Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Училище благочестия

Надежда отчаявшейся

В селении Хидана, близ города Эдессы, в строгом затворе подвизался преподобный Аврамий, современник и соотечественник преподобного Ефрема Сирина, который впоследствии и написал о его жизни. Видя чистую жизнь преподобного Аврамия, диавол поднялся на борьбу со святым, устрашал его различными призраками, но не мог победить смирения блаженного, так как тот от всей души полюбил Бога и проводил такой образ жизни, что сподобился Божией благодати.

У преподобного Аврамия была племянница по имени Мария, которая осиротела, когда ей было семь лет. Блаженный поселил её во внешней келлии, а сам проживал затворенным во внутренней. Между обеими келлиями были небольшие дверцы, чрез которые он обучал племянницу псалтири и прочим книгам. Отроковица, подобно ему, подвизалась в посте и молитвах и во всех иноческих добродетелях, и старец, видя ее добрые подвиги, слезы, смиренномудрие, безмолвие, кротость и любовь к Богу - радовался сему.

В течение двадцати лет она иночествовала с ним, как чистая агница, как нескверная голубица. Но в конце двадцатого года, диавол, дабы уловить ее и таким путем оскорбить блаженного Аврамия и отвратить от Бога ум его, расставил сети на пути ее спасения. Один инок, который имя только имел иноческое, а не подвиги, приходил к святому, чтобы получать от него наставления. Видя блаженную Марию чрез двери, он воспламенился к ней нечистою страстью, и сердце его распалилось, как пламень, от безумной страсти к ней. Так он был разжигаем любострастием около целого года, пока, наконец, однажды не отворил дверей ее келлии и, войдя к ней, прельстил и осквернил ее. По совершении греха, девица ужаснулась, и, разорвав свои одежды, стала бить себя по лицу.

- Согрешила я, и умерла душою, и погубила жизнь свою, - в отчаянии, рыдая, восклицала она в сердце своём. -  Все труды, и воздержание, и слезы мои не послужили ни к чему! Я прогневала Бога, сама себя погубила и дядю ввергла в горькую печаль! Я поругана диаволом, зачем же дольше мне и жить, окаянной? …Отныне я уже не дерзну воззреть на небо, ибо для Бога и людей я умерла. Как мне остаться здесь?! Как я, нечистая грешница, опять начну разговаривать с тем святым отцом? Если же осмелюсь, то не сожжёт ли меня огонь?! Остаётся мне лишь бежать в другую страну, где не будет никого, кто бы знал меня! Ведь я умерла, и теперь для меня уже не осталось надежды на спасение.

Немедленно собравшись, она удалилась в другой город и, изменив свой внешний вид, остановилась в гостинице.

В это время блаженному Аврамию было видение. Он видел страшного и ужасно огромного змея, омерзительного по виду, дышащего яростью, который подполз к его келье, и нашедши голубку, проглотил ее и опять возвратился на свое место. Пробудившись от сна, блаженный сильно опечалился и горько плакал, так сам себе говоря:

- Неужели сатана воздвигнет гонение на святую Церковь и многих отклонит от веры и неужели настанет в Церкви раздор?

По прошествии двух дней, ему во второй раз представился в видении тот же змей; преподобный видел, как он вышел из своего логовища, прополз в его келлию и, подложив свою голову под ноги его, лопнул. Блаженный увидел во чреве змея ту голубицу, протянул свою руку и взял ее живой и неповрежденной.

Проснувшись, Аврамий несколько раз позвал из своей кельи чрез дверцы девицу:

- Почему ты второй уже день ленишься и не воздаешь славословие Господу?

Но ответа не было. Отворив дверцы кельи, он не нашел своей племянницы и, поняв,  что видение было о ней, заплакал:

- Горе мне: так как волк похитил мою агницу и дитя мое пленено.

И со слезами на глазах воскликнул:

- Спаситель всего мира! возврати в ограду Твоего стада Свою агницу Марию, дабы старость моя не снизошла с печалью во ад. Господи! не презри моления моего, но пошли благодать Твою, дабы она исхитила ее из уст змея.

В течение двух лет святой Аврамий день и ночь молился Богу о Марии. Наконец, кто-то рассказал ему, где она находится и как она живет. Тогда блаженный переоделся воином, надел на свою голову большую и очень высокую шапку, дабы она прикрывала лицо его, взял с собою одну золотую монету и, сев на коня, поехал. Он пришел в ту гостиницу, где проживала Мария, и усмехнувшись, сказал гостиннику:

- Друг, я слышал, что у тебя живет красивая девица покажи мне ее, чтобы мне в сладость на нее насмотреться.

Гостинник, видя его старческие седины, посмеялся над ними в сердце своем, потому что решил, что он расспрашивает о ней с целью блуда, и ответил:

- Действительно, у меня проживает такая девушка, и она очень красива.

Блаженная действительно была весьма красива. Тогда старец с веселым взором сказал ему:

- Пригласи ее ко мне, чтобы сегодня мне повеселиться.

И Мария пришла к старцу. Лишь только святой увидел ее в украшениях блудницы, ему захотелось зарыдать. Но, чтобы, узнав его, она не убежала от него, он, хотя и с трудом, удержался от слез.

Вынув монету, он передал ее гостиннику и сказал:

- Друг, устрой нам хорошую пирушку, чтобы мы повеселились с этой девицей. Я издалека пришел ради нее.

Когда они сидели и пили, Мария, сидя близко к нему, ощутила исходящее от чистого и многими подвигами умерщвленного тела его благоухание. Тогда, припомнив первые дни своего воздержания, она вздохнула, прослезилась и сказала:

- О горе мне!

Гостинник же спросил ее:

- Мария, ты уже проживаешь здесь с нами второй год, и я от тебя никогда не слыхал такого слова и вздоха. Что такое сейчас с тобою случилось?

Она отвечала:

- Если бы я умерла раньше, то я была бы счастлива.

Блаженный Аврамий, чтобы Мария его не узнала, грубым голосом сказал ей:

- Ты только теперь, когда ко мне пришла, вспомнила про свои грехи.

Мария промолчала, и трапеза продолжалась. О, сколько в нем было премудрости сколько духовного разума!

Человек, который в течение пятидесяти лет своего иночества до сытости не вкушал хлеба, и не пил вдоволь воды, ныне, дабы спасти погибшую душу, ел мясо и пил вино. На небесах чины святых ангелов удивлялись такому подвигу блаженного отца, его великодушию и разумному замыслу. Он ел мясо и пил вино, чтобы спасти от греховной скверны погибшую душу.

О, премудрость премудрых! о, разум разумных!

По окончании пирушки, девица сказала ему:

- Господин, встанем и пойдем на постель, чтобы нам уснуть там.

Он отвечал:

- Пойдем.

Когда они вошли в опочивальню, Аврамий увидал большую кровать, высоко постланную, сел на нее и сказал Марии:

- Затвори двери, подойди и разуй меня.

Она, затворив двери, подошла к нему, и он сказал ей:

- Девица Мария, приблизься сюда ко мне.

Когда она приблизилась, он схватил ее, крепко сжал, чтобы она не убежала, расплакался и сказал ей:

- Дитя мое, Мария, разве ты меня не узнаешь? Не я ли воспитал тебя? Что с тобою случилось, дитя мое? Кто тебя загубил? Где ангельский твой образ, который имела ты, дитя мое? Где твое воздержание и слезный плач твой? Где твое постоянное бдение и молитвенное возлежание на земле? Ты как будто спустилась с небесной высоты в ров, дитя мое! Когда ты согрешила, зачем ты мне не рассказала, чтобы я принял на себя подвиг покаяния с возлюбленным моим Ефремом? Зачем ты сие соделала, и зачем меня оскорбила и ввергла меня в столь ужасную печаль? Кто без греха, кроме Бога одного?

Слушая сие, Мария была в его руках как бы бездушным камнем, боясь и стыдясь вместе с тем. А блаженный продолжал:

- Ты не отвечаешь, дитя мое, Мария? мне ли, жизнь моя, ты не отвечаешь? Не ради ли тебя я пришел сюда? Я за тебя буду отвечать Богу в день суда. Я на себя возьму покаяние за твои грехи.

Так он до полночи умолял и наставлял ее, плача. Она же, немного успокоившись, со слезами сказала ему:

- Мне совестно, и я не могу смотреть на тебя, - и как могу я молиться Богу, когда осквернена нечистыми делами?

Он на это сказал ей:

- Дитя, твой грех да будет на мне, пусть Бог взыщет твой грех от моих рук, только ты меня послушай, поди, и затворись снова в своей келлии. Дитя мое, пощади старость мою, умоляю тебя, жизнь моя, пойдем со мною.

- Если ты уверен, - отвечала она, - что я имею возможность покаяться, и что Бог примет мою молитву, то я пойду и припаду к твоему преподобию и облобызаю ступни святых твоих ног, за то, что ты так милосердовал о мне, и пришел сюда с целью отвести меня от нечистой сей жизни.

И, положив свою голову на его ноги, она всю ночь плакала и говорила:

- Что воздам тебе за все сие?

С наступлением утра, он сказал ей:

- Дитя, встань, и удалимся.

- Я имею здесь немного золота и одежд, - сказала Мария, - как ты распорядишься всем этим?

- Оставь все здесь, - сказал блаженный, - потому что это нечестное имущество.

И, немедленно встав, они удалились. Посадив Марию на коня, Аврамий повел его, а сам шел перед ней. Он шел радуясь; как пастырь, когда найдет заблудшую овцу и с радостью возьмет ее на плечо свое (Лк.15:4-5).

Когда пришел он на свое место, там затворил Марию во внутренней келлии, где прежде сам подвизался, а сам остался в келлии внешней. Мария, во власяном вретище, с кротостью призывая Бога на помощь, каялась с великим усердием. Покаяние ее и молитва были таковы, что наше покаяние и наша молитва в сравнении с ними - как бы тень и не значат ничего. И милосердный Бог помиловал Свою истинно покаявшуюся рабу и простил ей ее грехи. В знак же прощения ее Он даровал ей благодать исцелять болезни приходящих. Блаженный Аврамий прожил еще десять лет. Видя великое раскаяние Марии, ее слезы, посты, труды и прилежные молитвы к Богу, он утешался и славил Бога.

Блаженная же Мария, покаянием благоугодив Богу, с миром преставилась через пять лет после него, и ныне радостно веселится со святыми о Господе, Ему же слава во веки. Аминь.

(Сост. по:  Святитель  Димитрий Ростовский. Жития святых. Житие Аврамия Затворника и блаженной Марии)



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика