его придел. Стоявшая там плащаница и лежавший на ней образ Преподобного были объяты огнем, рядом горела подставка креста и близ находящийся образ св. Гурия, Амона и Авива. Пожар быстро потушили и поразительно, что ни плащаницы, ни образа Преподобного совершенно не коснулось пламя, хотя все вокруг обгорело. Прошла ночь. Началось утреннее богослужение, но запах гари не исчезал, а наоборот все усиливался. Бросились вновь искать, и вот на чердаке собора обнаружили вторую, тлевшую зажигательную бомбу и едва коснулись ее, как огромный сноп пламени взметнулся вверх. Таким образом 12 часов тлел огонь но не разгорался. С этого момента уже никогда более собор не страдал от огня, хотя все вокруг него было сожжено и разрушено.

Ныне по неисповедимым путям Божиим хлынул поток русских людей в Америку, а с ними прибыла и дивеевская святыня - образ Преподобного. Здесь в Америке еще до прибытия святыни архипастырскою властью решено было основать женский монастырь, присвоив ему имя Ново Дивеевской Обители в честь пр. Серафима. Знаменательно, что многим предлагалось взять на себя бремя устройства монастыря, но те отказывались под разными предлогами. С прибытием же святыни это решение воплощается в жизнь и о. Адриан Рымаренко назначается строителем Ново-Дивеевской Обители и не новое ли опять чудо, что пр. Серафим своим образом пришел не просто куда-нибудь, а в свою Обитель, в новоустрояемый Ново-Дивеевский Монастырь, днем основания которого нужно считать 1-ое октября 1949 года.

Есть в Обители и другие великие святыни, это образ Владимирской иконы Божией Матери, принесенный в дар Киеву оптинскими старцами в самые тяжелые годы испытаний. Есть также и частица святых мощей пр. Серафима, кусочек его мантии и другие святыни.

Несмотря на более чем краткий период истории существования Обители, уже теперь однако можно указать на много чудесных событий из коих несомненно видно, что она находится под исключительным смотрением Царицы Небесной и пр. Серафима.

В самом деле, если проследить ее путь от наемного, более чем скромного помещения, в котором была совершена первая литургия и учитывая при этом полное отсутствие каких либо материальных средств, то имеющаяся ныне прекрасная собственная усадьба с большим домом, где находится храм, с отдельными хозяйственными службами, благоустроенным большим кладбищем и участка земли в 22 акра, то в этом, конечно, нельзя не признать особой милости Божией.

Вначале Обитель основалась в небольшом городке Найяк, в одном часе езды от Нью-Йорка. Вскоре при помощи добрых людей была арендована за 200 дол. в месяц усадьба, куда и перешла Обитель из первоначального, совершенно неподходящего для нее, помещения.

К этому времени прибыли из Германии 3 первые насельницы и стала налаживаться жизнь по определенному монастырскому уставу. Постепенно число приезжающих из-за океана православных русских людей и осевших в г. Найяке стало увеличиваться, а с ними естественно рос и приход, что давало возможность монастырю как-то окупать свое существование. Тогда же при Обители начал функционировать и Очаг Помощи Д. П., где вновь прибывающие могли найти приют на первое время.

Несмотря на улучшение материального положения Обители, все же общее состояние ее было крайне неустойчиво из-за полной зависимости от наемного помещения.

Строить монастырскую жизнь без собственного угла было более, чем рискованно и опыт подтвердил это. Владелец дома потребовал или купить у него дом или освободить помещение. Не говоря уже о том, что сумма в 80000 дол., которую он требовал с Обители, была совершенно фантастична для возможностей Монастыря, но самое главное это то, что даже при покупке дома Найякское Городское Самоуправление категорически отказалось признать Монастырь, как таковой и освободить усадьбу от значительных ежегодных налогов.

Положение было более чем трагическое. Вся надежда оставалась только на Царицу Небесную и батюшку о. Серафима. Вот тут-то и совершилось, казалось, при полном безнадежии, явное чудо. Случилось же так, что монастырь приютил у себя одного больного хроника, старика долго жившего в Америке, некоего К. Малеева. Он был совершенно одинок, нуждался в постоянном уходе за собой и будучи верующим человеком, у которого ничего уже в жизни кроме храма не оставалось. Он естественно искал себе подходящего уголка, где бы он мог окончить дни свои, но пока не находил.

Смотрением Божиим он, узнав о зарождающейся новой Обители, решил попробовать пожить в монастыре и здесь он нашел, наконец, то, что искал и уход, и любовь и ласку и храм Божий. Одиночество уже не было таким страшным, он обрел семью. Сердце его смягчилось и из своих трудовых отложенных на старость сбережений он передал Монастырю пять тысяч долларов.

Этот неожиданный дар поднял дух насельниц Обители. Господь видимо утверждал новую Обитель. Но все же, как ни значительна была эта сумма для Обители она не могла разрешить общего ее положения в смысле приобретения собственности, без чего будущее Обители всегда было бы под угрозой.

В эти самые тяжкие дни испытаний перед чудотворным оптинским образом Богоматери ежедневно служится акафист и вот вновь совершается чудо, Совершенно неожиданно в соседнем городке Спринг Валлей вдруг находится, уже несколько лет пустовавшая усадьба католического женского монастыря, при чем выясняется, что католики готовы отдать всю усадьбу за минимальную сумму 30000 долларов, но только с обязательным условием, чтобы покупатель ничего бы не мог создать на приобретенном участке такого, что нарушало бы святость бывшего монастыря. Таким образом покупатель - Православная Женская Обитель, вполне подходила этим требованиям католиков.

Но опять вопрос, где достать 30000 дол., которые требовалось внести полностью? Кто же мог сразу подарить или даже одолжить такую сумму?

Пр. Серафим устраивая свой монастырь, говорил, как известно, сестрам:

- Не всякие деньги угодны Господу и Царице Небесной и не всякие попадут в мою обитель, бывают деньги обид, слез и крови, нам такие не нужны.

Эти слова пр. Серафима полностью оправдались и на Ново-Дивеевской Обители. К. Н. Малеев, видя тяжкую скорбь Обители, отдал все до копейки свои оставшиеся сбережения в дар Обители, всего около 15000 дол., и Господь принял эту жертву, а остальную половину необходимой суммы ссудил Банк и покупка была совершена. Обитель стала твердой ногой на собственной земле. Но еще более, новоприобретенная усадьба, как бывший женский католический монастырь, была освобождена от налогов и с переходом ее в руки православных и организации на его месте тоже женского монастыря, это положение автоматически сохранялось и Ново-Дивеевская Обитель была свободна от налогов.

Таков краткий путь Ново-Дивеева.

Ныне при столь же скудных средствах, когда порой не знаешь, как на завтра напитать живущих в монастыре, все же число сестер достигает более 20 человек при восьми трудниках и 6 призреваемых инвалидах.

В монастыре совершается ежедневная божественная литургия и в продолжении дня весь суточный круг по типикону. По средам совершаются акафисты перед чудотворным образом пр. Серафима по Дивеевскому распеву, а по воскресениям - акафисты пред чудотворным образом Владимирским Богоматери. Храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, небольшой и требующий переустройства.

Ныне временно монастырем управляет схиигумения матушка Михаила.

Одной из важнейших задач монастыря в настоящее время является устройство и благоустройство православного кладбища при монастыре. Основные работы уже закончены и кладбище было торжественно освящено 24го августа прошлого года сонмом духовенства во главе с Первосвятителем с обнесением вокруг в крестном ходе чудотворного образа Курского Знамения Богоматери, знаменующего как бы собой ту канавку, по которой прошли стопочки Самой Царицы Небесной.

Когда оглядываешься назад, то и видишь, что все это устроялось не человеческими средствами и усилиями, а Сама Царица Небесная и пр. Серафим созидали это, иначе бы сердце охватило отчаяние при всех тех трудностях, которые встречались и продолжают встречаться на пути Обители.

Пресвятая Богородице, спаси нас! Пр. отче Серафиме моли Бога о нас!

ДУХ БОЖИЙ, ЯВНО ПОЧИВШИЙ НА ОТЦЕ СЕРАФИМЕ САРОВСКОМ В БЕСЕДЕ ЕГО О ЦЕЛИ ХРИСТИАНСКОЙ ЖИЗНИ С СИМБИРСКИМ ПОМЕЩИКОМ И СОВЕСТНЫМ СУДЬЕЙ НИКОЛАЕМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ МОТОВИЛОВЫМ

(Из рукописных воспоминаний А. Н. Мотовилова).

Это было в четверток. День был пасмурный. Снегу было на четверть на земле, а сверху порошила довольно густая снежная крупа, когда батюшка о. Серафим начал беседу со мной на Ближней Пажненке своей возле той же его Ближней Пустыньки против речки Саровки, у горы подходящей близко к берегам ее.

Поместил он меня на пне, только что им срубленного дерева, а сам стал против меня на корточках.

- Господь открыл мне, - сказал великий Старец, - что в ребячестве вашем вы усердно желали знать, в чем состоит цель жизни нашей христианской, и у многих великих духовных особ вы о том неоднократно спрашивали...

Я должен сказать тут, что с двенадцатилетнего возраста меня эта мысль неотступно тревожила, и я, действительно, ко многим из духовных лиц обращался с этим вопросом, но ответы их меня не удовлетворяли. Старцу это было неизвестно.

Но никто, - продолжал отец Серафим, - не сказал вам о том определительно. Говорили вам: ходи в церковь, молись Богу, твори Заповеди Божии, твори добро - вот тебе и цель жизни христианской. А некоторые даже негодовали на вас за то, что вы заняты не богоугодным любопытством и говорили вам: высших себя не ищи. Но они не так говорили, как бы следовало. Вот я, убогий, Серафим, растолкую вам, в чем действительно эта цель состоит.

Молитва, пост, бдение и всякие другие дела христианские сколько ни хороши они сами по себе, однако не в делании только их состоит цель нашей христианской жизни, хотя они и служат необходимыми средствами для достижения ее. Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа святого Божьего. Пост же и бдение, и молитва и милостыня, и всякое, Христа ради, делаемое доброе дело, суть средства для стяжания святого Духа Божьего. Заметьте, батюшка, что лишь только ради Христа делаемое доброе дело приносит нам плоды святого Духа. Все же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, но мзды в жизни будущего века нам не представляет, да и в здешней жизни Благодати Божией тоже не дает. Вот почему Господь Иисус Христос сказал. - всякий иже не собирает со Мною той расточает. Доброе дело иначе нельзя назвать, как собиранием, ибо хотя оно и не ради Христа делается, однако же добро. Писание говорит: - Во всяком языце бояйся Бога и делаяй правду приятен Ему есть. - И, как видим из последовательности Священного Повествования, этот "делалаяй правду" до того приятен Богу, что Корнилию сотнику, боявшемуся Бога и делавшему правду, явился Ангел Господень во время молитвы его и сказал: - Пришли во Иопию к Симону Усмарю, тамо обрящеши Петра и той ти речет глаголы живота вечнаго, в них спасешися ты и весь дом твой. - Итак, Господь все Свои Божественные средства употребляет, чтобы доставить такому человеку возможность за свои добрые дела не лишиться награды в жизни пакибытия. Но для этого надо начать здесь правой верой в Господа Нашего Иисуса Христа, Сына Божия, пришедшего в мир грешных спасти и приобретением себе благодати Духа святого, вводящего в сердца наши Царствие Божие и прокладывающего нам дорогу к приобретению блаженства жизни будущего века. Но тем и ограничивается эта приятность Богу дел добрых, не ради Христа делаемых. Создатель Наш дает средства на их осуществление. За человеком остается или осуществить их, или нет. Вот почему Господь сказал Евреям: - Аще не бысть видели, греха не бысте имели. Ныне же глаголете: - видим, и грех ваш пребывает на вас. - Воспользуется человек, подобно Корнилию приятностью Богу дела своего, не ради Христа сделанного, и уверует в Сына Его, то и такого рода дело вменится ему, как бы ради Христа сделанное и только за веру в Него. В противном же случае человек не в праве жаловаться, что добро его не пошло в дело. Этого не бывает никогда только при делании какого либо добра Христа ради, ибо добро, ради Него сделанное, не только в жизни будущего века венец Правды ходатайствует, но и в здешней жизни преисполняет человека благодатию Духа святого, и при том, как сказано: - Не в меру бо дает Бог Духа святого. Отец бо любит Сына и вся дает в руце Его.

Так то, ваше Боголюбие! так в стяжании этого-то Духа Божия и состоит истинная цель жизни нашей христианской, а молитва, бдение, пост, милостыня и другие ради Христа делаемые добродетели суть только средства к стяжанию Духа Божьего.

- Как же стяжание? - спросил я батюшку Серафима, - я что-то этого не понимаю.

- Стяжание все равно, что приобретение, - отвечал мне он:

- Ведь вы разумеете, что значит стяжание денег. Так все равно и стяжание Духа Божия. Ведь вы, ваше Боголюбие, понимаете, что такое в мирском смысле стяжание? Цель жизни мирской обыкновенных людей есть стяжание, или наживание денег, а у дворян сверх того - получение почестей, отличий и других наград за государственные заслуги. Стяжание Духа Божия есть тоже капитал, но только благодатный и вечный, и он как и денежный, чиновный и временный приобретается одними и теми же путями, очень сходственными друг с другом. Бог Слова Господь Наш Богочеловек Иисус Христос уподобляет жизнь нашу торжищу и дело жизни нашей на земле именует куплею и говорить всем нам: - Купуйте, дондеже прииду, искупующе время, яко дние лукави суть, т. е. выгадывайте время для получения небесных благ через земные товары. Земные товары - это добродетели делаемые Христа ради, доставляющие нам благодать Всесвятого Духа. В притче о мудрых и юродивых девах, когда у юродивых недоставало елея, сказано: - шедши купите на торжищи. - Но когда они купили, двери в чертог брачный уже были затворены, и они не могли войти в него. Некоторые говорят, что недостаток елея у юродивых дев знаменует недостаток у них прижизненных добрых дел. Такое разумение неправильно. Какай же это у них был недостаток в добрых делах, когда они, хоть юродивыми, да все же девами называются? Ведь девство есть наивысочайшая добродетель, как состояние равноангельское и могло бы служить заменой само по себе всех прочих добродетелей. Я, убогий, думаю, что у них именно благодати Всесвятого Духа Божия не доставало. Творя добродетели, девы эти, по духовному своему неразумию, полагали, что в том то и дело лишь христианское, чтобы одни добродетели сотворили, а до того, получена ли была ими благодать Духа Божия, достигли ли они ее, им и дела не было. Про такие то образы жизни, опирающиеся лишь на одно творение добродетелей без тщательного испытания, приносят ли они и сколько именно приносят благодати Духа Божиего и говорится в отеческих книгах: - Ин есть путь, мняйся быти благим в начале, но концы его - во дно адово. Антоний Великий в письмах своих к монахам говорил про таких дев: - Многие монахи и девы не имеют никакого понятия о различиях в волях, действующих в человеке и не ведают, что в нас действуют три воли: 1-я Божия, всесовершенная и всеспасительная, 2-ая собственная своя, человеческая, т. е. если не пагубная, то и не спасительная и 3-я бесовская - вполне пагубная. И вот эта то 3-я вражеская воля и научает человека или не делать никаких добродетелей, или делать их из тщеславия, или для одного добра, а не ради Христа. 2я собственная воля наша научает нас делать все в услаждение нашим похотям, а то и, как враг научает, творить добро ради добра, не обращая внимания на благодать им приобретаемую. 1-я же - воля Божия и всеспасительная в том только и состоит, чтобы делать добро единственно лишь для стяжания Духа святого, как сокровища вечного, неоскудеваемого и ничем вполне и достойно оцениться не могущего. Оно-то, это стяжание Духа святого, собственно и называется тем елеем, которого не доставало у юродивых дев. За то-то они и названы юродивыми, что забыли о необходимом плоде добродетели, о благодати Духа святого, без которого и спасения никому нет и быть не может, ибо: - Святым Духом всяка душа живится и чистотою возвышается, светлеет же Тройческим Единством, Священнотайн. - Сам Дух Святой вселяется в души наши и это то самое вселение в души наши Его Вседержителя и сопребывание с духом нашим Его Тройческого Единства и даруется нам лишь через всемерное с нашей стороны стяжание Духа святого, которое и предуготовляет в душе и плоти нашей престол Божьему всетворческому с духом нашим сопребыванию, по непреложному слову Божиему: - Вселюся в них и похожду, и буду им в Бога, и тии будут в людие Мои. Вот это-то и есть тот елей в светильниках у мудрых дев, который мог светло и продолжительно гореть, и девы те этими горящими светильниками могли дождаться и Жениха, пришедшего в полунощи и войти с Ним в чертог радости. Юродивые же, видевши что угасают их светильники хотя и пошли на торжище, да купили елея, но не успели возвратиться во время, ибо двери были уже затворены. Торжище - жизнь наша, двери чертога брачного затворенные и не допустившие к Жениху - смерть человеческая, девы мудрые и юродивые - души христианские, елей - не дела, но получаемое через них во внутрь естества нашего благодать Всесвятого Духа Божия, претворяющая оныя от сего в сие, т. е., от тления в нетление, от смерти душевной в жизнь духовную, от тьмы в свет, от вертепа существа нашего, где страсти привязаны как скоты и звери - в храм Божества, пресветлый чертог вечного радования о Христе Иисусе Господе Нашем, Творце и Избавителе и Вечном Женихе душ наших. Сколь велико сострадание Божие к нашему бедствию т. е. невниманию к Его о нас попечению, когда Бог говорит: - Се стою при дверях... - разумея под дверьми течение нашей жизни, еще не затворенной смертью. О как желал бы я, ваше боголюбие, чтобы в здешней жизни вы всегда были в Духе Божием! - В чем застану, в том и сужду, - говорит Господь. Горе, великое горе, если застанет Он нас отягощенными попечением и печалями житейскими, ибо кто стерпит гнев Его и против лица гнева Его кто станет. Вот почему сказано: - Бдите и молитеся да не внидите в напасть, - т. е. да не лишитеся Духа Божия, ибо бдение и молитва приносят нам благодать Его. Конечно всякая добродетель, творимая ради Христа, даст благодать Духа святого, но более всего дает молитва, потому что она как бы всегда в руках наших, как орудие для стяжания благодати Духа. Захотели бы вы, например, в церковь сходить, да либо церкви нет, либо служба отошла: захотели бы нищему подать, да нищего нет, либо нечего дать; захотели бы девство соблюсти, да по сложению вашему или по усилиям вражеских козней, которым вы по немощи человеческой противустоять не можете, да сил нет этого исполнить; захотели бы и другую какую либо добродетель ради Христа сделать, да тоже сил нет, или случая сыскать не можно. А до молитвы уже это никак не относится: на нее всякому и всегда есть возможность и богатому и бедному и знатному и простому и сильному и слабому и здоровому и больному и праведнику и грешнику. Как велика сила молитвы даже и грешного человека, когда она от всей души возносится, судите по следующему примеру Священного Предания: когда по просьбе отчаянной матери, лишившейся единородного сына, похищенного смертью, жена блудница, попавшаяся ей на пути и даже еще от только что бывшего греха не очистившаяся, тронутая отчаянной скорбью матери, возопила ко Господу: - Не мене ради грешницы окаянной, но слез ради матери, скорбящей о сыне своем и твердо уверенной в Милосердии и Всемогуществе Твоем, Христе Боже, воскреси. Господи, сына ее, - и воскресил его Господь. Так то, ваше боголюбие, велика сила молитвы и она более всего приносит Духа Божия и ее удобнее всего всякому исправлять. Блаженны мы будем, когда обрящет нас Господь Бог бдящими, в полноте даров Духа Его святого. Тогда мы можем благодерзновенно надеяться быть восхищенными на облацех, во сретение Господа на воздусех, грядущаго со славою и силою многою судити живым и мертвым и воздати коемуждо по делом его. Вот, ваше боголюбие, за великое счастье считать изволите с убогим Серафимом беседовать, уверены будучи, что и он не лишен благодати Господней. То что речем о Самом Господе, Источнике Приснонеоскудевающем всякий благостыни и небесныя и земныя? А ведь молитвою мы с Ним, с Самим, Всеблагим и Животворящим Богом и Спасом нашим беседовать удостоиваемся. Но и тут надобно молиться лишь до тех пор, пока Бог Дух Святый не сойдет на нас в известных Ему мерах, небесной Своей благодати. И когда благоволит Он посетить нас, то надлежит уже перестать молиться. Чего же и молиться тогда Ему: - Прииди и вселися в ны и очисти ны от всякой скверны и спаси, Блаже, души наши, - когда уже пришел Он к нам, воеже спасти нас, уповающих на Него и призывающих имя Его Святое во истине, т. е. с тем, чтобы смиренно и с любовью сретить Его, Утешителя, внутрь храмин душ наших, алчущих и жаждущих Его пришествия. Я, вашему боголюбию, поясню это примером вот хоть бы вы меня в гости к себе позвали, и я бы по зову вашему пришел к вам и хотел бы побеседовать с вами. А вы бы все таки стали меня приглашать: милости, де, просим, пожалуйте, дескать, ко мне! То я поневоле должен был бы сказать: что это он? из ума что ли выступил? я пришел к нему, а он все-таки меня зовет. Так то и до Господа Бога Духа Святаго относится. Потому то и сказано: - упразднитеся и разумейте, яко Аз есм Бог, вознесуся во языцех, вознесуся на земли, - т. е., явлюсь и буду являться всякому верующему в Меня и призывающему Меня и буду беседовать с ним, как некогда беседовал с Адамом в раю, с Авраамом и Иаковом и с другими рабами Моими, с Моисеем, Иовом и им подобным. Многие толкуют, что это упразднение относится только до дел мирских, т. е. что при молитвенной беседе с Богом надобно упраздниться от мирских дел. Но я вам по Бозе скажу, что хотя и от них при молитве необходимо упраздниться, но когда при Всемогущей Силе веры и молитвы, соизволит Господь Бог Дух Святый посетить нас и приидет к нам в полноте неизреченной Своей благодати, то надобно и от молитвы упраздниться. Молвит душа и в молве находится, когда молитву творит, а при нашествии Духа святого надлежит быть в полном безмолвии, слышать явственно и вразумительно все глаголы живота вечного, которые Он тогда возвестить соизволит. Надлежит при том быть в полном трезвении и души и духа и в целомудренной чистоте плоти. Так было при горе Хариве, когда израильтянам было сказано, чтобы они до явления Божиего на Синае за три дня не прикасались бы и к женам, ибо Бог наш есть "Огонь поядаяй все нечистое"' и в общении с Ним не может войти никто же от скверны плоти и духа.

- Ну а как же, Батюшка, быть с другими добродетелями, творимыми ради Христа для стяжания благодати Духа святого? ведь вы мне о молитве только говорить изволите?

- Стяжевайте благодать Духа святого и всеми другими Христа ради добродетелями, торгуйте ими духовно, торгуйте теми из них, которые вам больший прибыток дают. Собирайте капитал благодатных избытков благости Божией, кладите их в ламбард вечный, Божий из процентов невещественных и не по четыре или по шести на сто, но по сту на один рубль духовный, но даже еще того в бесчисленное число раз больше. Примерно: дает вам более благодати Божией молитва и бдение, бдите и молитесь; много дает Духа Божия пост, поститесь; более дает милостыня, милостыню творите и таким образом о всякой добродетели, делаемой Христа ради, рассуждайте.

Вот я вам расскажу про себя, убогого Серафима, Родом я из Курских купцов. Так, когда не был я еще в монастыре, мы, бывало, торговали товаром, который нам больше барыша дает. Так и вы, батюшка, поступайте и, как в торговом деле, не в том сила, чтобы лишь только торговать, а в том, чтобы больше барыша получить, так и в деле жизни христианской не в том сила, чтобы только молиться или другое какое либо доброе дело делать. Хотя апостол и говорит: - Непрестанно молитеся, - но да ведь как помните и прибавляет: - хочу лучше пять словес рещи умом, нежели тысящи языком. - И Господь говорит: - Не всяк глаголяй Ми Господи, Господи! спасется, но творяй волю Отца Моего, - т. е., делающий дело Божие и при том с благоговением, ибо проклят всяк, иже творит дело Божие с нерадением. - А дело Божие есть: - Да веруете в Бога и Его же послал есть Иисуса Христа. - Если рассудить правильно о заповедях Христовых и апостольских, так дело наше христианское состоит не в увеличении счета добрых дел, служащих к цели нашей христианской жизни только средствами, но в извлечении из них большей выгоды, т. е. вящем приобретении обильнейших даров Духа святого.

Так желал бы я, ваше Боголюбие, чтобы и вы сами стяжали этот приснонеоскудевающий источник Благодати Божией и всегда рассуждали себя, в духе ли Божием то, благословен Бог, не о чем горевать: хоть сейчас на Страшный Суд Христов! Ибо - в чем застану, в том и сужду. - Если же нет, то надобно разобрать, отчего и по какой причине Господь Бог Дух Святой не сыщется и снова будет с нами Своею Благодатью. На отгоняющих же нас от Него врагов наших надобно так нападать, покуда и прах их возметется, как сказал пророк Давид: - Пожену враги моя и постигну я, и не возвращусь, дондеже скончаются, оскорблю их, и не возмогут стати, падут под нагама моима.

Так-то, батюшка! Так и извольте торговать духовно добродетелью. Раздавайте дары Благодати Духа святого требующим по примеру свещи возженной, которая и сама светит, горя земным огнем и другие свещи, не умоляя своего собственного огня, зажигает во светение всем в других местах. И если это так в отношении огня земного, то что скажем об огне Благодати Всесвятого Духа Божия? Ибо, например, богатство земное, при радавании его, оскудевает, богатство же небесное Божией Благодати чем более раздается, тем более приумножается у того, кто его раздает. Так и Сам Господь изволил сказать Самаряныне:

- Пияй от воды сей возжаждет вновь, а пияй от воды, юже Аз ему дам не возжаждет во веки, но вода, юже Аз дам ему, будет в нем источник приснотекущий в живот вечный.

- Батюшка, - сказал я, - вот вы все изволите говорить о стяжании благодати Духа святого, как о цели христианской жизни, но как же и где я могу ее видеть? Добрые дела видны, а разве Дух Святой может быть виден? Как же я буду знать, со мною Он или нет?

- Мы в настоящее время, - так отвечал Старец, - по нашей почти всеобщей холодности к Святой Вере в Господа нашего Иисуса Христа и по невнимательности нашей к действиям Его божественного о нас Промысла и общения человека с Богом до того дошли, что, можно сказать, почти вовсе удалились от истинно христианской жизни. Нам теперь кажутся странными слова Священного Писания, когда Дух Божий устами Моисея говорил: - И виде Адам Господа, ходящаго в рай - или когда читаем у Ап. Павла: Идохом во Ахаию, и Дух Божий не иде с нами, обратихомся в Македонию, и Дух Божий иде с нами. Неоднократно и в других местах Священного Писания говорится о явлении Бога человекам.

Вот некоторые и говорят: эти места непонятны, неужели люди так очевидно могли видеть Бога? А непонятного тут ничего нет. Произошло это непонимание оттого, что мы удалились от простора первоначального Христианского Ведения, и под предлогом просвещения, зашли в такую тьму неведения, что нам уже кажется неудобопостижимым то, о чем древние до того ясно разумели, что им и в обыкновенных разговорах понятие о явлении Бога между людьми не казалось странным. Так Иов, когда друзья его укоряли в том, что он хулит Бога, отвечал им: - Как это может быть когда я чувствую дыхание Вседержителево в ноздрех моих? т. е., как де, я могу хулить Бога, когда Дух Святой со мной пребывает. Если бы я хулил Бога, то Дух Святой отступил бы от меня, а вот я и дыхание Его ощущаю в ноздрех моих. Таким точно образом говорится и про Авраама и про Иакова. что они видели Господа и беседовали с Ним, и Иаков даже боролся с Ним. Моисей видел Бога и весь народ с ним, когда он сподобился приять от Бога скрижали Закона на горе Синае. Столб облачный и огненный, или что то же, явная Благодать Духа святого, служили путеводителями народу Божию в пустыне. Бога и благодать Духа Его святого люди не во сне видели и не в мечтании, и не в наступлении воображения расстроенного, а истинно в яве. Очень уж мы стали невнимательны к делу нашего спасения, отчего и выходит, что мы и многие слова священного Писания приемлем не в том смысле, как бы следовало. А все потому, что не ищем благодати Божией, не допускаем Ей по гордости ума нашего вселиться в души наши и потому не имеем истинного просвещения от Господа, посылаемого в сердца людей, всем сердцем алчущих и жаждущих Правды Божией. Вот например: многие толкуют, что когда в Библии говорится: вдуну Бог дыхание жизни в лице Адама, первозданного и созданного Им от персти земной, что будто бы это значило, что в Адаме до этого не было души и духа человеческого, а была будто бы лишь плоть одна, созданная из персти земной. Неверно это толкование, ибо Господь Бог создал Адама от персти земной в том составе, как батюшка святой Ап. Павел утверждает: - Да будет всесовершен ваш дух, душа и плоть в пришествие Господа Нашего Иисуса Христа. - И все три сии части нашего естества созданы были от персти земной и Адам не мертвым был создан, но действующим животным существом, подобно другим живущим на земле одушевленным Божиим созданиям. Но вот в чем сила, что, если бы Господь Бог не вдунул потом в лице его сего дыхания жизни, т. е., благодати Господа Бога, Духа святого, от Отца исходящаго и в Сыне почивающаго и ради Сына в мир посылаемого, то Адам, как ни был он совершенно превосходно создан над прочими Божьими созданиями, как венец творения на земле, все-таки пребыл бы неимущим внутрь себя Духа святого, возводящего его в Богоподобное достоинство и был бы подобен всем прочим созданиям, хотя и имеющим плоть, и душу и дух, принадлежащие каждому по роду их, но Духа святого внутрь себя неимущим. Когда же вдунул Господь Бог в лице Адамово дыхание жизни, тогда то, по выражению Моисееву и "Адам бысть в душу живу", т. е. совершенно во всем Богоподобную и такую, как и Он, на веки веков бессмертную. Адам сотворен был до того неподлежащим действию ни одной из сотворенных Богом стихий, что его ни вода не топила, ни огонь не жег, ни земля не могла пожрать в пропастях своих. ни воздух не мог повредить каким бы то ни было своим действием. Все покорено было ему, как любимцу Божию, как царю и обладателю твари. И все любовалось на него, как на всесовершенный венец творений Божиих. От этого то дыхания жизни, вдохнутого в лице Адамово из Всетворческих Уст Всетворца Бога, Адам до того премудрился, что не было никогда от века, нет и едва ли будет когда-нибудь на земле человек, премудрее и многознательнее его. Когда Господь повелел ему нарещи имена всякой твари, то каждой твари он дал на языке такие названия, которые знаменуют вполне все качества, всю силу и все свойства твари, которые она имеет по дару Божиему, дарованному ей при ее сотворении. Вот по этому то дару вышеестественной Божией благодати, ниспосланному ему от Дыхания Жизни, Адам мог видеть и разуметь и Господа, ходящего в рай и постигать глаголы Его и беседу святых ангелов и язык зверей и птиц и гадов живущих на земле и все то, что ныне от нас, как от падших и грешных, сокрыто и что для Адама до его падения было так ясно. Такую же премудрость и силу и всемогущество и все прочие благие и святые качества Господь Бог даровал и Еве, сотворив ее не от персти земной, а от ребра Адамова в Едеме сладости, в рай насажденным Им посреди земли. Для того, чтобы они могли удобно и всегда поддерживать в себе бессмертные, Богоблагодатные и всесовершенные свойства сего дыхания жизни, Бог посадил посреди рая древо жизни, в плодах которого заключил всю сущность и полноту даров этого Божественного Своего дыхания. Если бы не согрешили то Адам и Ева сами и все их потомство могли бы всегда, пользуясь вкушением от плода древа жизни, поддерживать в себе вечно животворящую силу Благодати Божией и бессмертную, вечную юную полноту сил плоти, души и духа и непрестанную нестареемость, бесконечно бессмертного всеблаженного своего состояния, даже и воображению нашему в настоящее время неудобопонятного.

Когда же вкушением от древа познания добра и зла, преждевременно и противно заповеди Божией, узнали различие между добром и злом и подверглись всем бедствиям, последовавшим за преступление заповеди Божией, то лишились этого бесценного дара благодати Духа Божия, так что до самого пришествия в мир Богочеловека Иисуса Христа, Дух Божий "не убо бе в мире, яко Иисус не убо бе прославлен". Однако это не значит чтобы Духа Божиего вовсе не было в мире, но Его пребывание не было таким полномерным, как в Адаме или в нас, православных христианах, а проявлялось только отвне, и признаки Его пребывания в мире были известны роду человеческому. Так например Адаму после падения, равно и Еве вместе с ним были открыты многий тайны, относившиеся до будущего спасения рода человеческого. И Каину, несмотря на нечестие его и его преступление, удобопонятен был глас благодатного Божественного, хотя и обличительного, собеседования с ним. Ной беседовал с Бо гом. Авраам виде Бога и день Его и возрадовался. Благодать святого Духа, действовавшая отвне, отражалась и во всех ветхозаветных пророках и святых Израиля. У евреев потом заведены были особые пророческие училища, где учили распознавать признаки явления Божиего или ангелов и отличать действия Духа святого от обыкновенных явлений, случающихся в природе неблагодатной земной жизни. Симеону Богоприимцу, Богоотцам, Иоакиму и Анне и многим бесчисленным рабам Божиим бывали постоянные, разнообразные въяве Божественные явления, гласы откровения, оправдывавшиеся очевидными чудесными событиями,

Не с такой силой, как народе Божием, но проявление Духа Божия действовало и в язычниках, не ведавших Бога Истинного, потому что и из их среды Бог находил избранных Себе людей. Таковы, например, были девственницы пророчицы, сивиллы, которые обрекали свое девство, хотя для Бога Неведомого, но все же для Бога, Творца вселенной и Вседержителя и Мироправителя, каковым Его и язычники сознавали. Также и философы языческие, которые хотя и во тьме неведения Божественного блуждали, но ища истины, возлюбленной Богу, могли быть по самому этому Боголюбезному ее исканию не непричастными Духу Божиему, ибо сказано: - Языки, неведущие Бога естеством, законное творят и угодное Богу соделывают. - А истину так ублажает Господь, что Сам про нее Духом Святым возвещает "Истина от земли возсия, и правда с небесе приниче".

Так вот, ваше боголюбие, и в еврейском священном Боголюбезном народе и в язычниках неведующих Бога, а все таки сохранялось ведение Божие т. е., батюшка, ясное и разумное понимание того, как Господь Бог Дух Святой действует в человеке и как именно и по каким наружным и внутренним ощущениям можно удостовериться, что это действует Господь Бог Дух Святой, а не прелесть вражеская. Таким то образом все это было от падения Адама до пришествия Господа Нашего Иисуса Христа во плоти в мир.

Без этого, ваше Боголюбие, всегда сохранявшегося в роде человеческом ощутительного о действиях Духа святого понимания, не было бы людям нипочем возможности узнать в точности, пришел ли в мир Обетованный Адаму и Еве плод семени жены, имеющий стереть главу змиеву.

Но вот Симеон Богоприимец, сохраненный Духом Святым после предвозвещения ему на шестьдесят пятом году его жизни тайны приснодевственного от Пречистой Приснодевы Марии Его зачатия и рождения, проживши по благодати Всесвятого Духа Божия 300 лет, потом, на 365 году жизни своей сказал ясно в храме Господнем, что ощутительно узнал по дару Духа Святого, что это и есть Он Самый, Тот Христос, Спаситель мира, о вышеестественном зачатии и рождении Коего от Духа святого ему было предвозвещено 300 лет тому назад от ангела.

Вот и святая Анна Пророчица, дочь Фануилова, служившая 80 лет от вдовства своего Господу Богу в храме Божием и известная по особенным дарам благодати Божией за вдовицу праведную, чистую рабу Божию, возвестила, что это действительно Он и есть обетованный миру Мессия, истинный Христос, Бог и человек. Царь Израилев, пришедший спасти Адама и род человеческий.

Когда же Он, Господь Наш Иисус Христос, изволил совершить все дело спасения, то по Воскресении Своем, дунул на апостолов, возобновив дыхание жизни, утраченное Адамом и даровал им эту же самую Адамовскую Благодать Всесвятого Духа Божия. Но мало сего, ведь говорил Он же им: - Уне есть им да Он идет ко Отцу; аще же бо не идет Он, то Дух Божий не приидет в мир; аще же идет Он, Христос, ко Отцу, то послет Его в мир, и Он, Утешитель, наставит их и всех последующих их учению на всякую истину и воспомянет им вся, яже Он глаголал им еще сущи в мире с ними. - Это была уже обещана им Благодать - Возблагодать. И вот в день Пятидесятницы торжественно ниспослал Он им Духа святого в дыхании бурне, в виде огненных языков на коемждо из них седших и вошедших в них и наполнивших их силою огнеобразной Божественной благодати, росоносно дышащей и радостворно действующей в душах, причащающихся Ее силе и действиям. И вот эту то самую огневдохновенную Благодать Духа святого, когда Она подается нам всем верным Христовым в таинстве святого крещения, священнозапечатлевают миропомазанием в главнейших указанных святою Церковью местах нашей плоти, как вековечной хранительницы этой благодати. Говорится: - Печать дара Духа святого. - А на что, батюшка, ваше Боголюбие, кладем мы, убогие, печати свои, как на сосуды, хранящие какую-нибудь высокоценимую нами драгоценность? Что же может быть выше всего на свете и что драгоценнее даров Духа святого, ниспосылаемых нам свыше в таинстве крещения, ибо Крещенская эта благодать столь велика и столь необходима, столь живоносна для человека, что даже и от человека еретика не отъемлется до самой его смерти, т. е. до срока, обозначенного свыше по Промыслу Божию для пожизненной пробы человека на земле, на что де, он будет годен и что, де, он в этот Богом дарованный ему срок при посредстве свыше дарованной ему силы благодати сможет совершить. И если бы мы не грешили никогда после крещения нашего, то во веки пребыли бы святыми, непорочными и изъятыми от всякие скверны плоти и духа угодниками Божиими. Но вот в том то и беда, что мы, преуспевая в возрасте, не преуспеваем в благодати и разуме Божием, как преуспевал в том Господь Наш Иисус Христос, а напротив того, развращаясь мало по малу, лишаемся благодати Всесвятого Духа Божия и делаемся в многоразличных мерах грешными и многогрешными людьми. Но когда кто, будучи возбужден ищущей нашего спасения Премудростию Божией, обходящей всяческая, решится ради Нее на утренневание к Богу и бдение ради обретения вечного своего спасения, тогда тот, послушный гласу Ее, должен прибегнуть к истинному во всех грехах своих покаянию и к сотворению противоположных содеянным грехам добродетелям, а через добродетели Христа ради, к приобретению Духа святого, внутрь нас действующего и внутрь нас Царствие Божие устраивающего. Слово Божие не даром говорит: - внутрь вас есть Царствие Божие и нудно есть оно, и нужницы е восхищают. - То есть те люди, которые не смотрят и на узы греховные, связавшие их и не допускающие своим насилием и возбуждением на новые грехи, приидти к Нему, Спасителю Нашему с совершенным покаянием на истязание с Ним, презирая всю крепость этих греховных связок, нудятся расторгнуть узы их, такие люди являются потом действительно перед Лице Божие паче снега убеленными Его благодатию. - Приидите, - говорит Господь: - и аще грехи ваши будут яко багряное, то яко снег убелю их. - Так некогда святой тайновидец Иоанн Богослов видел таких людей во одеждах белых, т. е. одеждах оправдания и "финицы в руках их", как знамение победы, и пели они Богу дивную песнь "Аллилуия". Красоте пению их никто же подражати можаше. Про них Ангел Божий сказал: - Сии суть, иже приидоша от скорби великия, иже испраша ризы своя и убелиша ризы своя в Крови Агничей, - испраша страданиями и убелиша их в причащении Пречистых Животворящих Таин Плоти и Крови Агнца Непорочна и Пречиста Христа, прежде всех век закланного Его Собственной Волею за спасение мира, присно и доныне закалаемаго и раздробляемаго, но николиже иждиваемаго, подающаго же нам в вечное и неоскудеваемое спасение наше на путие живота вечнаго во ответ благоприятен на страшном Судище Его и замену дражайшую и всяк ум превосходящую того плода древа жизни, которого хотел было лишить наш род человеческий враг человеков, спавший с небесе Денница. Хотя враг дьявол и обольстил Еву и с нею пал и Адам, но Господь не только даровал им Искупителя в плоде Семени Жены, смертию смерть поправшего, но и дал всем нам в Жене Приснодеве Богородице Марии, стершей в Самой Себе и стирающей во всем роде человеческом главу змиеву, неотступную Ходатаицу к Сыну Своему и Богу Нашему, непостыдную и непреоборимую Предстательницу даже за самых отчаянных грешников. Поэтому самому Божия Матерь и называется "Язвою бесовом", ибо нет возможности бесу погубить человека, лишь бы только сам человек не отступил от прибегания к помощи Божией Матери.

Еще, ваше Боголюбие, должен я, убогий Серафим, объяснить, в чем состоит различие между действиями Духа святого, священнотайне вселяющегося в сердца верующих в Господа Бога и Спасителя Нашего Иисуса Христа и действиями тьмы греховной, по наущению и разжению бесовскому воровски в нас действующей. Дух Божий воспоминает нам словеса Господа Нашего Иисуса Христа и действует едино с Ним, всегда торжественно радостворя сердца наши и управляя стопы наши на путь мирен, а дух лестчий, бесовский, противно Христу мудрствует и действия его в нас мятежны, стропотны и исполнены похоти плотской, похоти очес и гордости житейской. - Аминь, аминь, глаголю вам, всяк живый и веруяй в Мя не умрет во веки, - имеющий благодать святого Духа за правую веру во Христа, если бы по немощи человеческой и умер душевно от какого-либо греха, то не умрет во веки, но будет воскрешен благодатию Господа Нашего Иисуса Христа, вземлющего грехи мира и туне дарующего благодать возблагодать. Про эту то благодать, явленную всему миру и роду нашему человеческому в Богочеловеке и сказано в Евангелии: - В том живот бе и живот бе свет человеком, - И прибавлено: - и свет во тьме светится, и тьма его не объят. - Это значит, что благодать Духа святого, даруемая при крещении во Имя Отца и Сына и святого Духа, несмотря на грехопадения человеческие, несмотря на тьму вокруг души нашей, все-таки светится в сердце искони бывшем Божественным Светом бесценных заслуг Христовых. Этот свет Христов при нераскаянии грешника глаголет ко Отцу: - Авва Отче! не до конца прогневайся на нераскаянность эту, а потом при обращении грешника на путь покаяния, совершенно изглаживает и следы содеянных преступлений, одевая бывшего преступника снова одеждой нетления, сотканной из благодати Духа святого, о стяжании которой, как о цели жизни христианской, я и говорю столько времени вашему Боголюбию.

Еще скажу вам, чтобы вы еще яснее поняли, что разуметь под благодатию Божиею и как распознать Ее и в чем особливо проявляется ее действие в людях, Ею просвещенных. Благодать Духа святого есть свет, просвещающий человека. Об этом говорит все Священное Писание. Так Богоотец Давид сказал: - Светильник ногама моима закон Твой и свет стезям моим и аще не закон Твой на учение мне был. тогда бы убо погибл бых во смирении моем. - То есть благодать Духа святого, выражающаяся в законе словами заповедей Господних, есть светильник и свет мой, и если бы ни эта благодать Духа святого, которую я так тщательно и усердно стяжеваю, что седмижды на день поучаюсь о судьбах правды Твоей, просвещала меня во тьме забот, сопряженных с великим званием моего царского сана, то откуда бы я взял себе хоть искру света, чтобы озарить путь свой по дороге жизни, темной от недоброжелательства недругов моих? И на самом деле Господь неоднократно проявлял для многих свидетелей действие благодати Духа святого на тех людях, которых Он освящал и просвещал великими наитиями Его. Вспомните про Моисея после беседы его с Богом на горе Синайской. Люди не могли смотреть на него, так сиял он необыкновенным светом, окружавшим лицо его. Он даже принужден был являться народу не иначе, как под покрывалом. Вспомните Преображение Господа на горе Фаворе. Великий свет объял Его и "быша ризы Его, блещущия яко снег, и ученицы Его от страха падоша ниц". Когда же Моисей и Илия явились к Нему в том же свете, то, чтобы скрыть сияние света Божественной благодати, ослеплявшей глаза учеников, "облак", сказано, "осени их". И таким образом благодать Всесвятого Духа Божия является в неизреченном свете для всех, которым Бог являет действие ее.

- Каким же образом, - спросил я батюшку отца Серафима, - узнать мне, что я нахожусь в благодати Духа святого?

- Это, ваше Боголюбие, очень просто! - отвечал он мне, - потому то Господь и говорит, "вся проста суть обретающим разум"... да беда то вся наша в том, что сами то мы не ищем этого разума Божественного, который не гордится, ибо не от мира сего есть. Разум этот исполненный любовью к Богу и ближнему, созидает человека во спасение ему. Про этот разум Господь сказал: - Бог хощет всем спастися и в разум истинный приити. - Апостолам же Своим про недостаток этого разума Он сказал: - Ни ли неразумливи вы есте и не чли ли писание и притчи сия не разумеете ли?... - Опять же про этот разум в Евангелии говорится про апостолов, что "отверз им тогда Господь разум раумети писания". Находясь в этом разуме и апостолы всегда видели, пребывает ли Дух Божий в них, или нет, и проникнутые Им и видя сопребывание с ними Духа Божия, утвердительно говорили, что дело их свято и вполне угодно Господу Богу. Этим и объясняется, почему они в посланиях своих писали: - изволися Духу Святому и нам: - и только на этих основаниях и предлагали свои послания как истину непреложную, на пользу всем верным. Так святые апостолы ощутительно сознавали в себе присутствие Духа Божиего... Так вот, ваше Боголюбие, видите ли как это просто?

Я отвечал: - все таки я не понимаю, почему я могу быть твердо уверенным, что я в Духе Божием. Как мне самому в себе распознавать истинное Его явление?

Батюшка отец Серафим отвечал: - Я уже, ваше Боголюбие, сказал Вам, что это очень просто и подробно рассказал Вам, как люди бывают в Духе Божием и как должно разуметь Его явление в нас... Что же вам, батюшка, надобно?

- Надобно, - сказал я, - чтобы я понял это хорошенько!...

Тогда о. Серафим взял меня весьма крепко за плечи и сказал мне: - Мы оба теперь, батюшка в Духе Божием с тобою!... Что же ты не смотришь на меня?

Я отвечал: - Не могу, Батюшка, смотреть, потому что из глаз Ваших молнии сыплются. Лицо Ваше сделалось светлее солнца и у меня глаза ломят от боли!..

Отец Серафим сказал: - Не устрашайтесь, ваше Боголюбие, и вы теперь сами также светлы стали, как и я сам. Вы сами теперь в полноте Духа Божиего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть.

И преклонив ко мне своя голову, он тихонько на ухо сказал мне: - Благодарите же Господа Бога за неизреченную к вам милость Его. Вы видели, что я и не перекрестился даже, а только в сердце моем мысленно помолился Господу Богу и внутри себя сказал: Господи! удостой его ясно и телесными глазами видеть-то сошествие Духа Твоего, которым Ты удостоиваешь рабов своих, когда благоволишь являться во свете великолепной славы Твоей! И вот, батюшка, Господь и исполнил мгновенно смиренную просьбу убогого Серафима... Как же нам не благодарить Его за этот Его неизреченный дар нам обоим! Этак, батюшка, не всегда и великим пустынникам являет Господь Бог милость свою. Эта благодать Божия благоволила утешить сокрушенное сердце ваше, как мать чадолюбивая, по предстательству Самой Матери Божией... Что ж, батюшка, не смотрите мне в глаза? Смотрите просто и не убойтесь, Господь с нами!

Я взглянул после этих слов на лицо его и напал на меня еще больший благоговейный ужас. Представьте себе, в середине солнца, в самой блистательной яркости его полуденных лучей, лицо человека с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение его глаз, слышите его голос, чувствуете, что ктото вас руками держит за плечи, но не только рук этих не видите, не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет ослепительный, простирающийся далеко, на несколько сажень кругом, и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну и снежную крупу осыпающую сверху и меня и великого Старца. Возможно ли представить себе то положение, в котором я находился тогда!

- Что же чувствуете вы теперь? - спросил меня отец Серафим.

- Необыкновенно хорошо! - сказал я.

- Да как же хорошо? Что именно?

Я отвечал:

- Чувствую я такую тишину и мир в душе моей, что никакими словами выразить не могу!

- Это, ваше Боголюбие, - сказал Батюшка о. Серафим, - тот мир, про который Господь сказал ученикам Своим, "Мир Мой дою вам, не яко же мир дает, Аз даю вам. Аще бо от мира были бысте, мир убо любил свое, но якоже избрал вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. Обаче дерзайте, яко Аз победих мир. " Вот этим то людям, ненавидимым от мира сего, избранным же от Господа и дает Господь тот мир, который вы теперь в себе чувствуете; "мир", по слову апостольскому, "всяк ум преимущий". Таким его называет апостол потому, что нельзя выразить никаким словом того благосостояния душевного, которое Он производит в тех людях, в сердцах которых Его внедряет Господь Бог. Христос Спаситель называет его миром от щедрот Его собственных, а не от мира сего, ибо никакое временное земное благополучие не может дать его сердцу человеческому. Он свыше даруется от Самого Господа Бога, почему и называется миром Божиим... Что же еще чувствуете вы? - спросил меня о. Серафим.

- Необыкновенную сладость! - отвечал я.

И он продолжал. - Это та сладость, про которую говорится в Священном Писании: "От тука дома Твоего упиются и потоком сладости Твоея напоиши я". Вот эта то теперь сладость преисполняет сердца наши и разливается по всем жилам нашим неизреченным услаждением. От этой то сладости наши сердца как будто тают и мы оба исполнены такого блаженства, какое никаким языком выражено быть не может. Что же вы еще чувствуете?

- Необыкновенную радость во всем моем сердце!

И Батюшка о. Серафим продолжал: - Когда Дух Божий снисходит к человеку и осеняет его полнотою Своего наития, тогда душа человеческая преисполняется неизреченной радостью, ибо Дух Божий радостно творит все, к чему бы он не прикоснулся. Это та самая радость, про которую Господь говорит в Евангелии Своем: "Жена егда рождает, скорбь имать, яко приидет год ее, егда же родит отроча, к тому не помнит скорби за радость, яко человек родился в мир. В мире скорбны будете, но егда узрю вы, возрадуется сердце ваше, и радости вашея никто же возмет от вас". Но как бы не была утешительна радость эта, которую вы теперь чувствуете в сердце своем, все таки она ничтожна в сравнении с тою, про которую Сам Господь устами Своего Апостола сказал, что радости той "Ни око не виде, ни ухо не слыша, ни на сердце человеку не взыдоша благая, яже уготовал Бог любящим Его. Предзадатки этой радости даются нам теперь и если от них так сладко, хорошо и весело в душах наших, то что сказать о той радости, которая уготована там, на небесах плачущим здесь на земле? Вот и вы, батюшка, довольно таки поплакали в жизни вашей на земле и смотрите-ка, какою радостью утешает вас Господь еще в здешней жизни. Теперь за нами, батюшка, дело, чтобы, труды к трудам прилагая, восходить нам от силы в силу и достигнуть меры возраста исполнения Христова, да сбудутся на нас слова Господни: "Терпящие же Господа, тии изменят крепость, окрылотеют, яко орли, потекут и не утрудятся, пойдут и не взалчут, пойдут от силы в силу, и явится им Бог богов в Сионе разумения и небесных видений... " Вот тогда то наша теперешняя радость, являющаяся нам вмале и вкратце, явится во всей полноте своей и никто же возмет ее от нас, преисполняемых неизъяснимых пренебесных наслаждений... Что же вы еще чувствуете, ваше Боголюбие?

Я отвечал:

- Теплоту необыкновенную!

- Как, батюшка, теплоту? да ведь мы в лесу сидим. Теперь зима на дворе, и под ногами снег, и на нас более вершка снегу, и сверху крупа падает?.. Какая же тут может быть теплота?

Я отвечал:

- А такая, какая бывает в бане, когда поддадут на каменку и когда из нее столбом пар валит...

- И запах, - спросил он меня, - такой же, как из бани?

- Нет, - отвечал я, - на земле нет ничего подобного этому благоуханию. Когда еще при жизни матушки моей, я любил танцевать и ездить на балы и танцевальные вечера, то матушка моя опрыснет меня, бывало, духами, которые покупала в лучших модных магазинах Казани, но те духи не издают такого благоухания...

И батюшка отец Серафим, приятно улыбнувшись, сказал:

- И сам я, батюшка, знаю это точно также, как и вы, да нарочно спрашиваю вас, так ли вы это чувствуете? сущая правда, ваше Боголюбие! Никакая приятность земного благоухания не может быть сравнена с тем благоуханием, которое мы теперь ощущаем, потому что нас теперь окружает благоухание святого Духа Божия. Что же земное может быть подобно Ему!.. Заметьте, же, ваше Боголюбие, ведь вы сказали мне, что кругом нас тепло, как в бане, а посмотрите-ка, ведь ни на вас, ни на мне снег не тает и под нами также. Стало быть теплота эта не в воздухе, а в нас самих, Она то и есть та самая теплота, про которую Дух Святой словами молитвы заставляет нас вопиять ко Господу: "Теплотою Духа святого согрей мя!" Ею то согреваемые пустынники и пустынницы не боялись зимнего мороза, будучи одеваемы, как в теплые шубы, в благодатную одежду, от святого Духа истканную. Так ведь и должно быть на самом деле, потому что благодать Божия должна обитать внутрь нас, в сердце нашем, ибо Господь сказал: "Царство Божие внутрь вас есть". Под царством Божиим Господь разумел благодать Духа святого. Вот это царствие Божие теперь внутрь нас и находится, а благодать Духа святого и отвне осиявает и согревает нас и, преисполняя многоразличным благоуханием окружающий нас воздух, услаждает наши чувства пренебесным услаждением, наполняя сердца наши радостию неизглаголанною. Наше теперешнее положение есть то самое, про которое апостол говорит: "Царство Божие несть пища и питие, но правда и мир о Дусе Святе". Вера наша состоит "не в предельных земныя мудрости словах, но в явлении силы и духа". Вот в этом то состоянии мы с вами теперь и находимся. Про это состояние и сказал Господь: "Суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят царствие Божие, пришедшее в силе"... Вот батюшка, ваше Боголюбие, какой неизреченной радости сподобил нас теперь Господь Бог... Вот что значит быть в полноте Духа святого, про которую св. Макарий Египетский пишет: "я сам был в полноте Духа святого"... Этою то полнотою Духа Своего святого и нас убогих преисполнил теперь Господь... Ну уж теперь нечего, кажется, спрашивать, ваше Боголюбие, каким образом бывают люди в благодати Духа святого!.. Будете ли вы помнить теперешнее явление неизреченной милости Божией, посетившей нас?

- Не знаю, Батюшка, - сказал я, - удостоит ли меня Господь навсегда помнить так живо и явственно, как теперь я чувствую, эту милость Божию.

- А я мню, - отвечал мне о. Серафим, - что Господь поможет вам навсегда удержать это в памяти вашей, ибо иначе благодать Его не преклонилась бы так мгновенно к смиренному молению моему и не предварила бы так скоро послушать убогого Серафима, тем более, что и не для вас одних дано вам разуметь это, а через вас для целого мира, чтобы вы сами, утвердившись в деле Божием и другим могли быть полезными. Что касается до того, батюшка, что я монах, а вы мирской человек, то об этом думать нечего: у Бога взыскуется правая вера в Него и Сына Его Единородного. За это и подается обильно свыше благодать Духа святого. Господь ищет сердца, преисполненного любовию к Богу и ближнему - вот престол, на котором Он любит восседать и на котором Он является в полноте Своей Пренебесной Славы. "Сыне, даждь Ми сердце твое!" Говорит Он: "а все прочее Я Сам приложу тебе", ибо в сердце человеческом может вмещаться Царствие Божие. Господь заповедует ученикам Своим: "Ищите прежде царствия Божия и правды Его и сия вся приложатся вам. Весть бо Отец ваш Небесный, яко всех сих требуете". Не укоряет Господь Бог за пользование благами земными, ибо и Сам говорит, что по положению нашему в жизни земной, мы всех сих требуем, т. е. всего, что успокаивает на земле нашу человеческую жизнь и делает удобным и более легким путь наш к отечеству небесному. На это опираясь, святой апостол Петр сказал, что по его мнению нет ничего лучше на свете, как благочестие, соединенное с довольством. И церковь святая молится о том, чтобы это было нам даровано Господом Богом, и хотя прискорбия, несчастия и разнообразные нужды и неразлучны с нашей жизнью на земле, однако же Господь Бог не хотел и не хощет, чтобы мы были в одних скорбях и напастях, почему и заповедает нам через апостолов носить тяготы друг друга и тем исполнить закон Христов. Господь Иисус лично дает нам заповедь, что бы мы любили друг друга и, соутешаясь этой взаимной любовью, облегчали себе прискорбный и тесный путь нашего шествовашя к отечеству небесному. Для чего же Он и с небес сошел к нам, как не для того, чтобы, восприяв на Себя нашу нищету, обогатить нас богатством благости Своей и Своих неизреченных щедрот. Ведь пришел Он не для того, чтобы послужили Ему, но да послужить Сам другим и да даст душу Свою за избавление многих. Так и вы, ваше Боголюбие, творите и, видевши явно оказанную вам милость Божию, сообщайте о том всякому желающему себе спасения. "Жатвы много", говорит Господь: "делателей же мало". Вот и нас Господь Бог извел на делание и дал дары благодати Своей, чтобы, пожиная класы спасения наших ближних через множайшее число приведенных нами в царствие Божие, принесли Ему плоды - ово тридесять, ово шестьдесять, ово же сто. Будем же блюсти себя, батюшка, чтобы не быть нам осужденными с тем лукавым и ленивым рабом, который закопал свой талант в землю, а будем стараться подражать тем благим и верным рабам Господа, которые принесли Господину своему один - вместо двух - четыре, другой вместо пяти - десять. О милосердии Господа Бога сомневаться нечего: сами, ваше Боголюбие, видите, как слова Господни, сказанные через пророка, сбылись на нас. "Несмь Аз Бог издалече, но Бог вблизи и при устех твоих есть спасение твое". Не успел я, убогий, перекреститься, а только лишь в сердце своем пожелал чтобы Господь удостоил вас видеть Его благостыню во всей ее полноте, как уже Он немедленно и на деле исполнением моего пожелания поспешить изволил. Не велехваляся говорю я это и не с тем чтобы показать вам свое значение и привести вас в зависти и не для того, чтобы вы подумали, что я монах, а вы мирянин, нет, ваше Боголюбие, нет! "Близ Господь всем призывающим Его во истине, и несть у Него зрения на лица, Отец бо любит Сына и вся дает в руце Его", лишь бы только мы сами любили Его, Отца Нашего Небесного, истинно по сыновнему. Господь равно слушает и монаха и мирянина, простого христианина, лишь бы оба были православные и оба любили Бога из глубины душ своих и оба имели в Него веру хотя бы "яко зерно горушно", и оба двинуть горы. "Един движет тысящи, два же тьмы". Сам Господь говорит: "Вся возможна верующему", а батюшка святой апостол Павел велегласно восклицает: "вся могу о укрепляющем мя Христе". Не дивнее ли еще этого Господь Наш Иисус Христос говорит о верующих в Него: "Веруяй в Мя, дела, не точию яже Аз творю, но и больше сих сотворить, яко Аз иду ко Отцу Моему и умолю Его о вас, да радость ваша исполнена будет. Доселе не просите ничесоже во имя Мое, ныне же просите и приимете"... Так-то, ваше Боголюбие, все, о чем бы вы не попросили у Господа Бога, все восприимете, лишь бы то было во славу Божию, или на пользу ближняго, потому что и пользу ближнего Он же к славе Своей относит, почему и говорит: "Вся, яже единому от меньших сих сотвористе, Мне сотвористе". Так не имейте никакого сомнения, чтобы Господь Бог не исполнил ваших прошений, лишь бы только они к Славе Божией или к пользам и назиданию ближних относились. Но если бы даже и для собственной вашей нужды или пользы, или выгоды вам что-либо было нужно, и это даже все столь же скоро и благопослушливо Господь Бог изволить послать вам, только бы в том крайняя нужда и необходимость настояла, ибо любит Господь любящих Его: благ Господь всяческим, щедрит же и дает и не призывающим Имени Его, и щедроты Его во всех делах Его, волю же боящихся Его сотворить и молитву их услышит и весь совет их исправит, исполнит Господь вся прошения твоя. Одного опасайтесь, ваше Боголюбие, чтобы не просить у Господа того, в чем не будете иметь крайней нужды. Не откажет Господь Вам и в этом за вашу православную веру во Христа Спасителя, ибо не предаст Господь жезла праведных на жребий грешных и волю раба своего Давида сотворит неукоснительно, однако взыщет с него, зачем он тревожил Его без особой нужды, просил у него того, без чего мог бы весьма удобно обойтись.

Так то, ваше Боголюбие, все я вам сказал, теперь и на деле показал, что Господь и Божия Матерь через меня, убогого Серафима, вам сказать и показать соблагоизволили. Грядите же с миром. Господь и Божия Матерь с вами да будут всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь. Грядите же с миром!...

И во все время этой беседы с того самого времени, как лицо Отца Серафима просветилось, видение это не переставало, и все с начала рассказа и доселе сказанное говорил он мне, находясь в одном и том же положении. Исходившее же от него неизреченное блистание света видел я сам своими собственными глазами, что готов подтвердить и присягою.

ТОРЖЕСТВА ОТКРЫТИЯ И ПРОСЛАВЛЕНИЯ В 1903 г. СВЯТЫХ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОГО СЕРАФИМА В ПРИСУТСТВИИ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

После блаженной кончины преподобного Серафима, еще при жизни стяжавшего у своих современников своею истинно подвижническою жизнью любовь и веру в действенность пред Богом его святых молитв, память о нем в православном народе не только не угасала, но все более и более возрастала. Бесчисленные чудесные знамения и исцеления еще более утверждали в народе веру в святость старца Серафима.

В 1902 году по особо выраженному желанию Благочестивейшего Государя Императора Николая Второго, Святейший Синод, рассмотрев обстоятельства дела о прославлении благоговейного старца Серафима, нашел, что многочисленные случаи благодатной помощи не представляют никакого сомнения в своей достоверности и по свойству их принадлежат к явлениям чудодейственной Силы Божией, изливающейся по молитвам преподобного Серафима с верой прибегающих к нему, а посему, было решено благоговейного старца Серафима признать в лике святых, благодатиею Божией прославленных, а всечестные останки его - святыми мощами. Днем прославления его назначить 19-е июля 1903 года.

Всколыхнулась Святая Русь и потянулась по бескрайним просторам в эти дни в Саров. Невиданное доселе зрелище, когда затерянная в дремучих лесах, пустынная и скромная Обитель превратилась в эти дни в многолюднейшее поселение с тремястами тысячами жителей.

Несмотря на заранее принятые меры к приему богомольцев и постройке многочисленных бараков, количество паломников опрокинуло все расчеты устроителей и никакие бараки не могли вместить и малой части прибывших людей. Тысячные толпы расположились прямо на земле по берегам реки Саровки. Ночью пылали бесчисленные костры и воздух оглашался непрерывными песнопениями. Зрелище, по словам очевидцев, было потрясающим и на всю жизнь оставляло неизгладимые следы.

С приездом Государя, Государыни и других членов Августейшей Семьи начались торжества открытия мощей, предреченные еще при жизни великим Старцем..

Говоря о будущем устроении Дивеева старице Евпраксии, Преподобный между прочим сказал: - Какая радость то будет. Среди лета запоют Пасху, радость моя! Приедет к нам Царь и вся Фамилия.

И другой старице Акулине Ивановне перед своей кончиной говорил Батюшка:

- А как Царская Фамилия приедет к вам, матушка, то выйдете за святые то ворота, да распахнете их широко, широко, да низко, низко поклонитесь до земли, да и скажите: Покорно просим пожаловать, покорно просим... и Батюшка сам три раза до земли поклонился.

Еще за шестнадцать дней до торжества дубовый гроб с честными останками преподобного Серафима был перенесен в храм Зосимы и Савватия и здесь в алтаре было совершено переложение святых мощей в новую кипарисовую гробницу. Непрерывно совершались торжественные заупокойные богослужения по приснопамятном иеромонахе Серафиме. Последняя панихида с литией на его могиле была 18го июля. В тот же день вечером было совершено всенощное бдение - первая церковная служба, на которой преподобный Серафим стал прославляться как святой. Во время литии святые мощи были с крестным ходом перенесены в Успенский Собор и поставлены в закрытой и запертой на замок гробнице. Перед величанием гробница была открыта и молящиеся имели возможность прикладываться к святым мощам.

На поздней литургии 19-го июля во время малого входа, гроб со святыми мощами был обнесен вокруг святого престола и затем положен в уготованную для него раку. В конце литургии во время 33го псалма, гроб со святыми мощами был вынут из раки и поставлен среди храма. После литургии при пении тропаря Преподобному, гроб с его святыми мощами был с крестным ходом при колокольном перезвоне обнесен вокруг монастырских храмов с молебным пением, после чего святые мощи, снова были положены в раку.

Подъем народного духа был необычайный, чему с одной стороны способствовало участие в торжествах Царской Семьи с другой же, многочисленные исцеления самых разнообразных недугов на глазах у множества свидетелей.

Вот принесли на источник хромую девушку, почти 18 лет пролежавшую на одре болезни. Долговременные страдания не поколебали ее веры. Она глубоко убеждена, что святой печальник о народе русском хочет и может помочь ей. Твердая как алмаз вера не посрамлена. Три раза по ее просьбе родные опускают ее в целебный источник и после третьего раза, ноги больной крепнут и от тяжелого недуга не остается и следа.

Вдоваказачка Анна Ивлева прибыла в Саров из Семиреченской Области. Вот уже 19 лет, как она лишилась зрения и влачит жалкое существование. И эта женщина погружается в чудодейственный источник и с глаз ее как чешуя спадает слепота.

Вот у мужских ванн около моста, рассказывает один из очевидцев раздались протяжные крики. Там у источника два здоровых парня держали под руки слабого, бьющегося в конвульсиях старика. Окатили трижды его холодной водой. Вздрогнул и выпрямился старик. Он более не нуждался в помощи добрых людей, которые помогли ему подойти под струю источника. Сколько радости читалось в глазах этого человека, пять минут тому назад еще считавшего себя уже мертвым для мира и людей.

Известный духовный писатель Е. Поселянин рассказывает про еще молодого сравнительно 42-х летнего мужчину, с трудом владевшего ногами, которое он волочил. На источнике он исцелился и не чуя под собою ног от радости, он пятнадцать раз пробежал вверх и вниз по крутой лестнице.

А вот и еще чудо по словам того же писателя.

Я только что вошел в монастырский ворота и увидел толпу народа, окружавшую старуху с мальчиком, исцелившегося у источника. Мальчик 8-9 лет с умными глазами, весело подпрыгивает. Чрезвычайная радость и оживленность светятся на его лице. Его зовут Петр Забнин из села Бадина Маршинского уезда.

Он два года не ходил и у него была искривлена шея. Недавно матери его во сне Царица Небесная сказала: - Вези его к старцу Серафиму и он будет исцелен. - Его привезли к источнику. Он сильно плакал. После ранней обедни его искупали и он тут же закричал: - Я хочу бегать. - И шея выпрямилась.

Нет возможности описать всех чудес, которые совершились за эти святые дни в Сарове. Факты исцелений регистрируются под наблюдением о. иеромонаха Симеона после тщательной проверки и подтверждения их дежурными офицерами и свидетелями из народа. Источник осаждается. Пускают по десять человек. Давка ужасная. Больные и увечные с понятным нетерпением ждут очереди: они знают, что нет убожества, которое бы не исцелилось сегодня.

25-го июня у источника исцелилась от тяжкой болезни 9ти летняя Матрона, дочь крестьянки Ершовой Костромской губ. У нее были сведены конечности. Сейчас она совершенно здорова.

26-го июня получила полное исцеление разбитая в течении 6ти лет параличом, кр. Евфимия Смольникова Сарапульского уезда.

28-го исцелилась, 5 лет тому назад потерявшая зрение, кр. Елена Колумзина села Коровенки Тульской губ.

3-го июля во время перенесения мощей получила исцеление, страдавшая более 25ти лет эпилепсией в тяжелой форме кр. Боголева Параскева, Тверской губ.

4-го июля исцелилась, страдавшая более 30 лет грыжей, крестьянка Наталия Лускова, Харьковской губ.

В тот же день у гроба пр. Серафима получила исцеление от тяжкого многолетнего ревматизма крестьянка Анна Шустникова, Воронежской губ. У крестьянина села Никольскаго, Вятской губ. Михаила Тювкина несколько лет тому назад выросла на шее огромная опухоль, мешавшая поворачивать голову и причинявшая сильные боли. После купанья на источнике, опухоль бесследно исчезла.

Послушница Дивеевского монастыря Наталия Пушкина семь лет страдала изнурительными кровотечениями, не находя помощи у врачей. К этому появилась в животе опухоль, сильно увеличивающаяся. Она ходила, нагибаясь, с величайшим трудом, испытывая необыкновенный внутренний жар. Врачи были бессильны помочь. Еще три года провела больная в сильных страданиях и вот приблизилось время прославления угодника Божия Серафима. Пушкина собралась в Саровскую Пустынь с матушкой Февронией просить помощи у пр. Серафима,

Ночью больная слышит, что кто-то отворяет дверь и входить в келлию. Она подумала что это м. Феврония, Но в этот момент она чувствует, как кто-то дотрагивается до ее правого плеча и говорит: - Ты пришла к убогому Серафиму исцелиться! Искупайся три раза в моем источнике и с тобой все пройдет. - Шаги стали удаляться. Больная сбросила одеяло и увидела вокруг себя необычайный свет. Пушкина поняла, что к ней приходил отец Серафим.

Одевшись, обе инокини пошли к утрени, а оттуда на источник. По дороге Пушкина почувствовала, что опухоль опала и у нее открылось кровотечение. Насилу дошла до источника, где искупалась. На другой день опухоль совершенно исчезла, ничего у нее не болит и она как бы переродилась.

Прасковья Кислова крестьянка деревни Вертьянова 2 года была прикована к постели из-за болезни ног. Однажды ей снится сон что в избу входить какой-то старец и говорит ей: - вот ты третий раз собираешься съездить в Саров к убогому Серафиму исцелиться и все не едешь. - Прасковья ответила ему, что не имеет денег на дорогу. Старец сказал ей: - Про дай холст, который ты принесла и на вырученные от продажи деньги поезжай, выкупайся в источнике и будешь здорова. Кстати купи две пятикопеечные просфоры, одну съешь, а другую спрячь. С этими словами пр. Серафим скрылся. Девушка проснулась и рассказала свой сон бабушке, которая тут же запрягла лошадь и повезла ее в Саров. По дороге старушка все думала, как она будет высаживать из саней внучку, но к ее величайшему удивлению, девушка сама вышла, пошла в церковь, дошла до источника и, искупавшись в нем, получила полное исцеление.

Милостив угодник Божий ко всем, кто благоговейно чтит память его, кто с теплой верою прибегает к нему. Но грозны суды Божии над теми, кто не только не верит и не хочет верить в святость угодника Божия, но в ослеплении своем дерзает хулить праведника, глумясь над его святостью.

18-го июля накануне прославления угодника Божия, крестьяне деревни Сцепурино Богородскаго уезда, постановили на сходе в день прославления пр. Серафима не выходить на полевые работы. Все изъявили согласие, кроме старообрядца Ситнова, который начал глумиться над Преподобным, говоря, что он нарочно вышлет рабочих в поле. Вдруг в разгар надругательств Ситнов пошатнулся и упал. Когда наклонились к нему, оказалось что он мертв.

А вот еще случай. 18 июля в Харьковскую ж. д. больницу был доставлен в бессознательном состоянии рабочий депо Тур, 27 лет, у которого врачи констатировали паралич правой половины тела. Рабочие передают что Тур, разговаривая с ними о пр. Серафиме, заявил, что в святость угодника этого он не верит. По словам рабочих, не успел Тур закончить свою речь, как тут же упал в глубоком обмороке и его отправили в больницу.

Не так уж много осталось в живых тех поистине счастливых людей, кто имел великую радость непосредственно участвовать 50 лет тому назад в прославлении угодника Божия преподобного Серафима. Свидетельства и рассказы этих лиц особенно ценны в наши дни. К ним с несомненностью на первое место надлежит отнести Е. И. В. В. К. Ольгу Александровну уже потому, что Е. И. В, является одним из членов той Царской Фамилии о посещении которой Саровских торжеств, сам преподобный Серафим некогда предвозвестил сестрам Дивеевским.

Поэтому столь драгоценны воспоминания Е. И. В., к тому же овеянные исключительным благоуханием святыни при посещении мест "убогого Серафима".

Ниже мы и приводим, с милостивого разрешения Е. И. В., эти краткие воспоминания, появление которых впервые в печати и именно в юбилейный год празднования святых мощей, мы также дерзаем отнести к одним из чудес пр. Серафима.

"Царский поезд остановился где-то в поле, не доезжая до города Арзамаса, виднеющегося слева вдали. Рассевшись по коляскам по два человека, тронулись в путь по пыльной черноземной дороге. Пыль стояла густая всю дорогу почти до леса, там же началась песчаная дорога. Чудный лес и тень показалась нам после зноя раем. Приближалась цель нашей поездки и с ней росло нетерпение увидеть Саров. Вдруг на повороте, перед глазами раскрылся чудный вид монастыря, блиставшего своими золотыми крестами над церквами, стенами вокруг него и воротами. Толпы богомольцев тянувшиеся как и мы туда же.

Торжество перенесения мощей и положения в новую раку не стану описывать, так как много уже было написано и рассказано тогда об этом.

Помню какое великое на Меня впечатление произвела толпа богомольцев, но об этом я расскажу дальше.

Вспоминаю, что произошло в соборе в этот день. Недалеко от Меня на коленях молилась усердно со слезами одна женщина, придерживая девочку свою лет семи. Девочке было скучно и она капризничала, а мать так молилась, прося угодника Божия что-то... Служба продолжалась долго, около четырех часов, но никто не уставал, все были в приподнятом состоянии. Вдруг раздался крик девочки: - Мама, мама! - а мать, обливаясь радостными слезами, обнимала и целовала дочку. Оказалось, девочка была немая, и эти слова были ее первыми словами. Это произвело сильное впечатаете на присутствующих.

Наш русский народ со всех краев России стекался в эти дни в Саров, как и при жизни батюшки отца Серафима, когда он сам всех принимал, к кому всегда был доступ, слова утешения, добрый прием. Никто от него не уходил, не получив доброго совета и духовной помощи.

Тысячная толпа спала на лугу под открытым небом внизу под горой у реки. Ночью горели костры, по прозрачному ночному воздуху доносилось пение молитв в темном небе горели звезды и светила луна. Мирно и чудесно.

Днем и ночью беспрерывно двигалась густая толпа богомольцев к собору с умилительной верой. Каких только калек они с собой не вели, несли и тащили в самодельных тележках. Какая великая вера двигала всех этих людей. Один крестьянин из Архангельска на руках влача свои парализованные ноги за собой, шел один без посторонней помощи.

Одни родители везли в тележке "огромную голову", тело было крошечное, беспомощно болтались ручки и ножки. "Голове" было уже 30 лет, а его тело было как у ребенка 5ти лет. Шли сухие, слепые, хромые, все шли тихо и чинно и между ними попадались кликуши. Чем ближе к храму, тем труднее было справиться с ними. С усилием их втаскивали по ступенькам наверх; 4 человека не справлялось с одной, начинались дикие крики. Наконец, попавши в собор и там приложившись, крики стихали и мучивший их дух, отходил по молитвам сопровождающих их родных.

Ходили мы в пешком в ближнюю и дальнюю Пустыньки, прикладывались к небольшому плоскому камню, на котором молился некогда Батюшка 1000 дней. В Пустыньке висели еще его рубаха, топор и другие предметы, принадлежавшие Преподобному. Везде чувствовалась его близость.

Утром по пути туда встретились богомольцы вдоль реки. Шли они к целебному источнику и колодцу. Помню, что один молодой парень, поддерживаемый своею матерью, висел как-то на руках, поджав ноги под себя на ветке и глядел оттуда над головами толпы на Государя. Возвращались мимо того же места. Теперь мать и сын были центром взволнованной толпы богомольцев. Кто-то говорил: - Чудо, чудо случилось! - Крестьянка в радостных слезах рассказывала, как она пошла на источник, зачерпнула воды в свой маленький чайник и стала поливать у сына колени и ноги и вот его изогнутые ноги стали выпрямляться, он стал на ноги и теперь может хорошо стоять и ходить. Мы все вместе с этой матерью порадовались ее великой радости и счастью быть свидетелями Божественной помощи.

Перед отъездом удалось приобщиться, а накануне вечером и исповедаться в самой келлии Батюшки у старца схимонаха (не помню имени). У Меня было чувство, что он видит Мою душу насквозь и страх Меня разбирал, а он так ласково и трогательно со Мной говорил, что стало легко и радостно.

В один из последних вечеров Императрица Александра Феодоровна, ее Сестра В. К. Елизавета Феодоровна захотели выкупаться в источнике, позвали и Меня с Собой. Был такой теплый вечер и было почти светло, так как луна освещала тропу. С левой ее стороны темнела опушка леса, а с правой стороны речка, вдоль которой мы шли, журчала и кое где блистала в лучах луны. Вода источника была до такой степени холодная, что как бы обжигала тело, будто кипяток, зато потом оставалось приятное чувство бодрости.

Уезжать не хотелось и Мы с грустью покинули после пятидневного пребывания, чудный Саров. Это святое место унесло с собой незабываемые воспоминания… "     




Издание Успенского Женского Монастыря "Новое Дивеево".
Spring Valley, N. Y., USA, 1953 г.
© журнал "Русский инок", Джорданвилль, США




Яндекс.Метрика