Святитель Иоанн Златоуст

О Сусанне



Охотно исполняем свой словесный долг пред вами: хотя и не все, что должны, но отдадим, сколько имеем. Наше усердие готово отдать и более должного, но встречает препятствие в бедности слова, почему согласно обещанию отдаем вам вместо многого немногое. Впрочем, если кто из вас самое малое из нашей беседы захочет сравнить с усердием нашего сердца, то в сравнении с долгом не найдет здесь недостатка, так как усердие наше восполнит то, чего недостает в словах. Ведь и Бог, когда видит ничтожные жертвы бедняка и щедрые блага, принимает их с равною честью, а часто даже приношения бедняка ценит выше, потому что взирает не на сумму денег, а на усердие сердца. Доказательством сказанного является рассказ о бедной вдовице, положившей две лепты в церковную сокровищницу: в очах Господа ее ничтожная жертва была гораздо ценнее, чем жертвы богачей, бросавших золото, так как Бог не нуждается в деньгах, но (ищет) искреннего и чистого сердца. Вот и мы из глубины искреннего сердца, как бы в живые сокровищницы Божии, ввергая данное нам от Бога слово, заплатим вам долг слова. Помню, я обещался вам поведать для общего назидания о подвиге целомудрия блаженной Сусанны, обещался именно вчера, когда пред нами Иосиф боролся с египтянкой и явил нам подвиг целомудрия. Вот и Сусанна пусть выступит на этом всенародном зрелище, где и Бог, и ангелы, и мужи, и жены смотрят; пусть выступит и преподаст нам урок, как юнейшим из жен нужно за целомудрие бороться до смерти. Конечно, эта блаженная Сусанна, будучи благородного происхождения, от младых ногтей пребывавшая в домашних покоях, прекрасная по красоте и усвоившая себе чистые нравы, когда красота ее юности расцвела, была обручена к сопряжению законного брака. И именно соблюдая в непорочности тайну брака для своего мужа, она не обращала взора к беспорядочному созерцанию юношеской и чужой красоты; не открывала слуха для того, чтобы воспринимать благозвучие блудных песен, не расширяла ноздрей, уловляя ароматы, пропитывающие одежды юношей, никаким другим своим чувствам не давала воли, чтобы хранимое в сердце ее целомудрие, под влиянием могучих чар, не уклонилось к удовольствиям. Ведь большая часть грехов у нас порождается чувствами души. Наша душа, как бы девица в каком-нибудь чертоге, спокойно пребывает в центре сердца, а за нею подобно служанкам ухаживают пять чувств. Какие чувства? Зрение, вкус, обоняние, слух и осязание. И вот, если никакое чувство не портится и не заблуждается, то и душа сохраняет свою чистоту и невинность; если же случится, что зрение, оставшись без кормчего, уязвится видом юношеской красоты и сильный порыв страсти посредством глаз проникнет в сердце, тотчас душа, объятая бурею похоти, утопает во грехе, ее целомудрие терпит крушение со всеми его последствиями. Подобное крушение испытал Давид и так изобразил его: «вошел во глубины морские, и буря потопила меня» (Пс. 68:3). Подобным образом и слух, если поддастся чарам благозвучия, то, склонивши к ним мысль всецело, увлекшись блудными песнями, ниспровергает душу. Вкус, объядением и многим вином располагаемый к пьянству и сладострастью, развращает душу. Обоняние, будучи связано излишними благовониями юношей, вместе с собою увлекает к падению и душу. Итак, душа, — подобно тому, как иная дева подпадает влиянию глупых служанок, — пленяется чувствами, предаваясь греху невоздержания. А грех, овладевши всеми чувствами, подобно вору тайно проникает в тайники сердца, а затем, проникнув, совершенно обнажает его от залога целомудрия и обкрадывает. Но конечно та блаженная охраняла свои взоры, вид, походку, слух, взгляды, обоняние, вкус, осязание, и была в полном смысле, по словам премудрости, «запертый сад, заключенный колодезь» (Песн. 4:12). Именно виноградник, которого никто не может обобрать, напоминала блаженная, источавшая ароматы целомудрия, и была похожа на источник, запечатленный верою, из которого никто из беспорядочных не мог похитить красоты целомудрия. Страстью к ней воспылали двое из народных старейшин, иже мняхуся управляти паствой, и каждый из них, снедаемый пламенем страсти, стыдился открыть другому тайный огонь сердца. И вот однажды каждый из них тайно от другого пошел подсматривать за Сусанной; встретившись и испытавши друг друга, они признались друг другу на счет причины, по которой они пришли сюда; тогда, составивши союз на греховное дело, они старательно обсудили злой умысел и стали выжидать время, когда могли застигнуть Сусанну наедине. Случилось, что в один день Сусанна по обычаю вышла в сад мужа, чтобы выкупаться по случаю жары; и когда она послала служанок, чтобы они принесли мыло, тотчас старцы кинулись к ней, схватили ее, как волки овцу, желая утолить огонь похоти, и Сусанна одна оказалась среди двух львов, никто не мог помочь ей, ни служанка, ни раба, ни ближний, ни друг, ни сосед, — если бы не наблюдал за этим свыше Бог, этот незримый Свидетель, который мог, конечно, в самом начале воспрепятствовать покушению старцев, но попустил быть борьбе, чтобы обнаружить скрытую добродетель и целомудрие Сусанны и разоблачить невоздержание старцев, а вместе с тем женам дать величайший урок в великом подвиге Сусанны. Велика была битва, великое состязание предстояло Сусанне, большее, чем Иосифу. Ведь тот, будучи мужем, боролся с одною женщиною, а эта, будучи женою, имела противниками двух мужей. Великое это было зрелище и удивительное: женщина сражалась против двух мужчин, — но еще более замечательным покажется оно, если вы обратите внимание на то, где совершилось нападение: в саду, где и змей обольстил Еву. Итак, когда все было готово для борьбы, отверзлись небеса, прозвучала труба, открылась арена; распорядитель борьбы свыше следил за состязанием и лики ангелов приникнув наблюдали; змей действовал в беззаконниках, а вера в целомудренной жене. Та и другая сторона очень заботилась о победе: старцы о том, чтобы не потерпеть поражения от женщины, а Сусанна — чтобы не погубить свое целомудрие; тем демоны приготовляли награду за победу, а Сусанне ангелы готовили награду за целомудрие, Держат Сусанну беззаконники и прежде всего на словах состязаются с нею. Что же они говорят? Мы — старейшины народа, нам вверен закон, мы имеем власть вязать и решить. Здесь никто не увидит: «вот, двери сада заперты и никто нас не видит, и мы имеем похотение к тебе, поэтому согласись с нами и побудь с нами. Если же не так, то мы будем свидетельствовать против тебя, что с тобою был юноша, и ты поэтому отослала от себя служанок твоих» (Дан. 13:20,21). И смотри, сколько затруднений окружало Сусанну: клевета в невоздержании, страх смерти, огласка на весь народ, ненависть мужа, ненависть родных, досада от домашних, и — одним словом — возмущение всего дома. Но ничто это не могло победить рассудка целомудренной: в ее сердце жила надежда на Бога. И она говорила, стеная: «тесно мне отовсюду; ибо, если я сделаю это, смерть мне, а если не сделаю, то не избегну от рук ваших. Лучше для меня не сделать этого и впасть в руки ваши, нежели согрешить пред Господом» (22, 23). Увы, мне, кого я считала пастырями, в тех вижу волков; кого считала пристанью для обуреваемых, те причиняют мне кораблекрушение. Не оскверняйте моего целомудрия, я не навлеку стыда на моих родителей, не обесчещу своего семейства, не огорчу своего мужа, не разрушу моего брака с ним нечестивой беседой с вами: я предпочту беззаконную смерть, беззаконному ложу. Для меня муж существует не в соприкосновении только телесном, но и в расположении души, и черты моих родителей я всегда содержу в себе. Побойтесь Бога, видящего нас, постыдитесь ангелов присутствующих; подумайте, что вы делаете; вспомните закон, который вы читаете и который гласит: «не пожелай жены ближняго твоего» (Второз. 5:21). Сказавши это, она закричала, призывая свидетелей их насилия, закричали вместе с нею и старцы; прибежали рабы Сусанны и служанки и видят с нею двух старцев. «И когда старейшины сказали слова свои на Сусанну, слуги ее чрезвычайно были пристыжены, потому что никогда ничего такого о Сусанне говорено не было» (ст. 27). Наутро было великое собрание: еще предстояло судебное состязание или победа о венке. Собрался весь народ — мужчины, женщины, дети; опять началось зрелище; внизу люди не знали, свидетелями чего они были, а на небе ангелы знали самое дело. Пришли старцы, полные беззакония; призывают Сусанну, как те думали на позор и смерть, а как у праведного Судии было предрешено — в жизнь и славу вечную. И говорят они народу: «и сказали они перед народом: пошлите за Сусанною, дочерью Хелкия, женою Иоакима. И послали. И пришла она, и родители ее, и дети ее, и все родственники ее». И пришла Сусанна, как долженствовавшая умереть за целомудрие, стеная с великим горем и скорбя, не о том, что ей предстояло умереть, но о том, что оставляет опороченное имя родителям, о том, что предстояло оставить поношение роду, потому что у нее не было ни одного свидетеля того, что совершилось в саду. Многие оплакивали ее, — друзья, знакомые, родители, соседи; муж был опечален; дом ее скорбел, и она сама была потрясена; мрачная, плачущая, скорбящая, в великом сокрушении сердца стояла она пред собранием. Зрелище было всеобщим — и Бог, и люди, и ангелы (принимали в нем участие). Поднимаются два старца, эти волки в образе пастырей, возлагают на нее руки, и змей-клеветник говорит их устами. Что он говорит? «Когда мы ходили по саду одни, вошла эта с двумя служанками и затворила двери сада, и отослала служанок; и пришел к ней юноша, который скрывался там, и лег с нею. Мы находясь в углу сада и видя такое беззаконие, побежали на них, и увидели их совокупляющимися, и того не могли удержать, потому что он был сильнее нас и, отворив двери, выскочил. Но эту мы схватили и допрашивали: кто был этот юноша? но она не хотела объявить нам. Об этом мы свидетельствуем. И поверило им собрание, как старейшинам народа и судьям, и осудили ее на смерть» (ст. 36-41). И повели Сусанну на смерть, и никто не заступился за истину, никто не выступил свидетелем, кроме одного Бога. Он попустил совершиться бывшему, чтобы обе стороны довели свое дело до конца, беззаконники свою злобу и клевету, а блаженная Сусанна свою твердость в целомудрии до смерти. Видишь, до каких пор Бог попускает? Он оставляет праведных в искушениях, испытывая подобно золоту в горниле, как поступил и с Авраамом. Исаак был ведом на всесожжение, жертвенник был устроен, дрова уложены, а овцы нигде не было. Берет отец нож, а овцы нет; заносит руку для удара, и тогда только Бог гласом Своим останавливает его руку. Это я сказал, чтобы каждый из вас, когда впадает в искушения, хотя бы и близок уже был к смерти, не отчаивался в помощи Божией, но ожидал ее до конца. Вот и Сусанну уже вели на смерть и ни откуда не было помощи. Когда она увидела, что помощь со стороны людей невозможна, она обращает свою мысль к свидетелю верному на небесах, к недремлющему Оку, и восклицает: «Боже вечный, ведающий сокровенное и знающий все прежде бытия его! Ты знаешь, что они ложно свидетельствовали против меня, и вот, я умираю, не сделав ничего, что эти люди злостно выдумали на меня» (ст. 42, 43). И услышал ее сказавший: «возопиешь, и Он скажет: вот Я!» (Ис. 58:9). «И когда она ведена была на смерть, возбудил Бог святой дух молодого юноши, по имени Даниила, и он закричал громким голосом: чист я от крови ее! Тогда обратился к нему весь народ и сказал: что это за слово, которое ты сказал? Тогда он, став посреди них, сказал: так ли вы неразумны, сыны Израиля, что, не исследовав и не узнав истины, осудили дочь Израиля? Возвратитесь в суд, ибо эти ложно против нее засвидетельствовали. И тотчас весь народ возвратился, и сказали ему старейшины: садись посреди нас и объяви нам, потому что Бог дал тебе старейшинство. И сказал им Даниил: отделите их друг от друга подальше, и я допрошу их. Когда же они отделены были один от другого, призвал одного из них и сказал ему: состарившийся в злых днях! ныне обнаружились грехи твои, которые те делал прежде, производя суды неправедные, осуждая невинных и оправдывая виновных, тогда как Господь говорит: "невинного и правого не умерщвляй". Итак, если ты сию видел, скажи, под каким деревом видел ты их разговаривающими друг с другом? Он сказал: под мастиковым. Даниил сказал: точно, солгал ты на твою голову; ибо вот, Ангел Божий, приняв решение от Бога, рассечет тебя пополам. Удалив его, он приказал привести другого и сказал ему: племя Ханаана, а не Иуды! красота прельстила тебя, и похоть развратила сердце твое. Так поступали вы с дочерями Израиля, и они из страха имели общение с вами; но дочь Иуды не потерпела беззакония вашего. Итак скажи мне: под каким деревом ты застал их разговаривающими между собою? Он сказал: под зеленым дубом. Даниил сказал ему: точно, солгал ты на твою голову; ибо Ангел Божий с мечом ждет, чтобы рассечь тебя пополам, чтобы истребить вас. Тогда все собрание закричало громким голосом, и благословили Бога, спасающего надеющихся на Него, и восстали на обоих старейшин, потому что Даниил их устами обличил их, что они ложно свидетельствовали; и поступили с ними так, как они злоумыслили против ближнего, по закону Моисееву, и умертвили их; и спасена была в тот день кровь невинная» (ст. 45-62). И исполнилось сказанное Давидом от лица Сусанны: «прильнула душа моя к Тебе, а десница Твоя восприяла меня», т. е. беззаконные старцы; «а они напрасно искали (погибели) души моей, сойдут в преисподнюю земли», потому что ангел Божий с мечом в руках ожидает их, чтобы рассечь их; «преданы будут мечу, будут добычею лисицам. Царь же возвеселится о Боге» — муж Сусанны; «прославится всякий, клянущийся Им», то есть, верующий Ему, «ибо заградились уста говорящих неправду», — неправедные уста беззаконных старцев (Пс. 62:9-12). Тогда горе родителей ее обратилась в радость; муж ликовал, прославляя Бога; родные радовались, соседи веселились, весь дом ее торжествовал, и — одним словом — всенародный был праздник и для Бога, и для ангелов, и для людей. Видел ты в женском теле мужскую душу? Видел женское целомудрие, память которого с победой остается вечной? Эта женщина прославлена пред людьми, возвеличена пред ангелами, увенчана Богом; ей подражайте, жены, чтобы с нею и вы удостоились чести от Бога во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.



(Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста
архиепископа Константинопольского. Т. 6, кн. 2)





Яндекс.Метрика