Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Пантеизм



1. Что такое пантеизм
2. Направления и история пантеизма
3. Бог – чистый Дух, а отнюдь не материя
4. Отрицание пантеизмом личности Бога и возможности богообщения
5. Безнравственность учения пантеизма. Отрицание свободы человека и возможности его совершенствования

1. Что такое пантеизм

Пантеизм (греч. pаn – "всё, всякий" и греч. theos – "бог, божество") – религиозно-философское учение, отождествляющее Бога с миром (вселенной, человеком) и рассматривающее природу как воплощение Божества. В пантеизме Бог находится не за пределами природы, а растворяется в ней. Бог в пантеизме не мыслится как Личность, существующая Сама по Себе, вне зависимости от мира. Он полностью имманентен (от лат. immanens — внутренне присущий чему-либо) космосу. Человек, по пантеистическому учению, является частицей божества, лишь на миг земной жизни осознающий себя, чтобы затем навсегда раствориться в бесконечном океане духа.

Термин «пантеист» ввел в 1705 г. английский философ Джон Толанд (1670—1722), выступавший против католической церкви и, в своих крайних высказываниях, против религии вообще, а термин «пантеизм» - его оппонент нидерландский теолог Й. Фай в 1709 г.

2. Направления и история пантеизма

Пантеизм имеет большую историю и множество разновидностей. Довольно сложно свести различные варианты пантеизма в одно общее определение. Основой всех типов пантеизма остается отрицание сущностного различия между Богом и миром, т.е. утверждение их полного единства в бытии, лежащем в основании мирового целого.

Из утверждения единства Бога и мира следуют два направления в пантеизме, в зависимости от того, как определяется место этого единства — в Боге или в мире:

1) Бог растворяется в мире во вселенской перспективе, и пантеизм тяготеет к материализму (наиболее ярким образцом такого рода пантеизма служит доктрина Б. Спинозы с ее формулой “Deus sive Natura”);

2) мир оказывается только способом Божественного проявления, природа исчезает в Боге, представая как всего лишь его инобытие (в таком виде пантеизм присутствует в различных философских версиях объективного идеализма, от систем индийской философии до гегелевской философии Абсолюта).

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона:

"Мы здесь лишь перечислим пантеистические системы, не вдаваясь в их изложение. Истинная родина пантеизма - Индия; две главных индийских системы, Веданта и Санкия, одинаково проникнуты пантеизмом, причем первая имеет большую склонность к мистицизму, вторая - к материализму. В Греции первой пантеистической школой были элеаты, но в общем, следует сказать, что рационализм греков не был настоящей почвой для развития пантеизма, который в полном расцвете появляется только в период упадка греческой философии, а именно у стоиков и в особенности в александрийской философии, в которой восточные элементы играют столь значительную роль. В этом отношении особенно замечателен Плотин. В гностицизме легко заметить ту же пантеистическую струю. Первая крупная пантеистическая система на христианской почве принадлежит Иоанну Скоту Эригене: сочинение его: "Dedivisione naturae" появилось ок. 865 г. и служило впоследствии источником, из коего черпали многие философы. В эпоху Возрождения пантеизм получает большое распространение: главный представитель его - ДжорданоБруно. В XVII в. главными представителями П. были Спиноза и (отчасти) Мальбранш (ум. 1715). Немецкая философия после Канта развилась под сильным влиянием Спинозы и вся, в известном смысле, может быть названа пантеистической, в особенности Шеллинг и Гегель. Разница немецкого пантеизма от пантеизма Спинозы состоит в том, что второй определял Бога как субстанцию, первый же - как субъект; этим немецкие философы желают избежать упрека в материализме, в отожествлении Бога с миром".

Первыми историческими формами пантеизма считаются некоторые системы древнеиндийской (брахманизм, индуизм, веданта) и древнекитайской (даосизм) мысли, а также философские концепции древнегреческих философов Фалеса, Анаксимена, Анаксимандра. Философские идеи древнегреческих философов Парменида, Анаксагора, Гераклита, Платона в целом утверждают пантеизм. Пантеизм исповедовали стоики и последователи Плотина.

Пантеистические тенденции проявляются в еретической мистике средних веков. Тогда пантеизм (обычно восходивший к философии неоплатонизма) развивал учение о безличном мировом духе, скрытом в самой природе. В противоположность теистическим представлениям о Божественном сотворении мира из ничего пантеисты развивали концепции вечного вневременного порождения природы безличным богом. Пантеизм был присущ системе Иоанна Скотта Эриугены, материалистическую же его трактовку дал Давид Динанский, , утверждавший, что материя, разум и Бог — одно и то же.

Натуралистические тенденции пантеизма со всё большей силой начали проявляться в эпоху Возрождения. Николай Кузанский, сблизив Бога с природой, пришел к выводу о бесконечности Вселенной. В 16-17 вв. усиливаются материалистические тенденции в пантеизме, который составил основу большинства натуралистических учений (Кампанелла, Бруно, Спиноза). У Бруно "природа. . . есть не что иное, как Бог в вещах", что следует расценивать уже как материализм. Пантеизм составил основу мировоззрения вождя народной Реформации в Германии Т. Мюнцера, а также анабаптистов.

В Германии 16—17 вв. наиболее выдающимися представителями пантеистической мистики были С. Франк, В. Вейгель, Я. Бёме и поэт-философ Ангелус Силезиус (Иоганн Шефлер). В Нидерландах 17 в. существовали секты, тяготевшие к пантеизму. Наиболее влиятельными из них были меннониты и коллегианты. К последним был близок Спиноза; опираясь на традицию пантеизма, он разработал материалистическую филоскую систему, в которой понятие «Бог» отождествлено с понятием «природа». У него Бог и природа сливаются в единую субстанцию, которая является причиной самой себя.

В 18 в. пантеистические воззрения развивали под влиянием Спинозы Гёте и Гердер, а также Шеллинг и Гегель.

В 20 в. материалистический пантеизм был присущ таким ученым, как Геккель, М. Планк, А. Энштейн и др.

3. Бог – чистый Дух, а отнюдь не материя

Прот. Михаил Помазанский (Православное догматическое богословие):

Свойства, непосредственно заимствованные из слова Божия, указаны в Пространном христианском катехизисе православной Церкви святителя Филарета Московского. Здесь читаем: "Вопрос. Какое понятие о существе и существенных свойствах Божиих можно заимствовать из откровения Божия? Ответ. "Бог есть Дух, вечный, всеблагий, всеведущий, все праведный, всемогущий, вездесущий, неизменяемый, вседовольный, всеблаженный". Остановим нашу мысль на указанных в Катехизисе свойствах.

Бог — Дух (слова Спасителя в беседе с самарянкой (Ин. 4, 24 ). "Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода" (2 Кор. 3, 17). Бог чужд всякой телесности, материальности. Притом духовность Божия выше, совершеннее той духовности, какая принадлежит тварным духовным существам и душе человека, являющей в себе только "образ" духовности Божией; Бог есть Дух высочайший, чистейший, совершеннейший. Правда, в Священном Писании находим весьма много таких мест, где символически приписывается Богу нечто телесное. Однако о Божией духовности говорит Писание от первых слов книги Бытия, и пророку Моисею открыл Себя Бог как "Сущий" (Исх. 3, 14), как чистое, духовное, высочайшее Бытие. Поэтому под телесными символами Писание внушает нам разуметь духовные свойства и действия Божии.

Воспользуемся здесь словами св. Григория Богослова. Он говорит: "По Писанию, Бог спит, пробуждается, гневается, ходит и престолом имеет херувимов. Но когда Он имел немощи? И слыхал ли ты, что Бог есть тело? Здесь представлено то, чего нет. Ибо, соразмеряясь со своим понятием, и Божие назвали именами, взятыми с себя самих. Когда Бог, по причинам Ему самому известным, прекращает Свое попечение и как бы нерадит о нас, это значит — Он спит; потому что наш сон есть подобная бездейственность и беспечность. Когда, наоборот, вдруг начинает благодетельствовать, значит — Он пробуждается;… Он наказывает: а мы сделали из сего — гневается; потому что наказание у нас бывает по гневу. Он действует то здесь, то там; а по нашему — Он ходит; потому что хождение есть поступание от одного к другому. Он упокаивается и как бы обитает во святых силах; мы назвали это сидением и сидением на Престоле, что также свойственно нам. А Божество ни в чем так не упокоевается, как во святых. Быстродвижность названа у нас летанием, смотрение наименовано лицам, даяние и взывание — рукою. А также всякая другая Божия сила и всякое другое Божие действие изображены у нас, чем-либо взятым из телесного".

По поводу повествований о действиях Божиих второй и третьей глав книги Бытия, Златоуст поучает: "Не пройдем, возлюбленные, без внимания того, что сказано Божественным Писанием, и не будем останавливаться на словах, но подумаем, что столь простые слова употребляются ради нашей немощи, и все совершается благоприлично для нашего спасения. Ведь, скажи мне, если захотим принимать слова в буквальном значении, а не будем понимать сообщаемого богоприлично, то не покажется ли многое странным? Вот посмотрим на самое начало нынешнего чтения: "И услышали, сказано, голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня, и убоялись" (Быт. 3, 8). Что говоришь? Бог ходит? Неужели и ноги припишешь Ему? И не будем под этим разуметь ничего высшего? Нет, не ходит Бог, — да не будет! Как, в самом деле, Тот, Кто везде есть, и все наполняет, Чей Престол небо, а земля подножие ног, ходит по раю? Какой разумный человек скажет это? Что же значит: "услышали голос Бога, ходящего в раю пополудни?" Он хотел возбудить в них такое чувство (близости Божией), чтобы оно повергло их в беспокойство, что и было на самом деле: они почувствовали это, попытались скрыться от приближавшегося (к ним) Бога. Произошел грех — и преступление, и напал на них стыд. Нелицеприятный судия, то есть совесть, восстав, взывала громким голосом, упрекала их, показывала, как бы выставляла пред глазами тяжесть преступления. Владыка создал вначале человека и вложил в него совесть, как неумолкаемого обличителя, который не может быть обманут или обольщен"… По поводу образа сотворения жены Златоуст назидает: "взял одно из ребер его", - сказано (Быт. 2, 31). Не разумей слова эти по-человечески, но знай, что употреблены грубые речения приспособительною к немощи человеческой. Ведь, если бы (Писание) не употребило этих слов, то, как бы могли мы узнать неизглаголанные тайны? Не будем же останавливаться только на словах, но станем принимать все благоприлично, как относящееся к Богу. Это выражение взял и все тому подобные, употреблены ради нашей немощи". Подобным образом выражается Златоуст и относительно слов: "Создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни..." (Быт. 2, 7)" (св. Иоанн Златоуст).

Св. Иоанн Дамаскин посвящает этой теме одну главу в Точном изложении Православной веры: "О том, что говорится о Боге телесным образом", и пишет:

"Так как мы находим, что в Божественном Писании весьма многое символически сказано о Боге очень телесным образом, то должно знать, что нам, как людям и облеченным этой грубой плотью, невозможно мыслить или говорить о божественных и высоких и невещественных действиях Божества, если бы мы не воспользовались подобиями и образами, и символами, соответствующими нашей природе". И далее, объяснив выражения об очах, ушах, руках Божиих и др., заключает: "И просто сказать: все то, что телесным образом сказано о Боге, имеет некоторый сокровенный смысл".

Как ни привычно для современного сознания представлять Бога чистым Духом, однако распространенный в наше время пантеизм, всеобожие, противоречит этой истине. Поэтому и теперь в "Чине Православия", совершаемом в неделю Православия, слышим: "Глаголющим Бога бытие не дух, но плоть — анафема".

Св. Николай Сербский:

Говорите, и пантеизмом увлекались многие ученые христиане, среди них, к сожалению, уже на склоне лет был и граф Толстой. Наряду с оккультизмом, пантеизм – второе великое зло, которое было, есть и будет существовать и между теми, кто крещен, но креста не признает. Они, подобно античным эллинским философам-стоикам, верят в некое эфирное божество и считают, что души людей – капли божественного эфира в физических телах. После распада тела эти капли – души людей – вливаются в бескрайний океан эфира, океан божества, обезличиваясь и утрачивая индивидуальное сознание.

Приверженцы Спинозы исповедуют его заблуждения, согласно которым дух и материя нетварны и вечны. Бог как Дух вечно связан с материей и материя – с Богом, следовательно, Бог является и материей, и духом одновременно. Подобно черепахе, сказал бы я. Ведь, согласно древней легенде, наш мир покоится на черепахе. После смерти душа человека переходит в вечный дух, а тело – в вечную материю. А чтобы придать привлекательность этой убийственной философии, он назвал ее «этикой»!

4. Отрицание пантеизмом личности Бога и возможности богообщения

Пантеизм отрицает положения теизма. В теизме верят в Бога-личность, трансцендентного (от лат. transcendens — переступающий, превосходящий, выходящий за пределы) по отношению к миру. Пантеисты отрицают существование Бога-личности или мыслящего существа, способного принимать решения. Он якобы полностью имманентен (от лат. immanens - внутренне присущий чему-либо) космосу, вселенной.

Так как пантеисты не верят в Бога в традиционном понимании в качестве личности и творца, то одни современные пантеисты стараются не применять слово «Бог», поскольку, по их мнению, оно вводит в заблуждение; а другие полагают, что слово «бог» существенно для выражения силы чувств, которые они испытывают в отношении природы и вселенной.

Некоторые исследователи утверждают, что в пантеизме под словом «бог» понимается не что иное, как «природа», «вселенная» или «реальность».

Пантеизм, по существу, отрицает реальность или мира, или Бога.

Русский философ Л.М. Лопатин справедливо заметил, что в пантеизме "для мысли, по-видимому, представляется только один выход: или мир провозгласить призраком и уничтожить его в Боге, или Бога заставить исчезнуть в мире до такой степени, что от Него остается одно имя".

Так как Бог в пантеизме не мыслится как Личность, существующая Сама по Себе, вне зависимости от мира, то в системах пантеизма невозможно личное, живое отношение человека к Богу.

Христианство утверждает, что Бог Своей Божеской сущностью трансцендентен миру, творению.

Св. Василий Великий пишет:

«Мы утверждаем, что познаем Бога нашего по действиям, но не даем обещания приблизиться к самой сущности. Действия Его к нам нисходят, но сущность Его остается неприступною».

Св. Григорий Нисский говорит:

«Естество Божие, само по себе, по своей сущности, выше всякого постигающего мышления, оно недоступно и неуловимо ни для каких рассудочных приемов мысли, и в людях не открыто еще никакой силы, способной постигнуть непостижимое».

В то же время Своими Божественными энергиями (действиями) Бог имманентен миру, всей твари.

Св. Григорий Нисский говорит:

«Невидимый по естеству делается видимым в действиях».

Человек может стяжать Божественную благодать, стать причастным Божественной обоживающей энергии, но не Божеской сущности.
    
М.А. Прасолов:


Если сущность Бога не может быть сообщена человеку, то в Своих энергиях Бог проявляется и сообщается человеку, открывается ему как Любовь.

Все сложнейшее богословское учение Паламы только и создавалось им для того, чтобы показать таинственную и чудесную реальность преображающей любви Божией к человеку и человеческой любви к Богу. Для него важны были не сами доказательства, относительную силу которых он сам прекрасно сознавал, но утверждение действительного общения Бога с человеком.
(М.А. Прасолов. Не разлучайте нас с Богом. Святитель Григорий Палама и его учение о Божественных энергиях)

Св. Николай Сербский:

"Словно провидя опасность философии своего земляка Спинозы, святой апостол Павел оставил христианам вечное предостережение, сказав: Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу (Кол. 2, 8). Это предостережение апостола тем или иным образом относится и ко всем философским учениям, которые утверждают, что видимый мир не сотворен Личностью Бога, но что он вечен и безграничен. Этими предпосылками они полностью отрекаются от Христа, но отрекается от них и Христос.

Спаситель открыл и показал совершенством Своей Личности, что Бог есть Личность, высшая Личность, а не полусонный и полусознательный дух, некий принцип и природа или закон природы. Господь Иисус Христос, братья мои, доказывал существование Бога не с помощью твари, Он объяснял тварь с помощью Бога. Какого Бога? Триединой Личности. Он подтвердил истинность всеобщей веры всех народов, следует признать, веры, к тому времени искаженной и помутившейся, но еще существующей. Веры в Бога как в сознательную Личность, веры в сознательную и личностную жизнь человека после смерти. Народы мира никогда не могли примириться с философскими учениями о безличном боге и о безличном бессмертии человека. Поэтому явился Бог в образе Сына Своего Иисуса Христа, Который не был «да» и «нет»; но в Нем было «да» (2 Кор. 1, 19), все было положительным, все утвердительным, все, что могло пожелать человеческое сердце, и даже более того. Тьма и бремя упали с душ человеческих, и возроптали фарисеи: видите ли, что не успеваете ничего? весь мир идет за Ним (Ин. 12, 19). И поэтому: с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него (Лк. 16, 16), туда, где царит Бог как Триединая Личность, где от сотворения мира уготовано место всякой личности, которая откликнется на Божий зов.

Для вас и для меня, честные братья, самый важный вопрос и проблема в том, откликнемся ли мы вовремя на призыв Христа, ибо Ангелы Его день и ночь собирают жатву Господню, без устали и отдыха, относят урожай в небесную житницу. А что, если серп ангельский отбросит нас, словно пустые колосья, и оставит топтать свиным копытам?"

5. Безнравственность учения пантеизма. Отрицание свободы человека и возможности его совершенствования

Человек, по пантеистическому учению, является частицей божества, лишь на миг земной жизни осознающий себя, чтобы затем навсегда раствориться в бесконечном океане духа. Пантеизм, по существу, отрицает не только свободу воли человека, но и существование нравственных ценностей, различия добра и зла, справедливости.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона:

… Бог пантеистов … не есть Бог положительной религии; он лишен тех определений, которые обыкновенно придаются Богу в положительной религии. Мир остается загадочным, назову ли я его богом или нет. Главный недостаток всякой пантеистической системы заключается в невозможности для нее построить нравственную систему. Добро и зло оказываются одинаково атрибутами божества, и злу приписано божественная природа; для нравственных предписаний с пантеистической точки зрения трудно найти почву.

В.Ю. Питанов:

"Пантеизм учит, что все есть Бог, а значит, и зло имеет своим источником Бога, добро и зло едины, отсюда следует, что нравственность становится относительным понятием. А где нравственность относительна, там и справедливости не может быть, потому что нет эталона, на основании которого можно выносить решение о справедливости или несправедливости деяний.

…Многие существующие ныне секты и оккультные учения говорят о своей духовной развитости, предлагая заменить собой христианство, которое, по их утверждениям, устарело и не соответствует современным реалиям. При этом подавляющее большинство этих учений пантеистично. В пантеизме природа человека и Бога (чаще всего, безличного) тождественны, в отличие от христианского монотеизма. Согласно пантеизму, Бог есть мир. Следует ли из этого, что мир есть Бог? Если нет, то мы вынуждены допустить некую реальность, существующую наряду с миром, но при этом не тождественную Богу. Но ведь само значение слова «пантеизм» (pan – все и theos – бог) подразумевает, что Бог исчерпывает собой все сущее. Но если природа Бога и человека тождественны, значит, воля человека определяется его природой и он не может подняться над ней. Человек в пантеизме, по сути, – раб природы, ее марионетка. Кстати, именно поэтому в язычестве фактически не было такого понятия как «личность». Если все есть Бог, как учит пантеизм, и каждый индивидуум – всего лишь часть Абсолюта, предназначенная к растворению в Нем, то никакой самоценности такой индивидуум не представляет. В нем нет ничего уникального. Это учение ставит знак онтологического равенства не только между Богом и человеком, но и между человеком и комаром, следовательно и между Всевышним и любой букашкой. Христианство же настаивает на уникальности человеческой природы, ибо каждый человек создан по образу Божиему…

В пантеизме …усовершенствование невозможно, так как в пантеизме воля определена природой. Монотеизм уничтожает диктат природы. В христианстве природа Бога и человека различны, и над природой человека есть нечто высшее, что способно преобразить ее. Но если христианин способен подчинить себе свою природу, то пантеист может действовать только так, как велит природа. У христианина есть выбор: следовать воле природы или преодолеть ее, постигая Творца. По сути, христианство – это путь к свободе: «К свободе призваны вы, братия…» (Гал. 5, 13), что проистекает из христианского учения об образе Божием в человеке. Если человек не создан по образу и подобию Бога, если человек предназначен к тому, чтобы быть растворенным в Божестве, значит, он – всего лишь марионетка природы. Вполне возможно, есть желающие отречения человека от «образа» Божия и низведения его до уровня раба, что и подвигает их распространять идеи пантеизма. Но если человек отречется от образа Божия, то не придет ли ему на смену образ звериный?"


См. тж.: Свиток «О Боге». Душа – Божие творение, а не часть Божества

Прот. Михаил Помазанский. Православное Догматическое Богословие. О Боге в Самом Себе

Преподобный Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 1

Святитель Николай Сербский. Жатвы Господни. Жатва первая





При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика