Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Училище благочестия

Обличённое нечестие

Однажды император-иконоборец Константин Копроним, по повелению которого разорялись Божии церкви, попирались и сжигались иконы и рекою лилась кровь верных, приказал привести к себе из темницы блаженного Стефана.

По пути преподобный выпросил у одного доброго человека монету, имевшую на себе царское изображение и тайно вложил ее в клобук себе.

Лишь только Копроним увидел святого, тотчас же начал громко кричать:

- О беда, беда! И что я только терплю? Сей человек поносит мою власть, бесчестит и ни во что вменяет меня!

И говорил много укоризненных и оскорбительных для святого слов. Но блаженный стоял молча, опустив голову вниз. Тогда император сказал:

- Что же ты ничего не говоришь мне, нечестивец?

Блаженный Стефан в ответ на это стал кротко говорить:

- Если ты, кесарь, задумал убить меня, то убивай теперь же. А если призвал меня для того, чтобы расспросить о чем-либо, то тебе следует укротить гнев свой и беседовать со мной спокойно.

Слыша такие слова, император спросил святого:

- Скажи мне, за что ты называешь нас еретиками? какое из церковных преданий мы нарушаем?

Преподобный ответил:

- Вы отвергаете почитание святых икон, что предано нам издревле от богоносных отцов.

Копроним возразил на это:

- Не называй сие святыми иконами: не иконы святые то, но изображения идолов; а какое общение у святых с идолами?

На это святой муж ответил:

- Тот, кто поклоняется иконе, воздает поклонение не самому веществу; ибо поклонение, воздаваемое образу, переходит на Первообразного, как говорит святой Василий Великий.

Копроним сказал святому:

- Разве можно изображать вещественными красками то, из чего многое тёмно и непостижимо для ума? И справедливо ли под чувственным образом поклоняться тем, естество которых никому неизвестно?

Преподобный ответил:

- Кто из имеющих разум скажет, что вещественными красками можно изображать невещественное Божие естество? Существа Божия даже ум описать не может; тем более нельзя изобразить Его красками. Но когда мы изображаем на иконе Христа, то изображаем не Божеское Его естество, но человеческий вид Его, подобный нашему, Который Апостолы видели и осязали. …Вы же, не полагая никакого различия между святым и несвятым, почитаете идолами Христову икону, наравне с изображением Аполлона, и икону Богородицы, на ряду с изваянием Артемиды, попираете их ногами и сожигаете в огне.

На это император ответил:

- Неужели ты, неразумный нечестивец, думаешь, что мы, попирая сии иконы, Христа попираем?

Тогда богомудрый Стефан, желая, по обычаю искусных борцов, победить врага его же оружием, достал из клобука монету, которая имела изображение Копронима, и которую он выпросил, идя на допрос, у одного благочестивого человека. Показав эту монету, преподобный спросил кесаря в тех же самых выражениях, в каких Христос вопрошал некогда фарисеев:

- «Чье это изображение и надпись?" (Мф. 22, 20)

Константин Копроним ответил, полный удивления, что это изображение кесаря.

Святой снова спросил:

- Что было бы, если бы кто изображение кесаря поверг на землю, и стал топтать его ногами? Не понёс ли бы он наказание за это?

Присутствующее при состязании ответили:

- Да! великое наказание потерпел бы такой человек, так как он обесчестил бы императорский образ.

Тогда преподобный, тяжко вздохнув, сказал:

- Сколь сильна у вас слепота и сколь велико безумие! Если за бесчестие образа царя земного и смертного вы караете ужасною казнью, то какому наказанию подвергаетесь вы, попирая образ Сына Божия и Матери Его и предавая их огню.

Сказав это, святой бросил монету на землю и начал топтать ногами. Видя это, присутствовавшие бросились на святого, намереваясь сбросить его из палаты в море, ибо палата, где происходила беседа с преподобным, возвышалась над морем. Но Копроним, скрыв закипевший в нём страшный гнев, повелел отвести святого в темницу и там заключить.

А спустя некоторое время, однажды утром, Копроним вышел из своих внутренних покоев, словно безумный,  вопя и восклицая:

- О беда, о великое уничижение, нет у меня помощника, нет верного слуги. Все меня ставят ни во что! Я не господин и не царь ваш. Вы имеете у себя иного царя, иного господина, к ногам которого припадаете, молитв и благословения которого просите. И нет никого, кто бы слушал меня и верно служил бы мне, чтобы я мог истребить врага моего! – словно свору собак, натравил на преподобного Стефана сборище своих безумных служителей.

Прибежав в темницу, они схватили святого, как волки овцу, повергли его на землю и немилосердно повлекли по улицам, попирая ногами и ударяя палками, пока не убили... Так, на 53-м году от рождения, окончил свое земное поприще преподобный отец наш Стефан, и тотчас вступил в вечную радость Того, Кому был верен до смерти.

...Страшно так ожесточить своё сердце, что даже ясные и простые объяснения наших ошибок и заблуждений вызывают лишь гнев. Страшно особенно тем, что тогда мы сами для себя закрываем единственную дорогу ко спасению - покаяние...


(См.: Страдание святого преподобномученика Стефана Нового)



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика