Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Гнев Божий

Гнев Божий – бесстрастное, имеющее в основании любовь, промыслительное действие Бога по отношению к отдаляющему себя от Него грехом, выражающееся в некоем наказании (от слова «наказ, наставление»), научении, вразумлении заблуждающегося, с тем, чтобы он, прозрев наставлением Божиим, исправил свою жизнь, покаялся и наследовал спасение.

Гневом Божиим называется также окончательное отвержение от Бога нераскаянных грешников на страшном суде, в соответствии с выбором их собственной воли в земной жизни.

1. Условность выражения «гнев Божий»
2. Смысл выражения «гнев Божий»
3. Наказание Божие – наставление свободных ко спасению
4. Источник промыслительного наказания – любовь Божия
5. Примирение

1. Условность выражения «гнев Божий»

По святоотеческому учению, само понятие "гнев" по отношению к Богу является условным и человекообразным. Божественное Откровение допускает употребление выражений, приписывающих Богу гнев, из снисхождения к немощи человеческого религиозного восприятия, а также и по причине естественной ограниченности нашего мышления, не вмещающего Божественного.

Св. Иоанн Златоуст
объясняет:

«Когда ты слышишь слова "ярость" и "гнев" в отношении к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого: это слова снисхождения. Божество чуждо всего подобного. Говорится же так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых. Так и мы, когда беседуем с варварами, употребляем их язык, или когда говорим с младенцем, то лепечем подобно ему, хотя бы сами были мудрецами, снисходя к его малолетству. И что удивительного, если мы поступаем так в словах, когда поступаем так же и в делах, кусая руки и показывая вид гнева, чтобы исправить ребенка? Точно так и Бог употреблял подобные выражения, чтобы подействовать на людей более грубых. Он, когда говорил, заботился не о Своем достоинстве, но о пользе слушающих. В другом месте, внушая, что гнев не свойствен Ему, Он сказал: "Меня ли тии прогневляют, еда не себе самих" (Но Меня ли огорчают они? говорит Господь; не себя ли самих к стыду своему?) (Иер. 7, 19). Неужели ты хотел бы, чтобы Он, беседуя с иудеями, говорил, что Он не гневается и не ненавидит злых, так как ненависть есть страсть, что Он не взирает на дела человеческие, так как зрение свойственно телам, что Он и не слышит, так как слух принадлежит плоти? Но отсюда вывели бы другое нечестивое учение, будто все совершается без Промысла. Избегая подобных выражений о Боге, многие тогда совершенно не знали бы, что есть Бог, а если бы не знали этого, то все погибло бы. Когда же введено учение о Боге в таком виде, то скоро следовало и исправление его. Кто убежден, что есть Бог, тот, хотя имеет и не надлежащее о Нем понятие и полагает в Нем нечто чувственное, но со временем убедится, что в Боге нет ничего такого. А кто убежден, что Бог не промышляет, что Он не заботится о существующем, что Его нет, тот какую получит пользу от бесстрастных выражений?»

Св. Григорий Нисский:

«Что Бог допускает беседу с человеком, причиной того мы полагаем человеколюбие. Но так как малое по природе не может возвыситься над своей мерой и достигнуть превосходящей природы Вышнего, посему Он, низводя человеколюбивую силу до нашей слабости, сколько нам возможно принять, уделяет Свою благодать и что нам на пользу. …и сила Божия, … бесконечно превышая нашу природу и будучи недоступна для общения … то уделяет человеческой природе, что она в состоянии принять. Поэтому в различных богоявлениях людям она и принимает человеческий вид, и по-человечески говорит, и облекается в гнев и милость и подобные [человеческие] страсти, чтобы чрез все свойственное нам руководима была младенческая наша жизнь, наставлениями Провидения будучи приводима в связь с Божеской природой.

…хотя и говорится, что Бог веселится о рабах Своих и гневается яростью на падший народ, потом, что Он милует, его же аще милует, так же щедрит (Исх. 33, 19), но … посредством наших свойств провидение Божие приспособляется к нашей немощи, чтобы наклонные ко греху по страху наказания удерживали себя от зла, увлеченные прежде грехом не отчаявались в возвращении чрез покаяние, взирая на милость... и право ведущие жизнь более восторгались добродетелями, как веселящие своей жизнью Надзирателя добрых».

По мысли преп. Иоанна Кассиана «Божественная мудрость, обращаясь с речью к людям, по необходимости должна (для выражения возвышенных истин) употреблять слова и аффекты человеческие».

Преп. Иоанн Дамаскин пишет «О том, что говорится о Боге телесным образом»:

«Так как мы находим, что в божественном Писании весьма многое символически сказано о Боге телесным образом, - то должно знать, что нам, людям и облеченным грубою плотию невозможно иначе разуметь или говорить о божественных высоких и невещественных действиях Божества, как только посредством образов, типов и символов, нам сообразных. Поэтому то, что сказано о Боге очень телесным образом, сказано символически и содержит очень высокий смысл, так как Божество просто и не имеет формы. Итак, под очами Божиими, веждями и зрением должно разуметь Его всесозерцающую силу и неизбежное (ни для какой твари) Его ведение, так как и мы чрез это чувство приобретаем себе совершеннейшее познание и убеждение. Под ушами и слухом - Его благоволение и принятие нашего моления; так как и мы, когда нас просят, милостивее склоняя ухо к просящим, чрез это чувство проявляем к ним нашу благосклонность. … Под лицем - Его откровение и обнаружение Себя посредством действий… Под руками - деятельную Его силу…  Под десницею - Его помощь в справедливых случаях... Под ногами и хождением - Его пришествие и присутствие ... Под клятвою - непреложность Его решения, так как и мы взаимные договоры свои утверждаем клятвою. Под гневом и яростью - Его ненависть и отвращение к злу, так как и мы то, что не согласно с нашей мыслью, ненавидим и на то гневаемся. Под забвением, сном и дреманием - отложение отмщения врагам и замедление обыкновенной помощи Своим друзьям. Кратко сказать, все, что говорится о Боге телесным образом, содержит в себе некий сокровенный смысл, научающий нас чрез то, что для нас обыкновенно, тому, что выше нас…»

Св. Григорий Богослов:

«Он наказывает, а мы сделали из сего: "гневается", потому что у нас наказание бывает по гневу».

Блж. Феодорит Кирский:

«Он называет наказание «гневом Божиим» не потому, что Бог совершает наказание в страсти, но чтобы при помощи имени вселить страх в тех, кто пытался ему возразить».

Диодор Тарсийский:

«Апостол называет гневом кару Божию не потому, что он возникает у Бога как страсть, но потому, что людям трудно понять возмездие, посылаемое Богом, не слыша привычного наименования гнева. А поскольку люди испытывают по отношению к согрешающим против них гнев и ярость, Писание приписывает их Богу, чтобы большинство могло слышать и понимать».

2. Смысл выражения «гнев Божий»

Слово Божие открывает нам, что "Бог есть Дух, вечный, всеблагий, всеведущий, всеправедный, всемогущий, вездесущий, неизменяемый, вседовольный, всеблаженный" (Пространный христианский катехизис православной Церкви святителя Филарета Московского). Это значит, что никакая страсть, никакое изменение не свойственны благому Богу, неизменяемой Любви. Это человек, совершая грех, отделяет им себя от Божией благодати, Его защиты и помощи, и тем самым подвергает себя страданиям. Об этом пишут святые отцы:

Преп. Антоний Великий:

"Бог благ и бесстрастен и неизменен. Если кто, признавая благословенным и истинным то, что Бог не изменяется, недоумевает однако ж, как Он (будучи таковым) о добрых радуется, злых отвращается, на грешников гневается, а когда они каются, является милостив к ним: то на сие надобно сказать, что Бог не радуется и не гневается, ибо радость и гнев суть страсти. Нелепо думать, чтобы Богу было хорошо или плохо от дел человеческих. Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым. А мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом, по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отдаляемся от Него, по несходству с Ним. Живя добродетельно, мы бываем Божиими, а делаясь злыми, становимся отверженными от Него, а это не значит, чтобы Он гнев имел на нас, но то, что наши грехи не попускают Богу воссиять на нас, а соединяют с демонами мучителями. Если потом молитвами и благотворениями получаем разрешение во грехах, то это не значит, что мы Бога ублажили и Его переменили, но что посредством таких действий и нашего обращения к Богу, уврачевав сущее в нас зло, опять делаемся способными вкушать Божию благость; так что сказать: «Бог отвращается от злых», есть то же, что сказать: «солнце скрывается от лишенных зрения»".

Преп. Иоанн Кассиан:

«без большого богохульства нельзя приписать возмущение гневом Богу, природа которого неизменяема. Когда читаем о гневе или ярости Божией, то должны разуметь не человекообразно, по подобию человеческого возмущения, но достойно Бога, Который чужд всякого возмущения».

3. Наказание Божие – наставление свободных ко спасению

Мы созданы Богом со свободной волей, бесценным даром существования личности. Бог никогда не отбирает Своих даров и ограничивает Свою власть там, где действует воля человека, не посягая на нашу свободу, на наш выбор. Однако, любя человека, Он всячески заботится о его спасении, о избавлении его от гибели. Поэтому Господь направляет согрешающего действием Своего Промысла ко спасению, создавая для него такие условия, обстоятельства жизни, которые могут ему помочь уйти с погибельного пути и найти дорогу ко благу. Эти обстоятельства обычно – скорби и искушения, и их называют «наказанием» Божиим. Слово наказание происходит от корня «наказ», то есть «наставление, вразумление, научение».

Повторим здесь слова преп. Антония Великого об источнике наших скорбей:

«мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом, по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отдаляемся от Него, по несходству с Ним. Живя добродетельно, мы бываем Божиими, а делаясь злыми, становимся отверженными от Него, а это не значит, чтобы Он гнев имел на нас, но то, что наши грехи не попускают Богу воссиять на нас, а соединяют с демонами мучителями».

То есть по естественному действию духовных законов мы, согрешая, отсекаем себя от благодати, от подаяния Божественных даров, и оттого страдаем, а Бог, отнюдь не удаляясь от нас, попускает нам лишь тот вид и ту меру скорби, которые мы можем понести, и которая будет наиболее благодетельна для осознания совершённого греха и исправления жизни. Наказание Божие – это всегда забота, вразумление человека тем языком изменения обстоятельств его жизни, который ему наиболее понятен, без насилия его свободы.

Преп. Амвросий Оптинский говорил:

«Креста для человека, т. е. очистительных страданий душевных и телесных, Бог не творит. И как ни тяжек бывает у иного человека крест, который несет он в жизни, а все же дерево, из которого он сделан, всегда вырастает на почве его сердца.

Когда человек идет прямым путем, для него и креста нет. Но когда отступит от него и начнет бросаться то в ту, то в другую сторону, вот тогда являются разные обстоятельства, которые и толкают его на прямой путь. Эти толчки и составляют для человека крест. Они бывают разные, кому какие нужны».

Преп. Максим Исповедник:

«Гнев Господа есть сокращение или пресечение подаяния Божественных даров, которое (пресечение) бывает на пользу всякому уму, высоко и много о себе думающему и хвалящемуся от Бога данными ему благами, как бы они были плодом его собственных добродетелей.

Гнев Божий есть болезненное чувство обучаемых; причиняется же сие чувство болезненное наведением невольных неприятностей в жизни, коими Бог часто приводит к скромности и смирению ум, надмевающийся добродетелью и знанием, давая ему чрез них познать самого себя и сознать свою немощь, восчувствовав которую, он отлагает суетное надмение сердца».

Св. Иоанн Златоуст:


«Когда мы грешим, Бог иногда гневается, а иногда долготерпит, ожидая нашего покаяния. И притом Свой гнев и праведный суд Он обнаруживает с целью вразумить нас и исправить, чтобы мы не оставались во грехе».

Преп. Исидор Пелусиот:

«Слово ярость, когда говорится о Боге и о нас не тождественно, а одноименно, потому что сказанное о Боге означает бесстрастно насылаемое на грешников наказание, а сказанное о нас — страстное движение и смятение помыслов».

То, что суд Божий, определяющий согрешающему меру наказания, не только бесстрастен и благ, но и праведен и непреложен, естественно следует из известных из Священного Писания нам свойств Божиих: Он - всеблагий, всеведущий, всеправедный, всемогущий, вездесущий, неизменяемый. Святые отцы пишут:

Преп. Иоанн Кассиан Римлянин:

«Так, когда читаем о гневе или ярости Божией, то должны понимать не человекообразно, т.е. по подобию человеческого возмущения, а достойно Бога, который чужд всякого возмущения, именно так можем понимать, что Он есть Судия и отмститель за все, что неправильно делается в этом мире, и, боясь означаемого этими словами страшного возмездия за наши дела, должны опасаться сделать что-нибудь против Его воли».

Св. Феофан Затворник:

«Гнев Божий означает суд, осуждение и наказание. Гневом назвал это Апостол человекообразно. К человеку гневному не подходи и не говори ему: слушать не станет. Так и суд Божий неумолим и неизменен: как решено на нем, так и пребудет вовеки».

4. Источник промыслительного наказания – любовь Божия

«Бог есть любовь» (1 Ин. 4, 8), и, исправляя согрешающих, Он ведёт нас ко спасению как Своих, пусть и заблуждающихся, но возлюбленных детей. Он не отворачивается от грешников, но всячески направляет их на спасительный путь, любя каждого человека как Своё дитя. И, хотя наказания Божии кажутся нам горькими, плод их благодетелен, ведь если мы часто живём сиюминутными чувствами, не в силах подумать о будущем, то Бог заботится о нашей судьбе в вечности.

Священное Писание
говорит:

«Наказания Господня, сын мой, не отвергай, и не тяготись обличением Его;
ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему».
 (Притч. 3, 11-12)

«и забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя.
Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает.
Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?
Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны.
Притом, [если] мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить?
Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей - для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его.
Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности».
(Евр. 12, 5-11)

«верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести».
(1 Кор. 10, 13)

«Притом знаем, что любящим Бога, призванным по [Его] изволению, все содействует ко благу».
(Римл. 8, 28)

Благой Бог устраивает спасение человека всеми возможными средствами, только без насилия человеческой свободы, и даже к упорным грешникам Он проявляет Свое «долготерпение, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию».
(2 Петр. 3, 9).

Преп. Исаак Сирин пишет:

«Бог вразумляет человека с любовью, а не отмщает (да не будет этого!), вразумляет с тем намерением, чтобы исцелел образ Его... Этот способ (обнаружения) любви есть следствие правоты, а не уклоняется в страсть мщения».

Св. Игнатий (Брянчанинов):

Бог, в точности зная состояние всех, и то, сколько каждый имеет сил, столько каждому допускает и искуситься.

Старец Паисий Святогорец:

«Бог попускает искушения соответственно нашему духовному состоянию».

В искушениях благодать Божия поддерживает подвижника, возлагающего на Него свою надежду и упование, так, что сила переживаний не превышает сил человека.

Преп. Макарий Египетский:

«Бог, в точности зная состояние всех, сколько есть сил у каждого, в такой мере попускает и подвергаться искушению...

Бог никогда не попускает надеющейся на Него душе до того изнемогать в искушениях, чтобы дойти до отчаяния... 

...Божию разуму ведомо, в какой мере каждую душу должно подвергнуть искушению, чтобы сделалась она благоискусною и благопотребною для Небесного Царства.

...Лукавый огорчает душу не в такой мере, сколько у него есть желания, но сколько попускается ему Богом».

Преп. Никон Оптинский:

«Ведь скорбью надо считать не то, что по внешности переживает человек, а то, насколько попускается ему Богом быть удрученным от этого переживания, причиняющего ему и сердцу его скорбь и страдание».

С. М. Зарин:


«Священное Писание, утверждая факт совмещения в Боге гнева и любви в отношении к человеку-грешнику, однозначно свидетельствуют об отсутствии в гневе Божием личного момента оскорбления и мести. Даже в Ветхом Завете в понятие Божественного гнева вносится представление о чувстве скорби и сожаления к грешнику. Более того, из любви к человеку-грешнику Бог, и наказывая его, не удаляется от него и не лишает его своей милости, но ждет его обращения на истинный путь. «Я Бог, а не человек: подвиглось во Мне сердце Мое; вскипела жалость. Не дал действовать ярости гнева Моего» – читаем в книге пророка Осии (Ос. 11, 8-9).

Гнев Божий, простираясь на грешника постольку, поскольку его природа искажена грехом, не исключает, а наоборот предполагает милость и любовь, которую Бог продолжает оказывать и грешнику, все же близкому Богу по способу происхождения и по остаткам духовной стороны человеческой природы. В полном согласии со Священным Писанием, в святоотеческом наследии содержится учение о том, что в Боге абсолютно отсутствует момент личного оскорбления, мести, ненависти, т.к. любовь совершенно противоположна вражде. …гнев Божий является в сущности таким моментом промыслительной деятельности Божией в отношении к человеку, который необходим для торжества любви Божией к человеку».

5. Примирение

И снова вернёмся к богодухновенному слову преп. Антония Великого:

«Живя добродетельно, мы бываем Божиими, а делаясь злыми, становимся отверженными от Него, а это не значит, чтобы Он гнев имел на нас, но то, что наши грехи не попускают Богу воссиять на нас, а соединяют с демонами мучителями. Если потом молитвами и благотворениями получаем разрешение во грехах, то это не значит, что мы Бога ублажили и Его переменили, но что посредством таких действий и нашего обращения к Богу, уврачевав сущее в нас зло, опять делаемся способными вкушать Божию благость…»

Вот – единственный путь возвращения человека в благодатную жизнь богообщения, прекращения скорбей и искушений: осознание совершённого греха, покаяние, исправление жизни. Господь, никогда и не отступавший от человека, всеми способами призывавший его к Себе, с любовью приемлет кающегося и возвращает ему дары Своей благодати.

По словам св. Иоанна Златоуста, «Сам Господь Бог никогда не отвращается от нас, но мы удаляем себя от Него. Если же собственно грех удаляет нас от Бога, то разрушим эту пагубную преграду, и тогда ничто не будет препятствовать нам снова приблизиться к Богу».

См. тж.: Промысл. Воля. Скорби. Искушение. Попущение

Св. Тихон Задонский. Об угрозах Божиих

Св. Иоанн Тобольский. Божественный промысл

Промысл Божий. - Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского

Св.Игнатий Брянчанинов. Судьбы Божии.



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика