Училище благочестия

Ересь отлучает от Бога

Последователь Нестория по молитвам старца-отшельника сподобился видеть ад и ересиархов, пребывающих в нем

Старец, великий пред Богом, именем Кириак, жил в лавре Каламонской, около священного Иордана. Однажды пришел к нему брат чужестранец, из страны Дора, по имени Феофан, спросил старца о блудных помыслах. Старец начал наставлять его речами о целомудрии и чистоте. Брат, получив от этих наставлений великую пользу, воскликнул: "Отец мой, в моей стране я нахожусь в общении с несторианами. Heбудь этого — я бы остался навсегда с тобой"! Услыхав имя Нестория, старец глубоко опечалился о погибели брата и стал убеждать его и молить, чтобы он оставил эту пагубную ересь и присоединился ко святой кафолической и апостольской Церкви.

— Невозможно спастись, если не будешь право мыслить и веровать, что Пресвятая Дева Мария есть истинная Богородица.

— Отче, возражал брат, да ведь все ереси говорят точно так же: если не будешь в общении с нами, не получишь спасения. He знаю, несчастный, как мне и поступить. Помолись Господу, чтобы Он явно показал мне, какая вера истинная.

Старец радостно выслушал слова брата.

- Оставайся в моей келье, — сказал он. — Я имею упование на Бога, что Он по Своему милосердию откроет тебе истину.

И оставив брата в своей пещере, старец отправился к Мертвому морю и стал молиться о брате. И точно, на другой день, около девятого часа, брат видит, что кто-то явился к нему, страшный по виду, и говорит: "поди и познай истину"! И взяв его, ведет в место мрачное, смрадное и испускающее пламя и показывает ему в пламени Нестория и Феодора, Евтихия и Аполлипария, Евагрия и Дидима, Диоскора и Севера, Ария и Оригена и других. И говорит явившийся брату: "вот это место уготовано еретикам, и тем, кто нечестиво учат о Пресвятой Богородице, равно как и тем, кто следуют их учению. Если тебе нравится это место, оставайся при своем учении. Если же не желаешь вкусить такого наказания, обратись к св. кафолической Церкви, к которой принадлежит и наставлявший тебя старец. Я говорю тебе: хотя бы и всеми добродетелями украсился человек, но если он неправо верует, он попадет в это место". — При этих словах брат пришел в себя. Когда старец возвратился, брат рассказал ему все, что видел, и в скором времени присоединился к св. кафолической апостольской Церкви. Оставшись к Каламоне при старце, он прожил с ним несколько лет и скончался в мире.

(Луг духовный)



Удивительное видение аввы Кириака из лавры Каламонской и о двух книгах нечестивого Нестория



Однажды пришли мы к авве Кириаку, пресвитеру лавры Каламонской, что около священного Иордана. Он рассказывал нам:

"Однажды я видел во сне величественную Жену, облаченную в порфиру, и вместе с Ней двух мужей, сиявших святостью и достоинством. Все стояли вне моей келлии. Я понял, что это — Владычица наша Богородица, а два мужа — св. Иоанн Богослов и св. Иоанн Креститель. Выйдя из келлии, я просил войти и сотворить молитву в моей келлии. Но Она не соизволила. Я не переставал умолять, говоря:

- Да не буду я отвержен, унижен и посрамлен, - и многое другое.

Видя неотступность моей просьбы, Она сурово ответила мне:

- У тебя в келлии — Мой враг. Как же ты желаешь, чтобы Я вошла?

Сказавши это, удалилась. Я пробудился и начал глубоко скорбеть, вообразив себе, не согрешил ли я против Нея хотя бы помыслом, так как, кроме меня одного, никого в келлии не было. После долгого испытания себя я не нашел в себе никакого прегрешения против Неё. Погруженный в печаль, я встал и взял книгу, чтобы чтением рассеять свою скорбь. У меня была в руках книга блаженного Исихия, пресвитера иерусалимского. Развернув книгу, я нашел в самом конце ее два слова нечестивого Нестория, и тотчас сообразил, что он-то и есть враг Пресвятой Богородицы. Немедленно встав, я вышел и возвратил книгу тому, кто мне ее дал.

- Возьми, брат, обратно свою книгу. Она принесла не столько пользы, сколько вреда.

Он пожелал знать, в чем состоял вред. Я рассказал ему о своем сновидении. Исполнившись ревности, он немедленно вырезал из книги два слова Нестория и предал пламени.

- Да не останется и в моей келлии, — сказал он, — враг Владычицы нашей Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии!..

(Луг духовный)

Авва Иаков, имевший благодать смиренномудрия, чудесно был вразумлен в видении, что спасаются в Православной Церкви

В Келиях был некто авва Иаков-младший. Его отец по плоти был ему и отцом духовным. В Келиях было две церкви: одна — для православных, к которой и он принадлежал, а другая — для апосхистов. Авва Иаков имел благодать смиренномудрия, за что был любим всеми, как православными, так и апосхистами. Православные говорили ему: “Смотри, авва Иаков, чтобы не обольстили тебя апосхисты и не увлекли в общение с собой!” И апосхисты также говорили ему: “Знай, авва Иаков, что ты, сообщаясь с дифизитами, губишь свою душу, ибо они — несториане и клевещут на истину!” Авва Иаков, как человек простой, находился в затруднении, слушая, что говорили ему с обеих сторон. Наконец, овладело им беспокойство, и он пошел молиться Богу. Заключился в келии, которая была в уединении вне Лавры, и надел на себя погребальные одежды, как бы перед смертью. Египетские отцы имеют обыкновение сберегать до смерти левитон и куколь, в которых принимают святой монашеский образ, и в них погребаться. В продолжение жизни они надевают их только по воскресным дням для приобщения Святых Тайн и тотчас же после этого снимают. Авва Иаков, уединившись в келии и стоя на молитве перед Богом, настолько изнурил себя постом, что, наконец, пал на землю и лежал распростертым. Он рассказывал, что в эти дни много пострадал от демонов, особенно в мыслях. По прошествии сорока дней Иаков видит, что к нему входит Отрок с веселым лицом и говорит ему: “Авва Иаков, что ты здесь делаешь?” Иаков вдруг осиялся светом. Он почувствовал в себе силу от видения Отрока и отвечал ему: “Господи, Ты знаешь, что со мной делается! Одни говорят мне: “Не оставляй Церкви (Православной)”. Другие говорят мне: “Дифизиты тебя прельщают”. Недоумевая и не зная, что делать, я решился на такой подвиг”. Господь отвечает ему: “Хорошо там, где ты”. И тотчас при этих словах авва Иаков увидел себя перед дверьми святой церкви православных последователей Халкидонского Собора”.

(Достопамятные сказания)

Еретики не могли своей молитвой отворить двери храма; во время же молитвы православных раздался гром и двери храма разверзлись сами собой

Греческий царь Валент, по вере еретик-арианин, закрыл православные церкви в своем государстве, отдал их во власть ариан и приказал изгнать всех православных епископов. Те сказали царю: “Прежде чем привести в исполнение свое повеление относительно нас, позволь Василию Великому войти в собеседование о вере с арианами. Если они победят Василия, то мы беспрекословно покоримся тебе”. Царь согласился и пригласил Василия в Никею. Василий, сказав Валенту, что его с арианами рассудит Бог, повелел запереть двери одной из церквей и призвал ариан: “Хотите убедиться, чья вера правая, через эти двери? Если по вашей молитве они отверзутся сами собой, будем знать, что правда на вашей стороне. Если же отверзутся по нашей молитве, то тогда все должны будут признать, что православно веруем мы, а не вы”. Ариане согласились, с утра до вечера молились они об отверзении дверей, но “не было, как сказано, ни гласа, ни послушания”. Затем настала очередь православных. Святой Василий с клиром и православным народом подошел к церкви, преклонил колена и стал молиться. “И внезапно был гром велик, и отверзошася двери церковные”. Все ужаснулись и прославили Бога. Царь повелел возвратить церкви православным, наградил Василия великими дарами и отпустил с миром.

(Прот. В. Гурьев. Пролог)

Авва Феодул видел над иноком-еретиком черного голубя — свидетеля веры еретика

Авва Феодул рассказывал: “Есть здесь недалеко от Фара, как раз посредине между святой Софией и святым Фавстом, гостиница. При ней был и гостиник. Однажды он просил меня прийти в гостиницу и на несколько дней заменить его. Придя в гостиницу, я встретил остановившегося там инока, родом сирийца. Он не имел ничего, кроме власяницы, плаща и нескольких хлебов. Стоя постоянно в одном углу, он день и ночь проводил в славословии и ни с кем не говорил. Настал воскресный день. Я подошел к нему и сказал: “Брат, не сходишь ли ты к святой Софии, чтобы причаститься Святых и Божественных Тайн?” — “Нет!” — отвечал он. “Отчего же?” — спрашиваю его. “Я принадлежу к последователям Севера и не состою в общении с Церковью”. Услышав, что он не принадлежит ко Святой Кафолической и Апостольской Церкви, а вместе с тем видя его прекрасное поведение и добродетель, я ушел со слезами в свою келию, запер дверь и, упав ниц перед Богом, три дня молился со слезами: “Господи Христе, Боже наш, преклонивый небеса по неизреченному и бесконечному человеколюбию и сошедый нашего ради спасения, воплотивыйся от Владычицы Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, открой мне, кто истинно и право верует, мы ли, чада Церкви, или последователи Севера?” На третий день Кто-то незримый сказал мне: “Иди, Феодул, и увидишь веру его”. Придя наутро, я сел против него, надеясь увидеть что-либо по слову, бывшему ко мне. Я сидел около часа, пристально смотря на него. Он стоял и пел песнопения на сирийском языке. И вот — Бог мне свидетель! — вижу, чада мои, голубя, парящего над его головой, почерневшего как бы от сажи в трубе, истрепанного. Безобразный голубь обозначал их веру”. Вот что, обливаясь слезами и глубоко вздыхая, поведал этот поистине блаженный муж.

(Луг духовный)

Вступив в общение с еретиками, ремесленник совершил этим духовный блуд

Авва Феодор, игумен Старой Лавры, рассказал:

“В Константинополе были два брата, серебряники по ремеслу, родом сирийцы. Однажды старший брат говорил младшему: “Пойдем побываем в Сирии и приобретем во владение родительский дом”. — “Зачем уходить обоим? Можно ли нам бросить свое дело?” С общего согласия они решили, чтобы отправился младший брат.

Спустя немного времени после его отъезда оставшийся в Константинополе видит сон. Благолепный старец говорит ему: “Знаешь ли, что твой брат впал в блуд с женой корчемника?” Проснувшись, он был очень огорчен и сказал сам себе: “Это я виноват, зачем отпустил его одного?” Спустя какое-то время снова видит во сне того же мужа, который говорит те же слова: “Знаешь ли, что твой брат впал в блуд с женой корчемника?” И снова почувствовал он великую печаль. Но вот в третий раз явившийся говорит ему: “Знаешь ли, что брат твой покинул законную жену и связался с женой корчемника?”

Тогда срочно написал он из Константинополя брату в Сирию: “Тотчас же бросай все и возвращайся в Византию”. Получив письмо, тот, оставив все, явился к брату. Он повел его в Соборную Церковь и начал горько укорять: “Хорошо ли это, что ты впал в блуд с женой корчемника?” Тот, выслушав брата, начал клясться именем Бога Вседержителя: “Я не понимаю, что ты говоришь, я не предавался распутству, не вступал ни с кем в незаконную связь и никого не знал, кроме законной жены”. Старший брат, выслушав это, спросил: “Не сотворил ли ты еще чего-либо более тяжкого?” Тот отрекался: “Ничего не сделал я незаконного... Правда, я встретил в нашем селении монахов из секты Севера и, не зная, что это худо, имел с ними общение. Но другого ничего за собой не знаю”.

Тогда старший брат понял, что блуд означает измену Святой Кафолической Церкви. Брат впал в ересь акефала Севера, поистине корчемника, опозорил себя и унизил высоту Православия.

(Луг духовный)



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика