Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Дары причащения

«Литургия – это мост, по которому можно пройти в жизнь вечную. Помните: это завещание Иисуса Христа! Идите этим золотым мостом, который спасет от пропасти ада» - писал св. прав. Иоанн Кронштадский. Евхаристия – это самое великое чудо на земле. Дары благодати, которые получает причастник Святых Таин, многообразны и безмерны. Немногие свидетельства о них, собранные в этой статье, подобны крохотной капле в безбрежном море, но и они приоткрывают нам величие и бесценность этого спасающего нас дара Божия.

Соединение со Христом

«Божественных бо причащаяйся и Боготворящих благодатей, не убо есмь един, но с Тобою, Христе мой, Светом трисолнечным, просвещающим мир» (Последования ко святому причащению. Молитва 6-я, святого Симеона Нового Богослова).

На самом деле, думается, в причащении христианину даётся один, неделимый, самый главный, дар - соединение его со Спасителем, и из этого дара проистекает всё остальное, чем одаривает его Господь. Как неотделимы свет и тепло от солнца, так и соединение со Христом в таинстве евхаристии – это источник всех других даров Божиих: прощения грехов, освящения, просвещения, оживотворения, обожения, исцеления, укрепления, утешения, защиты и - спасения. Соединение со Христом - это главная цель нашего участия в таинстве.

Старец Парфений Киевский, охваченный любовью ко Христу, долго молился о таинственном соединении с Ним: «Господи Иисусе, живи во мне и мне дай в Тебе жити» — и однажды услышал тихий сладкий голос: «Ядуший Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем». Господь ответил на молитву старца повторением Своего евангельского обетования, что жизнь в Боге достигается участием в евхаристии.

Св. прав. Иоанн Кронштадский пишет об этом:

«С вами есмь во вся дни до скончания века (Мф. 28, 20). Так, Владыко, Ты с нами - во вся дни, ни один день мы без Тебя, без Твоего соприсутствия не живем. Ты с нами особенно в таинстве Тела и Крови Своей. О, как истинно и существенно находишься Ты в Тайнах! … Чрез Тайны Ты всецело с нами, и плоть Твоя соединяется с нашею плотию и дух Твой соединяется с нашею душою - и мы ощущаем, чувствуем это животворное, премирное, пресладкое соединение, чувствуем, что, прилепляясь Тебе в Евхаристии, мы становимся один дух с Тобою, как сказано: прилепляяйся Господеви, един дух есть с Господем (1 Кор. 6, 17)».

«Хорошо молиться мне о людях, когда причащусь достойно: тогда Отец и Сын и Святый Дух, Бог мой во мне, и я имею великое пред Ним дерзновение. - Царь тогда во мне, как в обители: проси чего хочешь. К нему приидема и обитель у него сотворима. Егоже аще хощете, просите, и будет вам (Иоан. 14, 23; 15, 7)».

«Господь в животворящих Тайнах Своих, где бы они ни приносились, есть вечно единый и нераздельный Создатель от единыя крови всего рода человеческого (Деян. 17, 26). Чрез единый Дух Свой, живущий в Тайнах Тела и Крови, совершаемых во всех церквах мира, хочет Он соединить с Собою нас, отпадших чрез грех и покорность диаволу от соединения с Ним, и то, что во всех нас есть разъединяющего с Ним и между собою, отсечь и очистить: да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут (Иоан. 17, 21). Вот цель причащения!».

«В нынешнем году настал для нас пресветлый праздник вседержавной, безначальной и живоначальной Троицы, Которою мы непрестанно все живем, дышим, мыслим, и о Которой - скажу о себе - я непрестанно, помышляю, Которую созерцаю, непрестанно призываю, прославляю, Которою очищаюсь, просвещаюсь, освящаюсь, избавляюсь от всех зол, Которою хвалюсь, радуюсь, Которою торжествую над всеми врагами видимыми и невидимыми. Которою обоготворяюсь - ибо Троица мое обожение, мое срастворение, когда я делаюсь искренним причастником Св. Христовых Тайн и твердо стою во всякой правде».

«Когда причащаюсь св. Таин по прочтении положенных молитв: верую, Господи, и исповедую... и Вечери Твоея тайныя... и проч., тогда говорю тайно: Господь во мне лично, Бог и человек, ипостасно, существенно, непреложно, очистительно, освятительно, победотворно, обновительно, обожительно, чудотворительно (что я и ощущаю в себе)».

Свидетели того, как служил св. прав. Иоанн Кронштадский, видели воочию всё то, о чём он писал, и рассказывали, что он, причащаясь, видимо для всех преображался, являя всем силу благодати действующего в нём Бога: «Вот приобщается о. Иоанн Тела и Крови Христовых. Лицо его изменилось. Нет более на нем и следа той утомленности и какой-то скорби или грусти, какие можно видеть, когда он только что входил сегодня утром в храм. Необыкновенная духовная радость, необыкновенный мир и небесный покой, необыкновенная сила и мощь отображались теперь в каждой черте его лица. Его лицо как бы светилось, как бы издавало сияние. О. Иоанн готов снова трудиться без всякой устали с утра до самой поздней ночи, он запасся теперь силами на все предстоящие ему дневные труды и заботы. Лица, близкие к нему, говорили, что такая перемена бывает с ним каждый раз, когда он приступает к Св. Тайнам. Он сам говорил, что только в Св. Тайнах почерпает он силы для несения труда, который несомненно превышает всякие человеческие силы».

Очищение, освящение, просвещение

«…да будет ми угль пресвятаго Твоего Тела, и честныя Твоея Крове, во освящение и просвещение… … во умерщвление страстей … в приложение Божественныя Твоея благодати…» (Молитва 2-я, святого Иоанна Златоустого).

«…в Духа Святаго общение…» (Молитва 1-я, Василия Великого).

Об очищении Богом души достойного причастника от страстей и грехов и об освящении её благодатью свидетельствуют из своего бесценного духовного опыта святые отцы:

Св. прав. Иоанн Кронштадский: «О, какое это великое счастье! Господь входит в грешную душу и испепеляет в ней все беззакония, и делается душа человека домом Божиим. Итак, оставил нам Спаситель как бы завещание совершать литургию и вкушать Его животворящие тело и кровь. Литургия – это дивный подарок Иисуса Христа».

Преп.Серафим Саровский: «Благодать, даруемая приобщением, так велика, что как бы недостоин и как бы грешен ни был человек, но лишь в смиренном только сознании великой греховности своей приступит к Господу, искупающему всех нас, хотя бы от головы до ног покрытый язвами грехов, то будет очищаться благодатью Христовой, все более и более светлеть, совсем просветлеет и спасется».

Преп. Макарий Великий: «Христиане пищею для себя имеют оный небесный огнь; он для них упокоение; он очищает и омывает, и освящает сердце их, он приводит их в возрастание; он для них и воздух и жизнь».

Св. Иоанн Кронштадский писал «о просвещении… и обновлении людей Божиих», вкушающих «животворящую Плоть Агнца Божия»:

«Все мы живем в каком-то прелестном затмении сердца и ума, но Господь Иисус Христос есть просвещение наше».

«Святые Божии люди имели просвещенныя очеса сердца (Ефес. 1, 18) и этими очами ясно созерцали нужды нашей растленной грехом природы, ясно видели, о чем нам нужно молиться, чего просить, за что благодарить, как славить Господа…»

«… о чем надо больше всего стараться? О том, чтобы стяжать … просвещенна очеса сердца (Ефес. 1, 18). Не замечаете ли, что сердце наше - первый деятель в нашей жизни, и во всех почти познаниях наших зрение сердцем известных истин (идея) предшествует умственному познанию. Бывает так при познаниях: сердце видит разом, неразельно, мгновенно, потом этот единичный акт зрения сердечного передается уму и в уме разлагается на части, являются отделы: предыдущее, последующее; зрение сердца в уме получает анализ свой. Идея принадлежит сердцу, а не уму - внутреннему человеку, а не внешнему. Поэтому весьма важное дело - просвещенна очеса сердца при всех познаниях, но особенно при познании истин веры и правил нравственности».

Старец Иаков Эвбейский пишет: «Когда я причащаю людей, никогда не смотрю на их лицо. Но иногда помысел говорит мне посмотреть на лицо приходящих к Божественному причащению. И вижу тогда, что лицо у одного нечеловеческое, но имеет образ собаки, у иного — обезьяны, у других — различные образы животных, страшные образы! Боже мой, говорю, как люди могут иметь лица животных?

Есть же и некоторые, которые приходят причащаться с лицом спокойным и веселым и как только причастятся, лицо их сияет как солнце».

Однажды у святителя Нифонта, епископа Кипрского, жившего в VI веке, во время Божественной литургии в Константинопольском храме вдруг отверзлись духовные очи. Когда началось причащение Божественных Тайн, он увидел, что у одних из причащавшихся были лица светлые, как солнце, а у других темные и мрачные, как у эфиопов. Стоявшие тут ангелы смотрели, как кто приступает, и увенчивали причащавшихся достойно, а от недостойных отворачивались и гнушались ими.

Древний патерик повествует о видении одного епископа, увидевшего освящение Богом причастившихся христиан: "Рассказал некоторый старец об одном епископе, чтобы, получив от сего большое дерзновение, были мы прилежны к своему спасению: рассказывали об одном из бывших у нас епископе (думаю, что это был тот самый, который видел сие и рассказал нам), что о двух мирских благородных женщинах из верующих слышал он, будто они живут нецеломудренно. Епископ же сострадая о тех, о которых сказано ему было, подозревая же тоже и о других, обратился с молитвою к Богу, от Него желая узнать истину, что и получил.

Ибо после страшной и божественной литургии и приношения онаго, когда приходили к приобщению Божественных Тайн, сквозь лица он увидел души, и каким каждый подвержен грехам: у одних, видел, лица были как сажа, некоторые из них имели лицо на подобие пламени, глаза же кровяные и огненные; иных же из них видел светлыми лицем, белыми по одежде; иных же, когда преподавал Тело Христово, оно опаляло и сожигало, а у других делалось как бы светом, чрез уста их входящим и все тело их просвещающим. Были же в числе их и избравшие жизнь иноческую, и жившие в супружестве, которые подвергались сему.

Потом, говорил он, начал я преподавать и женщинам, чтобы узнать мне, каковы они по душе, и видит, что и с ними было тоже, - лица черные, и кровавые, и огненные, и белые. В числе их подошли и те две женщины, о которых наговорили епископу, и ради которых преимущественно и предпринимал епископ таковую молитву. И видит, что и они, приступая к Святым Тайнам, имеют лицо светлое и досточестное, и облечены в белую одежду. Потом, когда приняли и они Святые Христовы Тайны, как бы от света воссияли они.

Опять обратился он на обычную к Богу молитву, чтобы узнать образ показанных ему откровений. Предстал же ему ангел Господень и повелел спрашивать о каждом. Епископ же тотчас спросил о двух женщинах, справедлив ли прежний донос на них, или несправедлив. Ангел сказал ему, что справедливо все, что сказано о них. И епископ сказал ангелу: и как же в приобщении Святых Тайн они были светлы лицем, имели белое одеяние, и светом светились не мало? Ангел же сказал: это потому, что пришли в чувство о соделанном ими и обещались отстать от сего, а за слезы, и воздыхания, и милостыни нищим и исповедь, и обещание впредь никогда уже не впадать в таковое зло, они причтены к лику божественному, и прощены им грехи, и остальное время поживут целомудренно, и праведно, и благочестиво». (Древний Патерик. Глава 18. О прозорливых)

Митр. Вениамин (Федченков) рассказывал о красоте освящёной в таинстве души, видимой ближним: «В жизни одной семьи был такой факт. Муж был протестант, жена — православная (такие браки разрешались в Западном, Остзейском крае). Она никогда не убеждала мужа принимать православие. Но привлеченный ее духовной красотою, он полюбил святое православие и без слов и доказательств познал его истинность и несомненное превосходство пред полумертвым лютеранством, а потому однажды и заявил жене о своем решении перейти в Православную Церковь. Жена (а она была прекрасной христианской) была очень рада. И между прочим спросила его, как он пришел к этому. Муж объяснил, что она жизнью своею, красотою православного своего духа и даже деликатною молчаливостью по «щекотливым» религиозным вопросам убедила его более, чем словами. Но особенно она ему казалась духовно-привлекательною, когда возвращалась по праздникам из православного храма. «Когда же ты, — докончил он, — приезжала в Страстной Четверг после причащения, то мне чувствовалось, будто с тобою в дом входило солнышко; радостным светом сияла и ты, и все вокруг тебя»».

Евгений Львович Шварц (1896–1958), русский драматург, вспоминал о своём первом причастии: «Когда бабушка узнала, что я ещё не причащался никогда, она очень рассердилась на маму и повела меня в храм. И когда я принял причастие, то почувствовал то, чего никогда не переживал до сих пор. Я сказал бабушке, что причастие прошло по всем моим жилочкам, до самых ног. Бабушка сказала, что так и полагается. Но, много спустя, я узнал, что дома она плакала. Она увидела, что я дрожал в церкви, - значит, Святой Дух сошел на меня».

Конечно, не случайно Господь дал познать маленькому Евгению то, о чём писал св. прав. Иоанн Кронштадский: «…Иисус Христос, Бог наш… почтив человечество безмерною честью, изгнав смрад греховный из верующих и крестившихся в Него и облагоухав их святынею Духа Святого, вселяющегося в них чрез веру и крещение и причащение Его Божественных Тела и Крови».  Всю жизнь, среди гонений на веру и тяжких испытаний, Евгений Шварц оставался глубоко верующим человеком. Среди репрессий тридцатых и сороковых годов писатель не боялся открыто дружить с академиком Владимиром Ивановичем Смирновым, знаменитым математиком, ездившим каждую субботу из Комарова в Никольский Морской собор ко всенощной; с большим почтением отзывался об архиепископе Крымском и Симферопольском Луке (Войно-Ясенецком), ныне прославленном в лике святителей. В доме Шварцев часто бывали сын владыки Луки – Михаил, и священник Иоанн Чакой, служивший в кафедральном Никольском соборе. Перед смертью он исповедовался и причастился Святых Христовых Таин. Напутствовал его известный ленинградский священник протоиерей Евгений Амбарцумов. Над могилой Шварца на Невской дорожке Богословского кладбища возвышается белый мраморный крест. Поставлен он был в то время, когда Никита Сергеевич Хрущев объявил о новом этапе антирелигиозной борьбы. Когда у вдовы Шварца Екатерины Ивановны спрашивали: «Что вы делаете?!» и «Почему крест?», – она громко отвечала: «Потому что Женя был верующий!..»

Оживотворение. Дары духовных сил, радости, мира, покаяния, кротости, смирения. Утешение в скорбях

«…сподоби мя неосужденно причаститися Божественных... животворящих Твоих Таин…» (Молитва 4-я, святого Иоанна Дамаскина).

«…в мир душевных моих сил, в веру непостыдну, в любовь нелицемерну, во исполнение премудрости, в соблюдение заповедей Твоих…» (Благодарственные молитвы после святого причащения, молитва 1-я).

«…буди ми помощник и заступник, окормляя в мире живот мой…» (Молитва 2-я, святого Иоанна Златоустого).

«Воздаждь ми радость спасения Твоего…» (Пс. 50).

«…возстави мя грехом поползшагося, образы мне покаяния предлагая» (Молитва 3-я, Симеона Метафраста).

«…во освящение… крепость, исцеление, и здравие души…» (Молитва 9-я, святого Иоанна Златоустого).


О том, что все эти дары доступны лишь живущим в Боге, говорят святые отцы:

Святитель Иоанн Златоуст: «Как они могут очистить ум свой? Просветить разум? Украсить все силы душевные, не причащаясь тела и крови Господа нашего, которые являются истинным очищением, истинной красотой, истинным освящением и благородством души?»

Святитель Кирилл Александрийский: «Благодаря причащению мы очищаемся от всякой душевной нечистоты и получаем готовность и ревность к добру: честная кровь Христа не только от тления нас избавляет, но и от всякой нечистоты, сокрытой внутри, и не оставляет нас охлаждаться в нерадении, но делает нас более горячими в духе».

Святитель Григорий Богослов: «И как они зажгут в своих сердцах божественную любовь, духовную радость, божественный мир и прочие плоды и дары Святого Духа, не причащаясь тела и крови возлюбленного Сына Отца, единосущного Духу Святому, Который есть сущая радость и мир наш, по словам апостола, и источник всех благ?»

Св. прав. Иоанн Кронштадский:

«…ныне мы всем сердцем соглашаемся с Самою Истиною - Богом Спасителем и истинствующим сердцем соединяемся с Ним на жизнь себе, на покой и радость.

Мир и избыток жизни сердца после причащения есть величайший, неоценимый дар Господа Иисуса Христа, превосходящий все дары, относящиеся к телу и вместе взятые. Без душевного мира - при тесноте и мучении сердца - человек не может пользоваться никакими благами, ни вещественными, ни духовными, для него тогда не существует наслаждений, происходящих от чувства истины, добра и красоты, потому что подавлено и убито самое средоточие его жизни - сердце, или внутренний человек.

…причащаясь животворящих Таин Тела и Крови Господних, мы часто, часто испытывали на себе их животворность, небесные дары мира и радости о Духе Святом; знаем, что не веселит так милостивый царский взор последнего из подданных, как веселит благостный взор небесного Владыки нашего, как веселят Его Тайны. И мы были бы крайне неблагодарны пред Господом и ожесточенны сердцем, если бы не поведали об этой славе животворящих Таин всем возлюбленным Божиим, - если бы не прославляли Его чудес, в нашем сердце совершающихся в каждую Божественную литургию!

Из постоянного чуда пресуществления хлеба и вина в истинное Тело и Кровь Христову, с Его Божеством и душой соединенные, я вижу чудо постоянного оживотворения человека божественным дыханием и сотворения его душою живою. И стал, сказано, человек душою живою, а на святой Трапезе хлеб и вино по пресуществлении становятся не только душою живою, но и духом животворящим (1Кор. 15, 45; Быт. 2, 7). И это все на моих глазах, и я это испытываю душой и телом, ощущаю живо. Боже мой! Какие страшные Таинства Ты творишь! Каких неизглаголанных Таин Ты сделал меня зрителем и причастником. Слава Тебе, Творче мой! Слава Тебе, Творче Тела и Крови Христовых!

Первые годы священства я не часто, не каждый день совершал литургию, и потому часто расслабевал духовно; потом увидев пользу ежедневного совершения литургии и причащения св. Тайн, я стал ежедневно служить и причащаться. И во все годы священства и служения Богу сколько я получал милости от Него! - нет числа.

Чрез Тайны Ты всецело с нами… и мы ощущаем, чувствуем это животворное, премирное, пресладкое соединение…

Облекшись во Христа верою и причастием Св. Таин, я бываю словесен и тверд, как скала. Христос полнота для меня всех благ, а главное - сладкий, пресладкий живот и мир, превосходят всяк ум (Филип. 4, 7).

Цени по достоянию величайшее чудо Иисуса Христа, Сына Бога Живаго, являемое в причащении с верою Его божественным Тайнам. Какое же чудо? Упокоение и оживотворение твоего сердца, умерщвленного грехом, столь явное после предшествующего часто причащению сердечного беспокойства и духовной смерти. От привычки не почитай его никогда за нечто обыкновенное и маловажное: такие мысли и расположения сердца навлекают на тебя гнев Господень, и ты не будешь после причащения вкушать мира и жизни. Живейшею сердечною благодарностью за дары оживотворения стяжавай жизнь от Господа, и вера твоя да возрастает более и более. … И после живой веры в истину Божию мы всегда отходим от Господа в мире; напротив, после маловерия - всегда без мира».

Митр. Вениамин (Федченков) делится своими воспоминаниями о том, как он видел воочию, что «свобода, мир и надежда суть Дары Святых Таин»: «И я большею частью наблюдал именно подобное состояние у причастников: духовную тишину, умиренность, примиренность, удовлетворенность и самособранность. Получившему мир не хочется чем-либо расстроить его, лишиться его, и потому он уходит внутрь себя, в духовное молчание, в охранение Святыни своей. Я знал одного иеромонаха (окончившего жизнь молодым епископом), который после причащения старался даже не иметь общения с людьми, даже не ходил на общую трапезу. После же литургии он, нагнувшись и точно собравшись в себя, шел к себе в келлию и молчал, храня полученный Дар Освободителя Бога Духа.

И, наоборот, одна причастница, проведя вторую половину дня в мирском веселье, разговорах и шутках (даже, как говорится, «невинных»), к вечеру со слезами горькими плакалась, что она лишилась того духовного Дара, который получила и ощущала ясно после причащения. Она, следовательно, опять почувствовала себя опутанной сетью греховной, вражьей, сделалась «рабой», потеряла детское, свободное, благодатное состояние. Но рассмотренное настроение еще не есть верх: более достойные или смиренно-покаявшиеся, или по милости Божией незаслуженно-одаренные, испытывают нередко и радость. Обычно ее и принято ждать себе от причастия или видеть в других причастившихся. Об этом писалось раньше, когда разъяснялось сходство причастия с Пасхою и говорилось о воскресных молитвах: «Воскресение Христово видевше», «Светися, светися», «О, Пасха велия и священнейшая».

И в молитвах после причащения часто говорится, что причастие есть и должно быть путем к будущему блаженству, «идеже празднующих глас непрестанный и безконечная сладость зрящих» Божия «Лица доброту (то есть красоту) неизреченную», ибо Он есть «истинное желание и неизреченное веселиe любящих» Его.

И достойные причастники знают эту радость Божию. Но все ли? Всегда ли? Да, отец Иоанн это знал постоянно. Но это знают и простые люди. Всегда отрадно видеть причастников: благодать радости изливается от них и на других.

Уже писалось, как сладко произносить после причащения благословение на людей: «Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое». Как иногда слезы радости не дают возможности даже выговорить эти слова.

И особенно помню один пример из ученической жизни. Я был духовником и законоучителем в Кадетском корпусе... После причащения однажды пришли ко мне двое юношей, лет по 16—17. И как только я увидел их, я сразу сердцем ощутил такую тихую радость в них, такое мирное блаженство, что мне показалось, будто ко мне вошли не люди, а Ангелы. Да, такая мысль, такой образ промелькнул у меня в душе. И вот какой был разговор, записанный в другом месте, но хорошо памятный мне и сейчас.

Подошли под благословение. Я пригласил их сесть.

- Вы что пришли?, — спрашиваю я, намеренно скрывая свою радость и ласку.

- Так, Владыка, посидеть.

... Боже, как это было хорошо, светло, мило, детски...

- Как себя чувствуете?

- Хорошо! — тихо говорит один.

- Как под Пасху, — вдруг добавляет другой.

Я поразился этому сравнению причащения с Пасхой: научить его никто не мог! Явно, что он сказал лишь о том, что у него тогда было на душе. Предпасхальная радость, то есть не бурная еще, как бывает на самую Пасху, а тихая, как бы заря Пасхи...

- И за что это дал Господь, — продолжил первый, — всего лишь только за покаяние одно!

«Воистину, — подумал я, — из уст младенцев и ссущих совершаешь хвалу Себе, Боже!» И сейчас мне хочется плакать от умиления, и плачу...

И что еще поражало, удивляло меня: они, не сговариваясь, продолжали мысли один другого. Что это значит? Откуда такое единство? Будто в них двоих была одна душа... Да так оно и было: Единый Христос, «раздробляемый и неразделяемый» и «причащающихся освящаяй», был тогда в них обоих. Благодать Святого Духа была едина и утешала их вместе. Это было поучительное и умилительное свидетельство объединения в благодатном причащении Святых Таин».

Силы в искушениях. Избавление от скорбей

«Да избавлюся от страстей, и врагов, и нужды, и всякия скорби» (Последование ко cвятому причащению. Канон, песнь 7-я, тропарь 2-й).

«…и страстей и скорбей отчуждение» (Канон. Песнь 3).

«Якоже огнь да будет ми, и яко свет, Тело Твое и Кровь, Спасе мой, пречестная, опаляя греховное вещество, сжигая же страстей терние…» (Канон. Песнь 9).

Святые свидетельствуют, что без приобщения Святых Таин невозможно человеку побеждать свои страсти, противостоять искушениям, и откладывающий причащение даёт в себе место действию диавола.

Св. прав. Иоанн Кронштадский пишет:

«Если почувствуешь тяжесть борьбы и увидишь, что тебе не справиться самому со злом, беги к духовному отцу своему и проси его приобщить тебя Св. Тайн. Это великое и всесильное оружие в борьбе».

«Бедствие для души долго не причащаться св. Тайн: душа начинает смердеть страстями, сила которых возрастает по мере того, как долго мы не сообщаемся со своим Жизнодавцем».

«К славе пресвятого имени Владыки Господа Иисуса Христа и Владычицы Богородицы. - Ощущал я тысячекратно в сердце моем, что после причастия Св. Таин или после усердной молитвы домашней, обычной или по случаю какого-либо греха, страсти и скорби и тесноты, Господь, по молитвам Владычицы, или Сама Владычица, по благости Господа, давали мне как бы новую природу духа, чистую, добрую, величественную, светлую, мудрую, благостную вместо нечистой, унылой и вялой, малодушной, мрачной, тупой, злой. Я много раз изменялся чудным, великим изменением, на удивление самому себе, а часто и другим. Слава силе Твоей, Господи! Слава благости Твоей, Господи! Слава щедротам Твоим, Господи, яже являеши на мне грешном!»

Святитель Кирилл Александрийский: «Как смогут они угасить пламя страстей, если не причащаются непорочных Таин, изгоняющих немощь, усмиряющих суровую брань плоти и умерщвляющих страсти. …Они дали свободу и место диаволу, откладывая причастие, чтобы он ввергнул их в различные грехи и другие искушения».

Преподобный Ефрем Сирин: «Боюсь причащаться, как недостойный, но еще более боюсь остаться без причащения, дабы не погибнуть».

Преподобный Никодим Святогорец: «Таким образом, без частого причащения мы не можем освободиться от страстей и взойти на высоту бесстрастия. … душа человека не может иначе прийти к свободе и избежать тирании диавола, кроме как причащением Христу. Ибо Он Сам сказал: "Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете" (Ин. 8, 36)»

Митр. Вениамин (Федченков) рассказывал: «В молитвах есть указание на то, чтобы причащение было в избавление от скорби. Как это? В самом простом и прямом смысле: если на душе есть какая-либо грусть, мука, томление, беда, ожидание несчастья и т.п., то нужно притекать к Источнику утешения, к Духу Утешителю, к «Богу утешения», что больше всего подается в святом причащении.

Пусть эта скорбь не связана даже со грехами, с сокрушением, пусть даже источник ее не в нас, а в других, но если человек ощущает страдания, то ищи радости в приобщении.

Мне такие примеры известны. Между прочим, однажды пришла пожилая женщина с просьбой исповедаться и причаститься. А время было не принятое: не пост и не говение. Я спросил: почему она этого хочет? Она объяснила, что у нее очень тяжело на душе: сын заявил, что он ни во что не верит, и это ее страшно мучает. Она не плакала, но от этого горе ее казалось еще тяжелее. … И конечно, я с радостью пошел навстречу. И мать нашла успокоение. После я и другим стал советовать такой же исход: как — горе, так — к причастию.

И потом мне стали понятнее слова ектении после пресуществления, где говорится, между прочим: «о избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды»... И эти слова сказаны сразу после предыдущего прошения о ниспослании через Евхаристию благодати и Духа Святого.
Утешитель снимает с души печаль».

«…установившееся мнение, что будто грешнику невозможно причащаться, есть великое заблуждение, для грешников-то и пришел Господь, для них «во оставление грехов» и дано Приобщение, и посему сюда и нужно прибегать как немощным. Но пред этим нужна искренняя исповедь.

В моей жизни был такой случай. Жизнь меня свела с одним пьяницей, который семь лет без перерыва предавался своей страсти. Дочь привела его ко мне на беседу. В первый раз он отделывался шутками и смешками, до такой степени заглохла совесть его. Но к концу беседы все же сознался, что его дело плохо. На другой день он пришел уже трезвым, но со страшным зловонием от своей страсти. Я ему посоветовал немедленно же вечером поисповедаться, а на другой день причаститься Святых Таин.

— Что вы, батюшка! — с ужасом ответил он. — Да разве я, такой окаянный грешник, могу, да еще так сразу, приступить ко Господу? Нет, батюшка, я недостоин! Еще бы поговеть вот разве сначала? А то в грех мне будет!

Но я именно спасения от греха-то и искал ему в Самом Господе:

- Грех твой на мне пусть будет, а ты причастись, не откладывая же.

Он послушался смиренно. Причастился с верою. Пить перестал. Нашел сразу место: был портным. Мы с дочерью его радовались. Но опасались возврата страсти; посоветовали ему отправиться на Валаам пожить месяц в этой «трезвой» обители (там вина нельзя было достать). Уехал. Через месяц и я там был. Какое дивное было лицо у Владимира (так звали его)! Светлое, кроткое, умилительное, тихое, чистое! Но ему нужно было возвращаться в Петроград, так как за период пьянства он приобрел горловую чахотку. Из больницы он мне писал кроткие письма, страдания свои переносил с полным смирением. И скончался очищенным. Я, иногда поминая его, прошу молиться за меня, потому что видел, как он из грешника сделался, можно сказать, «святым».

А основание этому было положено Святым причащением после семилетних падений.

Конечно, таких примеров много. Но не нужно искать «особенных» случаев, когда мы видим на постоянном опыте всех причастников, как они делаются лучше и получают силу бороться со своими немощами.

Лишь бы только приступали люди с искренним покаянием.

В другом месте я приводил слова преподобного Серафима об этом, напишу их и здесь, золотые слова! Духовник Дивеевской обители, отец Василий Садовский, спрашивал совета о монахинях, часто ли им причащаться? И как ему, духовнику, относиться к их немощам?

«Приобщаться Святых Христовых Таин заповедываю им, батюшка, во все четыре поста и Двунадесятые праздники. Даже велю и в большие праздничные дни. Чем чаще, тем лучше. Ты, духовный отец их, не возбраняй, сказываю тебе; потому что благодать, даруемая нам Приобщением, так велика, что как бы недостоин и как бы грешен ни был человек, но лишь бы в смиренном токмо сознании всегреховности своей приступил к Господу, искупляющему всех нас, то хотя бы от головы до ног покрыт был язвами грехов, будет очищаться, батюшка, благодатию Христовой; все более и более будет светлеть, совсем просветлеет, и спасется. Вот, батюшка, ты им духовный отец, и все это я тебе говорю, чтобы ты знал».

И еще преподобный Серафим говорил: «Кто приобщается, тот спасен будет, а кто не приобщается — не мню».

Один послушник не хотел причащаться, считая себя недостойным даже и после исповеди. «Мне представилось, — записал он сам этот случай, — что по суду Божию за мое недостоинство я буду сожжен огнем или живой поглощен землею, как только приступлю к Чаше». Прозрев это, преподобный Серафим подозвал его в алтаре и сказал: «Если бы мы океан наполнили нашими слезами, то и тогда не могли бы удовлетворить Господа за то, что Он изливает на нас туне, питая нас Пречистою Своею Плотию и Кровию, которые нас омывают, очищают, оживотворяют и воскрешают. Итак, приступи без сомнения и не смущайся: токмо веруй, что это есть Истинное Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа, которая дается во исцеление всех наших грехов»».

Отгнание «мысленных волков»

«…и да не на мнозе удаляяйся общения Твоего, от мысленнаго волка звероуловлен буду» (Молитва 2-я, святого Иоанна Златоустого).

«…и да будут ми святая сия … во отгнание всякаго мечтания, и лукаваго деяния, и действа диавольскаго, мысленнe во удесех моих действуемаго» (Молитва 5-я, святого Василия Великого).

«…в возражение сопротивных…» (Молитва 4-я, святого Иоанна Дамаскина).

«…да не кроме обрет мя Твоея благодати, прелестник восхитит мя льстивне, и прельстив отведет боготворящих Твоих словес» (Молитва 6-я, святого Симеона Нового Богослова).


Причащение - это одно из главных средств в борьбе со страстями и искушениями не только потому, что в таинстве Бог укрепляет силы души, но и потому, что, облекаясь во Христа, христианин защищается от демонов Божией благодатью.

Святитель Иоанн Златоуст свидетельствует: «Как львы, дышащие огнем, так мы отходим от этой (святой трапезы), став страшными для диавола, имея в себе и нашего Главу Христа, и любовь, которую Он нам оказал. Эта кровь делает сияющим царский образ нашей души, рождает невыразимую красоту, не дает увянуть благородству в душе, орошая ее непрестанно и питая. Эта кровь, достойно принимаемая, прочь гонит от нас бесов, ангелов же привлекает, вместе с Владыкой ангелов. Ибо бесы убегают, когда видят Владычнюю кровь, а ангелы собираются. … Но я не сказал еще о самом великом: причащающиеся одеты в Самого Царя».

Св. прав. Иоанн Кронштадский пишет то же: "О, какая бесконечная благость и премудрость Господа открывается в даровании нам пречистых Таин Тела и Крови Его, в том, что они принимаются христианином в самое сердце! Заметьте, в сердце, - туда, где гнездится диавол, имущий державу греха и смерти (Евр. 2, 14) - в совершенное противоядие ему, в дарование нам святости и жизни и в прогнание греха и смерти!"

Преподобный Палладий рассказывает в книге «Лавсаик» о чуде преп. Макария Египетского и его наставлении о необходимости частого причащения для защиты от действия демонов:

«Один распутный египтянин предался любви к благородной женщине, которая была замужем. Не успев обольстить ее, потому что она была верна своему мужу, за которого вышла девою, бесстыдный прибег к чародею и говорил ему: «Или заставь ее любить меня, или сделай своим искусством то, чтобы муж бросил ее». Чародей, получив от него хорошую плату, употребил свои чары и заклинания. Но, не могши возбудить любви в ее сердце, он сделал, что всем, кто только смотрел на нее, она казалась лошадью. Муж ее, пришедши домой, увидел жену свою в образе лошади. Позвав пресвитеров селения, он ввел их в свой дом и показал им ее, но и они не поняли постигшего ее несчастия. Наконец, к прославлению Бога и к явлению добродетели святого Макария, пришло на мысль мужу отвести ее в пустыню к преподобному.

Когда они пришли, братия стояли у келии святого Макария и, не допуская мужа этой женщины, говорили ему: «Зачем ты привел сюда эту лошадь?» Муж отвечал им: «Чтобы помогли ей молитвы праведного». Они сказали ему: «Что с ней случилось худого?». Он отвечал: «Эта лошадь, которую вы видите, была несчастная жена моя, и я не знаю, как она обратилась в лошадь. Ныне вот уже три дня, как она ничего не ела». Братия, услышав сие, сказали об этом рабу Христову Макарию, который молился уже об этой женщине в своей келии, ибо, когда они еще шли к нему, ему было уже откровение от Бога. Он молился, чтобы ему открыта была причина случившегося, и во время молитвы узнал он все, как что было. Когда же братия объявили святому Макарию, что кто-то привел сюда лошадь, он сказал им: «Вы смотрите не своими глазами: это женщина, какою и создана, она не превратилась (в лошадь), а только глазам обольщенных кажется такою». Когда привели к нему ее, он благословил воду и, облив женщину с головы, помолился над ее головою и тотчас сделал, что все смотревшие на нее увидели в ней женщину. Приказав принести ей пищу, он дал ей есть и, таким образом исцелив ее, отпустил с мужем; и они благодарили Бога. А человек Христов дал ей следующее наставление: «Никогда не оставляй посещать церковь, никогда не уклоняйся от приобщения Христовых Таин; несчастие случилось с тобою оттого, что ты уже пять недель не приступала к пречистым Таинам Спасителя нашего»».

Преподобному Макарию Александрийскому однажды было видение, от которого он ужаснулся. Монахи приступили к принятию Христовых Тайн, и вдруг он увидел, как некоторым из них бесы, опережая руку священника со Святыми Дарами, давали уголья. А Святые Дары возвращались обратно в алтарь. И, наоборот, когда благочестивые иноки принимали Тело и Кровь Господа, нечистые духи в страхе убегали от них.

Старец Иоанн Вострский, имевший за свою святую жизнь власть над нечистыми духами, однажды спросил их:

- Чего боятся они в христианах?

Ответом было:

- Креста, крещения и причащения.

— Из сих трех, чего больше боитесь вы? — снова спросил святой.

— Если б вы, — сказали бесы, — добре хранили то, чего причащаетесь, то никто из нас не смог бы оскорбить христианина.

Исцеление от болезней

«…да будут ми святая сия во исцеление… души и тела» (Молитва 5-я, святого Василия Великого).

Св. прав. Иоанн Кронштадский свидетельствовал о многочисленных исцелениях христиан, которых он причащал:

«Господь, с Которым я ежедневно соединяюсь через святое причащение, подкрепляет меня. Иначе где бы я мог почерпнуть силы для таких постоянных усиленных трудов, которыми стараюсь служить во славу святого имени Его и во спасение ближних моих».

Св. прав. Иоанн Кронштадский много раз рассказывал об исцелении умиравших и безнадежно больных после причащения Святых Тайн:

«Дивлюсь величию и животворности Божественных Таин: старушка, харкавшая кровью и обессилевшая совершенно, ничего не евшая, - от причастия Св. Таин, мною преподанных, в тот же день начала поправляться. Девушка, совсем умиравшая, после причастия Св. Таин, в тот же день, начала поправляться, кушать, пить и говорить, между тем как она была почти в беспамятстве, металась сильно и ничего не ела, не пила. Слава животворящим и страшным Твоим Тайнам, Господи!

Господи! как я Тебя восхвалю, как я Тебя прославлю за силы Твои, за чудеса исцелений от Св. Таин Твоих, явленные на мне и на многих людях Твоих, которым я, недостойный, преподал после таинства покаяния сии святые, небесные, животворящие Твои Тайны! Вот они исповедают предо мною силу Твою, благость Твою, во всеуслышание говорят, что Ты простер на них чудодействующую руку Твою и подъял их с одра болезни, с одра смертного, когда никто не чаял, что они будут живы, - и вот после причащения Тела и Крови Твоей, Жизнодавче, они вскоре ожили, исцелели, в тот же час и день почувствовали на себе жизнодательную Десницу Твою.

Слава Господу Иисусу Христу и Животворящим Его Тайнам! Сколько мне приходилось видеть больных, истаявших, как воск, от болезней, совершенно расслабевших, погасавших и когда я причащал их Божественных Тайн, которых они требовали или по моему совету, или по своему сердечному влечению, они дивным образом быстро поправлялись. Так, одного старика, слишком 80-ти лет, живущего в бедности с семейством, я причащал два раза в разные времена, причащал тогда, когда он был отчаянно болен, изготовил завещание и благословил всех домашних, и он в оба раза, на второй или третий день вставал с постели и выздоравливал.

В гимназии один ученик низшего класса три месяца был нездоров воспалением живота, не имел аппетита и под конец весь исхудал до скелета, весьма был недалек от смерти. Я посмотрел его, советовал ему причаститься Св. Тайн, возбудил в нем желание их; затем вскоре пришел причастить его: причастил и больной стал есть, пить и быстро поправляться, в скором времени он встал с постели и готов был идти в класс. Еще один купеческий мальчик болел 6 недель горячкою, но лишь был причащен Св. Тайнами, - выздоровел. Замечательно, что пораженные болезнями организмы как бы ожидают Божественного Тела и Крови, и по принятии их тотчас же оживотворяются и поправляются.

Это только три случая, которые я в скором времени мог припомнить. Но свидетельствуюсь Богом и своею священническою совестью, что случаи быстрого выздоровления больных после причастия Божественных Тайн - неисчислимы от множества. Жизнодавец, весь почивающий в Своих Животворящих Тайнах, пречасто дарил здравием и жизнью болящих, близких к смерти, от которых Он ожидал еще плодов благих. Как же после этого христиане боятся пригласить священника к больному, чтобы, как, они думают, не испугать больного мыслью скорой смерти, и допускают его таким образом таять в своей болезни и оставаться без утешения христианского, без источника бессмертия, св. Тела и Крови Христовой? О, маловерие! О, ослепление бесовское! Бояться Христа Жизнодавца и Его Животворящих Тайн! Бояться нашего Сладчайшего Спасителя! Не бояться надо св. Тайн, а желать всею душою причастия их в самом начале болезни всякому больному и прежде всякого лекарства врачебного принимать это Божие врачевство! И самим так надо поступать и другим советовать так же делать; тогда болезни наши самые жестокие проходили бы очень скоро и не стали бы томить нас в постели... Не отвергаю я врачей и естественных средств врачевания: нужны врачи; Господь даровал их и врачебные пособия Господь указал, но они должны быть употребляемы после принятия Животворящего Чудного Врачевства; вначале же тогда только должно употреблять лекарство, когда болезнь приключается вдруг и не терпит, отлагательства во врачебной помощи.

Некто, бывши смертельно болен воспалением желудка девять дней и не получивший ни малейшего облегчения от медицинских пособий, - лишь только причастился в девятый день поутру животворящих Таин, к вечеру стал здоров и встал с одра болезненного. Причастился он с твердою верою. Я молился об нем Господу, чтобы Он исцелил его. …и благопослушливый Владыка помиловал. А то был на волосок от смерти. Слава всемогуществу, благости и благопослушеству Твоему, Господи!»

Протоиерей Вячеслав Тулупов рассказывает:

«Известный русский мемуарист Филипп Филиппович Вигель (1786—1856) однажды тяжело заболел. Врач быстро откликнулся на вызов, но, осмотрев больного, ничего ему не сказал. «Я спросил его, — вспоминал Вигель, — отчего по всей коже моей показавшиеся сперва красные пятна превратились в фиолетовые, а тут сделались черными? «Да у вас и язык уже весь почернел», — отвечал он». Когда врач выходил из спальни, больной хорошо расслышал, как он посоветовал слуге понапрасну не давать лекарства умирающему, так как жить тому осталось не более суток. Немедленно был приглашен священник, который причастил больного.

«По совершении сего, — пишет Вигель, — вдруг так быстро стали приходить ко мне силы, без помощи лекарств, что брат мой, не находя более присутствие свое для меня необходимым, через два дня отправился к себе домой. Надо мной совершилось чудо, точно чудо! Я могу сказать, что я отведал смерти».

Конечно, не все умирающие выздоравливают после причащения. Многие все равно уходят в иной мир, но уходят с облегчением физических страданий и спокойной душой. К жизни же возвращаются те, от которых Господь еще ожидает добрых плодов».

Залог вечной жизни

«…и да будут ми святая сия… в напутие живота вечнаго, во ответ благоприятен на Страшнем судищи Твоем…» (Молитва 5-я, святого Василия Великого).

«…во … обручение будущаго Живота и царствия…» (Молитва 4-я, святого Иоанна Дамаскина).


«Причащение отгоняет диавола и его слуг, - замечает митр. Вениамин (Федченков). - Тот Божественный Свет — Огнь, Который вселяется в человека, опаляет князя тьмы. …Поэтому Православная Церковь старается приобщить умирающих, чтобы они безбедно прошли мытарства. И в житиях есть такой пример: один диакон, только что возвратившийся с пути, был против его охоты понужден настоятелем монастыря служить литургию. И неожиданно после этого скончался. А после в видении явился настоятелю с благодарностью, что он понудил его служить литургию, так как причастившись, он без задержания прошел все мытарства».

Господь часто открывает Своим угодникам день кончины, чтобы они могли причаститься Святых Таин.

В 1949 году в Вырицах под Санкт-Петербургом духовник императора Николая II протоиерей Алексий Кибардин (1882—1964) беседовал с преп. Серафимом Вырицким. Неожиданно преп. Серафим прервал беседу и сказал:

— Явилась Женщина.

Протоиерей Алексий, не обратив внимание на слова старца, продолжал что-то рассказывать.

— Вот, Женщина явилась, — повторил преподобный.

Однако его увлекшийся собеседник и на этот раз не остановился.

— Я тебе сказал «явилась», а не «пришла», — уже категорично прервал священника старец. — Божия Матерь явилась и сказала, чтобы ты меня две недели до самой кончины причащал ежедневно.

Каждую ночь в течение двух недель протоиерей Алексий приобщал старца Святых Тайн. Однажды он проспал и с извинениями пришел к нему позже обычного.

— Батюшка, не беспокойтесь, — утешил его Божий угодник, — меня уже Ангелы причастили.

Глядя на лицо старца, сиявшее необыкновенным светом, священник подумал: совершенно очевидно, что так оно и есть.

Однажды к св. прав. Иоанну Кронштадскому приехал Алексей Николаевич Юрьев, занимавший высокое положение в обществе. Привело его к знаменитому протоиерею горе: тяжелая болезнь семилетнего сына. Однако св. Иоанн, словно не слыша просьбы об исцелении мальчика, стал расспрашивать Юрьева о его жизни. Узнав, что он причащался четыре месяца назад, настоял, чтобы он завтра же исповедался и приобщился Христовых Тайн. Хотя Алексей Николаевич был очень занят и приехал в Кронштадт только на один день, он все же остался и исполнил совет праведника. По приезде домой он скоропостижно скончался.

Церковные правила разрешают как исключение причащать перед смертью даже тех, кто принял пищу. Один молодой человек, духовный сын св. Иоанна Кронштадского, отправляясь в дорогу, услышал от него настоятельный совет причаститься. Сославшись на то, что уже пил кофе, он сначала отказался. Тем не менее св. Иоанн, настояв на своем, причастил его. В тот же день молодой человек попал в железнодорожную катастрофу и погиб.

Причащение настолько необходимо для умирающих, что Господь иногда, чтобы их причастить, совершает чудеса.

Когда в монастыре преподобного Кирилла Белозерского умирал инок Далмат, священник, принесший Святые Дары для причащения, обнаружил его уже скончавшимся. Смущенный этим, иерей поспешил сообщить о случившемся настоятелю. Преподобный Кирилл затворился в своей келлии и встал на молитву. Спустя некоторое время в дверь постучали. Келейник сообщил, что Далмат еще жив и просит причащения. Святой срочно послал за священником, который в недоумении пошел в келлию Далмата. Каково же было его удивление, когда он увидел инока сидящим на постели! После причащения Далмат попрощался с братией и мирно отошел ко Господу.

В XIX веке в «Троицких листках с луга духовного» был напечатан рассказ странника, свидетельствующий о важности причащения перед смертью.

“Однажды зимой, — рассказывал он, — я зашел для ночлега на постоялый двор. Хозяйка, накормив меня ужином, постлала спать на полатях, говоря, что там мне будет спокойно. Когда я улегся, вижу, что над дверью в соседнюю комнату есть окошко. Через него видно все, что делается в комнате. Вскоре послышался стук в дверь дома. Я увидел через окошко, как в комнату вошел пожилой мужчина, хорошо одетый, и с ним юноша, по-видимому, его сын. Путники поужинали, затем встали на молитву и долго и усердно молились. Наконец, они улеглись спать. Я тоже заснул. Вдруг ночью я проснулся как бы от сильного толчка и вижу: в комнате два светоносных юноши. Один облачен в священнические одежды, а другой — в диаконском стихаре и препоясан орарем. Священник держит в руках потир и, указывая на спящего мужчину, говорит другому светоносному мужу в сане диакона: “Приподними его, я его приобщу”. Светоносный священник причастил мужчину прямо из потира. Указывая на мальчика, лежащего на постели лицом вниз, он говорит: “Поверни его и тоже приподними”, — и затем причастил и его. После этого видение кончилось. Как только свет померк, я вдруг услышал страшный треск. Оказалось, в этой комнате был ветхий потолок, он обвалился, и отец с сыном были раздавлены насмерть. Блаженная кончина двух путников, вероятно, была подготовлена их предыдущей светлой жизнью. Так по жизни человека Господь нередко предуготовляет его кончину напутствием в вечную жизнь”.

Причины нечувствия после причащения

Иногда бывает и так, что христианин ничего особенного не чувствует после причащения. Это, безусловно, не может не насторожить. Такое может быть следствием недостойного причащения, если, например, человек причащался, не простив ближних, пренебрегая покаянием, неискренне исповедавшись, небрежно помолившись и под.

Св. прав. Иоанн Кронштадский пишет: «Как после недостойного причащения, так и после недостойной, холодной молитвы, бывает одинаково худо на душе. Это значит: Господь не входит в наше сердце, оскорбляемый нашим сердечным неверием и холодностью, и попускает в сердце нашем возгнездиться духам злым, дабы дать нам почувствовать разницу между Своим и их игом».

Однако надо знать, что причины такого нечувствия после причащения не обязательно заключаются в каком-то грехе. Они могут быть разные.

Так, святитель Феофан Затворник отвечает на подобный тревожный вопрос: «Не буду ложно успокаивать вас; да, нет в том Господа. И еще далее проведу это слово, что как нет в том Господа, то нет и спасения тому. Однако ж, смотрите, не тревожьте себя и ложными страхованиями. Может быть нет в совершенстве сих благ, но они есть в начатках. Спросите: как же узнать, есть ли в нас хоть эти начатки? Отвечаю: если есть забота о спасении с трудами по исполнению всего, чем обусловливается спасение, ведайте, что Господь начал уже в нас Свое дело».

Священник Димитрий Дудко, вспоминая о своей жизни, писал, что в молодости он иногда чувствовал благодатное воздействие Святых Таин не сразу, а через день-два: "После причастия иногда сразу становилось хорошо, умилительно, иногда ничего не чувствовал и пропадали слезы, но потом через день-два чувствовал что-то необыкновенное, каждый раз в чем-то просвещался. Сейчас, будучи священником, отчетливо сознаю, что причащаюсь Тела и Крови Христовой, и чувствую, как я недостоин этого, как Бог по Своей великой милости принимает меня. Мне радостно становится, что я с Богом, чего мне еще больше нужно?"

Митрополит Вениамин (Федченков) вспоминал, как однажды, часа через три после окончания литургии, он шел по улице сербского городка: «Было лето. На улице было довольно пусто. Я шел, ни о чем не помышляя, и совсем не думал о литургии. Вдруг в душе моей сделалось неожиданно так радостно, так отрадно, что я поразился. И, не понимая причин, да их и не было, спросил сам себя: что это значит? Откуда?

И изнутри души пришел сам собою ответ: это дар святого причащения! И радость продолжала утешать меня долгое время. На самой же литургии я не ощущал на этот раз ничего подобного».

Мы подходим к Чаше, надеясь на помощь и милость Божию, но было бы неправильно ожидать какого-то определённого действия благодати, каких-то особенных чувств и чудес. Господь подаёт каждому то, что ему нужнее всего в данный момент, и один Он знает, что именно нам нужнее: ощутить ли действие благодати, или нет, возрадоваться, или прожить этот день в ненарушимом и тихом мире, выздороветь, или примириться с болезнью.

Преподобный Алексий Зосимовский как-то раз дал наставление человеку, ощутившему духовное бесплодие: "Если мы не получили плодов после святого причащения, надо раскаиваться, смирять себя, считать себя недостойным этих плодов. Быть может, ты недостойно причастился? Рассеялся во время службы: можно ведь рассеяться не только блудными, а и другими посторонними мыслями. Отчаиваться же и скорбеть, что не получил плодов святого причащения, не нужно. Иначе оно будет для нас как некий талисман. Такое отношение к таинству - своекорыстно".

Св. Феофан Затворник учит смиренному и благоговейному принятию промысла Божия, в чём бы он ни выражался: «Переменчивые состояния сердца надобно переносить благодушно, и говорить Господу: не стою лучшего... и подобное. Что будем делать? Человецы есмы слабые, неустойчивые... а главное сластолюбивые. Очень хочется все сладости кушать... а чуть горчички дадут, так и не по нутру... Ведь все это переходчиво. Не смущайтесь и тем, что это было в день причащения. В сей день Господь делает для души, что ей более полезно... Для вас была грусть полезнее, она и оставлена.

Скажите же слава Богу о всем».

Сост.  Валентина Ульянова




Яндекс.Метрика