Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Училище благочестия

Плоды покаяния



Сотворите же достойные плоды покаяния.
(Лк. 3, 7-8)


Блаженный Феофилакт:

""Достойные плоды покаяния" составляет не только удаление от зла, но и упражнение в добре; ибо совершение добра есть поистине плод и порождение покаяния".



Два брата, будучи побеждены блудной похотью, пошли и взяли женщин. После же стали говорить друг другу: «Что пользы для нас в том, что мы, оставив ангельский чин, пали в эту нечистоту и потом должны будем идти в огонь и мучение? Пойдем опять в пустыню». Придя в нее, они просили отцов назначить им покаяние, исповедав им то, что они сделали. Старцы заключили их на год и обоим поровну давали хлеб и воду. Братья были одинаковы на вид. Когда исполнилось время покаяния, они вышли из заключения, и отцы увидели одного из них печальным и совершенно бледным, а другого — с веселым и светлым лицом, и подивились тому, ибо братья пребывали в одинаковых условиях. Спросили они печального брата: «Какими мыслями ты был занят в своей келлии?» «Я думал, — отвечал он, — о том зле, которое я сделал, и о муке, в которую должен идти, и от страха прильпе кость моя плоти моей» (Пс. 101, 6). Спросили они и другого: «А ты о чем размышлял в своей келлии?» Он отвечал: «Я благодарил Бога, что Он «исторг меня от нечистоты этого мира и от будущего мучения, возвратил меня к этому ангельскому житию, и, помня о Боге, я радовался». Старцы сказали: «Покаяние того и другого — равно перед Богом».
(Древний патерик)



Говорили о некой девице, что у нее умерли родители и она осталась сиротой. Размыслив, она сделала свой дом странноприимным для отцов скита. Она жила, принимая странных, и в удобное время служила отцам. Через некоторое время истощилось ее имущество и она начала нуждаться. Сблизились с ней развратные люди и отклонили ее от доброй цели. После того она начала жить так плохо, что дошла до блудодейства. Услышали об этом отцы и очень опечалились. Призвав авву Иоанна Колова, они ему сказали: “Мы слышали о той сестре, что она худо живет. Когда могла, она оказывала нам свою любовь, а теперь мы окажем свою любовь и поможем ей. Потрудись сходить к ней и по мудрости, которую дал тебе Бог, воздвигни ее”. Авва Иоанн пошел к ней и говорит привратнице: “Скажи о мне госпоже.” Она же отослала его, говоря: “Вы прежде объедали ее, а теперь она бедна”. Авва Иоанн говорит: “Скажи ей, я много могу сделать ей пользы”. Слуги же ее, насмехаясь, говорят ему: “А что ты дашь ей за то, что хочешь видеться с ней”. Привратница сказала о старце госпоже. Девица говорит ей: “Эти монахи всегда снуют около Красного моря и ищут жемчуг”. Потом, нарядившись, говорит ей: “Позови его”. Когда он вошел, она, приняв его, села на роскошном ложе. Авва же Иоанн, подойдя к ней близко и смотря ей в лицо, говорит: “Что ты унижаешь Иисуса, что дошла до этого?” Услышав это, она совершенно оцепенела. И старец, приклонив свою главу, начал сильно плакать. Девица говорит ему: “Авва, о чем ты плачешь?” Старец поклонился и, снова приклонив голову, со слезами говорит ей: “Вижу, что сатана смеется тебе в лицо, как же мне не плакать?” Девица, услышав это, поражена была еще больше и сказала: “Возьми меня, куда хочешь”. — “Пойдем”, — отвечал ей старец. И она встала, чтобы следовать за ним. При этом авва Иоанн заметил, что девица не сделала никакого распоряжения и ничего не сказала о своем доме, и удивился. Когда они пришли в пустыню, наступил вечер. Авва, сделав из песка как бы небольшое возглавие для нее и сотворив крестное знамение, говорит ей: “Усни здесь”. Сделав и себе на недалеком расстоянии возглавие и окончив молитвы, которые творил, старец преклонился. Проснувшись же в полночь, он видит как бы некий светлый путь, сходящий от неба до самой девицы, и увидел ангелов Божиих, возносящих ее душу. Встав и подойдя, он дотронулся до нее. Когда же увидел, что она умерла, повергся на лицо, моля Бога, и услышал глас, говорящий: “Один час покаяния ее принят лучше покаяния многих медлящих и не являющих ничего подобного такому покаянию”.
(Древний патерик. Тж.: Память блаж. Таисии)



Авва Иоанн из Келий поведал, что в Египте была блудница необыкновенной красоты, очень богатая. Ее посещали люди знатные. Однажды она пришла к церкви и хотела войти в нее, но иподиакон, стоявший у дверей, не пустил ее, сказав: “Ты недостойна войти в дом Божий, потому что ты в нечистоте”. Блудница настаивала на своем, но иподиакон не пускал ее. Они начали спорить. Епископ, услышав шум, вышел к дверям. Блудница сказала: “Иподиакон не пускает меня в церковь”. Епископ отвечал: “Невозможно войти тебе, потому что ты в нечистоте”. Пораженная этим, блудница воскликнула: “С этого дня я уже не буду блудодействовать!” Епископ сказал на это: “Если ты принесешь сюда свое имение, то поверю, что оставишь грех”. Блудница принесла свое имущество, епископ бросил его в огонь. После этого блудница, обливаясь слезами, вошла в церковь и сказала: “Если здесь так поступили со мной, то что было бы там?” Она принесла покаяние и сделалась избранным сосудом.
(Св. Игнатий. Отечник)



Рассказывали об авве Сисое. Перед его смертью, когда около него сидели отцы, лицо его просияло, как солнце. И он сказал: «Вот пришел авва Антоний». Немного погодя: «Вот пришел лик пророков». И лицо его заблистало еще светлее. Потом он сказал: «Вот вижу лик Апостолов». Свет лица его усилился, и он с кем-то разговаривал. Тогда старцы стали спрашивать его: «С кем ты, отец, беседуешь?» Он отвечал: «Пришли Ангелы взять меня, а я прошу, чтобы на некоторое время оставили меня для покаяния». Старцы сказали ему: «Ты, отец, не имеешь нужды в покаянии». Он отвечал им; «Нет, я уверен, что еще и не начинал покаяния». А все знали, что он совершен. Вдруг опять лицо его заблистало, подобно солнцу. Все пришли в ужас, а он говорит им: «Смотрите, вот Господь. Он говорит: «Несите ко Мне избранный сосуд пустыни», — и тотчас предал дух и был светел, как молния. Вся храмина наполнилась благоуханием.
(Достопамятные сказания)



Некогда один святой старец, спасавшийся на горе Олимп, беседовал с братьями о спасении души. Во время беседы к старцу подошел простолюдин, поклонился ему и молча остановился. Старец спросил: “Что тебе нужно?” Простолюдин сказал: “Да пришел к твоей святыне исповедать свои грехи, честный отче”. Старец сказал: “Говори перед всеми, не стыдись”. Тогда простолюдин начал в присутствии всех исповедовать свои грехи, иные из которых были столь тяжки, что неудобно и называть их. Когда он все рассказал со слезами, то поник долу и стоял унылый с сокрушенным сердцем. Старец же, после его исповеди, долго размышлял о чем-то и, наконец, сказал: “Хочешь ли принять иноческий образ?” — “Ей, отче, — ответил простолюдин, — желаю и даже захватил сюда необходимые при пострижении одежды”. После этого старец преподал ему несколько наставлений, облек его в ангельский образ и, отпуская, сказал: “Иди, чадо, с миром и больше не согрешай”. Он же, поклонившись до земли, ушел, славя Бога. Монахи всему этому удивлялись и сказали старцу: “Что это значит, отче? Сколько тяжких грехов сейчас он назвал, и ты не дал ему никакого послушания, не наложил на него ни малейшей епитимии?” — “О, любезные дети, — сказал старец, — неужели вы не видели, что, когда он исповедовал свои грехи, близ него стоял страшный муж, лицо которого блистало, как молния, и одежды его были белы, как снег. Он держал в руках хартию грехов каявшегося, и когда простолюдин высказывал мне грехи перед всеми вами, он постепенно изглаждал их из хартии? И если таким образом простил его Бог, то как же я-то после этого смею давать ему какую бы то ни было епитимию?” Услышав это, монахи ужаснулись и возблагодарили Господа нашего Иисуса Христа, возвеличили благость и человеколюбие Его и разошлись, дивясь о преславных делах Бога нашего.
(Прот. В. Гурьев. Пролог)



Авва Патермуфий посетил брата и застал его лежащим на одре болезни. Брат нелегко расставался с жизнью: совесть тяжко смущала его, он трепетал. “Отчего ты, чадо, не готов к исходу? Видно, совесть — изобличительница твоего нерадения — не отступает от тебя”. И больной взмолился: “Прошу тебя, отче, исходатайствуй перед Богом, да продлит, хотя бы ненамного, мою жизнь, чтобы мне очиститься”. — “И ты просишь еще короткого срока для покаяния, когда уже настал конец твоей жизни? — удивился старец. — А что ж ты делал раньше, во все продолжение жизни? Разве не мог ты лечить тогда свои язвы? Нет?! Ты к старым прилагал свежие!” Еще более настойчиво молил его умирающий. “Если ты к старому злу не станешь прибавлять нового, — отвечал старец, — мы помолимся о тебе. Бог благ и долготерпелив и продлит еще ненадолго твою жизнь, чтобы ты мог уплатить свои долги”. И, преклонив колена, старец начал молиться. Потом, поднявшись, обратился к больному со словами: “Господь дает тебе еще три года жизни, — только бы ты всем сердцем обратился к покаянию”. И, взяв его за руку, воздвиг с одра болезни. Выздоровевший немедленно последовал в пустыню за аввой. Прошло три года. Авва привел брата на то место, откуда они ушли три года назад, и все пришли в изумление: точно Ангел Божий, а не человек стоял перед всеми, — так глубоко было его обращение к Богу! Между тем собралось множество братии. Старец поставил его посреди всех и, ставя его в пример, всю ночь беседовал с братией о плодах покаяния и обращения к Богу. Беседа продолжалась. Брат точно тихо засыпал и заснул навеки!
(Руфин. Жизнь пустынных отцов)



Брат безмолвствовал в одном монастыре, и молитва его постоянно состояла в следующем: “Господи! Нет во мне страха Твоего, пошли мне или тяжкий недуг, или напасть, чтобы таким образом пришла окаянная моя душа в страх Твой. Знаю, что грех мой сам по себе непростителен: много согрешил я пред Тобой, Владыко, согрешил много и тяжко. Но ради милости Твоей, по святой воле Твоей, прости мне грех мой. Если же и этого не может быть, то помучь меня здесь, чтоб здешними муками была несколько ослаблена мука будущая. Начни казнить меня отселе, Владыко, казнить не в гневе Твоем, а в человеколюбии.” Брат провел целый год, молясь таким образом в сокрушении и смирении сердца, в строгом посте. Между тем постоянно ему сопутствовала мысль: какое значение имеют слова Господа: блаженны плачущие, ибо они утешатся (Мф. 5, 4). Однажды, когда брат, объятый печалью по обычаю сидел на земле и плакал, напал на него тонкий сон. Явился ему Христос, воззрел на него милостиво и сказал тихим голосом: “Что с тобой? О чем ты плачешь?” Брат отвечал Господу: “Господи! Я пал”. Явившийся сказал на это: “Восстань”. Брат отвечал, сидя на земле: “Не могу встать, если Ты не прострешь руки Твоей и не восставишь меня”. Господь простер руку и воздвиг его. Явившийся опять сказал тихо: “Что ты плачешь, о чем скорбишь?” Брат отвечал: “Господи! Как мне не плакать и не скорбеть, когда я столько прогневал Тебя?” Тогда явившийся простер руку Свою, приложил ладонь к сердцу брата и, погладив его, сказал: “Не скорби! Бог поможет тебе. Я уже не буду карать тебя, потому что ты сам наказал себя. Ради тебя Я пролил Кровь Мою, пролью и человеколюбие Мое на всякую душу, приносящую покаяние”. Брат, придя в себя, ощутил свое сердце исполненным неизъяснимой радости и приял извещение, что Бог сотворил милость с ним. Прочее время своей жизни он провел в великом смирении, славословя Бога, и отошел к Богу в настроении исповедания.
(Св. Игнатий. Отечник. С. 436)



Брат спросил одного старца: “Если случится человеку, по действию диавола, впасть в искушение, бывает ли польза для соблазняющихся через него?” На это старец рассказал ему следующее. В киновии Египетской был один именитый диакон. Некий должностной гражданин, гонимый архонтом, пришел в киновию со всем своим домом. Диакон, по действию диавола, пал с его женой и положил срам на всех. Пошел он к одному любимому им старцу и рассказал ему о случившемся. У старца внутри его келии было одно темное, потаенное место. Диакон начал упрашивать его, говоря: “Погреби меня здесь живого и никому не открывай это”. Он вошел во мрак и принес истинное покаяние. Через год наступила засуха. При совершении общей молитвы было открыто одному из святых: “Если не выйдет и не помолится диакон, скрытый таким-то старцем, то не будет дождя”. Слышавшие подивились и вывели диакона из места, где он был. Он помолился, и пошел дождь. И соблазнившиеся прежде получили гораздо большую пользу от его покаяния и прославили Бога.
(Древний патерик)



В городе Солуни был женский монастырь. Одна из его инокинь, выйдя некогда из обители, по диавольскому действу впала в смертный грех и затем в монастырь уже не возвращалась, а осталась в миру и несколько лет проводила греховную жизнь. Наконец, пришла в себя, образумилась, пожелала обратиться к Богу, внутренне раскаялась и пошла снова в монастырь, в котором прежде жила, чтобы благочестивой жизнью загладить прежние грехи. Но случилось так, что как только подошла она к монастырским воротам, то внезапно упала около них и умерла. После ее смерти одному епископу было видение. Видел он ангелов, которые приняли душу умершей, и следовавших за ними бесов, споривших с ними за ее душу. Ангелы говорили: “Она долго жила в монастыре и работала Богу много лет, следовательно, она наша”. А бесы говорили, что она и последний раз шла в монастырь в лености, следовательно, им принадлежит. Ангелы на это сказали им: “Бог видел ее помышления, ее внутреннее раскаяние и то, что она шла в монастырь, чтобы начать новую жизнь, и потому принял ее покаяние, а что она умерла скоропостижно, это не наше дело, а Божие”. Бесы после того бежали посрамленные.
(Прот. В. Гурьев. Пролог)



Одна дева-подвижница, жившая вместе с двумя другими девственницами, подвизалась лет девять или десять. Но обольщенная одним певцом, она согрешила с ним и родила ребенка. Наконец, почувствовав сильную ненависть к обольстителю, она стала глубоко сокрушаться духом и дошла до такой степени раскаяния, что, сохраняя строгое воздержание, хотела уморить себя голодом. Вот о чем она со слезами молилась и просила Бога: “Боже великий, вземлющий согрешения всех нас и безмерный грех всего мира, не хотящий смерти грешников и погибели падших, но милующий всякое создание, ибо воля Твоя та, чтобы все спаслись! Если Тебе угодно, спаси и меня, погибшую...” Ребенок ее вскоре умер. С этого времени она не хотела и встречаться с обольстителем, предалась строгому воздержанию, служила больным и увечным женщинам тридцать лет. Этим она так приклонила и умилостивила Бога, что одному святому пресвитеру было откровение, что такая-то угодила Ему более покаянием, нежели девством. Это написано, чтобы мы не презирали тех, которые хотя и много согрешили, но и от сердца раскаялись. Вот и эта блаженная, сокрушив свое сердце и жизнь проведя в смиренномудрии, не была презрена Господом кающихся.
(Лавсаик)


При царе Маврикии во Фракии был свирепый и жестокий разбойник. Не находя возможности взять его силой, царь решился употребить для его усмирения противоположное средство — милость и послал к нему свой крест со словами: “Не бойся”. Этот необыкновенный поступок тронул сердце разбойника. Он тотчас же раскаялся, сам явился к царю, пал к его ногам и обещал исправиться. Царь простил его, и он остался жить в городе. Спустя немного времени он впал в тяжкую болезнь и однажды во сне увидел Страшный Суд. Пробудившись, он почувствовал приближение смерти и, ужаснувшись своих грехов, стал с горькими слезами просить прощения... С плачем в течение многих часов исповедовал он свои грехи, затем скончался. В час его смерти живший с ним в одном доме врач во сне видел следующее: много бесов явилось к одру разбойника, держа в руках рукописание его грехов, и за ними — два ангела с весами. На одну чашу бесы положили хартии грехов умершего. “Что же мы положим на свою чашу? — задумались ангелы. — Нет у нас ничего, ибо только десять дней прошло, как он перестал убивать! Не положить ли разве что плат, омоченный его слезами, которые он проливал перед смертью?” И положили. И, о бездна милосердия Божия! Плат перетянул все грехи разбойника, и хартии бесов исчезли. Ангелы взяли душу умершего, а бесы бежали посрамленными. Итак, вот что значит, братие, плакать и сокрушаться о своих грехах!
(Прот. В. Гурьев. Пролог)


Состояние души, желающей приносить покаяние, авва Иоанн изображал следующей притчей. В некотором городе была красавица-блудница, имевшая много любовников. Князь сделал ей предложение: “Обещай жить целомудренно, и я согласен, чтоб ты была моей супругой”. Она обещала. Князь женился на ней и взял ее в свой дом. Узнав об этом, ее прежние любовники рассуждали между собой так: князь женился на ней и взял в свой дом. Если мы пойдем прямо в дом, то князь подвергнет нас пытке. Вот что сделаем: подойдем незаметно к дому, свистнем ее. Она узнает наш свист и выйдет к нам, тогда уж мы не будем виноваты. Так и сделали. Но она, услышав свист, заткнула уши, убежала во внутреннюю комнату и заперла за собой дверь. Авва объяснил притчу так: “Блудница — это душа; ее любовники — страсти; князь — Христос; внутренняя комната — вечная обитель; свистящие любовники — демоны и страсти, которые, убоявшись, удалятся от нее.”
(Св. Игнатий. Отечник)



Поведал некий старец: “По прошествии семнадцати дней пребывания в пустыне я нашел хижину, при ней пальмовое дерево и стоящего мужа, одеждой которому служили его собственные волосы. Страшен был его вид. Увидев меня, он встал на молитву. Когда я заключил молитву словом “аминь”, он понял, что я человек, взял меня за руку и стал спрашивать: “Каким образом пришел ты сюда? Все, ли принадлежащее миру, сохраняется доселе? Продолжаются ли гонения на христиан?” Я отвечал: “За молитвы истинных служителей Господа Иисуса Христа странствую по этой пустыне. Что же касается до гонения, то оно прекращено властью Христовой. Теперь ты расскажи мне, каким образом ты пришел сюда?” Он, плача и вздыхая, стал говорить: “Я был епископом. Когда наступило гонение, я подвергся многим пыткам. Впоследствии, не в состоянии вынести мук, я принес жертву идолам. Опомнившись, познал свое преступление и предал самого себя смерти в этой пустыне. Живу здесь сорок девять лет, исповедуясь Богу и умоляя Его отпустить мне мой грех. Бог даровал мне пропитание от этой пальмы, но я не был утешен дарованием прощения до сорок восьмого года, а в этот год извещен о прощении”. Договаривая это, он внезапно встал, поспешно вышел из хижины и пребыл долгое время в молитве, вероятно, он увидел пришедшие за ним Небесные Силы. Окончив молитву, он подошел ко мне. Я взглянул на его лицо и затрепетал от страха: оно сделалось как бы огненным. Но он сказал мне: “Не бойся. Бог послал тебя для того, чтобы ты совершил мое погребение и предал тело мое земле”. Едва окончил он эти слова, как лег и, вытянув ноги и руки, скончался. Разорвав пополам свою верхнюю одежду, половину оставил я себе, другой половиной обернув святое тело, похоронил его. После погребения немедленно засохла пальма и развалилась хижина. Я много плакал, умоляя Бога, не благоволит ли Он даровать мне эту пальму, чтоб остальное время моей жизни я мог провести на этом месте. Прошение мое не было исполнено, я возвратился к братиям, которым рассказал это, убеждал их не приходить в отчаяние, но обретать Бога покаянием”.
(Св.Игнатий. Отечник)

Рассказ современной христианки

"Верить необходимо но только в то, что Господь может очистить от греха. И прилагать все усилия для покаяния и прощения, а все остальное приложится.

…Десять лет назад у моей мамы были камни в желчном. Врачи сказали, не мучайтесь, все равно при таких больших камнях операции не избежать. Год она тянула, а когда отправилась на операцию, ей сказали: рак печени.

У нее приступ начался такой, что месяц не могли боль ничем купировать. Обкалывали всю брюшину и убеждали, что она не может при таких дозах обезболивающих чувствовать боль.

А она лежала на кровати, скрипела зубами и таяла. Жаловалась на свою жизнь и рассказывала соседке по палате о своей обиде и злости на одного человека.

Женщина верующая была и стала предлагать ей взглянуть на этого человека другими глазами и пожалеть его. Говорила, попроси Господа за него.

И вот прихожу утром в больницу и нахожу маму гуляющей по коридору. Худющая и глаза заплаканные.

Всю ночь она со слезами молилась как умела за обидчика и не заметила как боль отступила. Говорила, как было стыдно за себя и жаль этого несчастного запутавшегося человека. Умоляла меня дать ей слово, что я тоже его прощу и никогда не попытаюсь ему чем-либо навредить. Говорила сумбурно о том, что я должна что-то понять.

Тогда мы молились, наверное, один из первых раз и как я потом поняла, направляя мысли именно так, как учит Церковь. Господь нас сам направлял.

Через неделю мы повторили все обследования при подготовке к операции. Три специалиста, которые ее вели целый год, сказали, что это не её история болезни. Ни опухоли, ни камней. Никто не верит, хотя у нас история ее болезни на руках".

(Источник: www.dobroeslovo.ru/viewtopic.php?f=4&t=39239&start=30)





При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна





Яндекс.Метрика