Святитель Игнатий Брянчанинов



Память  30 апреля (13 мая н. ст.)

Святитель Игнатий (в миру Дмитрий Александрович Брянчанинов) родился 6 февраля 1807 г. в родовом имении отца близ Вологды, в селе Покровском, которое было родовым имением его отца. Отец будущего святителя, Александр Семенович, происходил из известной и уважаемой в Вологде семьи. Предок Брянчаниновых – Михайло Бренок служил оруженосцем святого благоверного князя Димитрия Ивановича Донского. Во время Куликовской битвы именно он был одет в доспехи великого князя (Димитрий вышел на битву в одежде простого воина). Верный оруженосец пал на поле битвы, сохранив жизнь великому князю.

Мать родила Дмитрия после продолжительного бесплодия, по горячей молитве и путешествии по окрестным святым местам. Детство мальчик провел в уединении сельской жизни. Уже тогда в глубине души он ощущал особое призвание. С возрастом его религиозное настроение обнаруживалось все заметнее: оно проявлялось в особенной расположенности к молитве и чтению духовных книг. Позже он вспомнит об этом так: «когда я был пятнадцатилетним юношею, несказанная тишина возвеяла в уме и сердце моем. Но я не понимал её, я полагал, что это обыкновенное состояние всех человеков».

Жизнь в родительском доме продолжалась до 16-летнего возраста. Летом 1822 года родитель повез его в Санкт-Петербург для определения в Главное инженерное училище. Это военное учебное заведение было создано в 1819 году и располагалось в Михайловском (Инженерном) замке. Его устроителем и попечителем был будущий Российский император Николай Павлович.

Учился Дмитрий превосходно и до самого выхода из училища оставался первым учеником в своем классе. Его способности были самые разносторонние — не только в науках, но и в рисовании, и музыке. Родственные связи ввели его в дом президента Академии художеств А. Н. Оленина; здесь, на литературных вечерах он сделался любимым чтецом и вскоре познакомился с А. Пушкиным, К. Батюшковым, Н. Гнедичем, И. Крыловым.

Но ни военная служба, ни светская карьера, ни мирские увеселения не пленяли сердца юноши. В шуме и суете столичной жизни Дмитрий не изменял своим душевным стремлениям. В поисках «вечной собственности для вечного человека» он постепенно пришел к малоутешительному выводу: значение науки ограничивается земными потребностями человека и пределами его жизни.

Столь же ревностно, как занимался наукой, принимается Дмитрий за изучение древней и новой философии, пытаясь успокоить свое духовное томление, но и на этот раз не находит решения главнейшего вопроса об истине и о смысле жизни. Изучение Священного Писания было следующей ступенью, и оно убедило его в том, что, предоставленное произвольному толкованию отдельного человека, Писание не может быть достаточным критерием истинной веры и прельщает лжеучениями. И тогда Дмитрий обратился к изучению православной веры по писаниям святых отцов, святость которых, как и чудное и величественное согласие, стали для него ручательством их верности.

Сблизившись в училище с другим молодым благочестивым дворянином, Михаилом Чихачевым, Дмитрий искал возможности духовного очищения и молитвенного подвига.

Жизнь аскетически-религиозно настроенных молодых людей, частые исповеди и причащения Святых Христовых Таин, знакомства и беседы с монахами Валаамского подворья и Александро-Невской лавры привлекали внимание начальства, и даже были отражены на страницах литературных журналов - именно им Н. С. Лесков посвятил рассказ «Инженеры-бессребренники». Религиозные увлечения молодых людей находили странными, за ними пристально следили.

Посещая монастырские богослужения, Дмитрий находит наконец истинных наставников, понимающих его духовные нужды. Окончательный переворот в его жизни произвело знакомство в Александро-Невской лавре со старцем Леонидом (впоследствии оптинский иеромонах Лев). «Сердце вырвал у меня отец Леонид; теперь решено: прошусь в отставку от службы и последую старцу,» - писал Дмитрий Чихачеву.

В 1827 году Дмитрий Брянчанинов оставляет блеск и богатство аристократической жизни и, вызывая глубочайшее недоумение «света» и недовольство своих родителей, уходит в отставку. Пробыв послушником в нескольких монастырях, он принимает иноческий постриг с именем Игнатий в уединенном Глушицком Дионисиевом монастыре.

В январе 1832 г. иеромонах Игнатий был назначен строителем Пельшемского Лопотова монастыря в Вологодской губернии, а в 1833 г. возведен в сан игумена этого монастыря. Вскоре император Николай I вызывает Игнатия в Петербург; по Высочайшей рекомендации и по распоряжению Священного Синода его рукополагают в архимандрита и назначают настоятелем Сергиевой пустыни.

Прожив в Сергиевой пустыни 24 года, архимандрит Игнатий привел ее в цветущее состояние. 27 октября 1857 г. он был хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского. В следующем году Владыка прибыл в Ставрополь. где ему предстояли новые большие труды, но постигшая его тяжелая болезнь, оспа, воспрепятствовала им. Преосвященный решил проситься на покой и в 1871 г. поселился в Николо-Бабаевском монастыре. Здесь, свободный от служебных обязанностей, все свое время до конца жизни (1867) он отдал работе над духовными сочинениями.

Епископ Игнатий канонизован Поместным Собором Русской Православной Церкви (Троице-Сергиева Лавра, 6-9 июня 1988).





Яндекс.Метрика