Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Правда Божия


Преп. Иоанн Дамаскин:

Бог — существо несозданное, безначальное, бессмертное, бесконечное и вечное; бестелесное, благое, вседеятельное, праведное, просветительное, неизменное, бесстрастное, неописуемое, невместимое, неограниченное, беспредельное, невидимое, непостижимое, вседовольное, самодержавное и самовластное, вседержительное, жизнедательное, всесильное, беспредельно мощное, освятительное и общительное, всесодежащее и сохраняющее, и обо всем промышляющее — таково есть Божество, Которое все это и тому подобное имеет по самой природе, а ниоткуда не получило, но само сообщает всякое благо Своими тварям, — каждой по ее приемной силе.

Бог беспределен и непостижим, и одно в Нем постижимо — Его беспредельность и непостижимость. А то, что мы говорим о Боге утвердительно, показывает нам не естество Его, но то, что относится к естеству. Ибо назовем ли Бога благим, или праведным, или премудрым, или чем другим, выразим не естество Его, а только то, что относится к естеству.

Следует иметь в виду, что выбор дел находится в нашей власти, исход же их зависит от Бога. При этом исход добрых дел зависит от божественного содействия, ибо Бог, по Своему предведению, праведно содействует тем, которые по правой совести избирают доброе. Исход же дурных дел зависит от божественного попущения, от того, что Бог, опять по Своему предведению, праведно оставляет человека, предоставляя его собственным силам.

Бог все предвидит, но не все предопределяет. Так, Он предвидит то, что находится в нашей власти, но не предопределяет этого; ибо Он не хочет, чтобы явился порок, но не принуждает силою к добродетели. Таким образом, предопределение есть дело Божественного повеления, основанного на предведении. Бог, по Своему предведению, предопределяет то, что не находится в нашей власти; ибо Бог уже предопределил по Своему предведению все так, как того требует Его благость и справедливость.

Итак, этим нападением виновника зла — демона человек был прельщен, не соблюл заповеди Творца, был лишен благодати, потерял дерзновение к Богу, подвергся суровости бедственной жизни, — ибо это означают листья смоковницы (Быт. 3, 7), — облекся в смертность, то есть в смертную и грубую плоть, — ибо это означает облачение в кожи (Быт. 3, 21), по праведному суду Божию был изгнан из рая, осужден на смерть и сделался подвластным тлению. Но (и в таком состоянии) не презрел человека Милосердый, даровавший ему бытие и блаженное состояние, но первоначально вразумлял его многими способами и призывал к обращению — стенанием и трясением (Быт. 4, 14), водным потопом и истреблением всего почти человеческого рода (Быт. 6, 13), смешением и разделением языков (Быт. 11, 7–8), руководством Ангелов (Быт. 18, 2 и др.), сожжением городов (Быт. 19, 24 и др.), прообразовательными богоявлениями, войнами, победами, поражениями, знамениями и чудесами, явлением различных сил, законом и пророками. Всем этим имелось в виду достигнуть истребления греха, разлившегося многоразличными потоками, поработившего себе человека и нагромоздившего жизнь всякого вида пороком, а также — и возвращение человека к блаженному состоянию. Но так как чрез грех вошла в мир и смерть, пожирающая, подобно дикому и неукротимому зверю, жизнь человека, имеющему же прийти Искупителю надлежало быть безгрешным и не подвластным смерти, возникающей чрез грех, так как, притом, необходимо было подкрепить и обновить естество человеческое, самим делом наставить его и научить пути добродетели, отводящему от тления и ведущему к жизни вечной, что, наконец, открывается человеку великое море (Божия) человеколюбия. Сам Творец и Господь вступает в борьбу за свое создание и самим делом становится Учителем. И так как враг уловил человека обещанием ему божественного достоинства, то и сам он уловляется тем, что Божество (в Искупителе) является под покровом плоти. И в этом открываются вместе и благость, и премудрость, и правда, и всемогущество Божии. Благость, потому что Бог не презрел немощи Своего создания, но сжалился над ним — павшим — и простер к нему руку (помощи). Правда — потому что, когда человек был побежден, Бог не другого кого делает победителем мучителя и не силою похищает человека у смерти, но кого некогда смерть поработила себе грехом, того Благий и Праведный снова соделал победителем и — что казалось невозможным — подобным спас подобное. Премудрость — потому что Бог нашел благоприличнейшее разрешение безвыходного положения. Ибо, по благоволению Бога и Отца, единородный Сын, Слово Божие, и Бог, “сый в лоне” Бога и Отца (Ин. 1, 18), единосущный Отцу и Святому Духу, предвечный, безначальный, Тот, Кто был в начале, был у Бога и Отца, и (Сам) был Богом, “во образе Божий сый» (Флп. 2, 6), преклоняет небеса и сходит, то есть неуничижимую высоту Свою неуничиженно уничижает, снисходит к Своим рабам неизреченным и непостижимым снисхождением, — ибо это и значит снисхождение. Будучи совершенным Богом, Он становится совершенным человеком, — и совершается из всего нового самое новое и единственно новое под солнцем (Еккл. 1, 10), — в чем открывается беспредельное могущество Божие.

Будет, будет воскресение. Ибо Бог праведен и уповающим на Него бывает мздовоздаятелем. Поэтому, если бы одна только душа упражнялась в подвигах добродетели, одна бы она и увенчивалась, и если бы одна только она постоянно пребывала в удовольствиях, одна бы, по справедливости, и наказывалась. Но так как ни к добродетели, ни к пороку душа не стремилась отдельно от тела, то, по справедливости, вместе они и получают воздаяние.

Преподобный Иустин (Попович):

Праведность (διϰαιοσύνη) — это Божие свойство, раскрывающее Бога как Всеправедного Законодателя и Всесправедливого Судию. Как един Благ, един Свят, един Праведен, един Всемогущ — Бог и сотворил только доброе (см. Быт.1:31; Пс.110:3; Сир.39:21; Притч.8:31); сверх того, Своим разумным творениям Он даровал святой закон: «закон свят и заповедь свята, и праведна, и блага» (Рим.7:12; ср.: Пс.18:8, 11:7; 1Тим.1:8). Кроме естественного, нравственного закона, данного людям человеколюбивым Творцом при самом сотворении (см. Рим.2:15; Евр.8:10; Деян.17:27), Бог в Своем сверхъестественном Откровении через Ветхий и Новый Завет преподал им Свой праведный и святой закон и Свои праведные и святые средства ко спасению, чтобы люди, исполняя праведный и святой закон, посредством праведных и святых спасительных средств и сами стали праведными и святыми (см. Лев.11:44; 1Фес.4:3; Еф.2:10). В Лице Богочеловека, Господа Иисуса Христа Бог преподал людям всё потребное человеческому естеству для бесконечного возрастания в Божественном совершенстве. Посему Господь наш Иисус Христос так выразил вечную и святую Божию правду, требуя от людей Божественного совершенства: «будьте совершенны (τέλειοι), как совершен Отец ваш Небесный» (Мф.5:48; ср.: Втор.18:13; 1Пар.28:9; Евр.6:1; 1Пет.1:15). Вечная правда праведного и святого Законодателя требует от людей добровольного исполнения святых и праведных Божиих законов и заповедей, чтобы, преуспевая в возрасте Божием, они достигли «в меру полного возраста Христова» (Еф.4:13; ср.: Кол.2:19).

Бог в Своей абсолютной праведности и святости есть не только Всеправедный Законодатель, но и единственный Всесправедливый Судия: «Един есть Законоположник и Судия» (Иак.4:12), Который как Таковой исполнителей Своего закона справедливо награждает, а нарушителей справедливо наказывает (см. Пс.7:12, 9:9, 66:5, 95:13, 118:75; Ис.3:14; Деян.17:31). Всё стремящееся к исполнению праведного и святого Божия закона Бог награждает либо в этом, либо в грядущем мире; равно как и всё нарушающее, попирающее и умаляющее Его святой закон Он либо в этом, либо в грядущем мире наказывает. Праведный Законодатель есть в то же время и Праведный Судия (см. 2Тим.4:8), судящий по вечной правде. При кончине мира и века сего Он будет судить каждого человека в отдельности и всех людей вместе (см. Деян.17:31; Мф.25:31—46; Рим.14:10; Деян.10:42—43; Еф.6:8; 2Кор.5:10; 2Тим.4:78; 1Пет.3:12; Рим.12:19; Втор.32:35). Приговоры пресвятой и совершенной Божией правды абсолютно праведны и верны, ибо зрит она не на лицо и происхождение, не на то, кто есть кто, но вершит праведный суд по вере и делам (см. 1Пет.1:17, 3:12; Рим.2:6, 11; Пс.5:12—13, 23:4—5; Притч.3:33; 2Кор.5:10). Никто и ничто не может поколебать Божией правды, ибо «правда Его пребывает в век века» (Пс.110:3, 47:11, 101:28).

Богооткровенное учение о праведности как Божием свойстве и о Боге как Всесправедливом Судии Церковь бдительно охраняла и присно исповедовала через отцов и учителей, особенно когда ему грозила опасность от еретиков (маркионитов, манихеев и др.). Не способные логически примирить наличие в одном Боге свойства любви и свойства правосудия, эти еретики выходили из затруднения, прибегая к двоебожию. По их учению, существуют два бога: новозаветный бог добра, любви и милости и ветхозаветный бог суровой и немилосердной правды, судящий и карающий. Отцы и учители Церкви отвергли данное учение как богохульное, ибо, по учению Церкви, любовь и правда в Боге суть два абсолютных и вполне согласных свойства, никогда и ни в чем не противоречащих одно другому, но всегда в совершенной гармонии действующих одно с другим, одно в другом и одно через другое. Если бы этого не было, то Бог, превратившись в существо хаотичное, перестал бы быть Богом и истребил бы Себя. Любовь в Боге всегда праведная, подобно тому как и правда всегда любящая. Содержа в Себе абсолютное добро, абсолютную любовь, абсолютную праведность, Бог в то же время содержит и абсолютное блаженство. И когда в этом мире проявляются Божия праведность, любовь, добро — заключающие в себе и блаженство — то люди, приобретая их, вкупе с ними удостаиваются и блаженства. А все, что вне их, то есть зло и грех, содержит в себе скорбь и мучение.

Опровергая учение Маркиона о двух богах: ветхозаветном — суровом и злом, и новозаветном — благом и милостивом, святой Ириней пишет: «Если Бог судящий не есть в то же время и благ (bonus), чтобы оказывать милость тем, кому должно... то Он окажется несправедливым и немудрым судиею... Итак, Маркион, разделяя Бога на двух, называя одного благим, добрым (bonus), а другого — судящим (judicalem), в том и другом уничтожает Бога. Ибо судящий (Бог), если вместе не благ, не есть Бог, потому что не Бог тот, у кого нет благости (bonitas); и добрый (Бог), если не есть вместе и судящий (judicalis), не будет, как и первый, Богом, будучи лишен качества Бога». «Общение с Богом — это общение с вечной жизнью, святостью, блаженством и со всеми Божественными благами, а удаление и отчуждение от Бога чрез грехи — это отчуждение от всех Божественных благ, вследствие чего грешники будут находиться в вечном мучении не потому, что Сам Бог наперед подверг их наказанию, но наказание постигнет их за то, что они сами лишили себя всех Божественных благ».

В сочинении против Маркиона Тертуллиан показывает, что правда не только сама по себе есть нравственное добро, но и его хранитель; равно как и доброта не только не исключает правды, но без нее оказывается немощным добродушием, придающим злу безнаказанный размах, что совершенно противно Божественному естеству, любящему только доброе. За грехи Бог попускает наказания, которые сами в себе содержат благо, хотя [они] и мучительное зло для заслуживших их и претерпевающих, ибо они согласны с правдой, служат защитниками всего доброго и всегда приводят к торжеству добра.

В качестве аргумента против Божией праведности и правосудия нередко выдвигается довод: в этом мире праведники зачастую страдают, а грешники благоденствуют. Но этот факт получает свое единственно возможное правильное объяснение только в свете богооткровенного учения Священного Писания и Священного Предания, согласно которому жизнь на земле — это не время ни конечной награды, ни окончательного наказания со стороны Бога; скорби праведников и благополучие грешников в этом мире часто зависят от людей и обстоятельств, создаваемых самими людьми. Бог, попуская или посылая скорби праведникам, поступает по Своей премудрой правде, ибо нет на земле нет праведника, который в чем-либо не согрешил (см. 1Ин.1:8; 3Цар.8:46; Притч.20:9; Иов.14:4—5, 15:14; Пс.50:7; Ис.64:6; Еккл.7:20). Бог делает это с добрым намерением: чтобы скорбями еще более закалить их в добре, утвердить в вере и тем самым очистить от всякого греха (см. 1Пет.1:6—7; 2Кор.4:17; Рим.8:18, 5:3—5; Иов.23:10; Притч.17:3, 27:21; Сир.2:5; Зах.13:9; Иак.1:2—4; Прем.3:6; 2Кор.12:10). Осыпая же грешников в этом мире Своими благами, Бог делает это для того, чтобы добротой поощрить их к покаянию, являя им Свою милостивую праведность и свидетельствуя, что блаженство и радость — лишь в благе Божественном (см. Рим.2:4; 2Пет.3:9; Ис.30:18). Делая то или другое, Бог поступает по Своей вечной правде, ибо как всеведущий Он до мельчайших подробностей знает, что́ в человеке (см. Ин.2:25). Но наряду с таким Божиим воздействием на праведников и грешников, в душах и первых, и вторых происходит чисто субъективный процесс: с умножением страданий праведников в них умножается и Божие утешение (см. 2Кор.1:5—7, 4:8, 17, 6:4—10; 1Кор.4:11—13; Рим.14:17); грешники же, при всем внешнем благополучии, за свои грехи и беззакония часто бывают мучимы совестью (см. Прем.11:17, 12:27).

Преп. Макарий Великий:

По этой причине все благоугодившие Богу, благоугодили не иначе, как оставив свою правду, поврежденную грехопадением, и устремясь к исканию правды Божией, изложенной в учении и заповеданиях Евангелия. В правде Божией они обрели любовь, сокровенную от падшего естества. И Господь, заповедав многое о любви, повелел прежде искать правды Божией, зная, что она - мать любви”.

Св. Иоанн Златоуст:

Говоря о принадлежности естества Божия, пророк Давид выражает то, что существенно свойственно Богу. Что же это такое? «Десница Твоя полна правды» (Пс. 47, 11), - говорит он, показывая, что случившееся было следствием не достоинства облагодетельствованных, но существенного свойства Божия, потому что самое существо Его радуется правде, утешается человеколюбием. Это Его дело, Его обычай, что они получали такие благодеяния. Как огню свойственно согревать и солнцу свойственно светить, так и Богу свойственно благотворить, и даже не так, а гораздо более. Потому пророк говорит: «Десница Твоя полна правды», выражая щедрость, свойственную существу Божию.

«Небеса провозгласят правду Его» (Пс. 49, 6). Здесь пророк опять, желая показать светлость, ясность, очевидность, непререкаемость, известность правды Божией, представляет неодушевленные стихии возвещающими ее.

«Бог есть судия» (Пс. 74, 8), определяющий должное каждому. Не напрасно пророк употребил здесь слово «судия», но чтобы показать, что Бог и Сам праведен, и другим воздает тем же. О Боге слово «судия» употребляется вместо «праведный», что и [апостол] Павел выражает словами: «Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем» (Рим. 3, 4). В том ведь преимущественно и состоит суд, то преимущественно и значит быть судьей, чтобы не только произносить приговор, но произносить его справедливо (39, 257).

И ты, обижаемый, оканчивая жизнь, не отчаивайся в праведном воздаянии – после отшествия отсюда ты непременно получишь награду за труды. И ты, грабитель, корыстолюбец и нарушитель правды, оканчивая свою жизнь в мире, не оставайся спокойным – после отшествия отсюда ты за все отдашь отчет, за все зло получишь воздаяние. Бог существует всегда, и правда Его пребывает всегда, не находя в смерти препятствия ни для воздаяния за подвиги добродетели, ни для наказания за дела злые.

«Отворите мне врата правды» (Пс. 117, 19). Эти слова можно принимать и в переносном смысле, подразумевая врата небесные, которые закрыты для нечестивых и в которые нужно ударять добродетелью, милостыней, правдой.

Правдой он называет человеколюбие, и во многих местах Писания слово «правда» употребляется в этом значении, и весьма справедливо. У людей правда не соединяется с милостью. А у Бога не так, но с правдой соединяется и милость, и притом такая, что и сама правда называется человеколюбием.

«Правда Его пребывает вовек» (Пс. 110, 3). Это, мне кажется, пророк сказал для тех, которые соблазняются несчастьями, нечаянно постигающими некоторых. Он как бы вразумляет их так: не смущайтесь, видя людей, подвергающихся клевете, обижаемых, страдающих невинно: есть суд беспристрастный, приговор справедливый, воздающий каждому по достоинству. Если ты будешь требовать этого приговора теперь же, то смотри, чтобы тебе не произнести его против себя самого. Подлинно, если бы Бог тотчас стал поражать каждый грех наказанием и над каждым преступлением приводить в исполнение праведный суд Свой, то род человеческий давно был бы истреблен.

Кто с правдой приступает к Богу, любящему правду, тот не отойдет, не получив ничего, и, напротив, кто приступит к Нему без нее или осквернившись противоположными ей пороками, тот, хотя бы просил тысячу раз, не будет иметь никакого успеха, потому что не имеет с собой того, что может умолить его. Поэтому, если ты хочешь иметь какой-нибудь успех пред Богом, приступай к Нему, взяв с собой правду. Под именем же правды понимай здесь не часть добродетели, но всю добродетель всецело.

Что значит: «пожрите жертву правды»? Приобретайте правду, приносите правду; тот дар Богу величайший, та жертва Ему приятна, то приношение Ему благоугодно, которые состоят не в заклании овнов и тельцов, но в совершеннии праведных дел. Видишь, как издревле предызображается жизнь Церкви и вместо жертв зримых требуются духовные. Правдой же он называет здесь не частный вид добродетели, но добродетель вообще, равно как и праведным человеком мы называем того, кто имеет всю добродетель.

Чтобы ты не подумал, что мир везде есть дело похвальное, Христос присоединяет и эту заповедь: Блаженны изгнанные правды ради (Мф. 5, 10), то есть гонимые за добродетель, за покровительство другим, за благочестие, так как правдой Он всегда называет соединение любви и мудрости души.

Св. Афанасий Великий:

«Откровения Твои, которые Ты заповедал, - правда и совершенная истина» (Пс. 118, 138). В высшей степени прямые правила судов Твоих показывают правду Твою. Откровения Твои – это Божественные Писания: они - правда по нравственным заповедям и истина по смыслу, заключающемуся в самих словах.

Св. Николай Сербский:

"Когда случился первый грех?

В Раю, когда Адам и Ева преступили заповедь Божию и покорились сатане.

Как связаны остальные люди с грехом Адама?


Все люди унаследовали тот грех от своих первых предков. Мы получили в наследство грех от прародителей людского рода точно так же, как получаем наследственные болезни от своих родителей.

Был ли тот первый грех единственным, когда Иисус пришел спасать людей?

Нет, к тому первому греху прибавилось бесчисленное множество других грехов, и люди под их бременем полностью подпали под власть сатаны…

Как Господь Бог мог допустить, чтобы Иисус умер такой жестокой смертью, будучи полностью невиновным?

Иисус умер не из-за своего греха, но из-за наших грехов. Вечная Правда Божия принесла такую невинную и неоценимую Жертву во искупление греха Адама и наших грехов".

"Слово Божие, Логос, по Вечному Совету, сотворил человека Адама и жену Еву и поселил их в Раю. Но их прельстил сатана через змия, и они согрешили пред Богом. Бог не захотел простить сатане грех, ибо он согрешил в самой близости к Богу. А человеку Бог хотел простить грех, так как человек был обольщен сатаной. Хотел Бог простить Адама, но не без покаяния и достаточной жертвы. И Сын Божий, Агнец Божий, пошел на заклание ради искупления Адама и его рода. И все из любви и правды. Да, и правды, но правда и заключается в любви".

Св. Кирилл Иерусалимский:

«Смерть была необходима; непременно надлежало быть смерти за всех людей, потому что нужно было уплатить общий долг, лежавший на всех людях. Для этой цели Слово, бессмертное по Своей природе, восприняло смертную плоть, чтобы ее, как Свою собственную плоть, принести в жертву за всех людей и чтобы плотию претерпеть за всех смерть».

«Немаловажен был умерший за нас; не чувственный был Агнец; не простой был человек; не Ангел только был, но Бог вочеловечившийся. Не столь важно было беззаконие грешников, сколько важна правда умершего за них. Не столько мы согрешили, сколько сделал правды Положивший за нас душу Свою; положивший, когда восхотел, и опять, когда восхотел принявший ее. И хочешь ли познать, что Он не насильственно кончил жизнь, и что не против воли предал Дух? Он возгласил ко Отцу, говоря: Отче! в руце Твои предаю Дух Мой (Лк. 23, 46). Предаю, чтобы паки принять оный; и сия рек, испусти дух (Мф. 27, 50); но не на долгое время, ибо скоро опять воскрес из мертвых».

Св. прав. Иоанн Кронштадтский:

Она (Ева) сочла ложным слово Творца и верным - слово диавола; вкусила запрещеннаго плода и вместе с тем вошла в нравственный союз и сочетание, содружество с врагом Божиим, приняв в себя яд греха и смерти, - склонила к преслушанию Адама, передав ему всю свою греховную заразу, - и они объявили вражду Богу, и вместе с тем лишились Его благодати, света, жизни, мир. Яд, мерзость греха заразили все существо первых людей. Они стали непотребны для Бога и недостойны для Его сопребывания с Ним. Правда Божия требовала изгнания преступников из светлаго, блаженнаго жилища райскаго, и из сожития ангельскаго, и грозный Ангел Божий изгнал их, вселив их прямо рая оплакивать свое легкомысленное падение. …

Роду нашему, по Правосудию Божию, предстояло быть оставленным от Бога, лишенным благодати и жизни Его, и быть вверженым в вечную муку. Ужасно представить хотя на минуту муки ада; ужасно вечное разлучение с Богом, Источником жизни. Ужасно клокотание вечнаго огня, страшно палящаго и никогда не сожигающаго своей жертвы. Страшны, невыносимы вопли мучающихся грешников в аду. Напоминая об этом ужасном оставлении грешников и дав Себя в выкуп за них правосудию Отца Своего, Он, Агнец Божий, возносит последний глас от преисполненнаго скорбью сердца: Боже мой, Боже мой! почто Ты меня оставил? т. е. предоставил Меня всей лютости мучении?

Но, слава Страстям Твоим, Господи! Ты принял не только казнь крестную, от Отца Небеснаго, чтобы нас избавить от вечной казни, но и оставление от Него, т. е. испытание всей лютости мучений, которой должны были подвергнуться по правде Божией мы, грешные. За то - мы не будем оставлены благостию Божиею, если будем веровать и уповать на Тебя до конца, но будем приняты в вечное радостное общение с Тобою в будущем веке".


Свмч. Серафим (Чичагов):

"Правда Божия прежде всего требует, чтобы за заслуги людей получалось воздаяние, а за вину их - наказание.  …Неужели же всеправедный Бог должен был нарушить этот закон в пользу человека, когда Он не нарушил его и для отпавших ангелов? Но так как Бог есть любовь по существу и само существо любви, то Он предопределил павшему человеку новый путь к спасению и совершенному возрождению чрез прекращение в нем греха.

По требованию Правды Божией человек должен был принести Правосудию Божию удовлетворение за свой грех. Но что он мог принести в жертву? Свое раскаяние, свою жизнь? Но раскаяние только смягчает наказание, а не избавляет от него, ибо не уничтожает преступления. Ведь никто не прощает преступников за одно раскаяние. Жизнь же есть дар Божий, а потому она не может быть Искупительной жертвой, тем более что со времени падения человека его жизнь сделалась жертвою смерти. Бог не сотворил смерти (Прем. 1, 13), а создал все для жизни. Таким образом, человек остался неоплатным должником пред Богом и вечным пленником смерти и диавола. Истребление в себе греховности было невозможно для человека, ибо он получил наклонность ко злу вместе с бытием, с душею и плотию. Следовательно, воссоздать человека мог только его Создатель и только Божеское всемогущество могло уничтожить естественные следствия греха, как смерть и зло. Но спасти человека без его хотения, против его воли, насильно, было недостойно как Бога, даровавшего человеку свободу, так и человека, существа свободного. Св. Ефрем говорит: «Кто хочет, чтобы его вели насильно, тот недостоин милости!» Нет спора, говорят другие святые отцы, что неистощимая Божия премудрость могла измыслить много средств для спасения человека, но Создатель избрал воплощение и смерть Своего Сына. Единородный Сын Божий, Единосущный Богу Отцу принял на Себя человеческую природу, соединил ее в Своем Лице с Божеством и, таким образом, восстановил в Себе человечество - чистое, совершенное и безгрешное, какое было в Адаме до грехопадения. Своею земною жизнию и всеми Своими делами Он оказывал совершеннейшее послушание воле Отца, с полным отречением от Своей воли, терпел все назначенные человеку Правдою Божиею скорби, страдания и самую смерть и такою же Жертвою вполне удовлетворил Божескому Правосудию за все человечество, падшее и виновное пред Богом. Чрез воплощение Божие мы стали братьями Единородного, сделались Его сонаследниками, соединились с Ним, как тело с главою. Христос заплатил гораздо больше, нежели чем было должно; Его уплата в сравнении с долгом то же, что безмерное море с малою каплею. На этой бесконечной цене Искупительной жертвы, принесенной на Кресте, и основывается право Искупителя прощать грехи кающимся, очищать и освящать их души Своею кровию. По силе крестных заслуг Христовых изливаются на верующих благодатные дары, и они даются Богом Христу и нам во Христе и чрез Христа Иисуса".

Блаженный Феодорит Кирский:

Благовестием является правда Божия, не только нам подаваемая, но и явственно показуемая в самой тайне домостроительства. Ибо не властию домостроительствовал Бог наше спасение, не повелением и не словом сокрушил державу смерти, но милость срастворил и с правдою. И само Единородное Слово Божие, облекшись в естество Адамово и сохранив оное чистым от всякого греха, принесло сие за нас и, воздав долг естества, уплатило общую повинность всех людей. — Сие божественный Павел яснее излагает впоследствии.

Св. Тихон Задонский:


Соломон говорит: «Соблюдение правды и правосудия более угодно Господу, нежели жертва» (Притч. 21, 3). «Ибо Господь праведен, любит правду» (Пс. 10, 7) или Он и есть самая Правда и Истина, поэтому и любит – правду и истину. Мы почитаем правдой Его – вечную правду, истиной - вечную истину, когда делаем то, чего Его правда хочет, и храним себя от лжи, лести, лукавства и лицемерия, от чего Его вечная истина отвращается. Потому пророк увещевает нас: «Приносите жертвы правды» (Пс. 4, 6). И апостол говорит: «говорите истину каждый ближнему своему» (Еф. 4, 25), ибо «Господь хранит верных» (Пс. 30, 24).

Чтобы понять, что значит «творить правду», внимай, христианин, следующему рассуждению. Правда есть такая добродетель, которая учит нас всем отдавать должное, и потому это всеобщая добродетель, заключающая в себе все добродетели. Она изображена во всех десяти Божиих заповедях, как и всякая истинная добродетель, и потому исполнять заповеди Божии и творить правду - это одно и то же. И как правда заключает в себе всякую добродетель, так неправда – всякий грех, и когда человек нарушает заповедь Божию, тогда он делает неправду и против правды грешит. Итак, всякий грех – против правды.

Пространный катехизис, составленный святителем Филаретом, митрополитом Московским:

Из откровения Божия можно заимствовать следующие понятия о существе и существенных свойствах Божиих: Бог есть Дух «вечный, всеблагой, всеведущий, всеправедный, всемогущий, вездесущий, неизменяемый, вседовольный, всеблаженный».

О правосудии Божием пророк Давид поёт: «Господь праведен, любит правду; лице Его видит праведника» (Пс. 10:7). Апостол Павел говорит, что Бог «воздаст каждому по делам» его (Рим. 2:6) и что «нет лицеприятия у Бога» (Рим. 2:11).

Проклятие - это осуждение греха праведным судом Божиим, а также осуждение зла на земле, происшедшего в наказание людям от их греха. Бог сказал Адаму: «Проклята земля за тебя» (Быт. 3:17).

Что мы понимаем под именем правды?


Хотя следует понимать под именем правды всякую добродетель, которую христианин должен желать как пищу и питие, но преимущественно нужно подразумевать ту правду, о которой в пророчестве Даниила сказано, что приведётся «правда вечная» (Дан. 9:24), т.е. совершится оправдание человека, виновного перед Богом, - оправдание посредством благодати и веры в Господа Иисуса Христа.

Об этой правде говорит апостол Павел: «Правда Божия чрез веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих: ибо нет различия; потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в крови Его чрез веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде» (Рим. 3:22-25).

Св. Игнатий (Брянчанинов):

Истина есть слово Божие - Евангелие; Истина – Христос. Познание Истины вводит в душу Божественную правду, изгнав из души падшую и оскверненную грехом правду человеческую. Вхождение свое в душу Божественная правда свидетельствует Христовым миром.

Божественная правда явилась человечеству в Божественном милосердии и повелела нам уподобиться Богу совершенным милосердием, а не какой-либо другой добродетелью.

Св. Феофан Затворник:

Правда Божия — может означать свойство Божие, — что Бог праведен, всегда и во всем праведно действует; и может означать праведность Божескую — полную и совершенную, от Бога человеку сообщаемую и делающую его праведным и святым.

Весь мир, которому мы не знаем пределов, стоит на судьбах правды Божией, но стоит не сам собою - держит его в этом всемогущая десница Божия. А так как он не сам собою стоит, то и отступать от этих судеб сам собою не может. Мы же свободны: нам надо свободно подчинить себя этим судьбам и держать себя в них, чтобы войти в соглашение и гармонию со всем сотворенным. Все служит Господу (Пс. 118, 91), Творцу и Вседержителю. Избегать этого ига, налагаемого природой, хотя это и может показаться храбростью, - бессмысленно, ибо в пребывании под ним наше благо – и временное, и вечное. Пребывающие под ним сами в себе чувствуют, что так и должно быть, и те, которые убегают из-под него, чувствуют, что так не должно быть, хотя они и потерялись и закружились в тумане.

Есть степени созерцания Бога. По свидетельству Исаака Сирина, созерцание того, как Бог явил и являет Себя в тварях, есть первая степень, а созерцание Бога, как Он есть Сам в Себе, - вторая, высшая. Пророк останавливается на первой, ибо судьбы правды, из-за которых он хвалит Бога, означают праведные суды, присуждения и определения Божии, как чему быть и как что было и бывает на деле. Вспоминая это, пророк не может удержаться от восхваления Бога, дивного в судьбах Своих, и семикратно или много раз в день хвалит его. Святой Афанасий Великий пишет: «Как изучивший законы творения и Промышления Божия, исповедуется он о судьбах правды Божией, о тех судьбах, по которым Бог создал разнообразные твари и промышляет о каждой из них».

«Правда Твоя – правда вечная» (Пс. 118, 142). Мысль святого пророка, начав с юности и пройдя всю жизнь, перенеслась в вечность и узрела на всем этом протяжении неизменно пребывающей только правду Божию. «Правда Твоя – правда вечная». Почему? Потому что она одна дает закон, который не только истинен, но сам есть истина. Питаясь этой уверенностью, как бы так говорит пророк: воодушевляюсь надеждой, что, идя путем закона Твоего и пребывая верным правде Твоей, я держусь того, что единственно истинно, необманчиво и безошибочно. Там, за пределами жизни, я вижу венец, которым увенчается верность закону Твоему и правде Твоей.

...Таков был святой апостол Павел. «Время, - говорит он, - моего отшествия настало... течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды» (2Тим. 4, 6-8). Скажете, не самонадеянно ли это? Нет. «Ничего не знаю за собою», ничего плохого за собой не знаю, - исповедует он, - «но тем не оправдываюсь» (1Кор. 4, 4). Оправдывает нас Господь; а если Господь кого оправдает, то кто его осудит?

«Я славил бы Тебя в правоте сердца, поучаясь судам правды Твоей» (Пс. 118, 7)... Требование для успешного течения путем Божиим: обучение или навык узнавать судьбы правды Божией и соответственно тому действовать. Правда Божия – это заповеди; судьбы правды Божией – это Божии присуждения и определения: что, когда и как должно быть сделано, чтобы служить делу богоугождения и спасения, а не разорения его. Это определяется известным у святых отцов рассуждением. Это рассуждение приобретается не вдруг, а постепенно. Вначале приступающий к делу Божию обыкновенно сам не рассуждает, а все спрашивает у умеющих рассудить. Но потом, при строгом внимании и при опытах руководства, дела за делами, успешно совершенные, дают душе навык и самой определять кое-что. Навык этот растет с преуспеянием жизни и наконец устанавливается: приобретается внутренняя правота, что и как делать; дух правый обновляется во утробе, то есть в очищенном сердце.

Кто же чист пред Господом? «Кто родится чистым от нечистого? Ни один» (Иов 14, 4). Как же можно сказать: «Я совершал суд и правду» (Пс. 118, 121)? Можно, но в таком смысле: все, зависящее от меня, я делаю, чтобы быть верным правде, сознательно не иду против заповедей Твоих и против воли Твоей, совесть моя не уличает меня в этом. Я всегда хочу и стремлюсь быть верным правде. Есть грехи», но грехи немощи, неведения, нечаянностей, а чтобы задумать грех и злонамеренно привести его в дело - этого со мною не бывает. Так могут говорить очень немногие. Блаженный Феодорит спрашивает: «Кто имеет столько душевной чистоты, чтобы с дерзновением повторить слова пророка? Тот, кто, подобно апостолу, может сказать: «Похвала наша сия есть свидетельство совести нашей» (2Кор. 1, 12). Вот поэтому-то и говорит так пророк. Правда, и он имел тяжкий грех, но очистил его искренним покаянием. Покаяние смывает нечистоту греха и после греха дает совести дерзновение свидетельствовать: «Я совершал суд и правду», особенно когда от Самого Бога изречено прощение. Итак, если желаешь, чтобы упование осеняло душу твою и ты мог с дерзновением изрекать Богу: «не предай меня» (Пс. 118, 121), будь верен правде, или заповедям Божиим.

Полное же оправдание, или полное удовлетворение правды Божией, состоит не в принесении только умилостивительной жертвы за грех, но и в обогащении милуемого делами правды, чтобы ими наполнить время жизни, проведенное в грехе и по помиловании остающееся пустым. Ибо закон правды Божией требует, чтобы жизнь человека не от грехов только была свободна, но и была наполнена делами правды, как сие показал Господь в притче о талантах, где раб, зарывший талант в землю, осуждается не за употребление таланта на зло, а за ничегонесделание на него.

Преп. Макарий Оптинский:

Помните слова св. Иоанна Лествичника: "правильное или неправильное обличение отвергши, своего спасения отвергся" (Степень 4, гл. 44); ведь мы много согрешаем и забываем, а правда Божия посылает нам искушение к очищению и самых тех неведомых наших грехов; только в том должны быть уверены твердо, что без правды Божией ничего не может случиться с нами противного; а как, когда и чрез кого, не любопытствуй, учит св. Марк. Истинно пишу к вам и советую, как своей душе.

Св. Филарет (Дроздов):

«Бог любы есть», говорит тот же созерцатель любви. Бог есть любовь по существу и самое существо любви. Все Его свойства суть облачения любви; все действия — выражения любви. В ней обитает Его всемогущество всею полнотою своею… она есть Его правосудие, когда степени и роды ниспосылаемых или удерживаемых даров своих измеряет премудростью и благостью, ради высочайшего блага всех своих созданий.

Приближьтесь и рассмотрите грозное лицо правосудия Божия, и вы точно узнаете в нем кроткий взор любви Божией».

Архим. Рафаил (Карелин):

Промысл Божий, в котором соединены любовь и правда, – мы не можем понять: божественная Любовь – не человеческая любовь, и божественная Правда – не человеческая правда. Но то немногое, что мы знаем, должно побудить нас благодарить Бога за Его неизреченную милость. А тайну промысла Божьего над всем человечеством и  каждым из нас, мы узнаем лишь в будущей жизни в той степени, которая доступна человеку».







Яндекс.Метрика